Разное

Текст царица лета: Написание контрольного диктанта «Царица лета» – Attention Required! | Cloudflare

Итоговый контрольный диктант по русскому языку за курс 8-ого класса

Итоговый контрольный диктант по русскому языку

за курс 8-ого класса

Царица лета

По улицам города, по его бульварам разлит удивительный аромат.

Подует ветерок, чуть колыхнет зеленые кроны – и сильнее ударит волной медовой свежести. Подошла душистая пора, когда цветут липы, указывая на незаметно подступивший разгар лета.

Липа – древнейшая спутница города. Целые города выросли под липами с нареченными в ее честь именами – Липецк, Лиепая, Лейпциг. А сколько в России деревень Подлипок!

Об этом дереве много преданий, сказок, легенд. Липа вековая, равнодушная к бегу времени, недоверчивая даже к приходу весны, — древний поэтический образ славян, символ мира и покоя.

Липа – целая лесная аптека. Народная мудрость сумела разгадать многочисленные лечебные тайны этого дерева. За помощью к нему обращаются при самых разных недугах: кашле, простуде, ангине, ожогах, болях головы и т. д.

А липовый мед! Это – кладовая различных витаминов, средство от многих болезней. Но главный носитель фармакологических свойств – липовый лист. Однако собирать и сушить его нужно умеючи, иначе и дереву навредишь, и для себя ожидаемой пользы не получишь.

Дерево это любо всем. И везде липа в почете. В городе ее стройные стволы и тенистые кроны украшают проспекты и бульвары, скверы и старые парки. Здесь липа – дерево комфорта, несущее красоту и здоровье!

Липа – одно из настоящих чудес природы.

Грамматическое задание:

1. Выполнить синтаксический разбор выделенного предложения.

2. Указать все части речи в данном для разбора предложении.

3. Разобрать по составу: подошла, медовой, душистая, выросли.

4. Выписать три слова с безударной гласной и проверочное слово, графически

выделить орфограмму.

.

Итоговый контрольный диктант по русскому языку

за курс 7-ого класса

Живые огни

Среди ночи выбрался я из палатки и остановился пораженный: ночь цвела огнями! Огнями всех мылимых расцветок!

Над головой высоко зеленый листок луны, вокруг него – серебряные брызги росинок – созвездий…

Тут и там вдруг перечеркивают глубинную черноту неба таинственные капельки падающих метеоритов. Даже чудится, будто, падая, звякают они, расшибаясь о камни ущелий. И тогда вспышки далеких пастушьих костров на склонах представляются искрами, высеченными звездой.

Над черными копнами кустов мерцают искорки светляков. Точь-в-точь искры над буйным костром, когда в него тычут палкой!

Из чащи куста светят глаза непонятные, какие-то неуловимые и неверные. То вдруг нальются розоватым туманом, то вдруг холодно позеленеют, как будто накаляются и остывают. В кустах затаился барханный кот.

Праздник ночных огней. Звезды, горящие как глаза, и глаза, мерцающие так же, как звезды.

Грамматическое задание:

1. Выполнить синтаксический разбор выделенного предложения.

2. Указать все части речи в данном для разбора предложении.

3. Разобрать по составу: перечеркивают, высеченными, искорки, затаился,

высоко.

4. Выписать три слова с безударной гласной и проверочное слово, графически

выделить орфограмму.

Учебно-методический материал по русскому языку (8 класс) по теме: Контрольно-измерительные материалы по русскому языку в 8 классе

                 

Входной мониторинг

        На берегу неширокой речки наш отряд расположился на привал. Сначала мы предполагали остановиться на час, но небо начало покрываться облаками, и мы решили переночевать.

         Местность оказалась подходящей. Рядом была довольно ровная площадка, окружённая низкими ёлочками. Здесь было удобно установить палатки  и разложить костёр. Мальчики расчищали место, ставили палатки, девочки собирали хворост для костра. Между тем безобидные облака, сбившиеся в северной части неба, медленно вырастали в грозовую тучу. Края её, освещённые каким-то чудесным светом, казались ледяными.

         Небо затянулось тяжёлой пеленой, нахмурилось по-осеннему. В течение всей ночи лил дождь, сверкали молнии.

         К утру ливень прекратился, небо очистилось и заголубело. Но земля кое-где хранила следы непогоды. И справа, и слева от нас бежала вода, а речка превратилась в пенящийся поток.

Грамматическое задание:

Выполнить морфемный разбор слов:

окружённая, заголубело.

Выполнить синтаксический разбор предложения:

Между тем безобидные облака, сбившиеся в северной части неба, медленно вырастали в грозовую тучу.

Контрольный диктант

по теме «Двусоставные предложения»

         Красив осенний парк. Метёт багряная метель по его дорожкам. Уходит вдаль аллея, вытканная опавшими листьями. Тих белоствольный строй берёз, на их тонких ветках немного листьев осталось, но каждый дрожит, переливается, сверкает.

       В стороне от аллеи —  серебристые ели. Концы их лап уже поседели, всем своим видом они дают понять, что к зиме готовы.

       А кусты боярышника, как коробейники на ярмарке, развесили напоказ свой товар – крупные красные ягоды.

      Но лучше всех понимают и чувствуют осень молодые клёны и дубы. Они, отливая золотом и бронзой, расстилают под собой мягкие ковры и вместе с ветром украшают своими листьями близкие ели, словно примеряя им новогодний наряд.

