Сказка

Рукодельница и ленивица русская народная сказка: Сказка Мороз Иванович — Владимир Одоевский, читать онлайн – Мороз Иванович — В.Ф. Одоевский. Читать онлайн.

Сказка Мороз Иванович — Владимир Одоевский, читать онлайн

Время чтения: 16 мин.

Нам даром, без труда ничего не достаётся, —
Недаром исстари пословица ведётся.

В одном доме жили две девочки: Рукодельница да Ленивица, а при них нянюшка. Рукодельница была умная девочка, рано вставала, сама без нянюшки одевалась, а вставши с постели, за дело принималась: печку топила, хлебы месила, избу мела, петуха кормила, а потом на колодезь за водой ходила. А Ленивица между тем в постельке лежала; уж давно к обедне звонят, а она ещё всё потягивается: с боку на бок переваливается; уж разве наскучит лежать, так скажет спросонья: «Нянюшка, надень мне чулочки, нянюшка, завяжи башмачки»; а потом заговорит: «Нянюшка, нет ли булочки?» Встанет, попрыгает, да и сядет к окошку мух считать, сколько прилетело да сколько улетело. Как всех пересчитает Ленивица, так уж и не знает, за что приняться и чем бы заняться; ей бы в постельку — да спать не хочется; ей бы покушать — да есть не хочется; ей бы к окошку мух считать — да и то надоело; сидит горемычная и плачет да жалуется на всех, что ей скучно, как будто в том другие виноваты.

Между тем Рукодельница воротится, воду процедит, в кувшины нальёт; да ещё какая затейница: коли вода нечиста, так свернёт лист бумаги, наложит в неё угольков да песку крупного насыпет, вставит ту бумагу в кувшин да нальёт в неё воды, а вода-то знай проходит сквозь песок да сквозь уголья и каплет в кувшин чистая, словно хрустальная; а потом Рукодельница примется чулки вязать или платки рубить, а не то и рубашки шить да кроить да ещё рукодельную песенку затянет; и не было никогда ей скучно, потому что и скучать-то было ей некогда: то за тем, то за другим делом, тут, смотришь, и вечер, — день прошёл.

Однажды с Рукодельницей беда приключилась: пошла она на колодезь за водой, опустила ведро на верёвке, а веревка-то и оборвись, упало ведро в колодезь. Как тут быть? Расплакалась бедная Рукодельница да и пошла к нянюшке рассказывать про свою беду и несчастье, а нянюшка Прасковья была такая строгая и сердитая, говорит:

— Сама беду сделала, сама и поправляй. Сама ведёрко утопила, сама и доставай.

Нечего делать было; пошла бедная Рукодельница опять к колодцу, ухватилась за верёвку и спустилась по ней к самому дну.

Только тут с ней чудо случилось. Едва спустилась — смотрит: перед ней печка, а в печке сидит пирожок, такой румяный, поджаристый; сидит, поглядывает да приговаривает:

— Я совсем готов, подрумянился, сахаром да изюмом обжарился; кто меня из печки возьмёт, тот со мной и пойдёт.

Рукодельница, нимало не мешкая, схватила лопатку, вынула пирожок и положила его за пазуху.

Идет она дальше. Перед нею сад, а в саду стоит дерево, а на дереве золотые яблочки; яблочки листьями шевелят и промеж себя говорят:

— Мы, яблочки, наливные, созрелые, корнем дерева питалися, студёной водой обмывалися; кто нас с дерева стрясёт, тот нас себе и возьмёт.

Рукодельница подошла к дереву, потрясла его за сучок, и золотые яблочки так и посыпались к ней в передник.

Рукодельница идет дальше. Смотрит: перед ней сидит старик Мороз Иванович, седой-седой; сидит он на ледяной лавочке да снежные комочки ест; тряхнёт головой — от волос иней сыплется, духом дохнёт — валит густой пар.

— А! — сказал он, — здорово, Рукодельница; спасибо, что ты мне пирожок принесла: давным-давно уж я ничего горяченького не ел.

Тут он посадил Рукодельницу возле себя, и они вместе пирожком позавтракали, а золотыми яблочками закусили.

— Знаю я, зачем ты пришла, — говорил Мороз Иванович, — ты ведерко в мой студенец опустила; отдать тебе ведёрко отдам, только ты мне за то три дня прослужи; будешь умна, тебе ж лучше; будешь ленива, тебе ж хуже. А теперь, — прибавил Мороз Иванович, — мне, старику, и отдохнуть пора; поди-ка приготовь мне постель, да смотри взбей хорошенько перину.

Рукодельница послушалась… Пошли они в дом. Дом у Мороза Ивановича сделан был изо льду: и двери, и окошки, и пол ледяные, а по стенам убрано снежными звёздочками; солнышко на них сияло, и всё в доме блестело как бриллианты. На постели у Мороза Ивановича вместо перины лежал снег пушистый; холодно, а делать было нечего. Рукодельница принялась взбивать снег, чтобы старику было мягче спать, а меж тем у ней, бедной, руки окостенели и пальчики побелели, как у бедных людей, что зимой в проруби бельё полощут; и холодно, и ветер в лицо, и бельё замерзает, колом стоит, а делать нечего — работают бедные люди.

— Ничего, — сказал Мороз Иванович, — только снегом пальцы потри, так и отойдут, не отзнобишь. Я ведь старик добрый; посмотри-ка, что у меня за диковинки.

Тут он приподнял свою снежную перину с одеялом, и Рукодельница увидела, что под периною пробивается зелёная травка. Рукодельнице стало жаль бедной травки.

— Вот ты говоришь, — сказала она, — что ты старик добрый, а зачем ты зелёную травку под снежной периной держишь, на свет Божий не выпускаешь?

— Не выпускаю, потому что ещё не время; ещё трава в силу не вошла. Добрый мужичок её осенью посеял, она и взошла, и кабы вытянулась она, то зима бы её захватила и к лету травка бы не вызрела. Вот я, — продолжал Мороз Иванович, — и прикрыл молодую зелень моею снежною периной, да еще сам прилёг на неё, чтобы снег ветром не разнесло, а вот придёт весна, снежная перина растает, травка заколосится, а там, смотришь, выглянет и зерно, а зерно мужик соберёт да на мельницу отвезёт; мельник зерно смелет, и будет мука, а из муки ты, Рукодельница, хлеб испечёшь.

— Ну, а скажи мне, Мороз Иванович, — сказала Рукодельница, — зачем ты в колодце-то сидишь?

— Я затем в колодце сижу, что весна подходит, — сказал Мороз Иванович. — Мне жарко становится; а ты знаешь, что и летом в колодце холодно бывает, от того и вода в колодце студёная, хоть посреди самого жаркого лета.

— А зачем ты, Мороз Иванович, — спросила Рукодельница, — зимой по улицам ходишь да в окошки стучишься?

— А я затем в окошки стучусь, — отвечал Мороз Иванович, — чтоб не забывали печей топить да трубы вовремя закрывать; а не то, ведь я знаю, есть такие неряхи, что печку истопить истопят, а трубу закрыть не закроют или и закрыть закроют, да не вовремя, когда еще не все угольки прогорели, а оттого в горнице угарно бывает, голова у людей болит, в глазах зелено; даже и совсем умереть от угара можно. А затем ещё я в окошко стучусь, чтобы люди не забывали, что они в тёплой горнице сидят или надевают тёплую шубку, а что есть на свете нищенькие, которым зимою холодно, у которых нету шубки, да и дров купить не на что; вот я затем в окошко стучусь, чтобы люди нищеньким помогать не забывали.

Тут добрый Мороз Иванович погладил Рукодельницу по головке да и лёг почивать на свою снежную постельку.

Рукодельница меж тем всё в доме прибрала, пошла на кухню, кушанье изготовила, платье у старика починила, бельё выштопала.

Старичок проснулся; был всем очень доволен и поблагодарил Рукодельницу. Потом сели они обедать; стол был прекрасный, и особенно хорошо было мороженое, которое старик сам изготовил.

Так прожила Рукодельница у Мороза Ивановича целые три дня.

На третий день Мороз Иванович сказал Рукодельнице:

— Спасибо тебе, умная ты девочка; хорошо ты старика, меня, утешила, но я у тебя в долгу не останусь. Ты знаешь: люди за рукоделье деньги получают, так вот тебе твоё ведёрко, а в ведёрко я всыпал целую горсть серебряных пятачков; да сверх того, вот тебе, на память, бриллиантик — косыночку закалывать.

Рукодельница поблагодарила, приколола бриллиантик, взяла ведёрко, пошла опять к колодцу, ухватилась за верёвку и вышла на свет божий.

