Разное

Царь ты наш отец народа возглашает воевода государь проснись беда: Недопустимое название — Викитека

Содержание

помагите пожалуйста срочно нужно!! - Школьные Знания.com

8. 1) Послушайте продолжение сказки (mp3 N 20). Какие ваши предполо-жения совпали со сказкой?2) Согласитесь или возразите.Да НетУтверждениеКараван Ерн … азара остановился на ночлег в степиСноха просила, чтобы остановились отдохнутьЕрназар не послушал Кенжекей и сделал наоборотЕрназар увидел туман и пожалел, что не послушал снохуУтром старик увидел, что верблюдицы нетЕрназар отправился искать верблюдицуЕрназар увидел, что на верблюдице сидит старухаКогда он подошёл, старуха вцепилась в его горлоОна потребовала отдать ей точилку Ер-ТостикаЕрназар победил бабу-ягу и забрал верблюдицу​

всем привет у кого есть по русскому языку 6 класс сор​

4. Составьте диалог по предложенной теме (Интернет в нашей жизни.), в разговоре выразите своё мнение о проблеме, аргументируйте свою точку зрения. По … могите очень надо СОР пожалуйста

кхм. пожалуйста помогите! даю 85 баллов!

Помогите пожалуйста!Напишите письмо бабушке про весну .Царь ты наш отец народа возглашает воевода государь проснись беда: Недопустимое название — Викитека По образцу ​

Выпишите из текста группу однокоренных слов, выделите в них корень. Срочно это кр пж!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Коля с Мишей отправились на рыбалку. Дорога … шла через рож.. к (Р,р)еке (З,з)уевке. Шуршали и ш..птались на ветру золотые колос..я. Под ногами пробежала полевая мыш... Послышался плач.. в ч..ще леса. Это сыч.. затянул свою песню. Вот и (З,з)уевка. Кругом тиш... Рыбная ловля нач..лась. Скоро на удочку попался ёрш... Потом Коля выт..щил щ..ку, а Миша леща. Близилась ноч... Рыбаки сделали шалаш... Утром со..нце осв..тило окрестность (С,с)ела (А,а)вдеевка. Мал..чики продолжили рыбалку. (По Б. Александрову).

2. Составить схему предложения с прямой речью Помогите пж Зимой и летом осенью и в…сною хорош русский лес. Глубокие и чистые лежат под деревьями суг … робы. Над л…сными тропинками согнулись под тяжестью снега стволы молодых б…рёз. Т…жёлыми шапками снега покрыты ветки высоких и маленьких елей.Каждый год в в…сеннем лесу происходит чудо. Зацветает ландыш.Царь ты наш отец народа возглашает воевода государь проснись беда: Недопустимое название — Викитека Уд…вительных цветов много, но этот самый душ…стый, самый таинственный.Ландыш представляется мне символом л…са. Вся красота весеннего летнего осеннего и зимнего леса сошлась в этом неповторимом цв…тке. В ландыше соединились разные качества: хрупкость, нежность, красота и вечность.В лесу х…рошо в любое время года. Любуешься его красотой и думаешь: "Как прекрасна ты, родная природа! "Задание ​

