Разное

Ненависть к своей внешности: Дисморфофобия — Википедия – почему люди ненавидят свое тело

Содержание

Дисморфофобия — Википедия

Эта статья — о небредовой дисморфофобии. О бредовой дисморфофобии см. Дисморфомания.

Дисморфофо́бия (от др.-греч. δυσ- приставка с отрицательным значением, μορφή — вид, наружность, φόβος — страх), также известная как дисморфофоби́ческое расстро́йство, или теле́сное дисморфи́ческое расстро́йство (англ. body dysmorphic disorder, сокращённо BDD — название в DSM-5 и МКБ-11), — психическое расстройство, при котором человек чрезмерно обеспокоен и занят незначительным дефектом или особенностью своего тела. Обычно начинается в молодом или подростковом возрасте. Частота встречаемости среди мужчин и женщин примерно одинакова, сопровождается высоким риском суицида по сравнению с другими расстройствами психики. Больные могут жаловаться на несколько определённых «дефектов», один «дефект», неопределённую особенность или внешний вид, при этом страдают важные стороны жизни больного — способность работать, нормально жить в обществе, обслуживать себя. Дисморфофобия не выделяется как отдельный диагноз в Международной классификации болезней десятого пересмотра (МКБ-10), а определяется как разновидность ипохондрического расстройства[1]

. В DSM-5 телесное дисморфическое расстройство определено как отдельное психическое расстройство в категории «обсессивно-компульсивные и связанные с ними расстройства»[2]. Сверхценная или бредовая дисморфофобия традиционно называется «дисморфоманией».

Термин «дисморфофобия» (итал. dismorfofobia) введён в 1886 году итальянским психиатром и профессором Энрико Морселли. Дисморфофобия обычно выявляется у лиц, достаточно критически относящихся к своей внешности, несмотря на отсутствие значимых дефектов и на то, что окружающие не придают особой значимости или не замечают «дефекта».

Многие люди хотели бы что-то изменить или улучшить в своей внешности, однако люди, страдающие дисморфофобией и имеющие нормальную и иногда привлекательную внешность, полагают, что они уродливы до такой степени, что избегают социальных контактов в опасении быть осмеянными. Зачастую они неохотно обращаются за помощью из-за стеснительности или боязни того, что их «не поймут». Женщины чаще обращаются за помощью, чем мужчины.

Часто окружающие воспринимают симптомы расстройства неправильно, считая их проявлением дурости и желания выделиться.

Дисморфофобии сочетают в себе обсессивный и компульсивный компоненты обсессивно-компульсивного синдрома (навязчивые мысли и действия). Больные могут часами смотреться в зеркало или, наоборот, избегать зеркал, думать о своей внешности длительное время в течение дня (не менее 1 часа, а обычно больше), а в серьёзных случаях настойчиво избегать социальных контактов и становиться отшельниками.

Исследование в Германии показало, что у 1—2 % населения имеется симптоматика дисморфофобии, указывающая умеренные признаки расстройства[3]. Для них была характерна низкая самооценка из-за критического отношения к своему внешнему виду. Диагностировалось с одинаковой частотой среди мужчин и женщин и являлось причиной развития социофобии.

Phillips & Menard (2006) в проведённых исследованиях выяснили, что частота суицида была в 45 раз выше, чем в общей популяции США. Это в 2 раза больше, чем среди людей, страдающих депрессией, и в три раза больше, чем при биполярном аффективном расстройстве. Также была высказана связь между недиагностированной дисморфофобией и более высоким, чем в общей популяции, риском самоубийства среди людей, которые подверглись косметической операции. При расстройствах гендерной идентификации, при которых пациент не удовлетворён своим биологическим полом, ускоряется развитие дисморфофобии, направленной на существующий пол, которые находятся в постоянном конфликте с тем полом, с которым себя идентифицирует пациент. Высокая коморбидность дисморфофобии у пациентов с расстройством гендерной идентификации приводит к повышению риска попытки самоубийства до 20 %; тогда как для пациентов с только дисморфофобией она составляет 15 %.

Существует большая степень коморбидности с другими психическими расстройствами, что зачастую приводит к неправильным диагнозам со стороны клинических врачей.

Исследования говорят о том, что около 76 % людей с дисморфофобией будут испытывать глубокую депрессию в какой-то момент жизни, и это значительно выше, чем ожидаемые 10—20 % среди общего/обычного населения.

Около 37 % людей с дисморфофобией будут также испытывать социальную фобию и около 32 % обсессивно-компульсивное расстройство.

Расстройства пищевого поведения, такие как нервная анорексия и нервная булимия, также иногда встречаются у людей с дисморфофобией, обычно у женщин, как и трихотилломания (навязчивое выдёргивание волос) и невротическая экскориация. «Мышечная дисморфия» (англ. muscle dysmorphia) в DSM-5 обозначается дополнительным спецификатором для указания подтипа телесного дисморфического расстройства, характеризующегося доминирующими навязчивыми мыслями о недостаточно развитой мускулатуре; встречается практически исключительно у мужчин

[2]. Согласно DSM-5, дисморфофобии часто сопутствует большое депрессивное расстройство, обсессивно-компульсивное расстройство, социальное тревожное расстройство и расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ[2].

Диагностические критерии МКБ-10[править | править код]

Диагностические критерии МКБ-10 ипохондрического расстройства, к которому отнесена и дисморфофобия:[4]

  • Упорное убеждение о наличии не более, чем двух серьёзных заболеваний в органах или системах организма, присутствующее как минимум 6 месяцев.
  • Постоянная озабоченность возможностью или наличием тяжёлого прогрессирующего заболевания физической природы или уродства.
  • Озабоченность убеждением в болезни вызывает постоянные страдания или социальную дезадаптацию в повседневной жизни, вынуждая пациента искать медицинского лечения или обследования.
  • Упорные отказы принять врачебные заверения об отсутствии физических причин соматических симптомов.

Диагностические критерии DSM-IV[править | править код]

Диагностические критерии телесного дисморфического расстройства в DSM-IV[5]:

  • Озабоченность предполагаемым дефектом во внешности. Если небольшой физический недостаток и присутствует, то ему уделяется чрезмерное внимание.
  • Озабоченность вызывает клинически значимый дистресс или ухудшение в социальной, профессиональной или другой важной области функционирования.
  • Озабоченность не может быть объяснена другим расстройством психики (например, неудовлетворённость формой и массой тела при нервной анорексии).

Существует множество распространённых симптомов и моделей поведения, связанных с дисморфофобией.

Часто эти симптомы и поведения определяются природой кажущихся недостатков у страдающих дисморфофобией. Например, использование косметики наиболее распространено у лиц с кажущимися дефектами кожи; следовательно, многие страдающие дисморфофобией будут демонстрировать только несколько общих симптомов и поведения.

  • Симптом зеркала — пациенты постоянно смотрятся в зеркало и другие отражающие поверхности, стараясь найти выгодный ракурс, в котором предполагаемый дефект не виден, и определить, какая именно коррекция «недостатка» необходима.
  • Симптом фотографии — категорический отказ фотографироваться под разными предлогами, на самом деле страх того, что фото «увековечит уродство»; отказ от использования зеркал.
  • Скоптофобия (от др.-греч. «высмеивать, вышучивать, дразнить») — страх показаться смешным в глазах окружающих в связи со своими мнимыми физическими недостатками
    [6]
    :950.
  • Попытка скрывать предполагаемый дефект: например, используя косметику, нося мешковатую одежду и шляпы.
  • Чрезмерный уход за внешностью: чистка кожи, причёсывание волос, выщипывание бровей, бритьё и т. д.
  • Навязчивое касание кожи для ощупывания «дефекта».
  • Выспрашивание родственников о «дефекте».
  • Излишнее увлечение диетами и физическими упражнениями.
  • Социальная депривация и коморбидная депрессия.
  • Отказ совсем выходить из дома или выход только в определённое время, например, ночью.
  • Сниженные успехи в учебной деятельности (проблемы с оценками, проблемы с посещаемостью школы/колледжа)
  • Проблемы с начинанием и поддержкой отношений — дружеских и личных.
  • Злоупотребление алкоголем и/или лекарствами (часто как попытка самолечения).
  • Тревога; возможные панические атаки.
  • Симптомы глубокой депрессии.
  • Постоянное низкое самоуважение.
  • Суицидальная идеация и социальная изолированность.
  • Зависимость от других, например от партнёра, друга или родителей.
  • Неспособность работать.
  • Неспособность сосредотачиваться на работе из-за озабоченности своим видом.
  • Ощущение неловкости в обществе, подозрения, что другие замечают «дефект» и дразнят его.
  • Сравнение своего внешнего вида или отдельных частей тела с кумиром, указание на это родственникам.
  • Использование методов отвлечения: попытка отвлечь внимание от «дефекта», нося экстравагантную одежду или бросающиеся в глаза драгоценности.
  • Навязчивый поиск информации: чтение книг, газетных статей и веб-сайтов, которые имеют отношение к «дефекту» (например: облысение или диета и упражнения).
  • Желание исправить дефект с помощью пластической хирургии, многократные пластические операции, которые не приносят желаемого удовлетворения.
  • В крайних случаях пациенты пытались сами сделать себе пластику или вставить имплантаты, что относится к проявлению синдрома Ван Гога, некоторыми исследователями включаемого в рамки синдрома дисморфофобии. Возможны попытки удалить «дефект» самостоятельно, например, ножом, когда в роли дефекта выступает родимое пятно или другая особенность нормальной кожи.

