Разное

Сказки ходжа насреддин: Читать онлайн электронную книгу Повесть о Ходже Насреддине — Часть первая бесплатно и без регистрации! – Читайте сказки про ходжу насреддина для детей и слушайте онлайн

Истории о Ходже Насреддине | raskazka.net

Турецкий анекдот

Ходжа Насреддин женился. На пятый день у него родился ребенок. Через день Ходжа принес первый джуз Корана, сумочку для Корана, письменный прибор и т. д. и положил все это у изголовья люльки. Ему стали говорить: «Эфенди, для чего это ты так рано?» — «Ребенок, проделавший девятимесячный путь в пять дней, — заметил Ходжа, — через несколько дней пойдет в школу. Пока у меня сейчас есть деньги, я и заготовил все необходимое».

Турецкий анекдот

Ветер уронил на землю висевшую на дереве рубашку Ходжи Насреддина. Ходжа сказал: «Нужно нам будет принести благодарственную жертву». Жена спросила у него о причине, и Ходжа объяснил: «А если бы, не дай бог, в рубашке был я?».

Турецкий анекдот

У Ходжи Насреддина попросили лекарство для глаз. «На днях у меня болел зуб, — заметил Ходжа, — и ничего больше мне не помогло, как только то, что я его выдернул».

Турецкий анекдот

Когда Ходжа Насреддин строил дом, он наказал плотнику,чтобы доски для пола он прибивал к потолку, а потолочные доски — к полу. Плотник спросил, для чего это, а Ходжа объяснил ему: «Скоро я женюсь, а когда человек женится, то, как известно, все в доме идет вверх дном; так вот я заранее принимаю меры».

Турецкий анекдот

Во время длинного путешествия Ходжа Насреддин, чтобы не затеряться в караване, привязал себе за пояс кабачок и так продолжал путь. На одной стоянке шутник тихонько взял у Ходжи кабачок и привязал себе. Когда наутро Ходжа увидел перед собой человека, у которого к поясу был привязан кабачок, он, растерявшись, сказал: «Я — вот тот человек; ну, а сам-то я кто?»

Турецкий анекдот

Пришел однажды Ходжа Насреддин к конопатчикам и, увидя костер, спросил, что это они делают с судном. Ему объяснили: гонят смолу и замазывают щели, и тогда судно быстро идет. Вернувшись домой, он завязал ослу ноги и развел костер. Как только приложил он головню к ногам осла, осел оборвал путы и побежал как вихрь. «Вот подлец, — заметил Ходжа, — еще не успел я смазать его смолой, а уж он как бежит!»

Турецкий анекдот

По какому-то делу Ходжа Насреддин приехал в Брусу. Сколько ни ходил он по учреждениям, а все дело его не двигалось. Ему говорят: «Если ты будешь сорок дней совершать утреннюю молитву в Улу Джами, у михраба, а на сорок первый день горячо помолишься богу, твое дело устроится». Ходжа так и сделал, но все-таки не мог добиться желаемого.Однажды утром идет он в небольшую мечеть рядом с большой мечетью Улу Джами и, совершив положенную молитву, падает ниц с горячей искренней мольбой к богу. По неисповедимым судьбам дело его устроилось. Тогда Ходжа пошел в Улу Джами и, войдя через большие двери, громко сказал: «Стыдись, твой маленький сын, и тот сделал!»

Турецкий анекдот

У Ходжи Насреддина спросили: «Когда несут покойника, то где следует находиться — впереди или позади гроба?» — «Только не внутри, — сказал Ходжа, — а там, где хотите, все равно».

Турецкий анекдот

На берегу моря почувствовал Ходжа Насреддин жажду и немного испил соленой воды. Жажда, конечно, не только не утихла, а, наоборот, в горле у него еще больше пересохло и затошнило. Он прошел немного вперед и нашел пресную воду. Вдосталь напившись, он наполнил водой тюбетейку, потом понес и вылил воду в море. «Не пенись и не вздымайся, — обратился он к морю. — Нечего понапрасну кичиться перед людьми; попробуй, какой бывает настоящая вода!»

Турецкий анекдот

У соседа Ходжи Насреддина украли горшок. Он увидел свой горшок у вора и позвал Ходжу в свидетели. Кази спросил у Ходжи: «Ты знаешь, что этот горшок принадлежит мусульманину?» — «Да, — сказал Ходжа, — я знаю его давно: сперва это была небольшая коробка для кила, но с тех пор она выросла у него на руках».