Только что она стала подходить к дому, как петух, которого она всегда кормила, увидел её, обрадовался, взлетел на забор и закричал:

Кукуреќу, кукуреќи!
У Рукодельницы в ведёрке пятаки!

Когда Рукодельница пришла домой и рассказала всё, что с ней было, нянюшка очень дивовалась, а потом примолвила:

— Вот видишь ты, Ленивица, что люди за рукоделье получают. Поди-ка к старичку да послужи ему, поработай: в комнате у него прибирай, на кухне готовь, платье чини да бельё штопай, так и ты горсть пятачков заработаешь, а оно будет кстати: у нас к празднику денег мало.

Ленивице очень не по вкусу было идти к старику работать. Но пятачки ей получить хотелось и бриллиантовую булавочку тоже.

Вот, по примеру Рукодельницы, Ленивица пошла к колодцу, схватилась за верёвку, да и бух прямо ко дну.

Смотрит: и перед ней печка, а в печке сидит пирожок такой румяный, поджаристый; сидит, поглядывает да приговаривает:

— Я совсем готов, подрумянился, сахаром да изюмом обжарился; кто меня возьмёт, тот со мной и пойдёт!

А Ленивица ему в ответ:

— Да, как же не так! Мне себя утомлять, лопатку поднимать да в печку тянуться; захочешь, сам выскочишь.

Идёт она далее, перед нею сад, а в саду стоит дерево, а на дереве золотые яблочки; яблочки листьями шевелят да промеж себя говорят:

— Мы, яблочки, наливные, созрелые; корнем дерева питаемся, студёной росой обмываемся; кто нас с дерева стрясёт, тот нас себе и возьмёт.

— Да, как бы не так! — отвечала Ленивица, — мне себя утомлять, ручки подымать, за сучья тянуть, успею набрать, как сами попадают!

И прошла Ленивица мимо их. Вот дошла она до Мороза Ивановича. Старик по-прежнему сидел на ледяной скамеечке да снежные комочки покусывал.

— Что тебе надобно, девочка? — спросил он.

— Пришла я к тебе, — отвечала Ленивица, — послужить да за работу получить.

— Дельно ты сказала, девочка, — отвечал старик, — за работу деньга следует; только посмотрим — какова ещё твоя работа будет. Поди-ка взбей мою перину, а потом кушанье изготовь, да платье моё повычини, да бельё повыштопай.

Пошла Ленивица, а дорогой думает:

«Стану я себя утомлять да пальцы знобить! Авось старик не заметит и на невзбитой перине уснёт».

Старик в самом деле не заметил или прикинулся, что не заметил, лёг в постель и заснул, а Ленивица пошла на кухню.

Пришла на кухню, да и не знает, что делать. Кушать-то она любила, а подумать, как готовилось кушанье, это ей и в голову не приходило; да и лень было ей посмотреть.

Вот она огляделась: лежит перед ней и зелень, и мясо, и рыба, и уксус, и горчица, и квас, всё по порядку. Вот она думала, думала, кое-как зелень обчистила, мясо и рыбу разрезала, да чтоб большого труда себе не давать, то, как всё было, мытое-немытое, так и положила в кастрюлю: и зелень, и мясо, и рыбу, и горчицу, и уксус да ещё квасу подлила, а сама думает: «Зачем себя трудить, каждую вещь особо варить? Ведь в желудке всё вместе будет».

Вот старик проснулся, просит обедать. Ленивица притащила ему кастрюлю, как есть, даже скатертцы не подостлала. Мороз Иванович попробовал, поморщился, а песок так и захрустел у него на зубах.

— Хорошо ты готовишь, — заметил он, улыбаясь. — Посмотрим, какова твоя другая работа будет.

Ленивица отведала, да тотчас и выплюнула, индо ей стошнило; а старик покряхтел, покряхтел, да принялся сам готовить кушанье и сделал обед на славу, так что Ленивица пальчики облизала, кушая чужую стряпню.

После обеда старик опять лёг отдохнуть, да припомнил Ленивице, что у него платье не починено да и бельё не выштопано.

Ленивица понадулась, а делать было нечего: принялась платье и бельё разбирать; да и тут беда: платье и бельё Ленивица нашивала, а как его шьют, о том и не спрашивала; взяла было иголку, да с непривычки укололась; так ее и бросила.

А старик опять будто бы ничего не заметил, ужинать Ленивицу позвал да ещё спать её уложил.

А Ленивице-то и любо; думает себе:

«Авось и так пройдет. Вольно было сестрице на себя труд принимать: старик добрый, он мне и так задаром пятачков подарит».

На третий день приходит Ленивица и просит Мороза Ивановича её домой отпустить да за работу наградить.

— Да какая же была твоя работа? — спросил старичок. — Уж коли на правду дело пошло, так ты мне должна заплатить, потому что не ты для меня работала, а я тебе служил.

— Да, как же! — отвечала Ленивица, — я ведь у тебя целые три дня жила.

— Знаешь, голубушка, — отвечал старичок, — что я тебе скажу: жить и служить разница, да и работа работе розь. Заметь это: вперёд пригодится. Но, впрочем, если тебя совесть не зазрит, я тебя награжу: и какова твоя работа, такова будет тебе и награда.

С сими словами Мороз Иванович дал Ленивице пребольшой серебряный слиток, а в другую руку пребольшой бриллиант. Ленивица так этому обрадовалась, что схватила то и другое и, даже не поблагодарив старика, домой побежала.

Пришла домой и хвастается:

— Вот, — говорит, — что я заработала: не сестре чета, не горсточку пятачков да не маленький бриллиантик, а целый слиток серебряный, вишь какой тяжёлый, да и бриллиант-то чуть не с кулак… Уж на это можно к празднику обнову купить…

Не успела она договорить, как серебряный слиток растаял и полился на пол; он был не иное что, как ртуть, которая застыла от сильного холода; в то же время начал таять и бриллиант, а петух вскочил на забор и громко закричал:

Кукуреќу, кукуреќулька!
У Ленивицы в руках ледяная сосулька.

А вы, детушки, думайте, гадайте: что здесь правда, что неправда; что сказано впрямь, что стороною; что шутки ради, что в наставленье, а что намёком. Да и то смекните, что не за всякий труд и добро награда бывает; а бывает награда ненароком, потому что труд и добро сами по себе хороши и ко всякому делу пригодны; так уж Богом устроено. Сами только чужого добра да и труда без награды не оставляйте, а покамест от вас награда — ученье да послушанье.

Меж тем и старого дедушку Иринея не забывайте, а он для вас много россказней наготовил; дайте только старику о весне с силами да с здоровьем собраться.

Мороз Иванович — В.Ф. Одоевский. Читать онлайн.

Сказка о двух девочках – Рукодельнице и Ленивице, которые жили с нянюшкой. Уронила как-то Рукодельница ведро в колодец, полезла за ним и попала в царство Мороза Ивановича. Прожила она у дедушке три дня, выполнила все поручения и вернулась домой с подарками. За ней и Ленивица полезла в колодец, да вот работать она не умела, за что и вернулась ни с чем. У братьев Гримм есть сказка с похожим сюжетом – Госпожа Метелица.

Мороз Иванович читать

В одном доме жили две девочки — Рукодельница да Ленивица, а при них нянюшка. Рукодельница была умная девочка: рано вставала, сама, без нянюшки, одевалась, а вставши с постели, за дело принималась: печку топила, хлебы месила, избу мела, петуха кормила, а потом на колодец за водой ходила. мороз иванович одоевский

А Ленивица меж тем в постельке лежала, потягивалась, с боку на бок переваливалась, уж разве наскучит лежать, так скажет спросонья: «Нянюшка, надень мне чулочки, нянюшка, завяжи башмачки», а потом заговорит: «Нянюшка, нет ли булочки?»

Встанет, попрыгает да и сядет к окошку мух считать: сколько прилетело да сколько улетело. Как всех пересчитает Ленивица, так уж и не знает, за что приняться и чем бы заняться; ей бы в постельку — да спать не хочется; ей бы покушать — да есть не хочется; ей бы к окошку мух считать — да и то надоело. Сидит, горемычная, и плачет да жалуется на всех, что ей скучно, как будто в том другие виноваты. Между тем Рукодельница воротится, воду процедит, в кувшины нальёт; да ещё какая затейница: коли вода нечиста, так свернёт лист бумаги, наложит в неё угольков да песку крупного насыплет, вставит ту бумагу в кувшин да нальёт в неё воды, а вода-то, знай, проходит сквозь песок да сквозь уголья и каплет в кувшин чистая, словно хрустальная; а потом Рукодельница примется чулки вязать или платки рубить, а не то и рубашки шить да кроить да ещё рукодельную песенку затянет; и не было никогда ей скучно, потому что и скучать-то было ей некогда: то за тем, то за другим делом, а тут, смотришь, и вечер — день прошёл.