Наиболее частые локализации «дефектов»[править | править код]

В исследовании, выполненном д-ром Кэтрин Филипс, участвовало более чем 500 пациентов, вот в каком порядке распределились места «дефектов»[7]:

  • Кожа (73 %)
  • Волосы (56 %)
  • Нос (37 %)
  • Вес (22 %)
  • Живот (22 %)
  • Груди/грудь/соски (21 %)
  • Глаза (20 %)
  • Бедра (20 %)
  • Зубы (20 %)
  • Ноги (в целом) (18 %)
  • Строение тела/Структура костей (16 %)
  • Уродливое лицо (14 %)
  • Размер/форма лица (12 %)
  • Губы (12 %)
  • Ягодицы (12 %)
  • Подбородок (11 %)
  • Брови (11 %)
  • Уши (9 %)
  • Рука/Запястье (9 %)
  • Талия (9 %)
  • Гениталии (8 %)
  • Щеки/Скулы (8 %)
  • Икры (8 %)
  • Рост(7 %)
  • Форма/Размер головы (6 %)
  • Лоб (6 %)
  • Ступни ног (6 %)
  • Кисти рук (6 %)
  • Челюсть (6 %)
  • Рот (6 %)
  • Спина (6 %)
  • Пальцы (5 %)
  • Шея (5 %)
  • Плечи (3 %)
  • Колени (3 %)
  • Пальцы ног (3 %)
  • Лодыжки (2 %)
  • Лицевая мускулатура (1 %)

Довольно часто встречались пациенты, у которых «дефекты» обнаруживались в нескольких местах.

Дисморфофобии обычно развиваются в юношеском возрасте, когда отношение к своей внешности наиболее значимо. Многие довольно длительное время страдают от болезни, перед тем как обратиться к психиатрам. При обращении к специалистам, у них обнаруживаются симптомы депрессии, социальной фобии, обсессивно-компульсивного расстройства, однако истинная симптоматика дисморфофобии уходит на второй план. Большинство из них уверены, что их представление о собственном внешнем виде соответствует действительности.

Истинная причина развития дисморфофобии неясна. Скорее всего причины многофакторны.

Биологические/генетические[править | править код]

  • Обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР) — дисморфофобия часто встречается при ОКР, когда больные неудержимо следуют ритуалам, которые могут изменять их жизнь. Наличие генетической предрасположенности или ОКР в анамнезе могут повышать шанс развития дисморфофобии.
  • Генерализованное тревожное расстройство — дисморфофобия может быть коморбидна генерализованному тревожному расстройству. При этом присутствует чрезмерное волнение по многочисленным поводам, в том числе по поводу физического недостатка, что нарушает нормальную жизнь больного.
  • Генетическая предрасположенность: было предположено, что определённые гены могут делать человека более предрасположенными к развитию дисморфофобии. Эта теория поддерживается тем фактом, что приблизительно 20 % людей с заболеванием имеют как минимум одного родственника первой степени (родителя, ребёнка или брата/сестру), кто также имеет это расстройство. Хотя не ясно, генетические ли это факторы или факторы, обусловленные окружающими условиями (то есть скорее приобретённые черты, чем врождённые, зависящие от генов). Исследования личностной психологии на близнецах говорят, что на большинство психических расстройств (если не на все) оказывает влияние (по крайней мере до некоторой степени) генетика и нейробиология. Однако, не существует подобных исследований, проведённых конкретно для дисморфофобии.
  • Участки мозга: следующая биологически основанная гипотеза по поводу развития дисморфофобии — это возможные аномалии в определённых участках мозга. Исследования, основанные на магнитно-резонансной томографии (МРТ), обнаружили, что люди с дисморфофобией могут иметь аномалии в участках мозга, похожие на те, которые обнаруживались при обсессивно-компульсивном расстройстве.
  • Обработка зрительной информации: в то время как некоторые полагают, что дисморфофобия вызывается искажённым восприятием человека своей действительной внешности, другие выдвинули гипотезу, что люди с этим расстройством на самом деле имеют проблемы с обработкой зрительной информации. Эта теория поддерживается тем фактом, что те люди, которые лечились с помощью селективных ингибиторов обратного захвата серотонина, часто сообщают, что их недостаток прошёл — что они больше не видят его[источник не указан 345 дней]. Хотя это возможно благодаря изменениям скорее в восприятии человека, чем в самой обработке зрительной информации.

Психологические[править | править код]

  • Дразнение или критика: Было предположено, что дразнение или критика относительно внешности могло играть способствующую роль для начала дисморфофобии. Хотя маловероятно, что дразнение вызывает дисморфофобию, так как большинство людей дразнили в какой-то момент их жизни, тем не менее это может действовать как спусковой крючок для людей, которые генетически предрасположены к дисморфофобии. Приблизительно 60 % людей с дисморфофобией сообщают, что их часто или постоянно дразнили в детстве.
  • Стиль/манера воспитания: так же как дразнение, стиль воспитания может способствовать началу дисморфофобии. Например, случаи, когда родители людей придают чрезмерное значение эстетичной наружности, делают чрезмерное ударение на этом, будто эстетичная наружность — самая важная вещь в жизни. Это может подействовать как спусковой крючок для тех, у кого есть генетическая предрасположенность.
  • Другие жизненные события: многие другие жизненные события могут действовать как спусковой крючок для дисморфофобии, например, пренебрежение/игнорирование, физическая и/или сексуальная травма, чувство небезопасности и отвергание.

Факторы, относящиеся к окружающей среде[править | править код]

  • Медиа: Была выдвинута теория, что воздействия со стороны средств массовой информации могут способствовать развитию дисморфофобии, например, эффектные/гламурные модели и подразумеваемая необходимость эстетической красоты. Дисморфофобия, однако, встречается во всех странах, включая изолированные области, где доступ к средствам массовой информации ограничен или равен нулю. Таким образом, маловероятно, что воздействия СМИ являются причиной дисморфофобии, однако они могут действовать как спусковой крючок для имеющих генетическую предрасположенность или могут усугублять существующие симптомы дисморфофобии.

Особенности характера/личностные свойства[править | править код]

Определённые черты личности могут сделать более вероятным развитие дисморфофобии. Личностные черты, которые, как было предположено, являются способствующими факторами, включают в себя:[источник не указан 345 дней]

Так как личностные свойства у людей с дисморфофобией варьируются достаточно значительно, маловероятно, что они являются прямыми причинами дисморфофобии. Однако, как и в случае с психологическими факторами и факторами окружающей среды, они могут действовать как спусковые крючки для тех людей, которые уже имеет генетическую предрасположенность к развитию расстройства.

Встречаются как лёгкие формы болезни, так и тяжёлые, приводящие к нарушению социального функционирования и невозможности выполнять профессиональные обязанности. Близкие и сослуживцы также страдают от проявлений болезни. Большую часть времени они находятся в подавленном настроении.

Большинство пациентов перед обращением к психологу или психиатру неоднократно обращаются к дерматологам и пластическим хирургам, однако это не приносит им облегчения. При своевременном и адекватном лечении прогноз благоприятный для большинства больных, у части больных отмечаются рецидивы, у части больных заболевание характеризуется хроническим течением. При отсутствии лечения симптомы болезни сохраняются.