Ученый спор — притча о Ходже Насреддине. Все сказки мира.

Скачать сказку в формате PDF

  Из Греции в гости к всемогущему Тимурленгу прибыл знаменитый мудрец и заявил, что хотел бы получить ответы мусульманских ученых на некоторые вопросы.

Ученые, улемы и мударрисы Тимура сами побоялись оказаться лицом к лицу с греческим мудрецом и убедили Насреддина Афанди состязаться с ним, надеясь, что он осрамится. В день диспута дворец наполнился знатью, здесь были и полководцы Тимурленга, и ученые, и визиры. Поскольку греческий мудрец не знал узбекского языка, а Насреддин Афанди не понимал по-гречески, решили вести диспут мимикой. Выйдя на середину зала, мудрец начертил на полу окружность и взглянул на Афанди, ожидая от него ответа. Тог, быстро поднявшись на ноги и подойдя к начертанной фигуре, концом посоха разделил круг на две части и взглянул на мудреца. Затем провел линию сверху донизу, разделив таким образом круг на равные четыре части. При этом, показав палкой на три части круга, ткнул пальцем себе в грудь, а одну часть круга стал как бы отстранять от себя. Мудрец, довольный решением задачи, сложил обе ладони, раскрыл их подобно тюльпану несколько раз, пошевелил пальцами, то поднимая их кверху, то опуская книзу. В ответ Афанди показал пальцем вниз, что вновь вызвало одобрение мудреца. Затем мудрец показал на себя и пробежался пальцами по своему животу. Тогда Афанди вытащил из кармана вареное яйцо и сделал руками порха-тельные движения. Мудрец нашел, что и эту задачу Афанди решил правильно, и, подойдя к нему, с почтением поцеловал ему руку. Довольные присутствующие начали поздравлять Насреддина. Тимурленг же засыпал его подарками. Все разошлись. Отправился домой и Афанди. Оставшись один, Тимурленг вызвал к себе греческого мудреца и с помощью толмача попросил разъяснить ему смысл таинственных знаков, которыми тот обменивался с Афанди.— Издавна между греческими и иудейскими мудрецами идет спор о возникновении и форме земли,— рассказал мудрец.— Мнение же мусульманских ученых по этому вопросу оставалось для меня неизвестным. Вот я и решил узнать, как и что думают по этому вопросу ученые, пребывающие под вашим покровительством и украшающие вашевеличие. Итак, я начертил на земле форму круга. Ваш ученый не только одобрил мою мысль о том, что земля есть шар, но и разделил надве равные части: на северное и южное полушария. Затем круг он разделил на четыре равные части и три из них оставил себе, а одну отдалмне, желая этим сказать, что четвертую часть Земли составляет суша, а остальные три части Земли покрыты водой, что является истиной. Затем я движением рук и пальцев решил показать ему весь растительныймир, горы и равнины, для чего несколько раз поднял пальцы кверху. Ваш же ученый опустил руку и показал вниз, говоря этим: «Все эторождается и существует благодаря лучам Солнца и осадкам с неба». Тогда я показал ему на себя и хотел объяснить ему о размноженииживотных, но, по-видимому, не сумел толково объяснить, потому что он вытащил из кармана яйцо и сделал порхательные движения, намекая наптиц. Так ваш мудрец коротко и точно ответил на мои вопросы. Вы, овсемогущий, можете гордиться таким великим ученым, как Насреддин Афанди. Когда греческий мудрец покинул страну, Тимур вызвал к себе Афанди и попросил его разъяснить смысл его знаков.— Ваш гость был, по-видимому, больной, голодный и к тому же жадный,— рассказал Афанди.— Для начала он начертил на земле громадный круг, желая этим сказать: «Эх, было бы недурно, если бы принесли блюдо с горячей самсой!» Я провел через круг линию, желая сказать ему, чтоохотно поделил бы самсу пополам, но гляжу, он стоит и молчит, тогда я рассердился и разделил блюдо на четыре части, оставив себе тричасти, а одну отдал ему. Тогда он поднял руку, желая этим сказать: «Как было бы хорошо, если бы еще принесли плова». Поразившись егожадности, я показал ему рукой, что для плова понадобятся соль, перец, морковь, лук. Он барабанил пальцами по своему животу, желаясказать, что очень голоден. Тогда я ему помахал в воздухе руками, стараясь втолковать, что я от голода легок, как птица. Утром, спешасюда, я не успел позавтракать дома, и жена положила мне в карман вареное яйцо. Я вытащил его из кармана и показал ему, что вся моя пища в настоящее время состоит из одного яйца. Вот и все!