      Чист и прозрачен воздух. Далеко слышны звуки, отчётливо разносятся голоса.

Грамматическое задание:

1.Подчеркнуть в предложениях грамматические основы с простым глагольным, составным глагольным и составным именным сказуемыми.

2.Выполнить синтаксический разбор одного составного именного сказуемого.

                           

Контрольная работа

по теме «Односоставные предложения»

                                       

1.Разобрать предложения по данной схеме:

Предложения

         Тип предложения

        Главные члены

Разбор сказуемого

подлежащее

сказуемое

вид

способ выражения

Его в степи без чувств нашли.

неопр.-личн.

             —

       +

пгс

глагол прошедшего времени, мн.числа

Осенний лес был пуст и гол.

Раннее утро.

Нельзя говорить громко.

Идём в горы.

На улице темнеет.

Соловья баснями не кормят.

У меня нет линейки.

2.Выполнить синтаксический разбор словосочетания:

 говорить громко.

3. Выполнить синтаксический разбор предложения:

Идём в горы.

                           

Контрольный диктант

по теме «Однородные члены предложения»

                                       

                                                      В театре

       Вот и театр. Его здание – образец современной архитектуры. К широкой двери непрекращающимся потоком движутся люди всех возрастов: пожилые, молодёжь, дети. Рядом со мной идёт офицер-пограничник. «Товарищи, нет лишнего билетика?» — спрашивает девушка в синем берете. Но помочь ей мы ничем не можем. И в партере, и в ложе, и на галёрке – везде полно народу. Сначала многие разговаривают с соседом справа или слева, а потом умолкают.

      Ожидание длится недолго. Раздвигается занавес,  и зрители попадают во власть чуда. Их взгляды прикованы к сцене.

      А там незнакомые тебе люди борются, радуются, огорчаются. За короткое время ты успеваешь с одними по-настоящему сблизиться, других – возненавидеть. Твоё понимание жизни становится глубже и полнее.

     Побывать в хорошем театре – огромная радость. Оставьте на время повседневные заботы и поспешите в театр.

 Грамматическое задание:

1.Подчеркнуть все однородные члены предложения.

2.Обозначить обобщающие слова.

3.Выполнить синтаксический разбор предложения:

 Оставьте на время повседневные заботы и поспешите в театр.

                           

Контрольный диктант по теме

«Обособленные и уточняющие члены предложения»

                                       Богатство Чёрного моря

       Какое разнообразие форм,  цветов, размеров!

       Природа приложила все усилия, чтобы защитить и спасти от гибели свои замечательные создания. Она постаралась сделать их как можно более незаметными для человеческого глаза. Она раскрасила их во все оттенки моря.

       Например, благородная и дорогая рыба скумбрия, царица Чёрного моря. Её тугое тело, прямое и гладкое, как веретено, окрашено нежнейшими муаровыми тонами, от светло-голубого до тёмно-синего.

      Или бычки. Они водятся под берегом, среди скал, а также в песке, поглубже. Поэтому и окрашены они в бурый цвет скал или желтоватый цвет песка.

       Большие плоские камбалы, привыкшие жить на тенистом дне тихих бухточек, поражают чёрно-зелёным цветом своей толстой кожи, усеянной плоскими костяными шипами, похожими на ракушки.

       Была ещё барабунька, маленькая красно-чёрная горбатая рыбка с крупной, как бы окровавленной чешуёй.

       Стада серебряной тюльки кишат на поверхности моря у берега, сливаясь с серебряным кипением утреннего солнца.

Грамматическое задание:

Графически обозначить все обособленные и уточняющие члены предложения.

Контрольный диктант

по теме «Обращения, вводные слова и междометия»

                                         

       Знаешь ли ты, сколько на земле профессий? Свыше пятидесяти тысяч. Одна из них, без сомнения, будет твоей. Для каждого из вас, ребята, есть место, на котором вы почувствуете себя уверенно, твёрдо, будете пользоваться уважением и, может быть, завоюете славу. Но как найти его?

       Во-первых, надо хорошо себя изучить, вскрыть свои возможности. Каково зрение, память, острота реакции? Здесь можно посоветоваться с врачом.

       Во-вторых, точно разберитесь в своих желаниях. Не выбирайте, например, себе профессию за компанию ( друзья пошли в медицинский колледж, и я с ними), из слепого повиновения ( так хотят родители).

       Познакомиться с разными специальностями вы, конечно, можете уже сейчас. Приглашайте представителей различных профессий (мы советуем вам это) на классный час, на собрания, организуйте экскурсии.

       Думайте, советуйтесь, изучайте себя.

Грамматическое задание:

Найти все вводные слова и указать их значение.

                         

Контрольный диктант

по теме «Способы передачи чужой речи»

                             Вольфганг Амадей Моцарт

      Случилось это, когда мальчику минуло четыре года.

      Однажды отец застал его лежащим на полу среди разложенных листов нотной бумаги. Они были  сплошь исписаны кривыми строчками нот вперемешку с размазанными кляксами.

— Что ты пишешь? – поинтересовался отец.

-Концерт для клавира.

       Отец готов был рассмеяться, но, приглядевшись, замолчал.

       Мальчик вскарабкался на стул у клавесина и заиграл.

       Малыша звали  Вольфганг Амадей Моцарт,

       Через несколько лет его имя стало известно всей Европе, где он выступал с концертами. Он играл так, что ни один взрослый музыкант не мог с ним сравниться. Когда Вольфганг  садился за инструмент, музыка словно рождалась из-под его пальцев.