Однажды с Рукодельницей беда приключилась: пошла она на колодец за водой, опустила ведро на верёвке, а верёвка-то и оборвись; упало ведро в колодец. Как тут быть?

Расплакалась бедная Рукодельница да и пошла к нянюшке рассказывать про свою беду и несчастье; а нянюшка Прасковья была такая строгая и сердитая, говорит:

— Сама беду сделала, сама и поправляй; сама ведёрко утопила, сама и доставай.

Нечего было делать: пошла бедная Рукодельница опять к колодцу, ухватилась за верёвку и спустилась по ней к самому дну. Только тут с ней чудо случилось. Едва спустилась, смотрит: перед ней печка, а в печке сидит пирожок, такой румяный, поджаристый; сидит, поглядывает да приговаривает:

— Я совсем готов, подрумянился, сахаром да изюмом обжарился; кто меня из печки возьмёт, тот со мной и пойдёт!

сказка мороз иванович одоевского

Рукодельница, нимало не мешкая, схватила лопатку, вынула пирожок и положила его за пазуху. Идёт она дальше.

Перед ней сад, а в саду стоит дерево, а на дереве золотые яблочки; яблочки листьями шевелят и промеж себя говорят:

— Мы яблочки наливные, созрелые; корнем дерева питалися, студёной росой обмывалися; кто нас с дерева стрясёт, тот нас себе и возьмёт.

Рукодельница подошла к дереву, потрясла его за сучок, и золотые яблочки так и посыпались к ней в передник.

Мороз Иванович -  Одоевский В.Ф.

Рукодельница идёт дальше. Смотрит: перед ней сидит старик Мороз Иванович, седой-седой; сидит он на ледяной лавочке да снежные комочки ест; тряхнёт головой — от волос иней сыплется, духом дыхнёт — валит густой пар.

— А! — сказал он.- Здорово, Рукодельница! Спасибо, что ты мне пирожок принесла; давным-давно уж я ничего горяченького не ел.

Тут он посадил Рукодельницу возле себя, и они вместе пирожком позавтракали, а золотыми яблочками закусили.

— Знаю я, зачем ты пришла,- говорит Мороз Ивано­вич, — ты ведёрко в мой студенец опустила; отдать тебе ведёрко отдам, только ты мне за то три дня прослужи; будешь умна, тебе ж лучше; будешь ленива, тебе ж хуже. А теперь,- прибавил Мороз Иванович,- мне, старику, и отдохнуть пора; поди-ка приготовь мне постель, да смотри взбей хорошенько перину.

Рукодельница послушалась. Пошли они в дом. Дом у Мороза Ивановича сделан был весь изо льда: и двери, и окошки, и пол ледяные, а по стенам убрано снежными звёздочками; солнышко на них сияло, и всё в доме блестело, как брильянты. На постели у Мороза Ивановича вместо перины лежал снег пушистый; холодно, а делать было нечего.

Рукодельница принялась взбивать снег, чтоб старику было мягче спать, а меж тем у ней, бедной, руки окостенели и пальчики побелели, как у бедных людей, что зимой в проруби бельё полощут: и холодно, и ветер в лицо, и бельё замерзает, колом стоит, а делать нечего — работают бедные люди.

— Ничего, — сказал Мороз Иванович, — только снегом пальцы потри, так и отойдут, не ознобишь. Я ведь старик добрый; посмотри-ка, что у меня за диковинки. Тут он приподнял свою снежную перину с одеялом, и Рукодельница увидела, что под периною пробивается зелёная травка.

сказка про рукодельницу и ленивицуРукодельнице стало жаль бедной травки.

— Вот ты говоришь, — сказала она, — что ты старик добрый, а зачем ты зелёную травку под снежной периной держишь, на свет божий не выпускаешь?

— Не выпускаю потому, что ещё не время; ещё трава в силу не вошла. Осенью крестьяне её посеяли, она и взошла, и кабы вытянулась уже, то зима бы её захватила, и к лету травка бы не вызрела. Вот я и прикрыл молодую зелень моею снежной периной, да ещё сам прилёг на неё, чтобы снег ветром не разнесло; а вот придёт весна, снежная перина растает, травка заколосится, а там, смотришь, выглянет и зерно, а зерно крестьянин соберёт да на мельницу отвезёт; мельник зерно смелет, и будет мука, а из муки ты, Рукодельница, хлеб испечёшь.

— Ну, а скажи мне, Мороз Иванович,- сказала Рукодельница,- зачем ты в колодце-то сидишь?

— Я затем в колодце сижу, что весна подходит,- сказал Мороз Иванович,- мне жарко становится; а ты знаешь, что и летом в колодце холодно бывает, оттого и вода в колодце студёная, хоть посреди самого жаркого лета.

— А зачем ты, Мороз Иванович,- спросила Рукодельница,- зимою по улицам ходишь да в окошки стучишься?

— А я затем в окошки стучусь,- отвечал Мороз Иванович,- чтоб не забывали печей топить да трубы вовремя закрывать; а не то ведь, я знаю, есть такие неряхи, что печку истопить — истопят, а трубу закрыть — не закроют, или и закрыть закроют, да не вовремя, когда ещё не все угольки прогорели, а оттого в горнице угарно бывает, голова у людей болит, в глазах зелено; даже и совсем умереть от угара можно. А затем ещё я в окошко стучусь, чтоб никто не забывал, что есть на свете люди, которым зимой холодно, у которых нет шубки, да и дров купить не на что; вот я затем в окошко стучусь, чтобы им помогать не забывали. Тут добрый Мороз Иванович погладил Рукодельницу по головке да и лёг почивать на свою снежную постель.

Рукодельница меж тем всё в доме прибрала, пошла на кухню, кушанье изготовила, платье у старика починила и бельё выштопала.

Мороз Иванович -  Одоевский В.Ф.

Старичок проснулся; был всем очень доволен и поблагодарил Рукодельницу. Потом сели они обедать; обед был прекрасный, и особенно хорошо было мороженое, которое старик сам изготовил.

Мороз Иванович отсыпал рукодельнице серебряных пятачков в ведерко. Так прожила Рукодельница у Мороза Ивановича целых три дня.

На третий день Мороз Иванович сказал Рукодельнице: — Спасибо тебе, умная ты девочка, хорошо ты меня, старика, утешила, и я у тебя в долгу не останусь. Ты знаешь: люди за рукоделие деньги получают, так вот тебе твоё ведёрко, а в ведёрко я всыпал целую горсть серебряных пятачков; да сверх того, вот тебе на память брильянтик — косыночку закалывать.

Рукодельница поблагодарила, приколола брильянтик, взяла ведёрко, пошла опять к колодцу, ухватилась за верёвку и вышла на свет божий.

Только что она стала подходить к дому, как петух, которого она всегда кормила, увидев её, обрадовался, взлетел на забор и закричал:

Кукареку-кукареки!

У Рукодельницы в ведёрке пятаки!

Когда Рукодельница пришла домой и рассказала всё, что с ней было, нянюшка очень дивовалась, а потом промолвила: — Вот видишь ты, Ленивица, что люди за рукоделие получают!

Поди-ка к старичку да послужи ему, поработай; в комнате у него прибирай, на кухне готовь, платье чини да бельё штопай, так и ты горсть пятачков заработаешь, а оно будет кстати: у нас к празднику денег мало.

Ленивице очень не по вкусу было идти к старичку работать. Но пятачки ей получить хотелось и брильянтовую булавочку тоже.

Вот, по примеру Рукодельницы, Ленивица пошла к колодцу, схватилась за верёвку да и бух прямо ко дну. Смотрит перед ней печка, а в печке сидит пирожок, такой румяный, поджаристый; сидит, поглядывает да приговаривает:

— Я совсем готов, подрумянился, сахаром да изюмом обжарился; кто меня возьмёт, тот со мной и пойдёт.

А Ленивица ему в ответ:

— Да, как бы не так! Мне себя утомлять — лопатку поднимать да в печку тянуться; захочешь — сам выскочишь.

Идёт она далее, перед нею сад, а в саду стоит дерево, а на дереве золотые яблочки; яблочки листьями шевелят да промеж себя говорят:

— Мы яблочки наливные, созрелые; корнем дерева питалися, студёной росой обмывалися; кто нас с дерева стрясёт, тот нас себе и возьмёт.

— Да, как бы не так! — отвечала Ленивица.- Мне себя утомлять — ручки поднимать, за сучья тянуть… Успею набрать, как сами нападают!

И прошла Ленивица мимо них. Вот дошла она и до Мороза Ивановича. Старик по-прежнему сидел на ледяной скамеечке да снежные комочки прикусывал.

