Сказка

Древнерусская сказка: Русские народные сказки. Более 100 сказок с картинками. – Русские народные сказки — читать бесплатно онлайн

Тайны славянских сказок — Велемудр. Мир тесен.

Наши предки славяне были солнцепоклонниками и поэтому самые сокровенные праздники у них связаны с этим небесным светилом. В «Велесовой книге» сказано:

«…Яко  идут с трех концов  Святы (праздники),  откуда Святы  приходят до нас. И то Свято первый – Коляда,  и другой Ярь  и Красная Гора, и Овсень  великий и малый.  И идут те святы  яко ж муж идущий от города до села огнищанского, и кием (посохом)  землю меряет. Грядет  от нас до них и от них до нас…»

Мы видим что особо нашими предками выделены четыре праздника.

Первый Коляда — День бога Коляды.  Этот праздник отмечался на день зимнего солнцестояния, само название говорит об этом,  ведь «Кол» это малый круг (в отличии от «ХОРО» — большой круг) и его численное значение равно единице (кол), то есть это начало нового молодого солнца.

Второй праздник Ярь. День бога Яра (Ярилы).  Этот праздник отмечался в день весеннего равноденствия, когда оплодотворяющая землю мужская энергия «Яр»  изливалась от нашего светила (отсюда и Яровые культуры,  то есть посаженные весной) на землю с особой силой.

Третий праздник «Красная Гора». День бога Хорса. «Красная гора» говорит о том что солнце находится в своей самой высшей точке (на горе), то есть это день летнего солнцестояния. Солнечный круг сейчас максимален, то есть он есть «Хоро» (отсюда и Хоромы, и Хор, и хоровод).

Четвертый праздник Овсень. День бога Овсеня. Отмечался в день осеннего равноденствия, когда солнечный свет осенялся (затемнялся, прикрывался). Тогда уже был собран урожай и начиналась подготовка к зиме.

С принятием на Руси христианства,  упоминать имена древних Богов было запрещено и праздник   весеннего равноденствия(начало астрономической весны) в разных регионах в народе стал назывался по разному. У одних он стал  Комоедицей, это от того что просыпавшимся от зимней спячки медведям (Комам) славяне оставляли в лесу угощения — испеченные блины. Отсюда пошло и выражение Первый блин Комам (медведям). В других местностях он стал зваться  Масленница или  Сырный. Это от того что в это время происходил отел коров, коз, овец и скотоводы получали первое самое жирное молоко, которое называлось молозиво. Из него делали самое лучшее масло и сыры.  Но как бы праздник не назывался, его объединяло одно — везде сохранились  древние ведические съедобные символы солнца, непременно использующиеся в ритуалах, это блины и ватрушки. Так же сохранился сценарий  обряда сжигания  соломенного чучела надоевшей Зимы.

Как уже было сказано в ведические времена этот праздник отмечался в одно и тоже время, в дни весеннего равноденствия 21-22 марта по современному календарю. С принятием христианства Масленница стала попадать на христианский Великий пост, когда нельзя есть жирную и молочную пищу. Что противоречило самой сути праздника и его стали отмечать перед самым постом, а так как христианский пост наступает в зависимости от лунного календаря в разное время, то и Масленица стала отмечаться каждый год в разные числа, что абсолютно не верно (ведь она по своей сути должна быть привязана к солнцу, а не к луне).

  А в дни весеннего равноденствия  в христианстве отмечают  праздник   почтения памяти сорока мучеников Севастийских (отмечается 22 марта, а по старому стилю – 9 марта, а в исламе в это время празднуют Навруз).

Но наш народ не забыл что 22 марта это прежде всего солнечный праздник, что  в этот день зима кончается, а весна начинается.  День с ночью меряется – равняется (наступает равноденствие) и назвали этот  день по своему Сороки или Жаворонками (куликами, тетёрками). Также называли печенье в виде птиц или солнца, выпекавшиеся к этому празднику.

В народе этот день всегда считался днем встречи весны, одним из самых больших праздников в году. Крестьяне говорили, что «на Сороки день с ночью меряется, зима кончается, весна начинается». А предвестниками весны были жаворонки.

На Руси к этому дню хозяйки выпекали из теста печенье в виде птиц. Для этого использовали упругое, хорошо вымешанное тесто, а в качестве смазки применяли сладкий крепкий чай. Печенье давали ребятне, приговаривая: «Жаворонки прилетели, на головку детям сели». Детвора залезала на крыши, привязывала «жаворонков» к шестам и зазывала птиц скорей прилетать и приносить весну. Затем выпечку крошили и раскидывали по сторонам. (В других регионах ребятня съедала, головы от выпеченых фигур, а тела отдавали скоту, что бы был хороший приплод).

У молодежи в этот день были свои забавы и игры. Они собирались на танцы. Сначала девушки исполняли обряд замыкания зимы и размыкания весны. Они разрывали сорок веревочек или разламывали сорок палочек. Это действие, по мнению наших предков, разрывало путы злых духов, сковывающих землю зимой, и способствовало наступлению весны. Затем начинались массовые гулянья.

Приметы
  • На Сороки день с ночью мерится, равняется.
  • Во что Сороки, во то и Петровки.
  • Если заморозки продержатся сорок дней, то летом будет тепло.
  • Мороз, случившийся 22 марта обещает урожай, в особенности проса.
  • Какая погода на Сороки, такой она будет еще сорок дней.
  • Слышится гром – к голодному году.
  • Теплый ветер сулит дождливое лето.
  • Галки и сороки встречаются в большом количестве, значит, скоро будет тепло.
  • Чайка прилетела — скоро лед пойдет, весна начнется, жаворонок прилетел — к теплу, зяблик — к стуже.

И так Ярь (Жаворонки, Сороки,  Комоедица,  Масленица,  Сырный) это солнечный праздник наших древних славянских предков, он должен всегда оставаться на своем месте (это день весеннего равноденствия) и нужно ежегодно весело отмечать его всеми желающими чтить традиции своих древних предков.

А для примера мы рассмотрим как отмечали этот праздник древние болгары-помаки, на основе информации изложенной  в «Ведах Словена» (С. Веркович)   изданных в середине 19 века.  И так:

ЛИЧЕНЬ ДЕНЬ. СЫРНЫЙ -ДЕНЬ.

(На Руси этот праздник, как мы видели назывался Масленница, когда  в пищу в основном употребляли молочные продукты, сыры, творог, масло  и пекли блины. В это время также   поминали  умерших родственников.  До принятия христианства этот древний праздник отмечался  на день весеннего равноденствия т.е. 22 марта по современному   стилю)

      Когда наши деды праздновали Сырный-день, семь девушек отправлялись на гору, где  паслись стада всего села, для этого все собирались на горе в одном месте, а девушки пели следующую песню:

Песня 1.