Ах и ох — притча о Ходже Насреддине. Все сказки мира.

Скачать сказку в формате PDF

  Однажды шёл Ходжа Насреддин по базару и встретил своего земляка. Тот чуть не плакал. Насреддин подошёл к нему с вопросом, отчего он так печален.

И тогда бедняга рассказал Ходже, что нанялся работать к богатому купцу. Трудился у него честно и усердно, а когда пришла пора расплачиваться за работу, хозяин велел ему поймать и наказать ветер, который сбил с его любимого дерева все персики. Когда выполнишь эту задачу, сказал, тогда и заплачу тебе. Не смог слуга поймать лёгкий ветерок… Так и ушёл без денег.— Эх, — сказал Насреддин, — да это ж известный в городе скряга! Всех своих работников он держит до тех пор, пока те не начинают требовать заработанные деньги. Тогда он даёт слуге поручение, которое невозможно выполнить, а потом выгоняет беднягу в три шеи. Посочувствовал Насреддин своему земляку и решил отомстить богатому скряге, проучить его. Пришёл к нему.— Хочу, — говорит, — господин, к тебе на работу наняться. Сговорились на три месяца. Работал Насреддин эти три месяца не за страх, а за совесть, а когда срок к концу стал подходить, явился к хозяину за заработанным.— Я расплачусь с тобой сегодня же, но при условии, что ты выполнишь моё последнее поручение, — сказал хозяин. — Выполнишь — деньги твои, не выполнишь — пеняй на себя.— А что мне надо сделать? — осведомился Насреддин, давно уже ждавший этого приказания.— Пойди-ка на базар и принеси мне ах и ох, — ухмыльнулся богач, очень гордый своей выдумкой, в полной уверенности, что даже Насреддину не под силу такая задачка.— Хорошо, господин, — ответил наш хитрец. Но пошёл вовсе не на базар, а в рощу за городом. Поймал там скорпиона и фалангу, посадил их в кошелёк и довольный вернулся домой к хозяину. Потирая руки и хихикая, скряга спросил Насреддина:— Ну, ты купил то, что я просил?— А как же, господин, — ответил тот почтительно.— Так где же это?— Здесь, — сказал Насреддин и подал хозяину кошелёк. Скряга засунул руку в кошелёк, и скорпион тут же ужалил его.— О-о-ох! — во весь голос завопил скряга.— А ещё поглубже в кошельке и ах найдётся, — усмехнулся Насреддин. Так и пришлось богачу своими распухшими от укусов пальцами отсчитать Насреддину его жалованье.



Повесть о Ходже Насреддине — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

«Повесть о Ходже Насреддине» — дилогия Л. В. Соловьёва, главный персонаж — Ходжа Насреддин. Дилогия состоит из двух книг:

  1. «Возмутитель спокойствия» (1940)
  2. «Очарованный принц» (1950; опубликована в 1956 году)

Первая книга, вышедшая в канун войны в «Роман-газете», сразу получила необыкновенную популярность за незаурядное литературное мастерство, умное, доброе и жизнерадостное остроумие. Книга многократно переиздавалась и экранизировалась, причём одно переиздание произошло даже после ареста автора по политической статье (1946). Переведена и опубликована на английском, немецком, французском, голландском, датском, иврите и других языках

[1].

Вторая книга, написанная в совершенно ином, философском стиле, была написана в местах заключения — в Дубровлаге, где автор провёл 1947—1954 годы. Популярность первой книги помогла ему получить разрешение заниматься в лагере литературным творчеством.

Место, занимаемое Соловьёвым в русской литературе, он обеспечил себе, написав книгу о полулегендарном народном мудреце, жившем в XIII столетии; основу этой книги и составляют около 300 забавных происшествий из жизни Ходжи Насреддина, дошедших до нашего времени. Образ Насреддина в книге Соловьёва сохранил традиционную смесь плутовства и благородства, направленного на защиту угнетённых, мудрости и любви к приключениям; причём во второй части книги сильно ослаблена фантастически-развлекательная сторона. В свободно обработанных автором эпизодах из жизни Насреддина сохранён стиль, присущий восточной литературе с её образностью и эффектной выразительностью

[2].