Исследования показали, что дисморфофобия встречается у 0,7 % — 1,1 % людей и в 2 % — 13 % недиагностированных случаев. 13 % больных, находящихся в психиатрических больницах, имели симптомы дисморфофобии.

Некоторые больные с диагностированным обсессивно-компульсивным расстройством страдали и от дисморфофобии. В проведённых исследованиях выявлено, что зачастую он остаётся недиагностированным.

В исследованиях было показано, что психодинамические модели не работают при дисморфофобии. Однако использование когнитивно-бихевиоральной психотерапии оказалось эффективным[8]. В исследовании 54 пациентов с дисморфофобией, части из которых (рандомизированно) проводилась психотерапия, был отмечен существенный эффект (в 82 % случаев после лечения и в 77 % при длительном наблюдении).

Лекарственное лечение — антидепрессанты. В исследованиях 74 пациентов в рандомизированном, двойном слепом исследовании, после 12 недель было зарегистрировано, что 53 % больных получавших флуоксетин, отметили улучшение. Без лечения дисморфофобия принимает хроническое течение и может продолжаться всю жизнь, являясь причиной социальной дезадаптации.

  1. Всемирная организация здравоохранения. F4 Невротические, связанные со стрессом, и соматоформные расстройства // Международная классификация болезней (10-й пересмотр). Класс V: Психические расстройства и расстройства поведения (F00—F99) (адаптированный для использования в Российской Федерации). — Ростов-на-Дону: «Феникс», 1999. — ISBN 5-86727-005-8.
  2. 1 2 3 American Psychiatric Association. Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders, Fifth Edition (DSM-5). — Arlington, VA: «American Psychiatric Publishing», 2013. — P. 242—247. — 992 p. — ISBN 978-0-89042-554-1. — ISBN 978-0-89042-555-8. — ISBN 0-89042-554-X.
  3. ↑ Psychological Medicine (англ.)русск.. — Vol. 36. — P. 877.
  4. World Health Organization. The ICD-10 Classification of Mental and Behavioural Disorders: Diagnostic Criteria for Research. — Geneva, 1993. — 261 с. — ISBN 978-9-241-54455-9.
  5. American Psychiatric Association. Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders, Fourth Edition, Text Revision (DSM-IV-TR). — Washington, DC: «American Psychiatric Publishing», 2000. — P. 510. — 943 p. — ISBN 978-0-89042-025-6. — ISBN 0-89042-025-4.
  6. Стоименов Й. А., Стоименова М. Й., Коева П. Й. и др. Психиатрический энциклопедический словарь. — К.: «МАУП», 2003. — 1200 с. — ISBN 966-608-306-X.
  7. Katharine A. Philips. The Broken Mirror: Understanding and Treating Body Dysmorphic Disorder. — Oxford University Press, 2005. — С. 56.
  8. ↑ Бегоян А. Н. Когнитивно-концептуальная терапия телесного дисморфического расстройства: анализ случая // Теория и практика психотерапии. — 2015. — № 5 (9). — С. 38-48.

Дисморфофобия: неприятие собственной внешности — Н.Нарицын, М.Нарицына

Дата создания: 01.07.2000
Дата обновления: 22.09.2011

Словарь медицинских терминов определяет дисморфофобию как «тягостное переживание своей физической неполноценности в связи с реальным или воображаемым анатомическим недостатком (форма и размеры носа, ушей, губ; рост, вес тела и т.п.)». Увы, в подавляющем большинстве случаев причиной переживаний становятся именно «воображаемые» внешние недостатки.

 

Дисморфофобия (дисморфомания) — патологическое состояние, включающее в себя триаду расстройств: 1) идею физического недостатка, объективно отсутствующего, или необоснованно преувеличенного; 2) идеи отношения и 3) депрессивный фон настроения. Идея физического недостатка чаще бывает сверхценной или бредовой (паранойяльный бред), реже проявляется в рамках монотематических обсессий, поэтому синдром более правомерно называть дисморфоманией.

Справочник по психиатрии

Слово «дисморфофобия» при всей его наукообразности сегодня довольно популярно. Есть специальные сайты, посвященные этому явлению, статьи на разных порталах (преимущественно женских), темы обсуждений в форумах… Однако если обратиться за поиском определения этого слова к научным словарям, то окажется, что дисморфофобия в большинстве из них определяется… как психическое расстройство.
Поэтому, начиная разговор о серьезной проблеме с таким красивым именем, будем точны и в формулировках, и в диагностике: станем различать действительно психиатрический диагноз (который может поставить только врач-психиатр в кабинете) и некую «навязчивую идею» внешней несовершенности, а также убежденность, что с этой внешней несовершенностью как раз и связаны все неудачи и проблемы.

Словарь медицинских терминов определяет дисморфофобию как «тягостное переживание своей физической неполноценности в связи с реальным или воображаемым анатомическим недостатком (форма и размеры носа, ушей, губ; рост, вес тела и т.п.)». Увы, в подавляющем большинстве случаев причиной переживаний становятся именно «воображаемые» внешние недостатки.
Можно назвать четыре основных признака дисморфофобии (выраженной в той или иной степени). Это:
• активное недовольство своей внешностью
• обвинение своей внешности во всех грехах и особенно во всех своих неприятностях
• перенос своих психологических проблем в «телесную область»
• убеждение, что стоит только изменить «к лучшему» свою внешность – как тут же к лучшему изменится и жизнь.

Довольно известный факт, что дисморфофобия (дисморфомания) чаще встречается у девушек: к сожалению, это формируется под воздействием постулатов типа «женщина –должна привлекать прежде всего внешними данными» и «внешность – главное оружие девушек, главный капитал и т.п.». Более того: так как подобные постулаты прицельно бьют по девушкам с выраженной демонстративностью, нередко проявления дисморфофобии перерастают в явную демонстративную аутоагрессию. Собственное тело становится неким «громоотводом» — источником всех жизненных бед и неудач. Такое ненавистническое отношение к себе (или к части себя) очень быстро приобретает характер невротического состояния.

***

Нередко дисморфофобия становится следствием своеобразного «культа тела и внешности». К этому приводит человека долгая и безуспешная борьба с чем-то в самом себе (о сути этой борьбы несколько слов будет ниже). И отчаявшись разрешить эту проблему (внешне порой малозаметную, но ощутимо гнетущую), человек начинает жить по схеме «а вот зато»: «А зато у меня будет совершенное тело! Я занимаюсь фитнесом двадцать часов в день ежедневно! А вы все слабаки!..»

Подобная «система ценностей» дает не только структурирование времени и ощущение «квази-опоры в жизни», но еще и некое «чувство превосходства» перед остальными, столь необходимое человеку с теми или иными внутренними комплексами. Но проблема становится острой тогда, когда «культ тела» закономерно переходит в крайнюю стадию: вышеупомянутую «ненависть к телу». Улучшение физической формы становится больше похоже на самоистязание, а проповедование такого образа жизни оборачивается открытым презрением и выраженной агрессией в адрес всех тех, кто «выглядит хуже и не имеет силы воли для того, чтобы делать то же самое».

Многие пациенты с дисморфофобией становятся буквально «кормильцами» клиник пластической хирургии, стремясь любой ценой достичь идеального состояния тела. Потому что вроде бы уверены: «Буду идеален внешне – решатся все мои проблемы». Однако на практике идеал не будет достигнут: всегда найдется к чему придраться. Потому, что имеет место бессознательный страх: того, что даже если тело станет идеальным, проблемы все равно не решатся.

А с другой стороны – дисморфофобия, как любой фобический невроз, так или иначе подпитывается определенной условной приятностью. Подчеркну: именно условной! Это важная ремарка, потому что сам страдающий данным расстройством, как правило, вкупе с дисморфофобией испытывает депрессию и ни о какой «приятности» слышать не хочет. Но если анализировать ситуацию – нередко оказывается, что дисморфофобия спасает человека от более существенных разочарований. Например, выраженно демонстративная девушка считает себя будущей великой актрисой, но в глубине души чувствует, что данных для этого у нее все-таки не хватает. Кстати, вполне может быть, что девушка просто не осведомлена о своих возможностях: так или иначе, глубоко в бессознательном она ощущает, что «на великую актрису ей все-таки не вытянуть». А убеждает себя совершенно в другом: ей никогда не стать великой актрисой только потому, что у нее нестандартная фигура, или короткие ноги, или редкие волосы, или прыщи на лице… как говорится – нужное подчеркнуть, недостающее вписать. И такая схема довольно часто провоцирует возникновение дисморфофобии по принципу «Я бы мог добиться гораздо большего в жизни, если бы не моя внешность». Это оправдание делает жизнь человека в какой-то степени проще: снимает чувство вины за «упущенные возможности», позволяет отоваривать «психологические купоны», позволяет ставить перед собой менее амбициозные цели… Причем всего этого человек банально может не осознавать. И просто «знать для себя», что с такими ногами/волосами/кожей/фигурой путь к бОльшим достижениям закрыт априори, можно даже и не пытаться.