     Вот наступил  личень день Сырный -день, и  вместе с этим днём идёт Сыр — Бог, а с Богом  Гора Юда-чабанка. Сошли они  на гору, туда,  где Нюня удалец,  пасёт  своё стадо. Там и  Сыр Бог был   в пещере и   Гора Юда  на горе, и  в десной руке у неё золотая свирель, а в шуйце (левой) золотой посох, и молодцу слово  она говорит:«Слушай, Нюня — чабан , -три года  ты  стадо  пасёшь, а стадо ведь уменьшается!»   И  Нюня заплакал,  что стадо не плодится,  а только уменьшается, и милость  он просит и  Богу мольбою молится, обращается к Богу, чтоб когда  тот будет службу служить и пить студёную воду,  то водой с реки, чтоб прыснул на его стадо, чтоб  оно расплодилось. Но Бог мольбы не слушает,   рассердился он  и разгневался,  едва слово проговорил:  «Ой,  Гора Юда,  три года Нюня как  на этой горе  пасёт стадо,   нынче же мой личень день, Сырный –день. Вышли Юды Самовилы  на ту гору и нашли  чабана Нюню,  попросили у него молодое ягня, а  он им не дал,  просили свежего молока, и  того не дал! И Юды жертву мне не воздают, и свежее молоко не пьют, нет больше Сырнаго — дня. Свежее молоко не сырили, и  не  брали в гору зеленую».  Пошли тогда  Юды Самовилы  на поле и там другого молодца нашли,  что пасёт стадо в триста овец и Юды ему говорят: «Ой, ли удал молодец- чабан,  знаешь ли ты, или не знаешь? По утру будет личень день, Сырный –день. Для Бога мы жертву воздаем,  и  тебя мольбою мы молим, чтоб дал нам молодое ягня и  свежего молока. Сыро Бога мы попросим  чтоб расплодил  он твое стадо.  Триста овец теперь пасёшь ты,  а будешь три тысячи пасти.» Младой чабан ответ держит: «Ой, Юды самовилы,  у меня  лишь одно молодое  ягня, и его для жертвы отдаю-отпускаю я,  в личень день,  да Сырный -день, чтоб пошли вы  на гору,  да во пещеру, а я остаюсь на поле,  и  для Бога жертву не  воздаю, не для меня тот личень день. Когда старец меня послал, чтоб пас его  стадо,  то клятвою меня заклинал.  Что когда будет личень день, да  Сырный -день,  чтоб  молодого ягня  я в жертву принес,  а если  то не сотворю  то свежее молоко не ссырю,  и уменьшится сильно стадо мое,  и тогда не быть  мне  млад чабаном.»  И я пригоню молодого ягня, хотя одно оно в стаде,  но за одного Бог девять даст». Юды  на это соглашались  и  чабан просил милости, чтоб на стадо воды прыснули  и  чтоб оно стало  в три тысячи!  А  вот Нюня этого не сделал и на горе жертву не воздал, а  убежал с горы и не быть Нюне ведь чабаном. И  говорят ему: «Ты, Нюня, милости проси,  повыйди на гору, во пещеру,  где Юды Самовилы, по утру будут личень день,  да Сырный  день справлять. Три года стадо у него  не плодится,  а лишь уменьшается. А если бы   дал молодого ягня,   то стадо расплодилось бы. Было три тысячи, а стало бы  триста тысяч!» Ответ держит чабан  Нюня: «Беги, Юда, убегай, вытащу я лютую стрелу,  и стрельну прям тебе  в сердце, уже и так стадо уменьшилось,  а ты ещё   берешь молодого ягня.» Рассердилась Гора Юда, разгневалась,  и не пошла во пещеру,  а играла в золотую свирель, и бросила золотой посох,  и его  стадо   рассыпалось.  И чабан Нюня заплакал и  ей в ответ   говорит :«Сгони Юда, стадо,   я поймаю молодого ягня,  и надою свежего молока.»  А Юда в ответ и говорит: «Даёшь ты мне, или не даёшь,  но стадо уже рассыпалось, и счастье  будет другому чабану — Кароне.»  И подошла Гора Юда,  к нему и говорит:«Бог в помощь, чабан Карона!  По утру будет личень день  Сырный -день, дашь ли ты мне молодого ягня,?»  Ответил  ей чабан Карона:«Эй, Юда Самовила, дам тебе молодое ягня, и дам двенадцать овнов,  пятнистых,  ты за меня жертву воздай, чтоб плодилось  мое стадо.» Чабан Карона  погнал двенадцать овнов,  на гору , а с ним пошла Гора Юда, и когда они дошли  то Гора  прокричала: «Ой, тятя , Сыр Боже, встречай чабана Карону, что гонит молодого ягня.  и двенадцать овнов, и  несёт  свежее молоко,  а чабана Нюню накажи, пас он своё стадо, малым числом,  и мне не дал молодого ягня! Рассердилась,  я и  бросила золотой посох  и стадо его рассеялось, разбежалось. Потом сходила  я на поле,  где стадо  пасёт чабан Карона и он  дал мне молодого ягня  а ещё и овнов пятнистых. А теперь мольбою я  тятя  молю, плоди его стадо.» Сыр Бог в ответ и говорит: «Ой, ты, дева, Гора Юда, что тут рядить, да говорить! Как ты сказала так и будет»  И вот  прошел  Сыров день  и  чабан Карона на поле,   пасёт сильное стадо,  три недели стадо пасёт, и стадо его расплодилось, сколько деревьев на горе, столько у него  и ягнят.  Сошел  он на дол в  город, да нанял триста чабанов, чтобы пасли  свое стадо.  Слывёт, Карона, славится,  царём стал он на земле. Ой, Сыр Боже, родной наш  Боже!

 

НА СЫРНЫЙ-день.

(от другого певца)

 

     В селе Кочн, сто лет тому назад (от середины 19 века), на Ярилин -день семь девушек ходили на гору, к некой пещере, и воздавали в жертву для Бога одного ягнёнка, после того одна из них тайком уходила в пещеру и оставляла чашу, наполненную водой, а когда выходила из пещеры, пела следующую песню:

Песня 1.

      Как крикнет  Дева Юда Самовила :«Пойдите, девы, подружки, спуститесь вы на дол, в пещеру. Днесь сходил сюда Сыр Бог, а с ним Гора Юда  со свирелью в руке. Встречает  Бог удальцов чабанов, и  их пытает: «Послушайте, три удальца, знаете ли вы, или  не знаете ? Днесь у меня ведь личень день  Сырный -день,  а вы жертву не воздаете, стадо ваше  теперь уменьшится». Три молодца ответ держат: «Мы тебе жертву, Боже, воздаем, и наши сёстры на горе, в пещере, тебе жертву  воздают». Засмеялся им  в ответ Сыр Бог и с Горой Юдой,  вошел во пещеру,  и заиграла Гора Юда и поёт, и  точит студёную воду с кладенца, чтоб Богу службу служить,  и ему мольбою молится, чтоб как выпьет  он студёной воды, то  в чаше пусть  оставит немного.  Бог  мольбу их услыхал, и оставил студёной воды, а сам на небеса  упорхнул. «Войдите вы в пещеру, и  скорее чашу найдите!» Услышали это девченки, и вошли они в пещеру, ищут золотую чашу, да не нашли   и тогда вошла Юда Самовила  и  села у бел кладенца под деревом, а там  золотая чаша, и  она им чашу подаёт,  а в ней  студёная вода,  которую оставил  Сыр Бог.