«Повесть о Ходже Насреддине» входит в список «100 книг для школьников», рекомендованный Министерством образования и науки Российской Федерации для чтения учащимися средних школ[3].

Первая экранизация («Насреддин в Бухаре», по книге «Возмутитель спокойствия») состоялась в военном 1943 году, когда фильмы снимались в основном на боевую или патриотическую тематику. После войны был снят ещё один фильм, «Похождения Насреддина» (1946). В последующие годы появились две экранизации романа «Очарованный принц»: «Насреддин в Ходженте, или Очарованный принц» (1959), «Гляди веселей» (1982). Отдельные эпизоды этого произведения, описывающие проделки маленького Ходжи Насреддина, были воплощены в фильме-сказке «Вкус халвы» (1975), который посвящён памяти Леонида Соловьёва.

  • Васюченко И. Н. Смех и мудрость бродяги: Заметки о «Повести о Ходже Насреддине» Л. Соловьёва // Детская литература. — 1993. — № 12.
  • Калмановский Е. С. Жизнь и книги Леонида Соловьёва // Соловьёв Л. Повесть о Ходже Насреддине. Книга юности: Повесть и рассказы. — Л.: Лениздат, 1990. — 672 с.
  • Соловьёв Л. В. Очарованный принц. — М.: Теревинф, 2015. — 304 с. — (Руслит. Литературные памятники XX века). — ISBN 978-5-4212-0181-6.
    • Соколова Т. «Я должен быть дервишем», с. 270—277.
    • Бернштейн И. Дело Леонида Соловьёва, с. 278—286.
    • Пригарина Н. «Очарованный принц» и суфизм, с. 287—303.

Читать Повесть о Ходже Насреддине (с иллюстрациями) — Соловьев Леонид Васильевич — Страница 1

Повесть о Ходже Насреддине (с иллюстрациями) - pic_1.pngПовесть о Ходже Насреддине (с иллюстрациями) - pic_2.png

Памяти моего незабвенного друга Мумина Адилова, погибшего 18 апреля 1930 года в горном кишлаке Нанай от подлой вражеской пули, посвящаю, благоговея перед его чистой памятью, эту книгу.

В нем были многие и многие черты Ходжи Насреддина — беззаветная любовь к народу, смелость, честное лукавство и благородная хитрость, — и когда я писал эту книгу, не один раз мне казалось в ночной тишине, что его тень стоит за моим креслом и направляет мое перо.

Он похоронен в Канибадаме. Я посетил недавно его могилу; дети играли вокруг холма, поросшего весенней травой и цветами, а он спал вечным сном и не ответил на призывы моего сердца…

И сказал ему я: «Для радости тех, что живут со мною на земле, я напишу книгу, —

пусть на ее листы не дуют холодные ветры времени, пусть светлая весна моих

стихов никогда не сменяется унылой осенью забвенья!..» И — посмотри! — еще розы

в саду не осыпались, и я еще хожу без клюки, а книга «Гюлистан», что значит

«Цветник роз», уже написана мною, и ты читаешь ее…

Саади

Эту историю передал нам Абу-Омар-Ахмед-ибн-Мухаммед со слов

Мухаммеда-ибн-Али-Рифаа, ссылавшегося на Али-ибн-Абд-аль-Азиза, который ссылался

на Абу-Убейда-аль-Хасима-ибн-Селяма, говорившего со слов своих наставников, а

последний из них опирается на Омара-ибн-аль-Хаттаба и сына его Абд-Аллаха, — да

будет доволен аллах ими обоими!

Ибн-Хазм, «Ожерелье голубки»

Повесть о Ходже Насреддине (с иллюстрациями) - pic_3.jpg

ВОЗМУТИТЕЛЬ СПОКОЙСТВИЯ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Рассказывают также, что один простак шел, держа в руке узду своего осла, которого он вел за собою.

Триста восемьдесят восьмая ночь Шахразады

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Тридцать пятый год своей жизни Ходжа Насреддин встретил в пути.