Дисморфофобия становится в какой-то мере спасением (пусть и довольно деструктивным) для людей с застенчивостью, комплексом отличника, синдромом неудачника и прочими проблемами самореализации и самооценки. Если кто-то требует от них только лучших показателей, только самых высоких ступеней, только отличных оценок и т.п. – всегда можно самому себе сказать: «Я не могу этого добиться по определению, потому что у меня…» – и далее подставить наиболее значимый недостаток внешности, а то и здоровья. Собственно говоря, не просто так дисморфофобия считается еще и частным случаем психосоматических расстройств.

***

Основа возникновения дисморфофобии – своего рода «внутренний конфликт» сознания и бессознательного. Точнее, внутренняя цензура (Родитель по Э.Берну) требует от человека одного, бессознательное (эмоции, внутренний Ребенок) хочет другого, а разум (Взрослый) бессилен предложить «мирный вариант». И тогда начинаются попытки Родительским цензурным произволом заставить Ребенка – то есть бессознательные потребности – уняться и замолчать. Любым способом: очередной пластической операцией, изнуряющей диетой, двадцатью часами фитнеса ежедневно и так далее. Однако если бессознательные потребности просто подавлять силой извне, по принципу «заткнись и молчи» – как раз и возникает множество отрицательных эмоций, в том числе вышеупомянутая аутоагрессия. Или, как говорят в быту, «конфликт тела с организмом». Вы ненавидите собственное тело, тело в ответ ненавидит вас – и таким образом постепенно происходит взаимное разрушение и соматики, и психики. Порой человек с подобными «внутренними разногласиями» полностью замкнут на этот «конфликт субличностей»: еще и поэтому обычно разобраться с этим локальным конфликтом бывает сложно без помощи квалифицированного психотерапевта.

К сожалению, и к психотерапевту люди с подобными проблемами обычно обращаются по принципу «А ну-ка, отними»: «Доктор, как мне от этого избавиться». Но «отнять» дисморфофобию в данной ситуации, не возмещая образовавшуюся пустоту – это то же самое, что ограбить. Действенная психотерапия в данном случае предлагает не «отнимать», а «добавлять»: вместе с уходом от дисморфофобической псевдоадаптации обретать адаптацию реальную.

Работая с дисморфофобией, необходимо сперва подробно проанализировать причины ее появления, наличие и конкретику «условной приятности», помочь клиенту определиться с его реальными целями и способностями. Именно поэтому в моем кабинете такая работа всегда начинается с подробной личностной диагностики. В процессе работы ведется поиск только индивидуальных «путей выхода», опирающихся на особенности конкретной личности и ее эмоционального реагирования, а также тех «социальных матриц», в рамках которых на данный момент находится конкретный человек.

И еще: наиболее эффективная психотерапия в случаях дисморфофобии получается тогда, когда у самого клиента есть готовность принять само наличие «внутреннего конфликта», разбираться в его истоках и механизмах, и как результат – корректировать весь модус жизни целиком. Это практически единственный способ эффективной и результативной работы с дисморфофобией. Поэтому успешнее всего работа обычно идет методами аналитической терапии, затрагивающей довольно глубинные «слои» бессознательного. Но есть тут и свои подводные камни: в частности, печально известное «внутреннее сопротивление» клиента, который иногда приходит в кабинет с бессознательной установкой «Вы, доктор, меня лечите, а я посмотрю, как у вас ничего не получится». Часто именно такое сопротивление приводит к резкому прекращению терапии, особенно когда она, как ни парадоксально, ведет к ощутимым положительным результатам. Человеку становится страшно потерять любимую фобию, как любимую игрушку. Однако если есть понимание (или даже ощущение), что имеющаяся внутренняя борьба деструктивна. и есть потребность с ней разбираться и желание что-то изменять — это может стать началом психотерапевтической работы.

Можно даже сказать, что дисморфофобию по ряду признаков можно считать одним из вариантов зависимости: поэтому первый шаг в терапии – признать ее наличие, осознать условную приятность и быть готовым обучаться быть независимой и самоценной личностью. Данный шаг – стержень и залог успеха. А конкретные шаги, ведущие к этому успеху, уже разрабатываются и осуществляются во время индивидуальной психотерапевтической работы, суть которой – не «отнять и поделить», а прибавить и преумножить».
 

Заказы «Электронного доктора», наиболее подходящие к статье:
Я хочу выяснить причины панических атак
Я хочу забыть о панических атаках
Я хочу знать причины панических атак
Я хочу быть здоровой
Я хочу быть здоровым
Я хочу вернуть здоровье
Я хочу восстановить здоровье
Я хочу восстановиться после болезни
Я хочу восстановиться после депрессии
Я хочу восстановиться после панических атакТемы: дисморфофобия, здоровье и болезнь, проблемы пищевого поведения, фобии.

© Нарицын Николай Николаевич
врач-психотерапевт, психоаналитик
г. Москва

«В зеркале я вижу урода». Четыре истории о жизни с дисморфофобией — Сноб

Битье зеркал, нежелание фотографироваться, стремление спрятать свое тело и суицидальные мысли — со всем этим живут люди, страдающие от дисморфофобии и дисморфомании — психических расстройств, при которых люди зацикливаются на реальных или мнимых недостатках собственной внешности. Четыре женщины рассказали «Снобу», как эти расстройства вошли в их жизнь и как они с ними борются

Пабло Пикассо «Девушка перед зеркалом», 1932 Фото: Sharon Mollerus/Flickr

«Схема “сознание — отдельно, тело — отдельно” прочно засела в моей голове»

Наталья, 42 года

В детстве я часто слышала: «Такая милая девочка — и так не повезло с волосами! Вся женская красота в волосах, а у тебя — три пера невнятного цвета!» Из-за того, что я часто и подолгу болела, меня называли синенькой, худенькой, жалкой. Я обижалась и плакала. Во времена моего советского детства эти переживания обесценивались, иногда меня даже наказывали за излишнюю эмоциональность: я была очень плаксивой и ранимой. Поделиться переживаниями было не с кем. Родителям было не до того: «Чего еще тебе надо? Сыта, обута, одета! У людей вон рук-ног нет — и ничего, живут! Не гневи Бога!» Видимо, в то время у меня развились дисморфофобия, тревожное расстройство и ОКР.

В подростковом возрасте мое недовольство собой и неприятие своего тела только усилились. Начались эксперименты с внешностью, зачастую уродующие меня и вызывающие еще большее недовольство. В какой-то момент произошел перелом: сознание — отдельно, тело — отдельно. Я представляла себя тоненьким андрогином с бесполым лицом, но из зеркала на меня смотрела девушка с ярко выраженной феминной внешностью. С тех пор я не люблю зеркала и не смотрю в них без необходимости. От мужского внимания мне становилось только хуже. Я ненавидела свое тело и прятала его в странную одежду. Выглядела как городская сумасшедшая.

Меня очень злили комплименты относительно моей внешности. Я думала: все эти люди издеваются? Тем более я — прежде всего личность, а тело — лишь оболочка. В интимной жизни тоже проблемы: мне сложно раздеться, показаться, я всегда думаю, как выгляжу, как лучше повернуться, чтобы спрятать побольше тела. При свете — ни-ни, потому что кажется, что на меня смотрят и думают: какая же уродина.

Психиатр сказал: «Сидит тут молодая, холеная, ногой качает. Займись чем-нибудь полезным и не придумывай себе проблемы»

Дисморфофобия всегда тихонечко отравляла мою жизнь. Это ежедневный дискомфорт, как зуд и застарелая боль, к которой привыкаешь с годами. Схема «сознание — отдельно, тело — отдельно» прочно засела в моей голове. Это помогает мне жить с дисморфофобией. Тем не менее свое тело я стараюсь беречь, мне ведь еще жить в нем. Украшаю его татуировками, которые служат своеобразным щитом, защитой от окружающего мира. Сейчас ими покрыто около 40% моей кожи.  