— Что тебе надобно, девочка? — спросил он.

— Пришла я к тебе,- отвечала Ленивица,- послужить да за работу получить.

— Дельно ты сказала, девочка,- отвечал старик,- за работу деньга следует, только посмотрим, какова ещё твоя работа будет. Поди-ка взбей мою перину, а потом кушанье изготовь, да платье моё повычини, да бельё повыштопай.

Пошла Ленивица, а дорогой думает:

«Стану я себя утомлять да пальцы знобить! Авось старик не заметит и на невзбитой перине уснёт».

Старик в самом деле не заметил или прикинулся, что не заметил, лёг в постель и заснул, а Ленивица пошла на кухню. Пришла на кухню да и не знает, что делать. Кушать-то она любила, а подумать, как готовилось кушанье, это ей и в голову не приходило; да и лень ей было посмотреть. Вот она огляделась: лежит перед ней и зелень, и мясо, и рыба, и уксус, и горчица, и квас — всё по порядку. Думала она, думала, кое-как зелень обчистила, мясо и рыбу разрезала да, чтоб большого труда себе не давать, как всё было мытое-немытое, так и положила в кастрюлю: и зелень, и мясо, и рыбу, и горчицу, и уксус да ещё кваску подлила, а сама думает:

«Зачем себя трудить, каждую вещь особо варить? Ведь в желудке всё вместе будет».

Вот старик проснулся, просит обедать. Ленивица притащила ему кастрюлю, как есть, даже скатертцы не подостлала.

Мороз Иванович попробовал, поморщился, а песок так и захрустел у него на зубах. — Хорошо ты готовишь, — заметил он улыбаясь. — Посмотрим, какова твоя другая работа будет.

Ленивица отведала, да тотчас и выплюнула, а старик покряхтел, покряхтел да и принялся сам готовить кушанье и сделал обед на славу, так что Ленивица пальчики облизала, кушая чужую стряпню.

После обеда старик опять лёг отдохнуть, да припомнил Ленивице, что у него платье не починено да и бельё не выштопано.

Ленивица понадулась, а делать было нечего: принялась платье и бельё разбирать; да и тут беда: платье и бельё Ленивица нашивала, а как его шьют, о том и не спрашивала; взяла было иголку, да с непривычки укололась; так её и бросила.

Мороз Иванович -  Одоевский В.Ф. А старик опять будто бы ничего не заметил, ужинать Ленивицу позвал да ещё спать её уложил.

А Ленивице то и любо; думает себе:

«Авось и так пройдёт. Вольно было сестрице на себя труд принимать; старик добрый, он мне и так, задаром, пятачков подарит».

На третий день приходит Ленивица и просит Мороза Ивановича её домой отпустить да за работу наградить.

— Да какая же была твоя работа? — спросил старичок.- Уж коли на правду дело пошло, так ты мне должна заплатить, потому что не ты для меня работала, а я тебе служил.

— Да, как же! — отвечала Ленивица.- Я ведь у тебя целых три дня жила. — Знаешь, голубушка,- отвечал старичок,- что я тебе скажу: жить и служить — разница, да и работа работе рознь; заметь это: вперёд пригодится. Но, впрочем, если тебя совесть не зазрит, я тебя награжу: и какова твоя работа, такова будет тебе и награда.

С этими словами Мороз Иванович дал Ленивице пребольшой серебряный слиток, а в другую руку — пребольшой брильянт. Ленивица так этому обрадовалась, что схватила то и другое и, даже не поблагодарив старика, домой побежала.

Пришла домой и хвастается.

— Вот, — говорит,- что я заработала; не сестре чета, не горсточку пятачков да не маленький брильянтик, а целый слиток серебряный, вишь, какой тяжёлый, да и брильянт-то чуть не с кулак… Уж на это можно к празднику обнову купить…

Не успела она договорить, как серебряный слиток растаял и полился на пол; он был не что иное, как ртуть, которая застыла от сильного холода; в то же время начал таять и брильянт. А петух вскочил на забор и громко закричал:

Кукареку-кукурекулька,

У Ленивицы в руках ледяная сосулька!

Мороз Иванович -  Одоевский В.Ф.

А вы, детушки, думайте, гадайте, что здесь правда, что неправда; что сказано впрямь, что стороною; что шутки ради, что в наставление.

Мороз Иванович -  Одоевский В.Ф.

(Илл. В.Конашевича, изд. Детгиз, 1986 г.)

Учебно-методический материал по развитию речи (старшая группа) по теме: Конспект занятия «Рукодельница и Ленивица»

Муниципальное бюджетное образовательное учреждение

детский сад №5 «Золотой ключик»

Конспект занятия

кружка «Волшебная сказка»

старшая группа

Тема: «Рукодельница и  Ленивица».

Подготовила воспитатель:

Елена Владимировна

Люберцы 2013г

Цель:

  • Воспитание морально-этических правил и норм, доброго отношения к окружающим на примере положительных сказочных героев.
  • Обучение детей правильно воспринимать эмоциональную окраску сказочных историй, проигрывать отдельные части сказки, используя кукольный театр.

Задача:

  • Побуждать детей к активному слушанию сказки, желанию участвовать в инсценировке.
  • Развивать умение входить в определенный образ, представлять его, выполнять имитационные движения, с эмоциональной окраской  на состояние героев сказок. 
  • Расширять словарный запас, закреплять в активном словаре детей слова, характеризующие героев сказки.
  • Учить находить решение поставленной проблемы.
  • Развивать речевую  активность.
  • Воспитывать доброжелательность.
  • Развивать слуховое внимание и анализировать поступки героев.
  • Учить детей соотносить эмоциональные проявления с сюжетом сказки, выражать эмоции в мимике.
  • Делать выводы по содержанию сказки.

Программное содержание:

  • Организационный момент. Вхождение в сказку.
  • Основная часть. Чтение сказочной истории. Обсуждение.
  • Итог занятия. Выход из сказки

Предварительная работа:

  • Введение в сказкотерапию
  • Чтение сказки и разыгрывание сцен кукольного спектакля
  • Беседа с детьми о сюжете
  • Индивидуальная работа с детьми по сюжету сказки

Словарная работа: Доброта, трудолюбие, жадность, Рукодельница, Ленивица, послужи ему.

Интеграция образовательных областей: 

  • Чтение художественной литературы.
  • Социализация.
  • Коммуникация.

Оборудование и материалы:

  • запись музыки для вхождения в сказку;
  • запись музыки для выхода из сказки.

Методы и приемы:  введение в сказкотерапию, беседа, активное слушанье, анализ сказки.

Ход занятия

Организационный момент:

Воспитатель предлагает детям сесть полукругом. Звучит мелодия  «Песня о сказке».  Вход в сказку:

— Ребята, вы любите слушать сказки?

-Чтобы оказать в сказочной стране, я предлагаю вам дотронуться до волшебного светящегося шара, передавайте его по кругу и говорите такие слова: «Сказка приходи!»

Основная часть:

Ребята, посмотрите вокруг себя.
Скажите, какие предметы вы видите на картинках?

Ответы детей

Правильно: колодец, прялка, веретено, печь.
Из какой сказки попали сюда все эти предметы? Да молодцы! Эта сказка называется «Сказка о Рукодельнице и Ленивице».
Итак, слушайте  сказку!

Жили-были Рукодельница да Ленивица, да с ними нянюшка. Рукодельница рано вставала и тут же за дело принималась. А Ленивица меж тем в постельке лежала, с боку на бок ворочалась.

Однажды с Рукодельницей беда приключилась: случайно упустила она ведро в колодец. Строгая нянюшка и говорит: «Сама ведёрко утопила, сама и доставай!»

Пошла Рукодельница опять к колодцу, за верёвку ухватилась да на самое дно и опустилась. Смотрит — перед ней печка, а из печки пирожок поглядывает да приговаривает:

— Кто меня возьмёт, тот со мной и пойдёт.

Рукодельница вынула его и за пазуху положила. Дальше идёт, смотрит — в саду дерево, а на дереве золотые яблочки меж собою говорят:

— Кто нас с дерева стрясёт, тот себе возьмёт.

Рукодельница и натрясла яблочек в передник.

Дальше идёт, смотрит — старик Мороз Иванович на ледяной лавочке сидит.

— Здорово, — говорит, — Рукодельница! Спасибо тебе, девица, что пирожок мне принесла — давно уж я горяченького не ел.

Они вместе пирожком да яблочками наливными позавтракали, а потом старик сказал:

— Знаю, за ведёрком ты пришла; я тебе его отдам, только ты мне за то три дня послужи.

И вот пошли они в дом, а дом тот был весь изо льда, а стены были украшены снежными звёздочками блестящими, а на постели вместо перины снег лежал.