Больше десяти лет провел он в изгнании, странствуя из города в город, из одной страны в другую, пересекая моря и пустыни, ночуя как придется — на голой земле у скудного пастушеского костра, или в тесном караван-сарае, где в пыльной темноте до утра вздыхают и чешутся верблюды и глухо позвякивают бубенцами, или в чадной, закопченной чайхане, среди лежащих вповалку водоносов, нищих, погонщиков и прочего бедного люда, с наступлением рассвета наполняющего своими пронзительными криками базарные площади и узкие улички городов. Нередко удавалось ему ночевать и на мягких шелковых подушках в гареме какого-нибудь иранского вельможи, который как раз в эту ночь ходил с отрядом стражников по всем чайханам и караван-сараям, разыскивая бродягу и богохульника Ходжу Насреддина, чтобы посадить его на кол… Через решетку окна виднелась узкая полоска неба, бледнели звезды, предутренний ветерок легко и нежно шумел по листве, на подоконнике начинали ворковать и чистить перья веселые горлинки. И Ходжа Насреддин, целуя утомленную красавицу, говорил:

— Пора. Прощай, моя несравненная жемчужина, и не забывай меня.

— Подожди! — отвечала она, смыкая прекрасные руки на его шее. — Разве ты уходишь совсем? Но почему? Послушай, сегодня вечером, когда стемнеет, я опять пришлю за тобой старуху. — Нет. Я уже давно забыл то время, когда проводил две ночи подряд под одной крышей. Надо ехать, я очень спешу.

— Ехать? Разве у тебя есть какие-нибудь неотложные дела в другом городе? Куда ты собираешься ехать?

— Не знаю. Но уже светает, уже открылись городские ворота и двинулись в путь первые караваны. Ты слышишь — звенят бубенцы верблюдов! Когда до меня доносится этот звук, то словно джины вселяются в мои ноги, и я не могу усидеть на месте!

— Уходи, если так! — сердито говорила красавица, тщетно пытаясь скрыть слезы, блестевшие на ее длинных ресницах. — Но скажи мне хоть свое имя на прощание.

— Ты хочешь знать мое имя? Слушай, ты провела ночь с Ходжой Насреддином! Я — Ходжа Насреддин, возмутитель спокойствия и сеятель раздоров, тот самый, о котором ежедневно кричат глашатаи на всех площадях и базарах, обещая большую награду за его голову. Вчера обещали три тысячи туманов, и я подумал даже — не продать ли мне самому свою собственную голову за такую хорошую цену. Ты смеешься, моя звездочка, ну, дай мне скорее в последний раз твои губы. Если бы я мог, то подарил бы тебе изумруд, но у меня нет изумруда, — возьми вот этот простой белый камешек на память!

Он натягивал свой рваный халат, прожженный во многих местах искрами дорожных костров, и удалялся потихоньку. За дверью громко храпел ленивый, глупый евнух в чалме и мягких туфлях с загнутыми кверху носами — нерадивый страж главного во дворце сокровища, доверенного ему. Дальше, врастяжку на коврах и кошмах, храпели стражники, положив головы на свои обнаженные ятаганы. Ходжа Насреддин прокрадывался на цыпочках мимо, и всегда благополучно, словно бы становился на это время невидимым.

И опять звенела, дымилась белая каменистая дорога под бойкими копытами его ишака. Над миром в синем небе сияло солнце; Ходжа Насреддин мог не щурясь смотреть на него. Росистые поля и бесплодные пустыни, где белеют полузанесенные песком верблюжьи кости, зеленые сады и пенистые реки, хмурые горы и зеленые пастбища, слышали песню Ходжи Насреддина. Он уезжал все дальше и дальше, не оглядываясь назад, не жалея об оставленном и не опасаясь того, что ждет впереди.

А в покинутом городе навсегда оставалась жить память о нем.

Вельможи и муллы бледнели от ярости, слыша его имя; водоносы, погонщики, ткачи, медники и седельники, собираясь по вечерам в чайханах, рассказывали друг другу смешные истории о его приключениях, из которых он всегда выходил победителем; томная красавица в гареме часто смотрела на белый камешек и прятала его в перламутровый ларчик, услышав шаги своего господина.

— Уф! — говорил толстый вельможа и, пыхтя и сопя, начинал стаскивать свой парчовый халат. — Мы все вконец измучились с этим проклятым бродягой Ходжой Насреддином: он возмутил и взбаламутил все государство! Я получил сегодня письмо от моего старинного друга, уважаемого правителя Хорасанской округи. Подумать только — едва этот бродяга Ходжа Насреддин появился в его городе, как сразу же кузнецы перестали платить налоги, а содержатели харчевен отказались бесплатно кормить стражников. Мало того, этот вор, осквернитель ислама и сын греха, осмелился забраться в гарем хорасанского правителя и обесчестить его любимую жену! Поистине, мир еще не видывал подобного преступника! Жалею, что этот презренный оборванец не попытался проникнуть в мой гарем, а то бы его голова давным-давно торчала на шесте посредине главной площади!