Лет в 20 я обратилась к психиатру по направлению от невролога. Он сказал что-то в духе: «Сидит тут молодая, холеная, ногой качает. Займись чем-нибудь полезным и не придумывай себе проблемы».

То, что со мной что-то не так, я поняла только в эпоху интернета. Случайно наткнулась на информацию о дисморфофобии и поняла: да у меня и правда проблемы, а не с жиру бешусь! Начала общаться с такими же людьми, много читать. Год назад я обратилась к психоаналитику — с другой проблемой, но в процессе мы начали работать и над моей дисморфофобией. Расстройство никуда не делось, но я учусь с ним жить. В периоды просветления даже могу сказать себе, что я прекрасна, могу смотреться в зеркало, красиво одеться и выйти так куда-то, не боясь чужих взглядов. В период обострения ОКР, тревожного и пограничного расстройств обостряется и дисморфофобия: я ненавижу себя, свое тело, которое кажется мне отвратительным, гадким и каким-то грязным.

Недавно я сказала, наконец, маме, что из-за обесценивания моих ментальных проблем в детстве сейчас, как минимум раз в год, мне приходится лечиться у психиатра, принимать антидепрессанты и транквилизаторы. Она извинилась и пообещала больше так не делать.

«Мама считает, что надо впахивать на двух работах и времени на переживания не останется»

Мария, 29 лет

С раннего детства я была скромной и неуверенной в себе. Разумеется, дети чувствовали это и частенько обижали меня, смеялись над моим внешним видом (хотя, признаться честно, я ничем не выделялась).

Дисморфофобия накрыла меня уже после пубертатного периода, когда я осознала, что слишком много деталей моей внешности не соответствует принятым стандартам. Доходило до того, что я избегала зеркал и, чтобы не показать слегка неровный прикус, закрывала рот руками или подавляла улыбку. Самое страшное, что я ощущала себя посторонней в этом мире. Словно я из-за своей внешности никогда не смогу найти свое место в жизни, никогда не буду счастлива, никогда не почувствую расслабленность и спокойствие, никогда не буду жить, как другие люди.

Старшее поколение не воспринимает психологические проблемы. Например, моей маме кажется, что все проблемы из-за лени: надо впахивать на двух работах, тогда времени на переживания не останется! Зато мне очень помог мой парень. Он не устает повторять, что я очень привлекательна внешне и интересна внутренне. То же самое говорят и мои друзья. Постепенно до меня дошло, что они видят милую девушку, то есть мой образ целиком, а я вижу только детали, которые мне не нравятся: большой нос, неровные зубы, крупные черты лица и многое другое. Я будто бы смотрюсь в кривое зеркало, которое мне лжет.

Вспомните женщин, которых в разное время называли самыми красивыми в мире, к примеру, Брижит Бардо или Анджелину Джоли. У них, как и у нас, были взлеты и падения

Тогда я решила показать дисморфофобии, что я сильнее: перестала пользоваться косметикой перед выходом на улицу, начала улыбаться (сначала через силу, а потом втянулась). Я убеждала себя в том, что не обязана соответствовать стандартам красоты, которые неизвестно кто выдумал. И, если по правде, у всех людей есть особенности, просто я зациклилась на своих и не замечала, что окружающим тоже далеко до подиумных стандартов. Я просто приняла свои недостатки: «Ну да, я такая и останусь именно такой. Окружающим придется с этим смириться». Правда, на работе мне часто бывает нелегко: я стараюсь не привлекать внимания, поэтому окружающие думают, что я слабая или виктимная, частенько шепчутся за спиной — или мне это только кажется.

Чем старше я становлюсь, тем легче мне жить. Я начинаю понимать, что красота не гарантирует счастье. Вспомните женщин, которых в разное время называли самыми красивыми в мире, к примеру, Брижит Бардо или Анджелину Джоли. У них, как и у нас, были взлеты и падения, они перенесли немало горя и обид, от них уходили мужчины. Они живут так же, как и обычные люди.

Я призываю всех, кто столкнулся с психологическими проблемами, обращать на них внимание, работать с ними и искать помощь. К сожалению, по своему опыту могу сказать, что помощь психологов не всегда бывает эффективна. Но человек может помочь себе: читать книги по теме, смотреть документалки или шоу, обсуждать проблемы с близкими, размышлять.

«Бороться с дисморфофобией мне помогает феминизм и боди

Можно ли преодолеть синдром Мэрилин Монро? | Красота и здоровье

Приехав в незнакомый салон, усевшись в кресло к новому мастеру, я, тем не менее, завела старую песню: «Если вам удастся из моей соломы сделать приличную причёску, я вам буду очень благодарна». И тут моего мастера позвали к телефону. Женщина, сидевшая в соседнем кресле, негромко окликнула меня: «Вы здесь впервые? Будьте осторожнее с выражениями. Видите, вон стоит коробочка с надписью „Фильтруй базар!“. Это для штрафов». «Каких штрафов?» — испугалась я. «Если вы обзываете себя разными непотребными словами — платите!»

Тут вернулась мой мастер, и я невинным голосом поинтересовалась, что это за коробочка с таким странным названием. Мастер повторила слова моей соседки и добавила: «Понимаете, уже просто сил нет выслушивать те глупости, которые наговаривают на себя женщины. Не лицо, а физиономия, морда, рожа; не волосы, а солома, пакля, лысина, три волоса на Плющихе. Сколько можно терпеть эти издевательства над собой? И почему люди так себя не любят?!»

‘ + ‘ ‘ + ‘

А действительно, почему?

Трудным словом «дисморфофобия» специалисты называют психическое расстройство, при котором человек чрезмерно обеспокоен даже самым незначительным дефектом своей внешности. На самом деле недостатка вовсе нет или он совершенно незаметен для окружающих. Но надуманный, воображаемый дефект не даёт человеку жить спокойно, и он ведёт со своей внешностью непримиримую и жестокую войну. Вот только победителей в этой войне не бывает никогда. Синдром Мэрилин Монро (СММ) — так называют явление нелюбви, ненависти к самому себе американские психиатры.

Мэрилин Монро — самая сексапильная звезда Голливуда, мечта половины мужского населения планеты, глядя в зеркало, неизменно видела там уродливую неудачницу. Нелюбовь к себе, ненависть к своей внешности съедала её медленно, но неуклонно. Её мужья издевались над ней, а человека, который преданно её любил, она не захотела впустить в свою жизнь. Умерла в возрасте 36 лет.

Психиатры предупреждают, что неуважение, низкая самооценка, глубокое неприятие себя и как следствие постоянный «улучшайзинг» в виде бесконечных экспериментов над своей внешностью — это серьёзно, разрушительно и далеко небезопасно.

Существует целый «букет» причин СММ: генетическая предрасположенность, стиль родительского воспитания («ты, дочка, неглупая, но толстая»), чрезмерная критика, воздействие со стороны масс-медиа, где возведён в культ образ эффектной гламурной модели. А если человек по характеру перфекционист, если застенчив и неуверен в себе, то всё вместе действует как мина замедленного действия для развития патологии.

Как проявляется нелюбовь к себе? У каждого свои особенности, но можно проследить некоторые общие черты: стеснение своего тела; желание быть незаметным; «симптом зеркала» — постоянное желание смотреться в зеркало, стараясь найти выгодный ракурс, чтобы предполагаемый дефект не был виден; «симптом фотографии» — категорический отказ фотографироваться под различным предлогами; зависимость от чужого мнения, постоянное ожидание похвалы, одобрения; ощущение вины, самобичевание, приступы жалости к себе; готовность работать без выходных и отпуска в ущерб себе, жертвование своими интересами и т. д.и т. п. Список длинный, но однообразный.

Мы предпочитаем считать свои внешние недостатки причинами всех неудач. «Я такая несчастливая, потому что у меня…» — и далее женщина поносит свою нелюбимую часть тела. Не везёт с работой? Ещё бы, с такими ногами! Мужчины не оказывают знаки внимания? Я же такая толстая! Муж смотрит на другую женщину? Ха, мне бы такую грудь, как у этой другой!

И женщина начинает превращать свою единственную и неповторимую жизнь в испытательный полигон, а себя — в подопытного кролика: если диета, то до анорексии, если спорт, то до изнеможения, если пластика, так уж до неузнаваемости.