        Многие говорили: «Этот ребёнок со временем затмит всех музыкантов и станет величайшим композитором, когда-либо жившим на земле».

        И Моцарт действительно стал им.

Итоговый контрольный диктант

                                         Короткое северное лето

       Однажды утром, когда отчаявшиеся люди уже потеряли надежду на приход лета, северный ветер внезапно стих. Из-за свинцовой мути робко и неуверенно проглянул голубой глазок неба. Потом вдали глухо бухнуло. Тёмные тяжёлые тучи поползли на деревню. Они ползли  медленно, грозно клубясь и властно разрастаясь до самого горизонта. И вдруг оглушительный грохот сотряс землю.

       Захлопали двери. Люди выбегали на улицу, ставили ушаты под потоки и под проливным дождём радостно перекликались друг с другом. По вспененным лужам носились босоногие ребятишки, всю весну высидевшие дома.

       Началось короткое северное  лето. Оно зашагало по влажным, курящимся лёгким паром полям с проклюнувшимися всходами, по обочинам дорог, опушённых нежнейшей зеленью, по ожившим перелескам. Играла, ширилась на солнце молодая берёзовая рощица, вся подёрнутая зелёной дымкой.

Читать онлайн электронную книгу Лето Господне — Царица Небесная бесплатно и без регистрации!

С Фоминой недели народу у нас все больше: подходят из деревни ездившие погулять на Пасху, приходят рядиться новые. На кирпичах, на бревнах, на настилке каретника, даже на крыше погреба и конуре Бушуя – народ и народ, с мешками и полушубками вверх овчиной, с топориками, пилами, которые цепляют и тонко звенят, как струнки. Всюду лежат вповалку, сидят, прихватив колени в синеватых портах из пестряди: пьют прямо под колодцем, наставив рот; расчесываются над лужей, жуют краюхи, кокают о бревно и обколупывают легонько лазоревые и желтые яички, крашенные васильком и луком. У сараев, на всем виду, стоят дюжие землекопы-меленковцы.

– Меленковцы-то наши… каждый уж при своей лопате, как полагается, – показывает мне Горкин. – Пятерик хлебца смякает и еще попросит. Народ душевный.

Меленковцы одеты чисто – в белых крутых рубахах, в бурых сермягах, накинутых на одно плечо; на ногах чистые онучи, лапти – по две ступни. И воздух от них приятный, хлебный. Похаживают мягко, важно, говорят ласково – милачок, милаш. Себя знают: пождут-постоят – уйдут. Возвращаться назад не любят.

У конторы за столиком сидит грузный Василь-Василич; глаза у него напухли, лицо каленое, рыжие волосы вихрами. Говорят – бражки выпил, привезли ему плотники из дому, – вот и ослаб немножко, а время теперь горячее, не соснешь. На земле – тяжелый мешок с медью и красный поливной кувшин с квасом, в котором гремят ледышки. Медяками почокает, кваску отопьет – встряхнется. На столе в столбиках пятаки: четыре столбика, пятый сверху, – выходит домик, получи два с полтиной. Пятаки сваливают в шапки, в обмен – орленые паспорта с печатями из сажи. Тут и Горкин, для помощи, – «сама правда»; его и хозяин слушает.

На крыльце появляется отец, в верховой шапочке, с нагайкой, кричит – давай! Василь-Василич вскакивает, тоже кричит – «д-ввайй!» – и сшибает чернильницу. Отец говорит, щурясь:

– Горкин, поглядывай!..

– Будь-п-койны-с, до ночи все подчищу! – вскрикивает Василь-Василич и крепко кладет на счетах. – А это-с… солнышком напекло!..

Кавказка давно оседлана. Осторожно ступая между лежачими, которые принимают ноги, она направляется к отцу. Все на нее дивятся: «Жар-Птица, прямо», – такая она красавица! Так и блестит на солнце от золотистой кожи, от серебряного седла, от глаз. Отец садится, оглядывает народ, – «что мало?» – и выезжает на улицу. Вдогонку ему кричат: «забирай всех – вот те и будет много!»

– Ги-рой!.. – вскрикивает Василь-Василич и воздевает руки, – В Подольск погнал, барки закупать… а к ночи уж тут как тут!..

Я хочу, чтобы всех забрали. И Горкину тоже хочется. Когда Василь-Василич начинает махать-грозиться – «я те летось еще сказал… и глаз не кажи лучше, хозяйский струмент пропил!» – Горкин вступается:

– Хозяин простил… по топорику хорош, на соломинку враз те окоротит. А на винцо-то все грешные.

– Задавай билет, ладно.. – гудит Василь-Василич в кувшин, – первопоследний раз. У меня на хозяйское добро и муха не может!..

Нельзя не уважить Горкину, и подряды большие взяты: мост в Кожевниках строят, плотину у Храм-Спасителя перешивают, – работы хватит.

А то и Горкин рассердится:

– Уходи и уходи без розговору, до бутошника… – поокивает он строго: – К скудентам своим ступай, бунтуй, они те курятиной кормить будут. Я тебя по летошнему году помню, как народ у меня булгачил. Давно тебя в поминанье написал!

Все глядят весело, как плутоватый парень, ругаясь, идет к воротам. Кричат вдогонку:

– Шею ему попарь, скандальщику! Топорика-то не держал… плотник!..