Красавица молчала, затаенно улыбалась, — ей было и смешно и грустно. А дорога все звенела, дымилась под копытами ишака. И звучала песня Ходжи Насреддина. За десять лет он побывал всюду: в Багдаде, Стамбуле и Тегеране, в Бахчисарае, Эчмиадзине и Тбилиси, в Дамаске и Трапезунде, он знал все эти города и еще великое множество других, и везде он оставил по себе память.

Теперь он возвращался в свой родной город, в Бухару-и-Шериф, в Благородную Бухару, где рассчитывал, скрываясь под чужим именем, отдохнуть немного от бесконечных скитаний.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Присоединившись к большому купеческому каравану, Ходжа Насреддин пересек бухарскую границу и на восьмой день пути увидел вдали в пыльной мгле знакомые минареты великого, славного города.

Читать сказку Ходжа Насреддин: «Ох!» и «Ах!»

Ходжа Насреддин: «Ох!» и «Ах!» (узбекская сказка)


Однажды шел Ходжа Насреддин по базару и встретил своего земляка. Тот чуть не плакал.
Насреддин подошел к нему с вопросом, отчего он так печален. И тогда бедняга рассказал Ходже, что нанялся работать к богатому купцу. Трудился у него честно и усердно, а когда пришла пора расплачиваться за работу, хозяин велел ему поймать и наказать ветер, который сбил с его любимого дерева все персики. Когда выполнишь эту задачу, сказал, тогда и заплачу тебе. Не смог слуга поймать легкий ветерок… Так и ушел без денег.
— Эх, — сказал Насреддин, — да это ж известный в городе скряга! Всех своих работников он держит до тех пор, пока те не начинают требовать заработанные деньги. Тогда он дает слуге поручение, которое невозможно выполнить, а потом выгоняет беднягу в три шеи.
Посочувствовал Насреддин своему земляку и решил отомстить богатому скряге, проучить его.
Пришел к нему.
— Хочу, — говорит, — господин, к тебе на работу наняться.
Сговорились на три месяца. Работал Насреддин эти три месяца не за страх, а за совесть, а когда срок к концу стал подходить, явился к хозяину за заработанным.
— Я расплачусь с тобой сегодня же, но при условии, что ты выполнишь мое последнее поручение, — сказал хозяин. — Выполнишь — деньги твои, не выполнишь — пеняй на себя.
— А что мне надо сделать? — осведомился Насреддин, давно уже ждавший этого приказания.
— Пойди-ка на базар и принеси мне «ах» и «ох», — ухмыльнулся богач, очень гордый своей выдумкой, в полной уверенности, что даже Насреддину не под силу такая задачка.
— Хорошо, господин, — ответил наш хитрец, но пошел вовсе не на базар, а в рощу за городом. Поймал там скорпиона и фалангу, посадил их в кошелек и довольный вернулся домой к хозяину.
Потирая руки и хихикая, скряга спросил Насреддина:
— Ну, ты купил то, что я просил?
А как же, господин, — ответил тот почтительно.
— Так где же это?
— Здесь, — сказал Насреддин и подал хозяину кошелек.
Скряга засунул руку в кошелек, и скорпион тут же ужалил его.
— О-о-ох! — во весь голос завопил скряга.
— А еще поглубже в кошельке и «ах» найдется, — усмехнулся Насреддин.
Так и пришлось богачу своими распухшими от укусов пальцами отсчитать Насреддину его жалованье.


— КОНЕЦ —

узбекская сказка в картинках. Иллюстрации.

Книга Ходжа Насреддин — читать онлайн

Автор неизвестен

Ходжа Hасpеддин

Пpоповедь в мечети

Однажды ходжа Hасpеддин, взойдя на кафедpy в Акшехиpе для пpоповеди, сказал: «Веpyющие, знаете ли вы, что я хочy вам сказать?» Емy ответили: «Hет, не знаем». Тогда ходжа сказал: «Раз вы не знаете, так что мне вам и говоpиться» С этими словами он сошел с кафедpы и пошел своей доpогой. Когда в следyющий pаз он снова взошел на кафедpy и пpедложил тот же вопpос, община емy ответила: «Знаем».- «Hy, коли вы знаете, значит, мне нет надобности и говоpить». Так сказал ходжа и опять yдалился. Община, поpаженная, pешила, если ходжа взойдет еще pаз на кафедpy, ответить: «Одни из нас знают, а дpyгие нет». Поднявшись как-то опять на кафедpy, ходжа по обыкновению обpатился к наpодy со своим вопpосом. Емy ответили: «Одни из нас знают, дpyгие нет». Ходжа, сохpаняя на лице сеpьезность, воскликнyл: «Великолепно! Пyсть тогда те из вас, кто знает, pасскажyт тем, котоpые не знают».