А теперь самый главный вопрос — можно ли каким-либо образом изменить негативное отношение к самому себе? Конечно, можно! «Наработать» самоуважение, самопринятие помогают многочисленные методики, связанные с позитивным мышлением. Но я не специалист-психиатр, я дилетант, поэтому не советую, а просто рассуждаю со своей житейской точки зрения. Давайте попробуем относиться к себе так, как относится к нам наше домашнее животное. Вспомните, с какой безоглядной радостью нас встречает у дверей Мурка или Шарик! Им совершенно безразлично, во что мы одеты, молоды мы или стары и сколько денег сегодня принесли домой. Для них важно только то, что мы рядом, они любят нас без всяких условий.

Выражение «любить себя» сейчас модно, его слышишь почти в каждом интервью или ток-шоу. А что это значит? Можно поконкретнее? Можно. Это значит: кормить себя вкусно и полезно, одевать себя красиво и дорого, заботиться о своём здоровье постоянно и тщательно, позволять себе ошибаться и прощать себя, не допускать унижения ничем и никем, не ломать себя в угоду кому-либо. Если продолжать, список опять получится длинным и опять-таки однообразным, но уже со знаком «+».

Ещё Гёте говорил, что самое глупое желание — это желание нравиться всем. Он был прав, главное — нравиться себе. О себе говорить либо хорошо, либо никак! Акцентировать внимание на достоинствах, а недостатки… ну что ж, и на солнце есть пятна.

Надо постараться взять под контроль не только высказывания, но и мысли о себе, не допуская никакого негатива. Естественно, это займёт какое-то время, ведь привычка не любить себя складывалась годами. Но результаты стоят затраченных усилий: меняются мысли — меняется жизнь.

Дисморфофобия: куда ведет ненависть к собственному телу — Она

С приходом теплого времени года люди снимают с себя лишнюю одежду и вдруг начинают понимать, что после зимы они очень недовольны своей внешностью. После чего начинаются массовые паломничества в фитнес-клубы, к косметологам, парикмахерам и закупки обновок из новых коллекций в магазинах. Это сезонное обострение, свойственное как женщинам, так и мужчинам. А вот некоторые живут с подобным недовольством своим телом и внешностью всю жизнь. Такое непринятие себя и своего тела в особо опасных формах специалисты называют дисморфофобией.

Откуда у нас это заболевание

На постсоветском пространстве заболевание дисморфофобией массовое. Здесь оно более распространено, чем в странах Европы или Америки. Можно сказать, что это отголосок тоталитарного советского режима, когда личность человека обесценивалась государством. У нас до сих пор по сравнению с западными странами существует обесценивание женщины как личности. Недовольство своей внешностью, приводящее к серьезному расстройству психики на этой почве, считается в основном женской болезнью. Не секрет, что именно женщины во все времена чаще всего самоутверждались и продолжают это делать с помощью внешности. Хотя нельзя не отрицать, что сегодня происходит взаимопроникновение половых ролей, когда мальчики ставят себе имплантаты, которые имитируют накаченную грудь, накачивают ягодицы и губы. СМИ же подогревают интерес к подобным мужским увлечениям. А это значит, что в зоне риска теперь и мужчины.

Корни дисморфофобии нужно искать в детстве человека. Вполне вероятно, родители его чрезмерно критиковали. А еще смотрели на ребенка оценивающим взглядом, отчасти как на товар, пытаясь понять, что вложенные в него усилия и ресурсы смогут принести им в будущем: станет ли он великим ученым, врачом, звездой, начнет ли приносить деньги в семью. И если человек растет с привычкой оценивать себя – это прямой путь к неприятию себя. Мы ведь не оцениваем живущего у нас кота по длине и густоте ворса, белизне зубов, длине и изящности лап. Мы просто его любим безусловно, даже когда он весь в пыли трется о наши ноги. А поступать с самим собой так не получается.

Начинают это психическое расстройство диагностировать уже в подростковом возрасте, примерно с 10-11 лет. Кто-то в 11-13 лет еще выглядит как ребенок, а другой как, к примеру, двадцатилетняя молодая девушка или парень с усами. Тело постоянно меняется. В этом возрасте подростки особенно чувствительны к критике. Они все время «на нервах». Однако для подростков такое состояние – норма. Если на прием к специалисту приходит подросток, недовольный формой носа, то никто не сочтет это патологией. А вот если мужчина лет семидесяти начнет рассказывать, что он им недоволен, то уже следует задуматься о его психическом здоровье.

Как понять, что это не просто недовольство

У дисморфофобов особые отношения с зеркалами. Их можно разделить на два типа. Первые не смотрят на себя в зеркало вообще и всячески этого избегают. Покупка платья, к примеру, становится для них тяжелым испытанием. Такие люди часто покупают вещи без примерок, чтобы только не заходить в примерочную и не видеть себя. Или, наоборот, они могут по многу раз в день смотреться в зеркало, чтобы проверить, все ли у них в порядке.

Чтобы понять, болен человек или нет, необходимо понять степень его недовольства собой. Ведь вставить недостающий зуб – это одно, а удалять зубы для того, чтобы на щеках были ямочки, ставить на все зубы коронки или виниры для их белизны – это другое. Кто-то ненавидит свои уши и делает пластическую операцию по их уменьшению, а кто-то вытягивает ноги на аппарате Елизарова или удаляет ребра для того, чтобы талия стала тоньше. И вот эти симптомы должны настораживать. Правда, если человек, к примеру, один раз исправил нос и успокоился – это нормально. Если же он постоянно хочет что-то переделывать в своем теле, вполне вероятно, что тут уже требуется помощь специалистов, и это должны быть совсем не пластические хирурги.

Классика дисморфофобии, щедро описанная в прессе, – это так называемый синдром Мэрилин Монро, названный так в честь актрисы, мучавшейся отвращением к себе, но при этом умевшей принимать соблазнительные позы. Монро очень не нравились ее собственные уши, бедра, ноги, рост.

Лечить или не лечить

Нормой считается, если с годами человек принимает себя, понимает, что внешность не главное, или привыкает к своей внешности. Во взрослом возрасте он начинает получать удовольствие от своего тела, например, с помощью секса. Поэтому таким необязательно идти к психологу. Бывает так, что человек сделал пару операций на тех частях тела, что его беспокоили много лет: исправил нос, грудь – и принял себя с этим, стал нравиться себе. Третий путь – это социальная реализация своего недовольства. Дисморфофобы как люди недовольные внешностью могут компенсировать свои страдания выбором профессии. Например, если девушке говорили, что она слишком высокая и худая, она становится моделью. Самых известных актрис и моделей вроде Натальи Водяновой и Николь Кидман в детстве дразнили из-за их внешнего вида. Гадкий утенок почувствовал себя благодаря профессии прекрасной леди. Хорошо этот симптом описан в произведении льва Толстого «Воскресение». Если все не сильно запущено, то помогают несколько сеансов у психотерапевта. Хотя на деле дисморфофобия – достаточно серьезное расстройство, которое нельзя оставлять без внимания.

За помощь в раскрытии темы благодарим психотерапевта Алевтину Шевченко (+38 (067) 5932383).

Марина Фролова

Ненависть к своему отражению в зеркале — опасный симптом

Многие из нас бывают недовольными своей внешностью. Кто-то мечтает «подправить» лицо, кто-то сетует на несовершенную фигуру. Хорошо, когда самокритика способствует грамотной работе над своими недостатками. Но что делать, если отражение в зеркале вызывает открытую неприязнь и смыслом жизни становится «передел собственности», включающий в себя пластическую хирургию, изнурительные тренировки и обязательную обработку снимков в соцсетях?

goodfon.ru

Из ста снимков удаляла девяносто девять

Сегодня 22-летняя Катя вспоминает события недавнего прошлого с улыбкой: в ее случае все закончилось хеппи-эндом, хотя пришлось пережить последствия неудачной пластической операции и почти год заниматься по индивидуальной программе с психотерапевтом.