В кабинете с зеленой лампой сидит отец, громко стучит на счетах. Он только что вернулся. Высокие сапоги в грязи, пахнет от них полями. Пахнет седлом, Кавказкой, далеким чем-то. Перегнувшись на стульчике, потягивает бородку Горкин. В дверях строго стоит Василь-Василич, косит тревожно: не было бы чего. В окно веет прохладой и черной ночью, мерцают звезды. Я сижу на кожаном диване и все засматриваю в окошко сквозь ширмочки. Ширмочки разноцветные, и звезды за ними меняют цвет: вот золотая стала, а вот голубая, красная… а вот простая. Я вскрикиваю даже: «глядите, какие звездочки!» Отец грозится, продолжая стучать на счетах, но я не могу уняться: – «малиновые, зеленые, золотые… да поглядите скорей, какие!..» Кажется мне, что это сейчас все кончится.

– И что ты, братец, мешать приходишь… – рассеянно говорит отец и начинает смотреть сквозь ширмочки.

Заглядывает и Горкин, почему-то мотая головой, и даже Василь-Василич. Он подходит на цыпочках, сгибается, чтобы лучше видеть, а сам подмаргивает мне.

– А, выдумщик! – сердясь, говорит отец.

Они ничего не видят; а я вижу: чудесные звездочки, другие!

– Новых триста сорок… Ну, как? – спрашивает отец Горкина.

– Робята хорошие попались, ничего. Ондрюшка от Мешкова к нам подался…

– Это стекла который бил, скандалист?

– Понятно, разбойник он… и зашибает маненько, да руки золотые! С Мартыном не поровняешь, а за ним станет.

– С Марты-ном? Ну, это ж…

– Меня-то он побоится, крестник мне, попридержу дурака.

– Сам Мешков оставлял, простил, – вступается и Василь-Василич, – прибавку давал даже. Мартын не Мартын, а… не хуже альхитектора.

Мартына я не знаю, но это кто-то особенный, Горкин сказал мне как-то: «Мартын… Такого и не будет больше, песенки пел топориком! У Господа теперь работает».

– Суббота у нас завтра… Иверскую, Царицу Небесную принимаем. Когда назначено?

Горкин кладет записочку:

– Вот, прописано на бумажке. Монах сказывал – ожидайте Царицу Небесную в четыре… а то в пять, на зорьке. Как, говорит, управимся.

– Хорошо. Помолимся – и начнем.

– Как, не помолемшись! – говорит Горкин и смотрит в углу на образ. – Наше дело опасное. Сушкин летось не приглашал… какой пожар-то был! Помолемшись-то и робятам повеселей, духу-то послободней.

– Двор прибрать, безобразия чтобы не было. Прошлый год понесли Владычицу мимо помойки!..

– Вот это уж недоглядели, – смущенно говорит Горкин. – Она-Матушка, понятно, не обидится, а нехорошо. Тесинками обошьем помоечку. И лужу-то палубником, что ли, поприкрыть, больно велика. Народ летось под Ее-Матушку как повалился, – прямо те в лужу… все-то забрызгали. И монах бранился… чисто, говорит, свиньи какие!

– От прихода для встречи Спаситель будет с Николай-Угодником. Ратников калачей чтобы не забыл ребятам, сколько у него хлеба забираем…

– Калачи будут, обещал. И бараночник корзину баранок горячих посулил, для торжества. Много у него берут в деревню…

– Которые понесут – поддевки чтобы почище, и с лица поприглядней.

– Есть молодчики, и не табашники. Онтона Кудрявого возьму…

– Будто и не годится подпускать Онтона-то?.. – вкрадчиво говорит Василь-Василич. – Баба к нему приехала из деревни… нескладно будто?..

– А и вправду, что не годится. Да наберем-с, на полсотню хоть образов найдем. Нищим по грошику? Хорошо-с. Многие приходят из уважения. Песочком посорим, можжевелочкой, травки новой в Нескушном подкосим, под Владычицу-то подкинуть…

– Ну, все. Пошлешь к Митреву в трактир… калачика бы горяченького с семгой, что ли… – потягиваясь, говорит отец. – Есть что-то захотелось, сто верст без малого отмахал.

– Слушаю-с, – говорит Василь-Василич. – Уж и гирой вы!..

Отец прихватывает меня за щеку, сажает на колени на диване. Пахнет от него лошадью и сеном.

– Так – звездочки, говоришь? – спрашивает он, вглядываясь сквозь ширмочки. – Да, хорошие звездочки… А я, братец, барки какие ухватил в Подольске!.. Вырастешь – все узнаешь. А сейчас мы с тобой калачика горяченького…

И, раскачивая меня, он весело начинает петь:

Калачи – горячи,

На окошко мечи!

Проезжали г..начи,

Потаскали калачи.

Прибег мальчик,

Обжег пальчик,

Побежал на базар,

Никому не сказал.

Одной бабушке сказал:

Бабушка-бабушка,

Ва-ри кутью —

Поминать Кузьму!