 

     После этого, семь  девушек входили в пещеру, и, когда одна из них находила чашу,  то уходили они  к сельскому стаду, напевая следующую песню:

Песня 2.

      Три брата чабана! Где же вы, где. Заприте стадо, чтоб не паслось  оно по горе. Сыр Бог подарочек послал, в дар золотую чашу, а в ней студёная вода. С нами идёт Гора Юда, и  несёт золотую чашу. Водой вспрыснёт  она на стадо,  и оно расплодится. Как услыхали три брата, чабана,  да заперли стадо, чтоб не паслось оно  по горе. Отобрали девять овнов, пятнистих,  дождались  семи девчат. И в жертву воздают девять овнов, и мольбою молятся: «Гора Юда самавила, сыграй, Юда в свирель,  и собери  стадо,  да  подои  свежего молока, чтобы наполнить ведерца. Золотую руку в ведёрочки, опусти,  чтоб  створожить свежий творог,  и  угости ты подружек.  Те подружки наши сёстры  и  вспрысни  студёной водой на стадо,  чтоб  оно расплодилось, а  тебя, Юда мы славим, да прославим!

     

        Когда приходили к стаду, одна из девушек, которая несла чашу и свирель, входила в стадо, и опрыскивала его водой из чашы и доила овец;  другие же пели следующую песню:

 

 

Песня 3.

  Заиграй, Гора Юда Самавила насвиреле,  чтоб гора вся ожила. Игру  твою услышали птицы и собрались на горе, и  больше уже они  не порхают,  а слушают как она играет и поёт. И собралось стадо, и  не пасется больше  по горе,  и тогда Гора Юда,  оставила  свирель, вынула золотую чашу, и  водой  прыснула   на стадо  и говорила: «Три брата -главные чабаны, стадо ваше три тысячи,  а через год будет  триста тысяч!» Речь , ещё  она не промолвила,  как поставила ведёрочки,  и  доила стадо. Свежее молоко в вёдра льется , и  ссырила  она творог . Да кликнула же подружек, чтоб угощением угостить.  Три дня Юда была  на горе и  ушла. И вот три брата стадо всё пасут, и ещё года не минуло, как их стадо расплодилось, и стало  триста тысяч!  И  они всё жертву воздают, когда наступит  Личень день,  да Сырный –день да Ярилин день,  и  соберутся девочки, родные сёстры, принесут  белые калачи, а на   калачах свежий творог,  и ставят они  это на трапезу  и угощаются.

А вот  какие старинные обряды были  на  Весеннее Равноденствие на Севере Руси (по материалам «Северной сказки»):

Старинные обряды Комоедицы

Вот Комоедица — неделя празднования, весенних забав до мартовского излома Солнца. В глубь веков уходит особое чествование в это время могучего Велеса. Помимо всего прочего, это звериный Бог — Хозяин. Воплощается Велес в это время в медведя.

Важно на этом праздничном старинном обряде чтить Велеса танцами. Одетые в медвежьи шкуры танцоры изображают появления Хозяина Лесов на общем празднике. Не всегда одевались в медвежью шкуру — можно было малицу выворотить мехом наружу. Маску не одевали, потому как надеть маску — значит натянуть личину навьи. Чтобы сделать лицо неузнаваемым, по- другому поступали. В Лешуконском районе для этого закрывали лицо белым платком. Есть свидетельство, что в деревне Русома на Вашке ряженые медведями ходили по домам и танцевали «медвежью пляску». При этом приговаривали:
 

— Медвежья пляска не порато баска.
Баска, не баска, а трясёмся.

В Лешуконском и Каргопольском краю пекли обрядовое печенье «козульки», в виде фигурок животных и, по некоторым рассказам, на праздник наряжались козой.

В некоторых деревнях Лешуконского (Ценогоры, Селище) и Холмогорского (Ракула, Курья, Мякурье) районов на Комоедицу в середине деревни жгли костер, в который бросали бочки, туеса со смолой и солому. В деревне Ильино Холмогорского района ребята, когда костер (по-местному — маяк) разгорится, кричали:
 

—Прощай, Мара-Марушка,
На весну редьки хвост,
Побежала на погост!

Весенние забавы, сожжение соломы на костре, сопровождалось присловьями, похожими на это, в которых Масленица (она же Мара, Морена, Марушка) с прибаутками отправлялась на тот свет. Но,  сожжение Масленицы не так часто проводилось на Севере, если сравнивать с югом.

Старинные обряды встречи Весны

Встреча Весны-Лёли, следовавшей за Комоедицей и приходившейся на излом Солнца, включала в себя новые весенние забавы. На Севере вот как веселились: катались на лошадях вдоль деревни или вокруг нее, катались с гор, угощались блинами. В отличие от южных славян, говорят, никогда не проводили кулачные бои и конные ристалища, старинные обряды на другое нацеливались.

 

Много было старинных обрядов для молодожёнов. А как же! Ведь Ярило и Лёля спускались в то время к людям!

Так, при катании на лошадях парни усаживали понравившихся им девушек на колени. В деревнях на Вашке парни украшали коней, на которых катались, лентами, взятыми из повязок девушек. Повсюду рассказывают, как делали ледяные горы и с них катались все от мала до велика. В мезенских деревнях при этом особое значение придавалось катанию молодоженов — молодых пар, живущих вместе не больше года. При катании с гор с молодоженов снимали шапки и трясли ими в воздухе (отсюда и само название обычая — «трясти шапки») до тех пор, пока молодуха не поцелует мужа. Потом молодые кланялись окружающим и скатывались вместе на санках.

В некоторых деревнях скатывались на шкурах животного. Например, в селе Кимжа Мезенского района рассказывали так: «Мужа приведут к горке, посадят на шкуру. Он шапкой трясет. Жену его выкликают. Она кланяется по сторонам; потом мужа поцелует, и он ее катит с горки».

Вот ещё обычаи с молодоженами в селе Койнас Лешуконского района. Здесь в день излома Солнца жители деревни рядились охотниками и ловили молодок сетями, потом их отдавали молодым мужьям за выкуп. Наряжались не только охотниками, но и медведем, рыбаком, лешим («оденутся в черное, рожки сделают»).

В деревнях Северной Двины также существовал обычай для молодоженов скатываться с горки, но несколько в иной форме и под другим названием. В Холмогорском районе обычай с молодоженами называли «горку мазать»: «первогодние молодые, «горку мазали». Подманят молодых, ножку им подставят, они падают».