Ходжа и одноногий гyсь

Зажаpил однажды ходжа гyся и понес госyдаpю. Доpогою, пpоголодавшись, он в yкpомном месте спyстил в бpюхо однy гyсинyю лапкy. Пpедстав пеpед падишахом, он поднес емy, соблюдая цеpемонии, подаpок. Тимypy бpосилось в глаза, что гyсь без одной ноги, и он спpосил об этом y ходжи. «У нас в Акшехиpе все гyси одноногие,- заметил ходжа.- А если не веpишь, взгляни на гyсей, что y источника». Действительно, в то вpемя гyси, гpевшиеся на солнце y источника, стояли на одной ноге и, опyстив головy, дpемали. Выглянyв из окна, падишах долго смотpел на этих гyсей. В это вpемя слyчайно заигpали зоpю. Мyзыканты pазом yдаpили в баpабан колотyшками, от гyла тpyб застонало небо, и гyси, став на обе ноги, начали боязливо кидаться из стоpоны в стоpонy, чтобы только кyданибyдь yбежать. Тимyp подозвал ходжy к окнy и сказал: «Ходжа, ты говоpишь непpавдy; посмотpи: y гyсей — по две ноги».- «Hy, если бы ты отведал этих палок,- заметил ходжа,- ты пополз бы на четвеpеньках».

«Раз я собиpаюсь pазводиться, зачем мне

спpашивать женy об имени?»

Пошел ходжа в сyд, чтобы pазводиться с женой. Сyдья пpиказал записать имена жены и ее отца. Когда y ходжи спpосили об этом, он сказал: «Hе знаю». Кази осведомился, сколько лет он женат, и, yзнав, что yже несколько лет, заметил: «Как можно, бyдyчи женатым в течение нескольких лет, не знать, как зовyт женy?» «Да ведь я не собиpаюсь с ней жить,- зачем мне спpашивать, как ее зовyт?» — отвечал ходжа.

Ходжа высмеивает деpвиша-мелами

Однажды деpвиш-мелами по имени ШейядХамза, человек пpосвещенный, совеpшенный, идyщий по веpномy пyти, живyщий пpаведно, сказал ходже: «Ходжа, неyжто-таки твое занятие на этом свете одно шyтовство? Если ты на что-нибyдь способен, так покажи свое искyсство, и если есть в тебе какая yченость, пpояви ее нам на пользy». Ходжа спpосил y него: «А y тебя какое есть совеpшенство и какая в тебе добpодетель, и людям какая от нее польза?» — «У меня много талантов,- отвечал Шейяд,- и нет счетy моим совеpшенствам. Каждyю ночь покидаю я этот бpенный миp («миp элементов») и взлетаю до пpеделов пеpвого неба; витаю я в небесных обителях и созеpцаю чyдеса цаpства небесного».- «Хамза,- заметил ходжа,- а что, в это вpемя не обвевает ли твое лицо нечто вpоде опахала?» Хамза, pадостный, подyмал: «Hy, напyстил я на него тyманy»,- и сказал: «Да, ходжа».- «А ведь это хвост моего длинноyхого осла»,- сказал ходжа.

«Это — я, если богy бyдет yгодно»

Беседyя ночью с женой, ходжа сказал: «Если завтpа yтpом бyдет дождь, я пойдy за дpовами, а не бyдет дождя — бyдy пахать».- «Пpибавь: если богy бyдет yгодно»,- заметила жена. А ходжа, по человечествy, сказал: «Hy что там! Либо этак, либо так, без pаботы не бyдy, что-нибyдь да yж сделаю». Когда yтpом вышел он за гоpод, емy повстpечались сипахи. «Эй ты, дяденька,- закpичали они емy,- поди сюда! Как пpоехать тyда-то? » — «Hе знаю»,- беззаботно сказал ходжа. А гpyбые сипахи, не дав ходже опомниться, yдаpили его несколько pаз. «Ах ты такойсякой,- заметили они,- маpш впеpед, веди нас!» и погнали его впеpед. Под дождем, в гpязи, ходжа довел их до гоpода. А сам в полночь, избитый, yсталый, полyживой, подошел к своемy домy и начал стyчать: «Кто там? » — спpосила жена. «Откpой, жена, это я, если богy бyдет yгодно»,- пpобоpмотал ходжа.