Двор и узнать нельзя; лужу накрыли рамой из шестиков, зашили тесом, и по ней можно прыгать, как по полу, – только всхлипывает чуть-чуть. Нет и грязного сруба помойной ямы: одели ее шатерчиком, – и блестит она новыми досками, и пахнет елкой. Прибраны ящики и бочки в углах двора. Откатили задки и передки, на которых отвозят доски, отгребли мусорные кучи и посыпали красным песком – под елочку. Принакрыли рогожами навозню, перетаскали высокие штабеля досок, заслонявшие зазеленевший садик, и на месте их, под развесистыми березами, сколотили высокий помост с порогом. Новым кажется мне наш двор – светлым, розовым от песку, веселым. Я рад, что Царице Небесной будет у нас приятно. Конечно, Она все знает: что у нас под шатерчиком помойка, и лужа та же, и мусор засыпали песочком; но все же и Ей приятно, что у нас стало чисто и красиво, и что для Нее все это. И все так думают. Стучат весело молотки, хряпкают топоры, шипят и вывизгивают пилы. Бегает суетливо Горкин:

– Так, робятки, потрудимся для Матушки-Царицы Небесной… лучше здоровья пошлет, молодчики!..

Приходят с других дворов, дивятся – какой парад!

Ступени высокого помоста накрыты красным сукном – с «ердани», и даже легкую сень навесили, где будет стоять Она: воздушный, сквозной шатер, из тонкого воскового теса, струганного двойным рубанком, – как кружево! Легкий сосновый крестик, будто из розового воска, сделан самим Андрюшкой, и его же резьба навесок – звездочками и крестиками, и точеные столбушки из реек, – загляденье. И даже «сияние» от креста, из тонких и острых стрелок, – совсем живое!

– Ах, Ондрейка! – хлопает себя Горкин по коленкам, – Мартын бы те прямо…

Андрюшка, совсем еще молодой, в светлой, пушком, бородке, кажется мне особенным, как Мартын. Он сидит на шатре помойки и оглядывает «часовенку».

– Так, ладно… – говорит он с собой, прищурясь, несет в мастерскую дранки, свистит веселое, – и вот, на моих глазах, выходит у него птичка с распростертыми крыльями – голубок? Трепещут лучинки-крылья, – совсем живой! Его он вешает под подзором сени, крылышки золотятся и трепещут, и все дивятся, – какие живые крылья, «как у Святого Духа!». Сквозные, они парят.

Вечерком заходит взглянуть отец. За ним ходит Горкин с Василь-Василичем. Молча глядит отец, глядит долго… роется пальцами в жилетке, приказывает позвать Андрюшку. Говорят – не то в баню пошел, не то в трактире.

– Целковый ему на чай! – говорит отец. Жалованье за старшого.

Чуть светает, я выхожу во двор. Свежо. Над «часовенкой» – смутные еще березы, с черными листочками-сердечками, и что-то таинственное во всем. Пахнет еловым деревом по росе и еще чем-то сладким: кажется, зацветают яблони. Перекликаются сонные петухи – встают. Черный воз можжевельника кажется мне мохнатою горою, от которой священно пахнет. Пахнет и первой травкой, принесенной в корзинах и ожидающей. Темный, таинственный тихий сад, черные листочки берез над крестиком, светлеющий голубок под сенью и черно-мохнатый воз – словно все ждет чего-то. Даже немножко страшно: сейчас привезут Владычицу.

Светлеет быстро. У колодца полощутся, качают, – встает народ. Которые понесут – готовы. Стоят в сторонке, праздничные, в поддевках, шеи замотаны платочком, сапоги вычернены ваксой, длинные полотенца через плечо. Кажутся и они священными. Горкин ушел к Казанской с другими молодцами – нести иконы. Василь-Василич, в праздничном пиджаке, с полотенцем через плечо, дает последние приказания:

– Ты, Сеня, как фонарик принял, иди себе – не оглядывайся. Мы с хозяином из кареты примем, а Авдей с Рязанцем подхватят с того краю. А которые под Ее поползут, не шибко вались на дружку, а чередом! Да повоздержитесь, лешие, с хлеба-то… нехорошо! Летось поперли… чисто свиньи какие… батюшка даже обижался. При иконе и такое безобразие неподходящее. Мало ли чего, в себе попридержите… «не по своей воле!». Еще бы ты по своей воле!.. А, Цыганку не заперли… забирай ее, лешую!..

Кидаются за Цыганкой. Она забивается под бревна и начинает скулить от страха. Отцепляют от конуры Бушуя и ведут на погребицу. Стерегут на крышах, откуда до рынка видно. Из булочной, напротив, выбегли пекаря, руки в тесте. Несут Спасителя и Николу-Угодника от Казанской, с хоругвями, ставят на накрытые простынями стулья – встречать Владычицу. С крыши кричат: «Едет!»

– Матушка Иверская… Царица Небесная!..

Горкин машет пучком свечей: расступись, дорогу! Раскатывается холстинная дорожка, сыплется из корзин трава.

– Матушка… Царица Небесная… Иверская Заступница…

Видно передовую пару шестерки, покойной рысью, с выносным на левой… голубую широкую карету. Из дверцы глядит голова монаха. Выносной забирает круто на тротуар, с запяток спрыгивает какой-то высокий с ящиком и открывает дверцу. В глубине смутно золотится. Цепляя малиновой епитрахилью с золотом, вылезает не торопясь широкий иеромонах, следует вперевалочку. Служка за ним начинает читать молитвы. Под самую карету катится белая дорожка.

…Пресвятая Богоро-дице… спаси на-ас…

Отец и Василь-Василич, часто крестясь, берут на себя тяжелый кивот с Владычицей. Скользят в золотые скобы полотенца, подхватывают с другого краю, – и, плавно колышась, грядет Царица Небесная надо всем народом. Валятся, как трава, и Она тихо идет над всеми. И надо мной проходит, – и я замираю в трепете. Глухо стучат по доскам над лужей, – и вот уже Она восходит по ступеням, и лик Ее обращен к народу, и вся Она блистает; розово озаренная ранним весенним солнцем.