 

 

Среди весенних забав были и шуточные женитьбы. Жители из села Кулой так сказывают:

— Рядились бывало: мужики — бабой, бабы — мужиками. Лошадь сделают, приведут — она все равно как лошадь… Вот как зайдут с лошадью, так все молодцы в сторону. Просто боялись. Когда лошадь выйдет, маскированные женятся… Им песни поют; они не открываются — лица не открывают. И ты не знаешь, за кого ты замуж вышла… Иная раз пять за праздник женится. Ее опевают. Бывало на Кулой-горе, я видела, так очередь выстраивалась тех, кого женят. Поженят — они уедут, следующих… Потом разнарядятся — люди ведь. Михеевы сыновья хорошо лошадью наряжались…

В гнезде деревень под названием Ракула Холмогорского района главное значение в подобных старинных обрядах придавалось выкупам: «Если денежки заплатишь, хорошо скатишься, а то санки из-под тебя вытащат. Сходные обычаи с молодоженами назывались «солить рыжики на зиму». Как мы теперь понимаем, этот весенний праздник — чествование молодожёнов, в противовес Коляде, который больше являлся праздником неженатой молодёжи.

Народные русские сказки в оригинале

  • Рахта Рагнозерский

    Как во той ли губернии во Олонецкой, Ай во том уезде во Пудожском, В глухой деревне в Рагнозере, Во той …

  • Соловей Будимирович

    Высота ли, высота поднебесная, Глубота, глубота акиян‑море, Широко раздолье по всей земли, Глубоки омоты днепровския. Из‑за моря, моря синева, Из …

  • Хитрая наука. Обработка В. А. Гатцука

    Жили-были дед да баба, а у них был сын. Старику очень хотелось отдать сына в науку, чтоб смолоду был родителям …

  • Счастье. Н.П. Вагнер

    На берегу моря, в убогой лачужке жил отец и два сына. Старшего звали Жаком. Он был высокий, смуглый и черноволосый. …

  • Напуганные медведь и волки. По А.Н. Афанасьеву

    В обработке А.Н. Афанасьева Жили-были на одном дворе козел да баран; жили промеж себя дружно: сена клок — и тот …

  • Не будите меня, молоду

    Не будите меня, молоду, Да утром рано, поутру, Разбудите молоду, Да когда солнышко взойдет. Разбудите меня, молоду, Да когда солнышко …

  • Лиса Патрикеевна. К.Д. Ушинский

    У кумушки-лисы зубушки остры, рыльце тоненькое, ушки на макушке, хвостик на отлете, шубка тепленькая. Хорошо кума принаряжена: шерсть пушистая, золотистая; …

  • Опасный жених

    Женился мужик на вдове. Была у него дочка, и у вдовы тоже. Только возненавидела мачеха свою падчерицу, мужикову дочь, сживает …

  • Копеечка. Русская народная сказка

    Покумился бедняк с богатеем, да и взял как-то у него взаймы десять целковых. Вот, мало времени спустя, и выплатил он …

  • Во кузнице

    Во ку… во кузнице, Во ку… во кузнице, Во кузнице молодые кузнецы, Во кузнице молодые кузнецы. Они, они куют, Они, …

  • Баба-яга в славянских народных мифах. А.Н. Афанасьев

    Бабе-яге принадлежит весьма важная и многознаменательная роль в народном эпосе и преданиях славянского племени. В разных отделах настоящего сочинения мы …

  • Бедный Гнедко. В.Ф. Одоевский

    Посмотрите, посмотрите, мои друзья, какой злой извозчик, как он бьёт лошадку!.. В самом деле, она бежит очень плохо… Отчего ж …

  • Возле речки, возле мосту

    Возле речки, возле мосту, Возле речки, возле мосту трава росла, Трава росла шелковая, Шелковая, муровая, зеленая. Уж я в три …

  • Таусинь! Таусинь!

    Таусинь! Таусинь! Ребята, ребята, Таусинь! Берите топоры! Таусинь! На что брать топоры? Таусинь! Рубите вы сосны! Таусинь! На что рубить …

  • Бабка и медведь

    Поехала бабка в лес по дрова. Вдруг слышит: в болоте хряснуло, в лесу стукнуло — медведь идет. — Бабка, бабка, …

  • Грамота. Русские пословицы и поговорки. В.И. Даль.

    Грамоте учиться всегда (вперед) пригодится. Кто грамоте горазд, тому не пропасть. Побольше грамотных, поменьше дураков. Не складна челобитная складом, складна …

  • Лиса плачея. А.Н. Толстой

    Жили-были старик да старушка. Старушка померла. Жалко старику старушку. Пошел он искать плачею. Идет, а навстречу ему медведь: – Куда, …

  • Про жену-супроптивницу. Обработка В. А. Гатцука

    Была у мужика жена, да такая-то злая и спорщица, что мужу с ней иной раз чистая беда: что муж ни …

  • Сивко-бурко (вариант 1). Обработка А.Н. Афанасьева

    Жил-был старик; у него было три сына, третий-от Иван-дурак, ничего не делал, только на печи в углу сидел да сморкался. …

  • Дюк Степанович. Пересказ Н. И. Надеждина

      Далеко-далеко, за синими морями, за высокими горами, в Индии заморской, в богатой Волынь-земле жил добрый молодой купец Дюк Степанович. …

  • Славянские сказки — Славянская культура

    “Ложью” у cлавян называлась неполная, поверхностная Правда. Например, можно сказать: “Вот целая лужа бензина”, а можно сказать, что это лужа грязной воды, затянутая сверху пленкой бензина. Во втором утверждении — Правда, в первом же сказана не совсем Правда, т.е. Ложь. “Ложь” и “ложе”, “ложа” — имеют однокоренное происхождение. Т.е. то, что лежит на поверхности, или на поверхности чего можно лежать, или — поверхностное суждение о предмете. 

    И все же, почему к Сказам применено слово “ложь”, в смысле, поверхностная правда, неполная правда? Дело в том, что Сказка — это действительно Ложь, но только для Мира Явного, проявленного, в котором сейчас пребывает наше сознание. Для других Миров: Нави, Слави, Прави, те же сказочные персонажи, их взаимодействие, являются истинной Правдой. Т.о., можно сказать, что Сказка — это все-таки Быль, но для определенного Мира, для определенной Реальности. Если Сказка навевает в вашем воображении какие-то Образы, значит, откуда-то эти Образы пришли, прежде чем их вам выдало ваше воображение. Никакой оторванной от реальности фантастики не существует. Всякая фантастика также реальна, как наша явная жизнь. Наше подсознание, реагируя на сигналы второй сигнальной системы (на слово), “вытаскивают” Образы из коллективного поля — одной из миллиардов реальностей, среди которых мы живем. В воображении не существует лишь одного, вокруг чего закручено так много сказочных сюжетов: “Пойди Туда, неведомо Куда, Принеси То, неведомо, Что”. Ваша фантазия может представить себе что-либо подобное? — До поры, нет. Хотя, у наших Многомудрых Предков и на этот вопрос был вполне адекватный ответ.