Принялась Рукодельница снег взбивать, чтобы старику спать было помягче, и руки у неё, у бедной, окостенели, но потёрла она их снежком, руки и отошли. А Мороз Иванович приподнял перину, а под ней — травка зелёная. Рукодельница удивилась: зачем старик травку на свет Божий не выпускает, он и ответил:

— Ещё трава в силу не вошла. Вот весна придёт, перина растает, травка заколосится, зерно выглянет, его крестьянин на мельнице смелет, и будет мука, а из муки ты хлебы испечёшь.

Потом старик спать на взбитую перину улёгся, а Рукодельница по хозяйству хлопотать стала. Так и прожили они три дня, а когда ей уходить надо было, Мороз Иванович сказал:

— Спасибо тебе, утешила старика. Вот твоё ведёрко, я в него серебряных пятачков насыпал, а ещё брильянтик — косынку закалывать.

Рукодельница поблагодарила Мороза Ивановича, домой пошла и там рассказала, что с ней приключилось. Нянюшка и говорит Ленивице:

— Видишь, что люди за работу получают! Опустись в колодец, найди старичка да послужи ему.

Пошла Ленивица к колодцу, да и бух прямо к дну. Печку с пирожком увидела, дерево с яблочками наливными — ничего не взяла, лень было. Пришла к Морозу Ивановичу с пустыми руками:

— Хочу послужить да за работу получить!

— Дельно говоришь. Взбей-ка мне перину, в доме чисто прибери, да кушанье приготовь.

Ленивица подумала: «Не стану я себя утомлять», — да и не сделала, что велел ей Мороз Иванович.

Старик сам кушанье сготовил, в доме прибрал да Ленивицу накормил. Прожили они три дня, и девица награду запросила.

— Какая ж была твоя работа? — удивился старичок. — Это ты мне должна заплатить, потому что я тебе служил. Да ладно, какова работа — такова награда.

Мороз Иванович дал Ленивице в одну руку огромный серебряный слиток, а в другую — большой-пребольшой брильянт.

Ленивица старика даже не поблагодарила, домой радостная побежала. Пришла и хвастается.

— Вот, — говорит, — я не сестре чета, не горсточку пятачков заработала…

Не успела она договорить, как слиток серебряный да брильянт растаяли и полились на пол…

А вы, детушки, думайте-гадайте, что здесь правда, что неправда, что шутки ради сказано, а что в наставление…»

Обсуждение сюжета сказки:

А кто главные персонажи в этой сказке? (Рукодельница и Ленивица).
Вспомните, что случилось с Рукодельницей у колодца?
Кого встретили в колодце девочки?
Кто больше понравился из девочек Морозу Иванович?

Сравним качества характера у Рукодельницы и Ленивицы. Я буду называть слова, которые характеризуют девочек, а вы определите кому они больше подходят.

Дети выбирают слова на карточках и прикрепляют на доску под соответствующими персонажами: не уважает старших, трудолюбива, зла, скромна, уважает старших, добра, груба.
На кого из девочек вы хотите быть похожи? (На Рукодельницу).
Кто главный герой сказки?

Какой была Рукодельницы?

Какой была Ленивица?

Почему  девочка не хотела работать?

Какая история с ней приключилась? Что случилось?

Почему это произошло?

 (ответы детей).

Правильно!

-Ребята, а вы запомнили, какие ошибки совершала девочка?

Молодцы! Все правильно!

Ребята, давайте мы покажем, как мы умеем трудиться! Поиграем в игру:  «Сортировка овощей и фруктов». Слушайте задание: первая команда варит компот, поэтому участники находят по одному фрукту. Вторая команда варит борщ, для этого участники второй команды собирают овощи.

На старт, внимание, марш!

(смена деятельности, дети играют в активную игру)

Молодцы! Давайте проверим, как вы справились с заданием!

Физминутка с развитием длительного плавного выдоха.
Белый снег похлопали: хлоп – хлоп – хлоп.
Ножками потопали: топ – топ – топ.
На пушистый снег подули (язык положили язык на нижнюю губу в
форме чашечки и выдыхаем воздух плавно и длительно).
Ручками взмахнули (взмахи руками).

Вторая игра: «Расскажи значение слова»

Ребята на столе лежат картинки, надо рассказать для чего и как человек использует эти предметы: ведро, колодец, прялка, зима, санки, стол, дом, труба веретено, печь  (дети рассказывают предназначение предметов).  

Молодцы!

Итог занятия

Выход из сказки:

-А нам пора  возвращаться.

Глазки закрываем:

Раз, два, три.

Сказку покидаем,

Только не грусти

Открывайте глаза ребята. Вот мы снова оказались в детском саду.

Звучит аудиозапись музыки «Песенка о доброте» из м/ф про Фунтика.

Рефлексивный момент:

Вам понравилась история? О чем сказка?

Что было самое трудное?

Через какие испытания пережила Рукодельница?

Как наградил ее Мороз Иванович?

Что помогло ей справиться с трудностями?

Вам понравилось занятие? Если это так, то возьмите понравившуюся снежинку, загадайте пожелание себе, своим родным или близким людям. Опустите снежинку в сундучок.  Спасибо!

Сказы бабушки Авдотьи. Сказка о Рукодельнице и Ленивице

Авдотья вязала возле печки теплую ажурную шаль, неподалёку Аленка играла с кошкой.

– Бабуль, расскажи сказку! – попросила внучка.

– Ну, что, расскажу о Рукодельнице и Ленивице.

В одном селе жила Рукодельница. Всё в её руках ладилось – по дому убирала, шила-вязала. Работала, а сама песни пела.

Сказы бабушки Авдотьи. Сказка о Рукодельнице и Ленивице, фото № 1

В соседнем селе жила Ленивица. До обеда спала, потом до вечера у окна сидела, на улицу глядела и скучала.

Сказы бабушки Авдотьи. Сказка о Рукодельнице и Ленивице, фото № 2

Прослышала однажды Ленивица о Рукодельнице. Захотелось ей узнать секреты её трудолюбия. «Почему у Рукодельницы всё получается, и народ её хвалит, а надо мной смеётся?» — думала-гадала Ленивица. И решила посмотреть, как та трудится с утра до вечера.

Пришла Ленивица к рукодельнице в дом, а та вязала носки.

Сказы бабушки Авдотьи. Сказка о Рукодельнице и Ленивице, фото № 3

– Что ты делаешь? – поинтересовалась Ленивица.

– Вяжу теплые носки, – ответила рукодельница.

Ленивица смотрела и удивлялась, как ловко в руках Рукодельницы мелькают спицы, негромко постукивая. Тут-то Ленивица догадалась, в чём секрет мастерства Рукодельницы!

«У Рукодельницы спицы волшебные, сами вяжут, их только надо в руках держать! Мне бы такие! » – подумала Ленивица и представила, что навязала этими спицами много вещей.

– Дай мне водички попить, что-то в горле пересохло, – попросила Ленивица. А сама, пока Рукодельница за водой ходила, схватила «волшебные» спицы с недовязанным носком и убежала.

Прибежала домой, села у окна, чтобы народ видел, как она будет вязать. Сколько не пробовала, так и не получилось ничего, только путала и сердилась. А потом и вовсе даже связанное Рукодельницей распустила. Рассердилась, спутанную пряжу бросила на пол и принялась семечки щелкать. «Эх, наверное, волшебные слова надо знать, чтобы спицы вязали» –решила Ленивица.

Люди над ней смеются, потешаются, а Ленивица ещё больше злится, ругается.

Тут и Рукодельница подоспела, поняла, кто её недовязанную вещь украл. Увидела, что «навязала» Ленивица, ахнула. Стала распутывать пряжу и в моток мотать.

– Забирай свои спицы, плохие они! Думала, что волшебные, сами будут вязать. А к ним слова нужно знать, чтобы вязали, – недовольно буркнула Ленивица и выплюнула семечку.

– Обычные спицы, никаких слов не надо говорить, – отвечала расстроенная Рукодельница, – не спицы вяжут, а руки.

– А хочешь, научу тебя вязать, – предложила Рукодельница.

– Ещё чего! Мне, что, делать нечего! Вот всё брошу и буду вязать! – рассмеялась Ленивица.

Рукодельница ничего не ответила, забрала свои спицы, моток пряжи и ушла домой. А Ленивица и по сей день у окна скучает. Вот и сказке конец.

Аленка долго молчала, о чём-то думала.

– Бабуль, научи меня вязать, а то и мне что-то скучно просто слушать сказки. Вдруг стану как Ленивица.

– Конечно, научу вязать и спицами, и крючком! –согласилась бабушка Авдотья.