…Спаа-си от бед… рабы твоя, Богородице…

Под легкой, будто воздушной сенью, из претворенного в воздух дерева, блистающая в огнях и солнце, словно в текучем золоте, в короне из алмазов и жемчугов, склоненная скорбно над Младенцем, Царица Небесная – над всеми. Под ней пылают пуки свечей, голубоватыми облачками клубится ладан, и кажется мне, что Она вся – на воздухе. Никнут над Ней березы золотыми сердечками, голубое за ними небо.

…к Тебе прибегаем… яко к Нерушимой Стене и предста-тель-ству-у…

Вся Она – свет, и все изменилось с Нею, и стало храмом. Темное – головы и спины, множество рук молящих, весь забитый народом двор… – все под Ней. Она – Царица Небесная. Она – над всеми. Я вижу на штабели досок сбившихся в стайку кур, сбитых сюда народом, огнем и пеньем, всем непонятным, этим, таким необычайным, и кажется мне, что и этот петух, и куры, и воробьи в березках, и тревожно мычащая корова, и загнанный на погребицу Бушуй, и в бревнах пропавшая Цыганка, и голуби на кулях овса, и вся прикрытая наша грязь, и все мы, набившиеся сюда, – все это Ей известно, все вбирают Ее глаза. Она, Благодатная, милостиво на все взирает.

…Призри благосе-рдием, всепетая Богоро-дице.

Я вижу Горкина. Он сыплет в кадило ладан, хочет сам подать батюшке, но у него вырывает служка. Вижу, как встряхивают волосами, как шепчут губы, ерзают бороды и руки. Слышу я, как вздыхают: «Матушка… Царица Небесная»… У меня горячо на сердце: над всеми прошла Она, и все мы теперь – под Нею.

…Пресвятая Богоро-дице… спаси на-ас!..

Пылают пуки свечей, густо клубится ладан, звенят кадила, дрожит синеватый воздух, и чудится мне в блистаньи, что Она начинает возноситься. Брызгает серебро на все: кропят и березы, и сараи, и солнце в небе, и кур с петухом на штабели… а Она все возносится, вся – в сияньи.

– Берись… – слышен шепот Василь-Василича.

Она наклоняется к народу… Она идет. Валятся под Нее травой, и тихо обходит Она весь двор, все его закоулки и уголки, все переходы и навесы, лесные склады… Под ногами хрустит щепой, тонкие стружки путаются в ногах и волокутся. Идет к конюшням… Старый Антипушка, похожий на святого, падает перед Ней в дверях. За решетками денников постукивают копыта, смотрят из темноты пугливо лошади, поблескивая глазом. Ее продвигают краем, Она вошла. Ей поклонились лошади, и Она освятила их. Она же над всем Царица, Она – Небесная.

– Коровку-то покропите: посуньте Заступницу-то к коровке! – просит, прижав к подбородку руки, старая Марьюшка-кухарка.

– Надо уважить, для молочка… – говорит Андрон-плотник.

Вдвигают кивот до половины, держат. Корова склонила голову.

Несут по рабочим спальням. Для легкого воздуха накурено можжухой. Спаситель и Николай-Угодник провожают. Вносят и в наши комнаты, выносят во двор и снова возносят на подмостки. Приходят с улицы – приложиться. Поют народом: «Пресвятая Богоро-дице, спаси на-ас». Горкин руками водит, чтобы складнее пели. Батюшки кушают чай в парадном зале, закусывают семгой и белорыбицей, со свежими, паровыми огурцами. Василь-Василич угощает в конторе «ящичного» и кучера с мальчишкой; мальчишку – стоя. Народ стережет священную карету. На ее дверцах написаны царские короны, золотые. Старушки крестятся на Ее карету, на лошадей; кроткие у Ней лошадки, совсем святые.

Голубая карета едва видна, а мы еще все стоим, стоим с непокрытыми головами, провожаем…

– Помолемшись… – слышатся голоса в народе.

– По гривеннику выдать, чайку попьют, – говорит отец. – Ну, помолились, братцы… завтра, благословясь, начнем.

Весело говорят:

– Дай Господи.

Праздник еще не кончился. Через дорогу несут от Ратникова на узких лотках калачики – горячие, огневые, – жгутся. Плывут лотки за лотками на головах, как лодочки. А вот и горячие баранки, с хрустом. Едят на бревнах, идут в трактиры. Толкутся в воротах нищие, поздравляют: «помолемшись!» Им дают грошики. Понемногу расходятся. Остается пустынный двор, как-то особенно притихший, – обмоленный. Жалко расстаться с ним.

Вечер, а все еще пахнет ладаном и чем-то еще… святым? Кажется мне, что во всех щелях, в дырках между досками, в тихом саду вечернем, – держится голубой дымок, стелются петые молитвы, – только не слышно их. Чудится мне, что на всем остался благостный взор Царицы.

Василь-Василич, с плотниками, уже буднично говорит:

– Поживей-поживей, ребята… все разобрать, собрать, что к чему. Помойку расшить, с лужи палубник принять, штабеля на место. Некогда завтра заниматься.