Как ходжа yкpотил гнев Тимypленга

Тимypленг, наводивший казнями yжас на pyмские земли, сзывал к себе, кyда ни заходил, yченых и мyдpецов и спpашивал: «Кто я — спpаведливый человек или тиpан?» Если кто говоpил: «Ты спpаведлив»,- Тимypленг отсекал емy головy; но и тем, кто говоpил: «Ты тиpан», — он тоже pyбил головy. Задyмались yченые и не знали, что делать. Hо так как слава о ходже pазнеслась повсюдy, наpод обpатился к немy с мольбою: «Сжалься, ходжа! Кpоме тебя нам не от кого ждать помощи. Сделай что-нибyдь. Отведи меч тиpана от невинных pабов божиих». Ходжа сказал: «Доpогие мои, хотя это и не так легко, как вы дyмаете, но пpаведный бог — помощник yгнетенных, и, может быть, благодаpя силе ваших молитв мне что-нибyдь yдастся сделать». Скpепя сеpдце он пошел ко двоpцy Тимypленга. Тимypленгy сообщили, что явился ходжа, котоpый готов дать ответ на его вопpосы. Когда Тимypленг задал ходже свой обычный вопpос, ходжа ответил: «Hельзя сказать, что ты спpаведливый властитель или мятежный тиpан. Мы тиpаны, а ты — меч пpавосyдия. Всемогyщий бог послал тебя на нас, тиpанов, достойных наказания. Знаешь стих: «Господь, по милости, пpоявляет к тебе снисхождение и ласкy. Hо того, кто пpестyпает заповеди, он делает посмешищем». Говоpят, что именно такого-то пpавильного ответа и ждал Тимypленг. Очень емy полюбился ходжа, и он сделал его своим пpиближенным; и все вpемя, пока находился в Рyме, не отпyскал его от себя. Быть может, из yважения к ходже и пощадил он Акшехиp и его окpyгy, да и Каpаман тоже. Так избавились эти гоpода от меча Тимypа и от гpабежа его назойливых воинов.

«У кого голyбые бyсы, тy я больше люблю»

Было y ходжи две жены. Каждой из них дал он голyбые бyсы и наказал отнюдь не показывать их дpyгой. «Это — знак моей любви»,- сказал ходжа. Hо однажды обе они набpосились на ходжy и закpичали: «Кого из нас ты больше любишь, к комy тебя больше тянет? » Ходжа отвечал: «У кого голyбые бyсы, тy я больше и люблю». Женщины yспокоились, и каждая, дyмая в дyше: «Меня он больше любит»,- считала себя выше подpyги. Так yмел ходжа ладить с женами.

И ты, жена, пpава

Пpиятель ходжи пpишел к немy посоветоваться о деле. Он изложил емy все и в конце спpосил: «Hy как? Разве я непpав?» Ходжа заметил: «Ты пpав, бpатец, ты пpав». Hа следyющий день ничего не знавший об этом пpотивник также пpишел к ходже. И он также, желая опpеделить, чем кончится тяжба, pассказал емy дело, pазyмеется, пpистpастно, в выгодном для себя свете. «Hy, ходжа, что ты скажешь? Разве я не пpав?» — спpосил он y ходжи. И емy ходжа отвечал: «Конечно, конечно, ты пpав». Слyчайно жена ходжи слyшала его pазговоp с тяжyщимися и, yвидев, что ходжа считает обоих пpавыми, вознамеpилась пpистыдить его и заметила: «Эфенди, вчеpа был y тебя сосед Коpкyд, он объяснил тебе свое дело, ты емy сказал, что он пpав. Потом пpишел его пpотивник Санджаp, ты и емy сказал, что он пpав. Как же это? Ты кази, а я вот yже сколько лет жена кази. Разве могyт быть пpавы одновpеменно и истец и ответчик?» Ходжа спокойно сказал: «Да, веpно, женyшка, и ты тоже пpава».

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о