Мороз Иванович » Сказки Стихи Рассказы

 

                                      Русская народная сказка 

 

 

 

 

В одном доме жили две девочки. Звали их Рукодельница и Ленивица. И была у них нянюшка, которую звали Прасковья.

Рукодельница была умной девочкой. Вставала рано. Сама, без помощи нянюшки, одевалась. А встав с постели, принималась за дело: топила печку, месила хлеб, подметала избу, кормила петуха, а потом ходила за водой к колодцу.

А Ленивица в это время лежала в постельке, с боку на бок переваливалась, потягивалась. А когда наскучит ей лежать, тогда спросонья скажет: «Нянюшка, надень мне чулочки. Нянюшка, завяжи мне башмачки». А затем спросит: «Нянюшка, нет ли у тебя булочки?»        

Встанет с постели, попрыгает немножко, да и садится к окошку мух считать: сколько улетело да сколько прилетело. Когда Ленивица всех мух пересчитает, так уж и не знает, чем бы ей заняться и за что приняться. Может ей в постельке полежать — да спать не хочется. Или ей покушать чего-нибудь – но и есть не хочется. А может ей сходить к окошку мух посчитать — да и это надоело. Сидит себе, горемычная, плачет да на всех жалуется. Скучно ей. Как будто в этом другие виноваты.

Между тем Рукодельница воротится, воду процедит, в кувшины нальёт. Да ведь какая ещё затейница: коли вода нечиста, так свернёт лист бумаги, наложит в неё угольков да песку крупного насыплет. Эту бумагу в кувшин вставит да нальёт в неё воды. А вода-то знай сквозь уголья да сквозь песок проходит и в кувшин каплет чистая, словно хрустальная. А после этого примется Рукодельница вязать чулки или платки рубить. А может и рубашки кроить да шить. А сама ещё песенку рукодельную затянет. И никогда ей не было скучно, потому что и скучать-то ей было некогда: то за одним делом, то за другим. А тут, не успеешь оглянуться — день и прошёл, смотришь, уже и вечер наступил.

 

 

 

 

Однажды с Рукодельницей приключилась беда: пошла она к колодцу за водой. Опустила ведёрко на верёвке, а верёвка-то и оборвалась. Ведёрко в колодец упало. Как тут быть?

Бедная Рукодельница расплакалась, и пошла про свою беду и несчастье рассказывать нянюшке. А нянюшка Прасковья была очень сердитая и строгая. Она Рукодельнице и говорит:

 — Сама беду сотворила, сама и исправляй. Сама ведёрко утопила, сама и доставай.

Делать было нечего: бедная Рукодельница опять пошла к колодцу. Ухватилась она за верёвку и спустилась по ней на самое дно колодца. А там с ней приключилось чудо. Едва Рукодельница спустилась в колодец, смотрит, а перед ней печка стоит, а в печке этой сидит пирожок. Уж такой румяный, такой аппетитный. Сидит, на Рукодельницу поглядывает да приговаривает:

 — Я совсем готов, подрумянился, с сахаром да изюмом обжарился. Кто меня из печки возьмёт, тот со мной и пойдёт!

Рукодельница, нисколько не мешкая, схватила лопатку, вынула из печки пирожок и положила его себе за пазуху. Идёт она дальше. Увидела перед собой сад, а в саду том растёт яблонька, а на яблоньке золотые яблочки. Яблочки между собой переговариваются:

 — Мы, яблочки наливные, созрелые. От корня дерева питались, студёной росой умывались. Кто нас с дерева стрясёт, тот нас себе и возьмёт.

Рукодельница к дереву подошла, за сучок его потрясла. Золотые яблочки так и посыпались к ней в передник.

Пошла Рукодельница дальше.

 

 

 

 

Смотрит, сидит впереди седой-седой старик, Мороз Иванович. Сидит он на лавочке ледяной да ест снежные комочки. Головой тряхнёт — от волос его иней сыплется, духом дохнёт — густой пар валит.

— А! — сказал он. — Здравствуй, Рукодельница! Спасибо тебе, что пирожок мне принесла. А то я уже давненько ничего горяченького не ел.

Посадил он Рукодельницу рядом с собой, и они вместе пирожком позавтракали, а потом золотыми яблочками закусили.

— Известно мне, зачем ты сюда пожаловала, — говорит Мороз Иванович, — ты своё ведёрко в мой студенец (колодец) упустила. Ведёрко твоё тебе отдам, только ты мне за это три дня прослужи. Будешь умной, тебе же лучше. Будешь ленивой, тебе же хуже будет. Ну а теперь, — прибавил Мороз Иванович, — мне, старику, пора и отдохнуть. Ступай-ка приготовь мне постель, да смотри перину взбей хорошенько.

Рукодельница согласилась. Пошли они в дом. Дом у Мороза Ивановича весь был сделан изо льда: и окна ледяные, и двери, и пол. А стены убраны снежными звёздочками. Когда солнышко на них попадало, всё в доме сверкало, словно бриллианты. Вместо перины на постели у Мороза Ивановича лежал пушистый снег. Холодный, да делать нечего.

Принялась Рукодельница взбивать снег, чтобы старику мягче спать было. А между тем у неё, бедной, руки окоченели, и пальчики побелели, как у бедных людей, которые зимой бельё в проруби полощут. Им и холодно, и ветер дует в лицо, и бельё на морозе замерзает, колом стоит, а делать нечего, работают бедные люди.

— Ничего, — сказал Мороз Иванович, — пальцы только снегом потри, так они и отойдут, не отморозишь. Я ведь старик добрый. Взгляни-ка, что у меня за диковинки.

 

 

 

 

Тут он приподнял свою снежную перину с одеялом, и Рукодельница увидела, что под периной пробивается зелёная травка. Рукодельнице стало жалко бедную травку.

— Вот ты говоришь, — сказала она, — что ты добрый старик, а зачем тогда ты зелёную травку под снежной периной держишь, на свет Божий не выпускаешь?

— Не выпускаю её потому, что ещё время не пришло, трава ещё в силу не вошла. Осенью крестьяне её посеяли, она и взошла. И если бы вытянулась уже, то зима бы её захватила, и к лету травка бы не вызрела. Вот я и прикрыл молодую зелень моей снежной периной, да ещё сам на неё прилёг, чтобы снег ветром не разнесло. А когда придёт весна, снежная перина растает, травка заколосится. А там, глядишь, и зерно выглянет. А крестьянин зерно соберёт да на мельницу отвезёт. Мельник зерно перемелет, и будет мука. А из той муки ты, Рукодельница, хлеб испечёшь. Вот такие у меня диковинки.

— Ну, а скажи мне, Мороз Иванович, — спросила Рукодельница, — почему ты в колодце-то сидишь?

— Я в колодце потому сижу, что когда весна подходит, — ответил Мороз Иванович, — мне становится жарко. А ты знаешь, что в колодце и летом бывает холодно. Оттого в колодце вода и студёная, хоть посреди самого жаркого лета.

— А скажи мне, Мороз Иванович, — спросила Рукодельница, — зачем ты зимой ходишь по улицам да в окошки стучишься?

— А я затем в окошки стучусь, — отвечал Мороз Иванович, — чтобы не забывали люди печки топить да вовремя трубы закрывать. А не то, ведь я знаю, есть такие неряхи, что печку истопить — истопят, а трубу закрыть — не закроют. Или и закрыть закроют, да не вовремя, когда ещё не все угольки прогорели. А от этого в горнице бывает угарно, у людей голова болит, в глазах зелено. От угара и совсем умереть даже можно. А ещё я затем в окошки стучусь, чтобы не забывал никто, что на свете есть люди, которым зимой холодно. У которых нет шубки, да и дрова купить не на что. Вот затем я в окошки стучусь, чтобы не забывали помогать им.

Тут добрый Мороз Иванович погладил Рукодельницу по головке, да и лёг почивать на свою снежную постель.

Рукодельница меж тем всё в доме прибрала, пошла на кухню, приготовила кушанье, починила у старика платье и бельё заштопала.

Старичок выспался. Проснувшись, очень остался всем доволен и поблагодарил Рукодельницу. Потом они сели обедать. Обед был очень вкусный, и особенно хорошо было мороженое, которое старик сам приготовил.

Так прожила Рукодельница у Мороза Ивановича целых три дня.

На третий день Мороз Иванович сказал Рукодельнице:

 — Спасибо тебе, умная ты девочка, хорошо ты меня, старика, уважила, и я у тебя в долгу не останусь. Ты знаешь: люди за рукоделье получают деньги. На вот тебе твоё ведёрко, а в ведёрко я всыпал целую горсть серебряных пятаков. А сверх того, вот тебе бриллиантик на память — косыночку свою закалывать будешь.