Возвращается старый двор. Светлую сень снимают. Падает голубок и крест. Неужели и их расколют?! Я беру голубка и крест. Я унесу их в садик, они святые. Штабеля заслоняют сад. Разбирают покрышку с ямы, тащат по луже доски. Вот уж и прежнее. Цепью гремит Бушуй, прыгает по доскам Цыганка. Да где же – все?! Я несу голубка и крест. В саду, под розоватыми яблоньками, пахнет священно-грустно, здесь еще тихий свет. Я гляжу на вечерние березы, на сердечки… Сквозные еще они, и виднеется через них, как в сетке, вечернее голубое небо.

Должно быть, грустно и Горкину. Он сидит на бревнах, глядит, как укладывают доски, о чем-то думает.

– Вот те и отмолились… – говорит он, поглаживая мою коленку. – Доживем – и еще помолимся. К Троице бы вот сходить надо… Там уж круглый те год моление, благолепие… а чистота какая!.. И паки соборы, и цветы всякие, и ворота все в образах… а уж колокола-а звонят… поют и поют прямо!..

Меня заливает и радостью, и грустью, хочется мне чудесного, и утреннее поет во мне —

…Пресвятая Богоро-дице… спаси на-ас!..

Эльдар Далгатов — Царица текст песни(слова)


Друзья! Обращаем Ваше внимание: чтобы правильно исправить текст песни, надо выделить как минимум два слова

Биография Эльдара Далгатова и все тексты песен(слова)
Смотреть видео клип/слушать песню онлайн
Отзывы об этой песне: читать/добавить

Как забыть те поцелуи?
Твои плечи, твои губы.
Черная роза, в сердце заноза, колит остро гонит прочь.

Припев:
Царица Семерамида. Ты снишься, что мы вместе в райских чудных садах.
Царица Семерамида. Ты снишься, что осталась ты навеки в мечтах.

Как забыть те поцелуи? Те дни, счастья дни.
Твои плечи, твои губы, Habibi, будь со мной.
Черная роза в сердце заноза, колит остро, гонит прочь.

Ищешь повод ты, для ссоры со мню, милая.
Веришь ты коварным небылицам, гордая.
Ты со мною, небо над землею,
Ты не близка, ты далека.

Припев:
Царица Семерамида. Ты снишься, что мы вместе в райских чудных садах.
Царица Семерамида. Ты снишься, что осталась ты навеки в мечтах.

Как забыть те поцелуи? Те дни, счастья дни.
Твои плечи, твои губы, Habibi, будь со мной.
Черная роза в сердце заноза, колит остро, гонит прочь.

Только верю я, откроются врата райские
И ответят мне любовью очи ясные.
Ты со мною, небо над землею,
Ты не близка, ты далека.

Припев:
Царица Семерамида. Ты снишься, что мы вместе в райских чудных садах.
Царица Семерамида. Ты снишься, что осталась ты навеки в мечтах.

Как забыть те поцелуи? Те дни, счастья дни.
Твои плечи, твои губы, Habibi, будь со мной.
Как забыть те поцелуи? Те дни, счастья дни.
Твои плечи, твои губы, Habibi, будь со мной.
Черная роза в сердце заноза, колит остро, гонит прочь.
Царица…

Текст песни Моцарт — Волшебная флейта 2д. Ария царицы ночи перевод, слова песни, видео, клип

Der Hölle Rache kocht in meinem Herzen,
Tod und Verzweiflung,
Tod und Verzweiflung flammet um mich her!
Fühlt nicht durch dich
Sarastro Todesschmerzen,
Sarastro Todesschmerzen,
So bist du meine Tochter nimmermehr,
So bist du mein’,
Meine Tochter nimmermehr,
Meine Tochter nimmermehr;
So bist du meine Tochter nimmermehr!

Verstossen sei auf ewig,
Verlassen sei auf ewig,
Zertrümmert sein auf ewig
Alle Bande der Natur,
Verstossen, verlassen und zertrümmert
Alle Bande der Natur,
Alle Bande,
Alle Bande der Natur!

Wenn nicht durch dich
Sarastro wird erblassen!
Hört, hört, hört Rachegötter,
Hört der Mutter Schwur!

Ужасной мести жаждет моё сердце!
Я беспощадна!
Я беспощадна… Жажду мести я!
Должен узнать
Зарастро ужас смерти,
Зарастро ужас смерти,
А если нет, так ты не дочь моя!
Не дочь моя!
Больше ты не дочь моя!
Больше ты не дочь моя!
Так знай, что больше ты не дочь моя!

Навек тебя оставлю,
Живи одна в позоре!
Из сердца вырву с корнем
Даже память о тебе.
Оставлю! Забуду! Вырву с корнем
Даже память о тебе.
Даже память,
Даже память о тебе!

И ты одна
Погибнешь в униженье!
Вам… вам… вам, боги мщенья,
Вам даю обет!

Der Hölle Рэйч Kocht в meinem Герцена ,
Тод унд Verzweiflung ,
Тод унд Verzweiflung flammet мкм Mich ее!
Fühlt Nicht Durch Dich
Зарастро Todesschmerzen ,
Зарастро Todesschmerzen ,
Так БИСТ дю Meine Tochter nimmermehr ,
Так БИСТ дю мейн ‘ ,
Моя Tochter nimmermehr ,
Моя Tochter nimmermehr ;
Так БИСТ дю Meine Tochter nimmermehr !