    “Урок” у славян означает нечто, стоящее У Рока, т.е. некоторую фатальность Бытия, Судьбу, Миссию, которая есть у любого человека, воплощенного на Земле. Урок — то, что необходимо усвоить, прежде чем твой эволюционный Путь продолжится дальше и выше. Т.о., Сказка — Ложь, но в ней всегда присутствует Намек на тот Урок, который каждому из людей предстоит познать в течение своей Жизни.

    КОЛОБОК

    Попросил Рас Деву: — Испеки мне Колобок. Дева по Сварожьим амбарам помела, по Чертожьим сусекам поскребла и испекла Колобок. Покатился Колобок по Дорожке. Катится-катится, а навстречу ему — Лебедь: — Колобок-Колобок, я тебя съем! И отщипнул клювом кусочек от Колобка. Катится Колобок дальше. Навстречу ему — Ворон: — Колобок-Колобок, я тебя съем! Клюнул Колобка за бочок и еще кусочек отъел. Покатился Колобок дальше по Дорожке. Тут навстречу ему Медведь: — Колобок-Колобок, я тебя съем! Схватил Колобка поперек живота, да помял ему бока, насилу Колобок от Медведя ноги унес. Катиться Колобок, катиться по Сварожьему Пути, а тут навстречу ему — Волк: — Колобок-Колобок, я тебя съем! Ухватил Колобка зубами, так еле укатился от Волка Колобок. Но Путь его еще не закончился. Катится он дальше: уж совсем маленький кусочек от Колобка остался. А тут навстречу Колобку Лиса выходит: — Колобок-Колобок, я тебя съем! — Не ешь меня, Лисонька, — только и успел проговорить Колобок, а Лиса его — “ам”, и съела целиком.

    Сказка, знакомая всем с детства, обретает совсем иной смысл и куда более глубокую суть, когда мы открываем для себя Мудрость Предков. Колобок у славян никогда не был ни пирожком, ни булочкой, ни “почти ватрушкой”, как поют в современных сказках и мультиках самые разномастные хлебобулочные изделия, которых нам выдают за Колобка. Мысль народная куда более образна и сакральна, нежели ее пытаются представить. Колобок — это метафора, как почти все Образы героев русских сказок. Не даром русский народ повсюду славился своим образным мышлением.

    Сказка о Колобке — это астрономическое наблюдение Предков за движением Месяца по небосклону: от полнолуния (в Чертоге Раса), до новолуния (Чертог Лисы). “Замес” Колобка — полнолуние, в данной сказке, происходит в Чертоге Девы и Раса (примерно соответствует современным созвездиям Девы и Льва). Далее, начиная с Чертога Вепря, Месяц идет на убыль, т.е. каждый из встречающихся Чертогов (Лебедь, Ворон, Медведь, Волк) — “съедают” часть Месяца. К Чертогу Лисы от Колобка уже ничего не остается — Мидгард-Земля (по современному — планета Земля) полностью закрывает Месяц от Солнца.

    Подтверждение именно такой интерпретации Колобка мы находим в русских народных загадках (из собрания В.Даля): Голубой платок, красный колобок: по платку катается, людям усмехается. — Это про Небеса и Ярило-Солнце. Интересно, как бы современные сказочные новоделы изобразили бы красного Колобка? Подмешали румян в тесто?

    Для детишек еще пара-другая загадок: Белоголовая корова в подворотню смотрит. (Месяц) Молодой был — молодцом глядел, под старость устал — меркнуть стал, новый родился — опять развеселился. (Месяц) Вертится вертушечка, золотая коклюшечка, никто ее не достанет: ни царь, ни царица, ни красная девица. (Солнце) Кто на свете всех богаче? (Земля)

    Следует учитывать, что славянские созвездия не соответствуют в точности современным созвездиям. В Славянском Круголете — 16 Чертогов (созвездий), и имели они иные конфигурации, чем современные 12 Знаков Зодиака. Чертог Раса (семейство Кошачьих) примерно можно соотнести с
    зодиакальным знаком Льва.

    РЕПКА

    Текст сказки наверняка все помнят c детства. Разберем эзотерику сказки и те грубые искажения образности и логики, которые были нам навязаны.

    Читая эту, как и большинство других якобы “народных” (т.е. языческих: “язык” — “народ”) сказок, обращаем внимание на навязчивое отсутствие родителей. Т.е., перед детьми предстают сплошь неполные семьи, чем с детства внушается мысль, что неполная семья — это нормально, “все так живут”. Растят детей одни только дедушки и бабушки. Даже в полной семье стало традицией “сдавать” ребенка на воспитание старичкам. Возможно, эта традиция утвердилась во времена крепостного права, как необходимость. Многие скажут мне, что и сейчас времена не лучше, т.к. демократия — тот же рабовладельческий строй. “Демос”, по-гречески, — не просто “народ”, а народ зажиточный, “верхушка” общества, “кратос” — “власть”. Вот и выходит, что демократия — власть правящей верхушки, т.е. то же рабовладельчество, только имеющее в современной политической системе стертое проявление. Кроме того, религия также является властью верхушки для народа, и также активно участвует в воспитании паствы (сиречь: стада), для своей и государственной верхушки. Что мы воспитываем в детях, рассказывая им сказки под чужую дудку? Продолжаем “готовить” новых и новых крепостных для демосов? Или рабов Божиих?

    С эзотерической точки зрения, какая картина предстает в современной “Репке”? — Линия поколений прервана, нарушен совместный благой труд, идет тотальное разрушение гармонии Рода, Семьи,
    благополучия и радости семейных взаимоотношений. Какие люди вырастают в неблагополучных семьях?.. И этому учат нас новоявленные сказки.

    Конкретно, по “РЕПКЕ”. Двое, самых главных для ребенка героев, отец и мать, отсутствуют. Рассмотрим, какие Образы составляют суть сказки, и что же конкретно было убрано из сказки на символическом плане. Итак, действующие лица: 1) Репка — символизирует Корни Рода. Она посажена
    Предком, самым Древним и Мудрым. Без него и Репки бы не было, и совместного, радостного труда на Благо Рода. 2) Дед — символизирует Древнюю Мудрость 3) Бабка — Традиция, Дом 4) Отец — защита и опора Семьи — убран из сказки вместе с образным значением 5) Мать — Любовь и Забота — убрана из сказки 6) Внучка (дочка) — Потомство, продолжение Рода 7) Жучка — охрана достатка в Роду 8) Кошка — благостная обстановка Дома 9) Мышка — символизирует благосостояние Дома. Мыши заводятся только там, где есть избыток, где каждую крошку не считают. Эти образные значения связаны между собой, как матрешка — одно без другого не имеет уже смысла и полноты.