Рукодельница поблагодарила Мороза Ивановича, приколола бриллиантик, взяла своё ведёрко, пошла опять к колодцу, ухватилась за верёвку и на свет Божий вышла.

Только она стала к дому подходить, как петух, которого она всегда кормила, увидел её, обрадовался, взлетел на забор и во всё горло закричал:

КукарекУ — кукарекИ!

 У Рукодельницы в ведёрке пятаки!

 

 

 

 

Когда Рукодельница пришла домой и всё что с ней было рассказала, нянюшка очень удивилась, а потом промолвила:

 — Вот, Ленивица, видишь, что люди за своё рукоделие получают! Ступай-ка и ты к старичку да послужи ему, поработай у него. В комнате у него прибери, на кухне обед приготовь, платье ему почини да бельё заштопай. Тогда и ты горсть пятачков заработаешь, а это нам будет кстати: к празднику у нас денег мало.

Ленивице очень не хотелось идти работать к старику. Но получить пятачки ей хотелось и булавочку с бриллиантом тоже.

 

 

 

 

Вот Ленивица, по примеру Рукодельницы, пошла к колодцу, схватилась за верёвку, да бух прямо на дно. Смотрит — а перед ней печка стоит, а в печке этой сидит пирожок. Уж такой румяный, такой аппетитный. Сидит, на Ленивицу поглядывает да приговаривает:

 — Я совсем готов, подрумянился, с сахаром да изюмом обжарился. Кто меня из печки возьмёт, тот со мной и пойдёт!

А Ленивица ему в ответ:

 — Да, как бы ни так! Буду я себя утомлять — лопатку поднимать да ещё и в печку за тобой тянуться. Если захочешь — сам выскочишь.

Идёт она дальше. Увидела перед собой сад, а в саду том растёт яблонька, а на яблоньке золотые яблочки. Яблочки между собой переговариваются:

 — Мы, яблочки наливные, созрелые. От корня дерева питались, студёной росой умывались. Кто нас с дерева стрясёт, тот нас себе и возьмёт.

— Да, как бы ни так! — говорит Ленивица. — Буду я себя утомлять — ручки свои поднимать, за сучья трясти… Успею собрать, когда сами нападают!

И прошла мимо них Ленивица. Дошла она так и до Мороза Ивановича. Старик по-прежнему сидел на скамеечке ледяной да прикусывал снежные комочки.

— Что тебе, девочка, надобно? — спросил он.

—Я к тебе пришла, — отвечает Ленивица, — послужить да получить за работу плату.

— Правильно ты сказала, девочка, — говорит старик, — за работу деньги полагаются, только поглядим, какова ещё будет твоя работа! Поди-ка взбей мне перину, а потом приготовь кушанье, да почини моё платье, да заштопай бельё.

Пошла Ленивица, а по дороге думает:

 «Стану я утомлять себя да пальцы морозить! Авось старик ничего не заметит и уснёт на невзбитой перине».

Старик в самом деле ничего не заметил или прикинулся, что ничего не заметил. Лёг в постель и заснул, а Ленивица в это время пошла на кухню. Пришла она на кухню, и не знает, что ей делать. Покушать-то она любила, а вот посмотреть как кушанье готовится, это ей в голову не приходило. Да и лень ей было смотреть на это. Вот она осмотрелась: перед ней лежит и мясо, и рыба, и зелень, и горчица, и уксус, и квас — всё по порядку. Думала она, думала, кое-как зелень помыла-почистила. Рыбу с мясом порезала, а чтобы себя сильно не утруждать, всё как было, мытое-немытое, так в кастрюлю и положила. И рыбу, и мясо, и зелень, и уксус, и горчицу. А потом подлила туда ещё кваску. И сама думает:

 «Зачем себя утруждать, варить каждую вещь особо? Ведь в желудке всё вместе будет, всё перемешается».

Проснулся старик, стал просить обедать. Ленивица принесла ему кастрюлю, как есть, даже скатерть не расстелила.

Мороз Иванович попробовал эту стряпню, поморщился. Песок на зубах у него так и захрустел.

— Готовишь ты хорошо, — сказал Мороз Иванович, улыбаясь. — Поглядим, какова будет другая твоя работа.

 

 

 

 

Ленивица отведала своей стряпни, да сейчас же и выплюнула её. А Мороз Иванович покряхтел, покряхтел, да и сам принялся кушанье готовить. И приготовил обед на славу. Ленивица все пальчики облизала, кушая то, что старик приготовил.

После обеда Мороз Иванович опять прилёг отдохнуть. Да напомнил Ленивице, что у него платье не починено, да и бельё не заштопано.

Ленивица скривилась, но делать нечего было: принялась разбирать бельё и платье. Но и тут беда приключилась: и бельё и платье Ленивица носила, а как его шьют, о том и представления не имела. Взяла было иголку в руки, да и укололась с непривычки. Тут же её и бросила. А Мороз Иванович будто бы опять ничего не замечает, зовёт Ленивицу ужинать, а потом ещё и спать её уложил.

А Ленивице это и любо, думает про себя:

 «Авось и так пройдёт. Надо было сестрице стараться да трудиться. Старичок-то добрый, он пятачков мне и так, задаром, подарит».

На третий день Ленивица приходит к Морозу Ивановичу и просит отпустить её домой да наградить за работу.

— Да какая же была твоя работа? — спрашивает её Мороз Иванович. — Уж коли по правде сказать, так это ты мне должна за работу заплатить. Потому как не ты для меня работала, а я тебе служил.

— Ишь ты какой, как же! — отвечает Ленивица. — Я ведь у тебя прожила целых три дня.

— Голубушка, — говорит ей старик, —  знаешь что я тебе скажу: жить и служить — большая разница. Да и работа работе рознь, запомни это. На будущее пригодится. Но, впрочем, если тебе совесть позволит принять награду за труды, я тебя награжу. Но учти, какова была твоя работа, такова и награда тебе будет.

С такими словами Мороз Иванович протянул Ленивице в одной руке большой серебряный слиток, а в другой руке — большой бриллиант.

 

 

 

 

Ленивица так обрадовалась этим наградам, что схватила сразу и то и другое. И, даже не поблагодарив старика, побежала быстрее домой.

Пришла Ленивица домой и хвастается своими подарками.

— Вот, — говорит, — что я заработала. Не то что сестра. Не какую-то горсточку пятачков и не маленький бриллиантик. А целый серебряный слиток. Видишь, какой он тяжёлый, да и бриллиант-то чуть не с кулак будет… Уж на это к празднику обнову можно купить будет…

Не успела Ленивица договорить до конца, как слиток серебряный растаял и полился на пол. В это же время стал таять и бриллиант её. А петух взлетел на забор и закричал громко-громко:

КукарекУ — кукарекУлька,

 У Ленивицы в руках ледяная сосулька!

 

 

 

 

А вы, детушки мои, думайте, гадайте, что здесь правда, что неправда. Что впрямь сказано, а что стороной. Что шутки ради, а что в наставленье.

 

 

— КОНЕЦ —

Иллюстрации:  Владимир Перцов

 

 

Поделиться с друзьями:

Категория: Uncategorized  Метки: девочка, дети, народные сказки, народные сказки для детей, петух, петушок, русские народные сказки, русские сказки, сестра, сказки, сказки для детей, старик, яблоко

Русская народная сказка «Мороз Иванович»

Жили-были Рукодельница да Ленивица, да с ними нянюшка. Рукодельница рано вставала и тут же за дело принималась. А Ленивица меж тем в постельке лежала, с боку на бок ворочалась.

Однажды с Рукодельницей беда приключилась: случайно упустила она ведро в колодец. Строгая нянюшка и говорит: «Сама ведёрко утопила, сама и доставай!»

Пошла Рукодельница опять к колодцу, за верёвку ухватилась да на самое дно и опустилась. Смотрит — перед ней печка, а из печки пирожок поглядывает да приговаривает:

— Кто меня возьмёт, тот со мной и пойдёт.

Рукодельница вынула его и за пазуху положила. Дальше идёт, смотрит — в саду дерево, а на дереве золотые яблочки меж собою говорят:

— Кто нас с дерева стрясёт, тот себе возьмёт.

Рукодельница и натрясла яблочек в передник.

Дальше идёт, смотрит — старик Мороз Иванович на ледяной лавочке сидит.

— Здорово, — говорит, — Рукодельница! Спасибо тебе, девица, что пирожок мне принесла — давно уж я горяченького не ел.

Они вместе пирожком да яблочками наливными позавтракали, а потом старик сказал:

— Знаю, за ведёрком ты пришла; я тебе его отдам, только ты мне за то три дня послужи.