Verstossen сеи Ауф Ewig ,
Verlassen сеи Ауф Ewig ,
Zertrümmert Sein Ауф Ewig
Alle Банде дер Natur ,
Verstossen , Verlassen унд zertrümmert
Alle Банде дер Natur ,
Alle Банде ,
Alle Банде дер Natur !

Wenn Nicht Durch Dich
Зарастро WIRD erblassen !
Хорт , hört , hört Rachegötter ,
Хорт дер Муттер Schwur !

Ужасной мести жаждет моё сердце !
Я беспощадна !
Я беспощадна … Жажду мести я !
Должен узнать
Зарастро ужас смерти ,
Зарастро ужас смерти ,
А если нет , так ты не дочь моя !
Не дочь моя !
Больше ты не дочь моя !
Больше ты не дочь моя !
Так знай , что больше ты не дочь моя !

Навек тебя оставлю ,
Живи одна в позоре !
Из сердца вырву с корнем
Даже память о тебе .
Оставлю ! Забуду ! Вырву с корнем
Даже память о тебе .
Даже память ,
Даже память о тебе !

И ты одна
Погибнешь в униженье !
Вам … вам … вам , боги мщенья ,
Вам даю обет !

Тексты/песен «Царица ночи…» ~ Поэзия (Авторская песня)

«Царица ночи…» /Второй вариант/

1.
О пламя, обжигаясь
Есть только ты и я
В желании сливаясь
Фантазия моя

Моя Царица ночи
Сойдём с тобой с ума
Загадывай, что хочешь
Всё видела луна

Припев…

Миг пропасть и высота
Ночь в безумстве сна
К счастью уле та ем мы
Ввысь, в пике остроты
И царица ты
Ночи, только ты

Проигрыш…

2.
От нежности хмелея
Любви и стон и крик
Всей ночи, так жалею
Не хватит на двоих

Остановилось время,
Сплетают змеи рук
Дыханье рвёт мгновенья
Высь сладострастья мук

Припев…

Миг пропасть и высота
Ночь в безумстве сна
К счастью уле та ем мы
Ввысь, в пике остроты
И царица ты
Ночи, только ты

Миг пропасти высоты
Ночь безумства ты
Счастье, по имени… ты…

Ввысь, судорожной остроты
Где царица ты
Счастья, по имени… ты…

* * *

«Царица ночи…» /Счастье по имени ты. /1й вариант…

1.
О пламя, обжигаясь
Есть только ты и я
В желании сливаясь
Фантазия моя

Моя Царица ночи
Сойдём с тобой с ума
Загадывай, что хочешь
Всё видела луна

Припев…

Мы улетаем
Значит, так бывает
Счастье по имени ты… ты.. ты…
Ночь безумства хочет
Ты царица ночи
Пропасти и высоты

Проигрыш…

2.
От нежности хмелея
Любови и стон и крик
Всей ночи, так жалею
Не хватит на двоих

Остановилось время,
Сплетают змеи рук
Дыханье рвёт мгновенья
Высь сладострастья мук

Припев…

Мы улетаем
Значит, так бывает
Счастье по имени ты… ты.. ты…
Ночь безумства хочет
Ты царица ночи
Пропасти и высоты

Ночь безумства хочет
Ты царица ночи
Пропасти и высоты

Ты царица ночи
Ночь безумства хочет
Счастья, по имени… ты…

* * *

Текст песни Джанмирзоев Эльбрус — Царица перевод, слова песни, видео, клип

Глаза карие карие, губы сладкие нежные,
Не обращаешь на меня ты внимание,
Твоё сердце другим уже занято,
Ты с другим, но не унываю я,
Всё равно скоро будешь ты моя,
Я тебя украду, я тебя увезу,
Я тебя у другого отниму.

Глаза карие карие, губы сладкие нежные,
Не обращаешь на меня ты внимание,
Твоё сердце другим уже занято,
Ты с другим, но не унываю я,
Всё равно скоро будешь ты моя,
Я тебя украду, я тебя увезу,
Я тебя у другого отниму.

Она одна такая милая,царица всех цветов.
В сердце моём пятно родимое
Буду искать тебя я вновь и вновь.
Волосы длинные-длинные и ресницы твои шикарные
Сводишь ты меня с ума.
Но почему же ты не моя.
Поздней вечер прослежу за тобой,
И тихо-тихо войду к тебе домой
И заберу царицу я с собой,
И сделаю тебя своей женой.

Глаза карие карие, губы сладкие нежные,
Не обращаешь на меня ты внимание,
Твоё сердце другим уже занято,
Ты с другим, но не унываю я,
Всё равно скоро будешь ты моя,
Я тебя украду, я тебя увезу,
Я тебя у другого отниму.

Глаза карие карие, губы сладкие нежные,
Не обращаешь на меня ты внимание,
Твоё сердце другим уже занято,
Ты с другим, но не унываю я,
Всё равно скоро будешь ты моя,
Я тебя украду, я тебя увезу,
Я тебя у другого отниму.

Я тебя увёз я тебя украл,
Я тебя у другого отобрал
Ты царица всех моих очей,
И теперь подарила мне детей
Она одна такая милая,царица всех цветов.
В сердце моём пятно родимое
Запомни ты навсегда моя любовь.
Запомни ты навсегда моя любовь.

Глаза карие карие, губы сладкие нежные,
Не обращаешь на меня ты внимание,
Твоё сердце другим уже занято,
Ты с другим, но не унываю я,
Всё равно скоро будешь ты моя,
Я тебя украду, я тебя увезу,
Я тебя у другого отниму.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о