    Вот и думай потом, ведомо или неведомо были изменены русские сказки, и на кого они “работают” теперь.

    КУРОЧКА РЯБА

    Кажется — ну, какая глупость: били-били, а тут мышка, хлоп — и сказке конец. Зачем все это? Действительно, только детям несмышленым рассказывать…

    Сказка же эта о Мудрости, об Образе Вселенской Мудрости, заключенной в Золотом Яйце. Не каждому и не во всякое время дано познать эту Мудрость. Не всякому она “по зубам”. Иногда приходится согласиться на простую мудрость, заключенную в Простом Яйце.

    Когда вы рассказываете ту или иную сказку своему ребенку, зная ее скрытый cмысл, Древняя МУДРОСТЬ, заключенная в этой сказке, впитывается “с молоком матери”, на тонком плане, на подсознательном уровне. Такой ребенок будет понимать многие вещи и соотношения без лишних объяснений и логических подтверждений, образно, правым полушарием, как говорят современные психологи.

    О КАЩЕЕ и БАБЕ-ЯГЕ

    В книге, написанной по лекциям П.П.Глобы, находим интересную информацию о классических героях русских сказок: “Имя “Кощей” произошло от названия священных книг древних славян “кощун”. Это были деревянные перевязанные таблички с написанными на них уникальными знаниями. Хранителя этого бессмертного наследства и называли “кощеем”. Его книги передавались из поколения в поколение, но вряд ли он был действительно бессмертным, как в сказке. (…) А в страшного злодея, колдуна, бессердечного, жестокого, но могущественного, … Кощей превратился сравнительно недавно — во время введения православия, когда всех положительных персонажей славянского пантеона превратили в отрицательных. Тогда же возникло и слово “кощунство”, то есть следование древним, нехристианским обычаям. (…) И Баба-Яга у нас популярная личность… Но до конца очернить ее в сказках так и не смогли. Не куда-нибудь, а именно к ней приходили в трудную минуту все Иваны-царевичи и Иваны-дураки. А она их кормила-поила, баньку им топила и спать на печь ложила, чтобы поутру указать нужный путь, помогала распутать самые сложные их проблемы, давала волшебный клубок, что сам приводит к нужной цели. Роль “русской Ариадны” делает нашу бабульку удивительно похожей на одно авестийское божество,… Чисту. Эта женщина-очистительница, своими волосами подметающая дорогу, сгоняющая с нее хравстру и всякую нечисть, очищающая дорогу судьбы от камней и мусора, изображалась с метлой в одной руке и клубком в другой. … Ясно, что при такой должности быть оборванной и грязной она никак не может. Тем более, своя банька есть”. (Человек — Древо Жизни. Авестийская традиция. Мн.:Арктида, 1996г.)

    Это знание отчасти подтверждает славянское представление о Кащее и Бабе-Яге. Но обратим внимание читателя на существенную разницу в написании имен “Кощей” и “Кащей”. Это два принципиально разных героя. Тот негативный персонаж, что используется в сказках, с которым борются все действующие лица, во главе с Бабой-Ягой, и Смерть которого ” в яйце”, это — КАЩЕЙ. Первая руна в написании этого древнеславянского слова-образа — “Ка”, означающая “собирание внутрь себя, союз, объединение”. Например, руническое слово-образ “КАРА” — не означает наказание, как таковое, а означает нечто не излучающее, переставшее сиять, почерневшее, потому что собрало все сияние (“РА”) внутрь себя. Отсюда же слово КАРАКУМ — “КУМ” — родственник или множество чего-либо родственного (песчинок, например), а “КАРА” — собравшие сияние: “собрание сияющих частичек”. Это уже несколько иной смысл, нежели предыдущее слово “кара”.

    Славянские рунические образы необычайно глубоки и емки, неоднозначны и непросты для обычного читателя. Этими образами в целостности владели лишь Жрецы, т.к. запись и прочтение рунического образа — дело серьезное и очень ответственное, требует большой точности, абсолютной чистоты мысли и сердца.

    Баба Йога (Йогиня-Матушка) — Вечнопрекрасная, Любящая, Добросердечная Богиня-Покровительница детей-сирот и детей вообще. Она странствовала по Мидгард-Земле то на Огненной Небесной Колеснице, то верхом на коне по землям, на коих жили Роды Великой Расы и потомки Рода Небесного, собирая безпризорных детей-сирот по градам и весям. В каждой Славяно-Арийской Веси, даже в каждом многолюдном граде или поселении, Богиню-Покровительницу узнавали по излучающейся доброте, нежности, кротости, любви и ее нарядным сапожкам, украшенным золотыми узорами, и показывали Ей, где живут дети-сироты. Простые люди называли Богиню по-разному, но обязательно с нежностью. Кто — Бабушкой Йогой Златой Ногой, а кто и совсем по-просту — Йогиней-Матушкой.

    Детей-сирот Йогиня доставляла в свой предгорный Скит, который находился в самой чаще леса, у подножия Ирийских гор (Алтай). Она делала это для того, чтобы спасти от неминуемой гибели последних представителей древнейших Славянских и Арийских Родов. В предгорном Скиту, где Йогиня-Матушка проводила детей через Огненный обряд посвящения Древним Вышним Богам, имелось Капище Бога Рода, высеченное внутри горы. Рядом с горным Капищем Рода, в скале имелось специальное углубление, которое Жрецы называли Пещь Ра. Из него выдвигался каменный помост, разделенный выступом на два равных углубления, называемый ЛапатА. В одно углубление, которое было ближе к Пещь ра, Йогиня-Матушка укладывала спящих детей в белых одеждах. Во второе углубление накладывался сухой хворост, после чего ЛапатА задвигался обратно в Пещь Ра, и Йогиня поджигала хворост. Для всех присутствовавших на Огненном обряде это означала, что дети-сироты посвящены Древним Вышним Богам и в мирской жизни Родов их никто более не увидит. Чужестранцы, которые иногда присутствовали на Огненных Обрядах, очень красочно рассказывали в своих краях, что своими глазами наблюдали, как маленьких детей принесли в жертву Древним Богам, бросив живыми в Огненную Печь, и сотворила сие Баба Йога. Чужестранцам было неведомо, что когда задвигался помост-лапата в Пещь Ра, специальный механизм опускал каменную плиту на выступ лапаты и отделял углубление с детьми от Огня. Когда загорался Огонь в Пещь Ра, Жрецы Рода переносили детей с лапаты в помещения Капища Рода. Впоследствии из детей-сирот воспитывали Жрецов и Жриц, а когда они становились взрослыми, юноши и девушки создавали семьи и продолжали свой род. Ничего из этого чужеземцы не ведали и продолжали распространять сказки о том, что дикие Жрецы Славянских и Арийских народов, а в особенности кровожадная Баба Йога, детей-сирот в жертву Богам приносят. Эти чужеземные сказки повлияли на Образ Йогини-Матушки, особенно после христианизации Руси, когда Образ красивой молодой Богини подменили Образом старой, злой и горбатой старухи со спутанными волосами, которая крадет детей. жарит их в печи в лесной избе, а потом поедает их. Даже Имя Йогини-Матушки исказили и стали пугать Богиней всех детей.