И вот пошли они в дом, а дом тот был весь изо льда, а стены были украшены снежными звёздочками блестящими, а на постели вместо перины снег лежал.

Принялась Рукодельница снег взбивать, чтобы старику спать было помягче, и руки у неё, у бедной, окостенели, но потёрла она их снежком, руки и отошли. А Мороз Иванович приподнял перину, а под ней — травка зелёная. Рукодельница удивилась: зачем старик травку на свет Божий не выпускает, он и ответил:

— Ещё трава в силу не вошла. Вот весна придёт, перина растает, травка заколосится, зерно выглянет, его крестьянин на мельнице смелет, и будет мука, а из муки ты хлебы испечёшь.

Потом старик спать на взбитую перину улёгся, а Рукодельница по хозяйству хлопотать стала. Так и прожили они три дня, а когда ей уходить надо было, Мороз Иванович сказал:

— Спасибо тебе, утешила старика. Вот твоё ведёрко, я в него серебряных пятачков насыпал, а ещё брильянтик — косынку закалывать.

Рукодельница поблагодарила Мороза Ивановича, домой пошла и там рассказала, что с ней приключилось. Нянюшка и говорит Ленивице:

— Видишь, что люди за работу получают! Опустись в колодец, найди старичка да послужи ему.

Пошла Ленивица к колодцу, да и бух прямо к дну. Печку с пирожком увидела, дерево с яблочками наливными — ничего не взяла, лень было. Пришла к Морозу Ивановичу с пустыми руками:

— Хочу послужить да за работу получить!

— Дельно говоришь. Взбей-ка мне перину, в доме чисто прибери, да кушанье приготовь.

Ленивица подумала: «Не стану я себя утомлять», — да и не сделала, что велел ей Мороз Иванович.

Старик сам кушанье сготовил, в доме прибрал да Ленивицу накормил. Прожили они три дня, и девица награду запросила.

— Какая ж была твоя работа? — удивился старичок. — Это ты мне должна заплатить, потому что я тебе служил. Да ладно, какова работа — такова награда.

Мороз Иванович дал Ленивице в одну руку огромный серебряный слиток, а в другую — большой-пребольшой брильянт.

Ленивица старика даже не поблагодарила, домой радостная побежала. Пришла и хвастается.

— Вот, — говорит, — я не сестре чета, не горсточку пятачков заработала…

Не успела она договорить, как слиток серебряный да брильянт растаяли и полились на пол…

А вы, детушки, думайте-гадайте, что здесь правда, что неправда, что шутки ради сказано, а что в наставление…

Мороз Иванович — Русская сказка

Подробности
Категория: Русская сказка

Страница 1 из 2

Мороз Иванович (русская сказка)


В одном доме жили две девочки Рукодельница да Ленивица, а при них нянюшка. Рукодельница была умная девочка: рано вставала, сама, без нянюшки, одевалась, а вставши с постели, за дело принималась: печку топила, хлебы месила, избу мела, петуха кормила, а потом на колодец за водой ходила.
А Ленивица меж тем в постельке лежала, потягивалась, с боку на бок переваливалась, уж разве наскучит лежать, так скажет спросонья: «Нянюшка, надень мне чулочки, нянюшка, завяжи башмачки», а потом заговорит: «Нянюшка, нет ли булочки?» Встанет, попрыгает, да и сядет к окошку мух считать: сколько прилетело да сколько улетело. Как всех пересчитает Ленивица, так уж и не знает, за что приняться и чем бы заняться: ей бы в постельку да спать не хочется; ей бы покушать да есть не хочется; ей бы к окошку мух считать да и то надоело. Сидит, горемычная, и плачет да жалуется на всех, что ей скучно, как будто в том другие виноваты.
Между тем Рукодельница воротится, воду процедит, в кувшины нальет; да еще какая затейница: коли вода нечиста, так свернет лист бумаги, наложит в нее угольков да песку крупного насыплет, вставит ту бумагу в кувшин да нальет в нее воды, а вода-то знай проходит сквозь песок да сквозь уголья и каплет в кувшин чистая, словно хрустальная; а потом Рукодельница примется чулки вязать или платки рубить, а не то и рубашки шить да кроить, да еще рукодельную песенку затянет; и не было никогда ей скучно, потому что и скучать-то было ей некогда: то за тем, то за другим делом, а тут, смотришь, и вечер день прошел.
Однажды с Рукодельницей беда приключилась: пошла она на колодец за водой, опустила ведро на веревке, а веревка-то и оборвись; упало ведро в колодец. Как тут быть?
Расплакалась бедная Рукодельница, да и пошла к нянюшке рассказывать про свою беду и несчастье; а нянюшка Прасковья была такая строгая и сердитая, говорит:
— Сама беду сделала, сама и поправляй; сама ведерко утопила, сама и доставай.
Нечего было делать: пошла бедная Рукодельница опять к колодцу, ухватилась за веревку и спустилась по ней к самому дну. Только тут с ней чудо случилось. Едва спустилась, смотрит: перед ней печка, а в печке сидит пирожок, такой румяный, поджаристый; сидит, поглядывает да приговаривает:
— Я совсем готов, подрумянился, сахаром да изюмом обжарился; кто меня из печки возьмет, тот со мной и пойдет!
Рукодельница, нимало не мешкая, схватила лопатку, вынула пирожок и положила его за пазуху.
Идет она дальше. Перед нею сад, а в саду стоит дерево, а на дереве золотые яблочки; яблочки листьями шевелят и промеж себя говорят:
— Мы, яблочки наливные, созрелые; корнем дерева питалися, студеной росой обмывалися; кто нас с дерева стрясет, тот нас себе и возьмет.
Рукодельница подошла к дереву, потрясла его за сучок, и золотые яблочки так и посыпались к ней в передник.
Рукодельница идет дальше.
Смотрит: перед ней сидит старик Мороз Иванович, седой-седой; сидит он на ледяной лавочке да снежные комочки ест; тряхнет головой от волос иней сыплется, духом дохнет – валит густой пар.- А! сказал он. ЗдорОво, Рукодельница! Спасибо, что ты мне пирожок принесла; давным-давно уж я ничего горяченького не ел.
Тут он посадил Рукодельницу возле себя, и они вместе пирожком позавтракали, а золотыми яблочками закусили.
Знаю я, зачем ты пришла, говорит Мороз Иванович, ты ведерко в мой студенец (колодец) опустила; отдать тебе ведерко отдам, только ты мне за то три дня прослужи; будешь умна, тебе ж лучше; будешь ленива, тебе ж хуже. А теперь, прибавил Мороз Иванович, мне, старику, и отдохнуть пора; поди-ка приготовь мне постель, да смотри взбей хорошенько перину.
Рукодельница послушалась… Пошли они в дом. Дом у Мороза Ивановича сделал был весь изо льда: и двери, и окошки, и пол ледяные, а по стенам убрано снежными звездочками; солнышко на них сияло, и все в доме блестело, как брильянты. На постели у Мороза Ивановича вместо перины лежал снег пушистый; холодно, а делать было нечего. Рукодельница принялась взбивать снег, чтобы старику было мягче спать, а между тем у ней, бедной, руки окостенели и пальчики побелели, как у бедных людей, что зимой в проруби белье полощут: и холодно, и ветер в лицо, и белье замерзает, колом стоит, а делать нечего работают бедные люди.
Ничего, сказал Мороз Иванович, только снегом пальцы потри, так и отойдут, не отзнобишь. Я ведь старик добрый; посмотри-ка, что у меня за диковинки.
Тут он приподнял свою снежную перину с одеялом, и Рукодельница увидела, что под периною пробивается зеленая травка. Рукодельнице стало жалко бедной травки.
— Вот ты говоришь, сказала она, что ты старик добрый, а зачем ты зеленую травку под снежной периной держишь, на свет Божий не выпускаешь?
— Не выпускаю потому, что еще не время, еще трава в силу не вошла Осенью крестьяне ее посеяли, она и взошла, и кабы вытянулась уже, то зима бы ее захватила, и к лету травка бы не вызрела. Вот я и прикрыл молодую зелень моею снежною периной, да еще сам прилег на нее, чтобы снег ветром не разнесло, а вот придет весна, снежная перина растает, травка заколосится, а там, смотришь, выглянет и зерно, а зерно крестьянин соберет да на мельницу отвезет; мельник зерно смелет, и будет мука, а из муки ты, Рукодельница, хлеб испечешь.
— Ну, а скажи мне, Мороз Иванович, сказала Рукодельница, зачем ты в колодце-то сидишь?
— Я затем в колодце сижу, что весна подходит, сказал Мороз Иванович. Мне жарко становится; а ты знаешь, что и летом в колодце холодно бывает, оттого и вода в колодце студеная, хоть посреди самого жаркого лета.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о