— В 9-м классе я вдруг сильно озаботилась своей внешностью. На фоне фотографий моих ровесниц в инстаграм казалась себе удручающе некрасивой, — рассказывает Екатерина. — Все девчонки кругом обрабатывали снимки — уменьшали талию, бедра, «накачивали» грудь, очерчивали скулы, увеличивали губы. Старались соответствовать принятым в виртуальном мире канонам красоты. Я тоже начала активно делать селфи, чтобы потом «тюнинговать» лицо и тело в кадре. Из 100 снимков удаляла 99, все не нравилось. Изучала в интернете специальные тренинги — какую выбирать позу при фотографировании, как поворачивать голову, надувать губки… Помню, познакомилась в соцсетях с парнем, который «запал» на мое обработанное фото. Когда пришла на свидание — он меня не узнал! В тот вечер ничего не сказал, мы прогулялись по центру города, посидели в кафе и расстались. А наутро он выложил у себя на страничке пост, весь пропитанный ядом: мол, о чем думают малолетние дуры, когда торгуют в сети улучшенной версией себя, а потом предлагают «наслаждаться» страшным оригиналом. Наверное, это стало для меня поворотной точкой. Я и так терпеть не могла смотреть на себя в зеркало, все выискивала недостатки во внешности. А после того случая в буквальном смысле слова заболела мечтой перекроить лицо и сделать липосакцию — откачать жирок с бедер и живота. Родители отговаривали, но делали это очень своеобразно. Отец, например, мог ударить кулаком по столу и крикнуть: «Меньше жрать надо, тогда никакие операции не понадобятся!» А мама сочувствующе рассказывала мне про то, что не в красоте женское счастье. Ну, конечно. Как будто я не в этом мире жила и не видела, чего добиваются женщины с яркой внешностью. Дошло до того, что я прогуливала школу, потому что мне было неуютно в моем теле появляться на людях. Я не верила, что могу быть кому-то интересна, что в меня можно влюбиться. И постоянно сидела в интернете, истязая себя просмотром тысяч снимков идеальных женщин и мужчин.

Первую пластику я сделала в 19 лет — подправила нос. Потом уменьшила уши, удалила комки Биша (жировые скопления на щеках), увеличила грудь. И все равно не получала удовольствия от созерцания себя в зеркале. Когда призналась сестре, что хочу изменить разрез глаз и удалить пару ребер, чтобы обозначить талию, она поняла, что дело плохо. Призвала на помощь родню, меня буквально силой отвели к врачу-психотерапевту. К тому времени у меня уже начались проблемы со здоровьем: в организме не прижились импланты, а после ринопластики было трудно дышать в лежачем положении, сон превратился в пытку. Меня спасали сразу и от физических, и от психологических недугов. К счастью, спасли. Теперь я спокойно отношусь к собственной внешности, принимаю себя со всеми своими недостатками и даже знаю, как обратить их в достоинства. Что любопытно — психотерапевту пришлось проводить ликбез и для моих родителей. Оказывается, часто именно самые близкие и родные люди формируют у детей и подростков комплекс неполноценности.

На групповых занятиях с психотерапевтом я насмотрелась на таких же, как я, страдалиц. Были там и женщины за 25, родившие ребенка и едва не сошедшие с ума от внезапного осознания непривлекательности своего тела. Был один совсем молодой парень, ему, наверное, еще 20 лет не было: отец постоянно критиковал его за тщедушность, ставил в пример «качков» из спортзала. В итоге этот мальчик уже в 14 лет стал употреблять протеиновые коктейли, нарастил мышечную массу, но все равно не смог полюбить себя. Он «совершенствовал» свое тело как одержимый и однажды просто сорвался: родители нашли его в ванной, наглотавшегося таблеток и перерезавшего себе вены. Чтобы уж наверняка. Он потом рассказывал: когда врачи скорой привели его в чувство, первая мысль была: «Зачем? Снова на тренировку?!»

rambler.ru

Пластика подсознания

Дисморфофобия — это психологическое расстройство, которое предполагает навязчивую озабоченность теми частями своего тела, которые человек считает несовершенными. Мозг внезапно обнаруживает, что эти части тела больше, чем они есть на самом деле, — и происходит искажение взгляда, которое может доходить до крайностей. Возникают самоуничижение, разрушительное социальное поведение. Подобное расстройство вызывает множество последствий — как физических, так и психических.

С появлением социальных сетей дисморфофобия получила новый толчок к развитию и даже новое определение: «болезнь инстаграм». Пропаганда культа красоты, культа совершенного тела — все это может далеко не в лучшую сторону повлиять на неокрепшую подростковую психику. Люди создают онлайн-профили, пытаясь «продать» себя, а инфлюенсеры (блогеры, способные влиять на мнение и поведение целевой аудитории) подпитывают идею о нереальных очертаниях фигуры. Доктор психологии и доцент Северо-восточного университета Бостона Рэйчел Роджерс, специализирующаяся на проблеме дисморфофобии, считает, что снимки в инстаграм распространяют недостижимый телесный идеал. Такие клише побуждают молодых девушек стремиться приблизиться к иллюзорной модели, изменяя свои фотографии.

ОТЛОЖЕННЫЙ ДЕФЕКТ

Дисморфофобия проявляется в подростковом возрасте, когда человек начинает беспокоиться о своей внешности. Но иногда болезнь может проявиться позже, под влиянием пускового механизма (того же инстаграм, провоцирующего осознание «дефективности» своего тела или лица). Распространенность дисморфофобии, исходя из обращений к психотерапевтам, составляет всего 1%. Но исследования, которые проводились в Германии, показали, что количество невыявленных случаев в 10 раз больше. Обычно страдающие от дисморфофобии не осознают того, что их состояние связано именно с психикой, и считают, что проблема дефекта внешности — ключевая. Именно поэтому они чаще обращаются к косметологу, а не к психологу или к психотерапевту.

— Дисморфофобия является серьезным расстройством в связи с высоким риском самоубийств, — говорит врач-психотерапевт, психолог, генеральный директор консалтинговой компании «Коучинг-центр» Михаил Дернаковский. — Суицидальные попытки у таких людей встречаются в 45 раз чаще, чем в общей популяции. Именно с дисморфофобией связана частая обращаемость к пластическим хирургам и большое количество суицидов и суицидальных попыток у людей, перенесших пластическую операцию. Дело в том, что пластика устраняет какой-то дефект, но дисморфофоб быстро находит новый, и это вызывает у него острое отчаяние. Кроме того, такие люди почти всегда испытывают еще и скоптофобию — боязнь быть высмеянными из-за своего мнимого физического недостатка. Поэтому или избегают публичных мест (социофобия), или скрывают значимый по их мнению недостаток шляпами, макияжем, особой одеждой.

Высмеивание в детстве за какие-либо внешние недостатки переживало большинство людей, страдающих дисморфофобией. Также у многих из них была сформирована установка от родителей на необходимость эстетически правильного внешнего вида. Но поскольку в современном мире благодаря социальным сетям критерии идеальной внешности резко повышаются, то и дисморфофобии актуализируются намного чаще. dnepr.info Можно ли вылечить дисморфофобию? И нужно ли запрещать людям, озабоченным мнимыми недостатками своей внешности, посещать пластического хирурга? Михаил Дернаковский уверен: пластическая хирургия в этом случае бессильна, поскольку страдающий дисморфофобией в любом случае найдет в себе какие-либо дефекты. Важно понимать: если эту болезнь не лечить, то она сама не проходит. Наоборот, потом человек начинает стесняться ходить на работу или даже выходить на улицу.

Психоанализ или гештальттерапия при таком недуге не очень эффективны. В то же время когнитивно-поведенческие подходы психотерапии, направленные на критическое восприятие значимости внешности, на принятие себя, а также специальные тренинги по повышению самооценки позволяют более чем в 70% случаев достичь значимого психотерапевтического эффекта. Кроме того, часто врач прописывает пациенту антидепрессанты.

Важнейшее значение имеют поддержка окружения, культ принятия своего тела и выработка самооценки и самоуважения, которые зависят не от внешности, а, например, от морально-этических качеств человека и традиционных ценностей.

УЛУЧШЕНИЕ — ВРАГ ХОРОШЕГО

В легкой форме дисморфофобия часто незаметна для окружающих. При прогрессирующем заболевании наблюдаются навязчивые и бредовые состояния. Больному кажется, что над ним смеются, его обсуждают. Это становится причиной страхов и комплексов. Зацикленность на мнимых недостатках усиливается.

Синдром дисморфофобии имеет следующие стадии развития:

• формирование мысли о собственном несовершенстве — проблемой может стать не только лицо и фигура, но даже кажущийся неприятный запах от тела, неправильный рост или цвет кожи;

• презрительное отношение к мнимому несовершенству — человек не воспринимает индивидуальные черты как достоинство и относится к ним резко негативно;

• депрессивное состояние — попытки улучшить себя не дают ожидаемого результата, что приводит человека в отчаяние.