    Очень интересным, с эзотерической точки зрения, является сказочное Наставление-Урок, сопровождающее не одну русскую народную сказку:

    Пойди Туда, неведомо Куда, Принеси То, неведомо Что.

    Оказывается, не только сказочным молодцам давался такой Урок. Это наставление получал каждый потомок из Родов Свята Расы, что восходил по Златому Пути Духовного Развития (в частности, осваивая Ступени Веры — “науку образности”). Второй Урок Первой Ступени Веры человек начинает с того, что заглядывает внутрь себя, чтобы увидеть все многообразие красок и звуков внутри себя, а также изведать ту Древнюю Родовую Мудрость, которую получил при своем рождении на Мидгард-Земле. Ключ к этому великому кладезю Мудрости известен каждому человеку из Родов Великой Расы, он заключен в древнем наставлении: Пойдите Туда, не зная Куда, Познайте То, не ведомо для вас Что.

    Этому славянскому Уроку вторит не одна народная мудрость мира: Искать мудрость вне себя — вот верх глупости. (Чаньское изречение) Загляните внутрь себя, и вы откроете весь мир. (Индийская мудрость)

    Русские сказки претерпели множество искажений, но, все же, во многих из них осталась Суть Урока, заложенного в небылице. Она небылица в нашей реальности, но быль — в другой реальности, не менее реальной, чем та, в которой мы живем. Для ребенка понятие реальности расширено. Дети видят, ощущают гораздо больше энергетических полей и потоков, чем взрослые. Необходимо уважать реальности друг друга. То, что для нас — Небыль, является Былью для малыша. Потому так важно посвящать ребенка в “правильные” сказки, с правдивыми, изначальными Образами, без наслоений политики и истории.

    Наиболее правдивыми, относительно свободными от искажений, на мой взгляд, являются некоторые сказки Бажова, сказки няни Пушкина — Арины Родионовны, записанные поэтом почти дословно, сказы Ершова, Аристова, Иванова, Ломоносова, Афанасьева… Наиболее чистыми, в своей первозданной полноте Образов, мне кажутся Сказы, из 4 книги Славяно-Арийских Вед: “Сказ о Ратиборе”, “Сказ о Ясном Соколе”, данные с комментариями и пояснениями по словам, которые вышли из русского повседневного употребления, но сохранились неизменными в сказках.
     

    Похожие статьи:

    Фольклористика → Почему Финиста прозвали Ясным Соколом?

    Фольклористика → Славянские сказки

    Фольклористика → Ведическая культура и русский фольклор

    Фольклористика → Славяне, русалья неделя и Троица, или По кому плачет кукушка?

    Фольклористика → Характеры славянских Богов и их служителей в народных сказках

    Рейтинг

    последние 5

    «Былины. Русские народные сказки. Древнерусские повести»

    Описание:

    Том 1. Русские народные былины, сказки и древнерусские повести.

    Иллюстрация на обложке и внутренние иллюстрации И.Д. Архипова.

    Содержание:

    1. В.П. Аникин. Мир былин и сказок (эссе), стр. 3-18
    2. Т.Н. Михельсон, Д.С. Лихачёв. Первые века русской литературы (статья), стр. 19-40
    3. Былины
      1. Илья Муромец и Соловей–разбойник, стр. 43-50
      2. Илья Муромец и Калин-царь, стр. 50-64
      3. Добрыня и Змей, стр. 64-70
      4. Алеша Попович и Тугарин-Змеевич, стр. 70-75
      5. Добрыня и Алеша, стр. 76-80
      6. Иван — гостинный сын, стр. 81-84
      7. Вольга и Микула Селянинович, стр. 84-89
      8. Соловей Будимирович, стр. 89-95
      9. Ставр Годинович, стр. 95-104
      10. Садко, стр. 104-113
      11. Василий Буслаевич, стр. 113-120
      12. Вавило и скоморохи, стр. 121-126
    4. Русские народные сказки
      1. Лиса и волк (сказка), стр. 129-131
      2. Лиса-повитуха (сказка), стр. 131-132
      3. Лиса-исповедница (сказка), стр. 132
      4. Лиса и журавль (сказка), стр. 133
      5. Лиса и тетерев (сказка), стр. 133
      6. Лиса и рак (сказка), стр. 134
      7. Лиса и кувшин (сказка), стр. 134
      8. Лиса и козел (сказка), стр. 134-135
      9. Ворона и рак (сказка), стр. 135
      10. Зимовье зверей (сказка), стр. 135-137
      11. Кот и лиса (сказка), стр. 137-139
      12. Кот, петух и лиса (сказка), стр. 139-142
      13. Бобовое зёрнышко (сказка), стр. 142-143
      14. Кочет и курица (сказка), стр. 144
      15. Журавль и цапля (сказка), стр. 144-145
      16. Теремок (сказка), стр. 145-146
      17. Колобок (сказка), стр. 146-147
      18. Мужик и медведь (сказка), стр. 147-148
      19. Пузырь, соломинка и лапоть (сказка), стр. 148
      20. Мизгирь (сказка), стр. 148-149
      21. Байка про тетерева (сказка), стр. 149-150
      22. О щуке зубастой (сказка), стр. 150
      23. Яичко (сказка), стр. 150-151
      24. Лев, щука и человек (сказка), стр. 151-152
      25. Война грибов (сказка), стр. 152-153
      26. Глиняный парень (сказка), стр. 153-154
      27. Кузьма Скоробогатый (сказка), стр. 154-158
      28. Петух и жерновцы (сказка), стр. 158-159
      29. Гуси-лебеди (сказка), стр. 159-161
      30. Хаврошечка (сказка), стр. 161-163
      31. Морозко (сказка), стр. 163-165
      32. Белая уточка (сказка), стр. 165-168
      33. Сестрица Алёнушка и братец Иванушка (сказка), стр. 168-170
      34. Царевна-лягушка (сказка), стр. 170-175
      35. Иван царевич и серый волк (сказка), стр. 175-181
      36. Поди туда — не знаю куда, принеси то — не знаю что (сказка), стр. 181-194
      37. Сказка о молодильных яблоках и живой воде (сказка), стр. 194-205
      38. Финист — ясный сокол (сказка), стр. 205-211
      39. Сивка-бурка (сказка), стр. 211-214
      40. Морской царь и Василиса Премудрая (сказка), стр. 215-221
      41. Марья Моревна (сказка), стр. 221-229
      42. Никита Кожемяка (сказка), стр. 229-230
      43. Сказка о славном, могучем богатыре Еруслане Лазаревиче (сказка), стр. 230-255
      44. Чудесная рубашка (сказка), стр. 255-259
      45. Хрустальная гора (сказка), стр. 260-262
      46. Волшебное кольцо (сказка), стр. 262-272
      47. Иван — крестьянский сын и чудо-юдо (сказка), стр. 272-279
      48. Волшебная дудочка (сказка), стр. 280-282
      49. Окаменелое царство (сказка), стр. 282-284
      50. Заколдованная королевна (сказка), стр. 285-290
      51. Вещий сон (сказка), стр. 290-297
      52. Ночные пляски (сказка), стр. 297-299
      53. Птичий язык (сказка), стр. 299-301
      54. Арысь — поле (сказка), стр. 301-301
      55. Семь Симеонов (сказка), стр. 302-305
      56. Хитрая наука (сказка), стр. 305-309
      57. Правда и кривда (сказка), стр. 309-310
      58. По щучьему веленью (сказка), стр. 310-315
      59. Дочь-семилетка (сказка), стр. 316-318
      60. Лихо одноглазое (сказка), стр. 318-319
      61. Чёрт-заимодавец (сказка), стр. 320
      62. Шабарша (сказка), стр. 320-323
      63. Иванушка-дурачок (сказка), стр. 323-325
      64. Дурак и берёза (сказка), стр. 326-327
      65. Лутонюшка (сказка), стр. 327-328
      66. Горе (сказка), стр. 328-332
      67. Чего на свете не бывает (сказка), стр. 333-334
      68. Про нужду (сказка), стр. 334-335
      69. Барин и собака (сказка), стр. 336-337
      70. Барин и мужик (сказка), стр. 337-338
      71. Барин-кузнец (сказка), стр. 338-339
      72. Похороны козла (сказка), стр. 339-341
      73. Клад (сказка), стр. 341-344
      74. Церковная служба (сказка), стр. 344
      75. Как поп работницу нанимал (сказка), стр. 344-345
      76. Добрый поп (сказка), стр. 345-346
      77. Три калача и одна баранка (сказка), стр. 346
      78. Наговорная водица (сказка), стр. 346-348
      79. Горшок (сказка), стр. 348-350
      80. Солдатская шинель (сказка), стр. 350-351
      81. Солдат и чёрт (сказка), стр. 351
      82. Петухан Куриханыч (сказка), стр. 351-352
      83. Кашица из топора (сказка), стр. 352-353
      84. Глупый жених (сказка), стр. 353
      85. Заяц (сказка), стр. 353-354
      86. Неумелая жена (сказка), стр. 354
      87. Жена-спорщица (сказка), стр. 354
      88. Хорошо, да худо (сказка), стр. 355-356
      89. Не любо, не слушай (сказка), стр. 356-357
      90. Докучные сказки (цикл)
        1. «Жили-была два братца, два братца — кулик да журавль…» (сказка), стр. 357
        2. «Жил-был старик, у старика колодец…» (сказка), стр. 357
        3. «Жил-был царь, у царя был двор, на дворе кол, на колу мочало…» (сказка), стр. 357
        4. «Сказать ли тебе сказку про белого бычка?..» (сказка), стр. 358
        5. «Рассказать ли тебе докучную сказочку?..» (сказка), стр. 358
    5. Древнерусские повести
      1. Нестор Летописец. Повесть временных лет (отрывок, перевод Т. Михельсон), стр. 361-387
      2. Владимир Мономах. Поучение Владимира Мономаха (сокращённый вариант, перевод Д. Лихачёв), стр. 387-390
      3. Сказание о траве емшан (перевод Т. Михельсон), стр. 390-391
      4. Поход князя Игоря Святославича Новгород-Северского на половцев (перевод Т. Михельсон), стр. 391-395
      5. Слово о полку Игореве (подлинный текст, перевод Д. Лихачёв), стр. 396-411
      6. Моления Даниила Заточника (сокращённый вариант, перевод Д. Лихачёв), стр. 412-416
      7. Наставление тверского епископа Семена (перевод Т. Михельсон), стр. 416
      8. Сказание о Соломоне и Китоврасе (перевод Т. Михельсон), стр. 417-419
      9. Повесть о разорении Рязани Батыем (сокращённый вариант, перевод Д. Лихачёв), стр. 419-425
      10. Повесть о Меркурии Смоленском (перевод Т. Михельсон), стр. 425-427
      11. Слово о погибели Русской земли (перевод Т. Михельсон), стр. 427
      12. Житие князя Александра Невского (отрывок, перевод Т. Михельсон), стр. 428-432
      13. Повесть о Шевкале (перевод Т. Михельсон), стр. 432-433
      14. Повесть о жизни Сергия Радонежского (отрывок, перевод Т. Михельсон), стр. 433-440
      15. Сказание о Мамаевом побоище (отрывок, перевод Т. Михельсон), стр. 441-449
      16. Повесть о Петре и Февронии Муромских (перевод Т. Михельсон), стр. 449-455
      17. Повесть о путешествии Иоанна Новгородского на бесе (перевод Т. Михельсон), стр. 455-459
      18. Повесть о купце Дмитрии Басарге и сыне его Борзосмысле (перевод Т. Михельсон), стр. 459-464
      19. Афанасий Никитин. Хождение за три моря (сокращённый вариант, перевод Т. Михельсон), стр. 464-468
      20. Казанское взятие (перевод Т. Михельсон), стр. 469-478
      21. Ива́н IV Грозный. Послание Ивана Грозного Василию Грязному (перевод Т. Михельсон), стр. 478-479
      22. Повесть о кончине и погребении князя Михайла Васильевича Скопина-Шуйского (сокращённый вариант, перевод Т. Михельсон), стр. 479-483
      23. Повесть о Ерше Ершовиче (перевод Т. Михельсон), стр. 483-488
      24. Повесть об Азовском осадном сидении донских казаков (перевод Т. Михельсон), стр. 488-496
      25. Суд Шемякин (перевод Т. Михельсон), стр. 496-498
      26. Сказание о роскошном житии и веселии (сокращённый вариант, перевод Т. Михельсон), стр. 498-500
      27. Повесть о Горе-Злосчастии (подлинный текст), стр. 500-512
      28. Повесть об отроке тверского князя (сокращённый вариант, перевод Т. Михельсон), стр. 512-517
      29. Гистория о российском матросе Василии Кориотском и о прекрасной королевне Ираклии Флоренской земли (сокращённый вариант, перевод Т. Михельсон), стр. 517-530
    6. Т.Н. Михельсон. Комментарии, стр. 531-621
    7. В.П. Аникин. Словарь старинных и местных слов, стр. 622-633

    Примечание:

    Часть переводов являются пересказами.

    В выходных данных ошибочно указано — Том 2.

    1989 г. — доп. тираж 400000 экз.

    Информация об издании предоставлена: iskender-leon, sergu

    Отправить ответ

    avatar
      Подписаться  
    Уведомление о