Больной постоянно ищет свое отражение в зеркале, в витринах магазинов, в тонированных стеклах проезжающих машин. Ему нужно убедиться в том, что его недостатки максимально скрыты. Обычно лица с дисморфофобией подбирают свой гардероб так, чтобы спрятать лицо и тело. Такие люди избегают видео- и фотосъемок, стараются отворачивать лицо при разговоре и не располагают к общению.

ДОЛЬЧЕ ВИДНО

Дисморфофобия — большая проблема нашего времени, пишет cosmopolitan.ru. Все потому, что социальные сети играют неоправданно большую роль в жизни молодежи. Многие девушки уже на автомате сравнивают себя с моделями, не задумываясь, что часто видят лишь мнимый успех. Возможно, за кадром действительно та самая роскошная жизнь, возможно, весь антураж — лишь иллюзия, но так или иначе у женщин формируется ощущение, что вся дольче вита (какой они себе ее представляют опять-таки во многом благодаря соцсетям) возникает благодаря идеальной внешности. Многие не проводят этой связи и усиленно начинают улучшать себя, попутно сравнивая с другими конкурентками.

[email protected]

«Я себя ненавижу»: что скрывается за самоотрицанием — Рамблер/женский

Нелюбовь к себе — явление сложное и многогранное. Со стороны может казаться, что это не так, но многие люди, на самом деле, отрицают собственную личность, не принимают себя настоящего, предпочитая скрываться под разными вымышленными личинами. То есть создают некий образ, играют по жизни определенные социально-приемлемые роли, в которых, как им кажется, окружающие будут любить их больше (или, по крайней мере, меньше ненавидеть).

«Моя прелесть»: синдром Голлума

Например, многие женщины изо всех сил стремятся выглядеть хорошими женами и матерями, на деле не являясь ни тем, ни другим. Но понимая, что в своем истинном амплуа они не будут приняты «приличным обществом», эту часть своей натуры они тщательно скрывают, маскируют толстым слоем «добропорядочности» и продолжают при этом себя ненавидеть. Мужчины, со своей стороны, часто приукрашивают собственные успехи и достижения, внутренне ощущая себя неудачниками. Но есть мнение, что истинное отношение к себе всегда транслируется окружающим, считывается ими на невербальном уровне, поэтому внутреннее отторжение вряд ли встретит какую-то иную реакцию со стороны тех, кому планируется пустить пыль в глаза.

Под самоотрицанием понимается и обесценивание своих сильных сторон. Человеку в силу разных причин проще быть «плохим» — как правило, из-за детских травм.

«Сознание человека состоит из множества чужих установок — родительских, социальных, преподавательских и пр. Недавно у меня на приеме был пациент, который все время говорил о себе в уничижительном тоне и называл дураком. Я спросил, кто в детстве его постоянно так называл, и он вспомнил, что это была его мать. Ее уже давно нет, но он до сих пор слышит в своей голове ее осуждающий голос и слово «дурак». Он добровольно впустил в свое сознание тирана и деспота, голограмму ненависти, которые продолжили дело матери даже после ее ухода, живут и процветают», — говорит психотерапевт, гипнотерапевт, кандидат медицинских наук Евгений Фомин.

Иногда «персонажи» в одном человеке могут вести между собой настоящую войну.

«В фильме «Властелин колец» персонаж Голлум страдает расщеплением личности, где одна, более жестокая, отвергает полную свою противоположность. Таким гиперболизированным примером можно изобразить ситуацию, когда человек отвергает части своей личности, которые по каким-то причинам кажутся ему неприемлемыми. Как часто можно услышать жуткие (для психотерапевтического уха) слова: «я ненавижу себя, дурак, ленивая скотина». Человек неосознанно отторгает части своей индивидуальности. Видимо, это эволюционно обусловленный процесс. В физиологии это можно сравнить с процессом аутоимунных заболеваний, когда иммунитет начинает воспринимать собственные ткани как чужеродные и повреждает их», — поясняет врач.

Классический пример самоотрицания иллюстрирует и французский триллер 2003 года режиссера Александра Ажа «Кровавая жатва». В одной из героинь одновременно существуют две личности, одна из которых питает нежные чувства к своей однокурснице, а вторая тем временем пытается устранить всех, кто так или иначе встает между ними. Две эти субличности находятся в непримиримом конфликте, воспринимая друг друга как нечто автономное и враждебное.

Впрочем, причиной самоотрицания может стать не только детская травма, но и какой-то значительный фейл уже в зрелом возрасте, когда человеку не удалось воплотить в жизнь некое значимое для него предприятие. Смириться с ролью лузера такой человек не в силах, поскольку его самооценка во многом была привязана к успешному исходу данного дела, и с этого момента в его жизни могут начаться не самые конструктивные перемены — психосоматика, злоупотребление алкоголем и, опять же, ненависть к себе.

Однако последний «тренд» тоже уходит корнями в детство: именно родители, непрерывно требовавшие от своего чада подвигов, могли вбить ему в голову мысль о том, что без существенных успехов с его стороны их любовь невозможна. Следовательно, чтобы быть кем-то, заслуживающим любви в принципе, такой человек стремится быть лучшим, как бы оправдывая доверие родителей. Если же этого по каким-то причинам и на каком-то конкретном временном этапе не происходит, в игру вступают все те же родительские установки, заставляющие человека смешивать себя с грязью и обесценивать все прошлые достижения.

Совершить невозможное

Выход — полюбить себя. «Как говорят „просветленные“, любовь исправляет любую карму. Нужно принять себя на 100%, со всеми своими плюсами и минусами, сильными и слабыми сторонами. Человек, как и мир вокруг него, дуален. Белое-черное, анима-анимус, добро-зло. Нужно признать и принять свои „темные“ стороны и полюбить себя полностью, ведь если я не буду любить себя, почему это должны делать остальные?» — советует Евгений Фомин.

Однако многим людям сама эта идея кажется дикой. Как полюбить себя, если — объективно — вроде бы и не за что? Например, человек может искренне считать себя глупым и некрасивым, а, вполне возможно, не слишком красив и умен на самом деле. Если он начнет внушать себе перед зеркалом, что он «самый обаятельный и привлекательный», разум взбунтуется — ведь это не так. Как же быть и за что любить себя?

«Вот ни за что, просто за то, что есть, такой, каким создала природа, — говорит эксперт. — Есть простое упражнение, которое я даю своим пациентам на проработку любви к себе. Встань перед зеркалом, рассмотри свое отражение, посмотри себе в глаза и вслух скажи: «Я люблю тебя». Это сложно, иногда даже очень. Но со временем будет легче, и человек обязательно почувствует в себе позитивные изменения. Это работает! И это упражнение не про убеждение, а про принятие себя: да, я такой, каким вижу себя в зеркале, и все равно люблю».

В целом же, неприятие себя — это, в большинстве случаев, субъективная психологическая установка, поясняет психотерапевт. «Существуют внешние дефекты, раздражающие людей и заставляющие ненавидеть свою внешность. Эти дефекты — кривой нос, бородавку на лбу или, к примеру, генетически наследуемое заболевание „заячью губу“, как правило, можно устранить хирургическим путем. Но люди, отрицающие себя, ложатся под нож и с меньшими проблемами, а чаще — с полным их отсутствием», — поясняет врач.

В результате гонка за совершенством становится навязчивой идеей исправления своего тела, подведения его под стандарты стремительно меняющейся моды. «Но, к сожалению, и многочисленные операции не делают таких людей счастливыми и полноценными личностями. Со временем это поведение уходит в сторону большой психиатрии и подпадает под психическое расстройство „дисморфофобия“ — обеспокоенность мнимыми дефектами своего тела и физическое неприятие себя. Год назад я познакомился с Ником Вуйчичем — человеком, родившимся без рук и ног. Более полноценного и самодостаточного человека я, пожалуй, в своей жизни не встречал. Его жизнь была тяжелее жизни 99% людей на планете. По всем законам жанра он должен был превратиться в депрессивного инвалида, но он нашел в себе силы, чтобы полюбить себя таким, какой он есть, и заставить людей относиться к нему также. Он завел семью, выступает с мотивационными тренингами по всему миру, поет песни и записывает клипы. Несмотря на долгий 12-часовой перелет и пересадки, в конце нашего общения он улыбнулся и предложить обнять его. Это наполнило меня радостью и уверенностью, что большая часть беспокойств и тревог у людей, включая и меня, абсолютно надуманны», — подытожил психотерапевт.

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС. НОВОСТЯХ

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о