Хе падгон лооооооллллл​

3. Составьте диалог по предложенной теме (тема текста), причем, представьте, что вам задают каверзные вопросы по данной теме, и отвечать нужно честно … . В качестве собеседника, задающего вам вопросы, может быть Совесть, Справедливость, а не только конкретные люди. В разговоре выразите своё мнение о проблеме, аргументируйте свою точку зрения. текст: Что такое академическая чес..ность? Так ли это важно в школьном и вузовском образовании? Для чего необходимо поддерживать высокие стандарты академической чес..ности? Академическая чес..ность — это соблюдение принц…пов правдивости, доверия, уважения, справ…дливости и, наконец, ответстве…ости.Царь ты наш отец народа возглашает воевода государь проснись беда: Недопустимое название — Викитека Придерживаться этих принц…пов нужно даже тогда, когда н…кто не следит и не контролирует. Кроме плагиата, списывания, обмана и фальсификации, которые на слуху у многих, к академической (не)чест..ости также относятся выполнение письме…ой работы вместо другого или за вознаграждение, подлог, мошенничество и, так называемое, «несанкционированное сотрудничество». Но наиболее распростране…ое проявление академической нечестности – это плагиат. Впервые термин «плагиат» использован в литературе 80-х годов н.э. римским поэтом Мартиалем, который узнал, что другой поэт, Фединтинус, читает его произведения и выдает их за свои. Мартиаль назвал Фединтинуса «плагиатом», по сути — «похитителем». Так что, списывая из Интернета чьи(то) сочинения или домашнюю работу у одноклассника, вы проявляете (не)честность, занимаетесь «плагиатом», т.е. являетесь похитителями чуж…й собстве…ости. Страшно, что у многих это входит в пр…вычку и воспринимается как норма. А пр…вычка «не думать своим умом», не трудиться, не пр…кладывать усилий ради получения желаемой оценки – это путь в никуда, который не приносит ни пользы, ни радости, ни ощутимых результатов.Царь ты наш отец народа возглашает воевода государь проснись беда: Недопустимое название — Викитека

Ведь сам процесс развития собстве…ого мышления, поиск путей решения, радость узнавания нового и самоуважение при этом ( «я молодец!»)- это и есть главный результат самостоятельной работы над любой задачей. ​

Из данных пословиц выпишите глаголы в форме 2-го лица единственного числа. Графически выделите орфограмму 1.Бе... смелости (не)возьм...Ш... И крепости … . 2.Днём раньше посе...Ш...— неделей раньше ПОЖH...Ш.... 3. По твоим делам о тебе суд...т. 4.Глубже вспаш...Ш...– больше хлеба ВОЗЬМ...Ш.... 5.В...ЛКОв разбуд...Ш... — И сам (не)​

А Пушкину-то 210 , как-никак!

Все мы с детства на его сказках воспитаны. Помните?

Негде, в тридевятом царстве,
В тридесятом государстве,
Жил-был славный царь Дадон.
С молоду был грозен он
И соседям то и дело
Наносил обиды смело,
Но под старость захотел
Отдохнуть от ратных дел <...>

Но соседей-то он за все прошедшие годы достать успел изрядно. И теперь они ему мстить начали... Инда тошно царю стало.Царь ты наш отец народа возглашает воевода государь проснись беда: Недопустимое название — Викитека ..

<...> Вот он с просьбой о подмоге
Обратился к мудрецу,

Звездочету и скопцу —
Шлет за ним гонца с поколоном.
Вот мудрец перед Дадоном
Стал и вынул из мешка
Золотого петушка.
"Посади ты эту птицу, —
Молвил он царю, — на спицу;
Петушок мой золотой
Будет верный сторож твой <...>


Два года - сплошная сказка: царствует Додон, лёжа на печи... Но вдруг...


<...>Вот однажды царь Дадон
Страшным шумом пробужден:
"Царь ты наш! Отец народа! —
Возглашает воевода, —
Государь! проснись! беда!" —
— "Что такое, господа? —
Говорит Дадон, зевая, —
А?.. Кто там?.. беда какая?"
Воевода говорит:
"Петушок опять кричит,
Страх и шум во всей столице".
Царь к окошку, — ан на спице,
Видит, бъется петушок,
Обратившись на восток.
Медлить нечего: "Скорее!
Люди, на конь! Эй, живее!"
Царь к востоку войско шлет,
Старший сын его ведет.Царь ты наш отец народа возглашает воевода государь проснись беда: Недопустимое название — Викитека
Петушок угомонился,
Шум утих, и царь забылся.<...>

В общем обоих сынов послал на ратный подвиг и ни слуху ни духу от них. Делать нечего, пришлось Додону самому в поход сбираться...


<...> Вот осьмой уж день проходит,
Войско в горы царь приводит
И промеж высоких гор
Видит шелковый шатер.
Все в безмолвии чудесном
Вкруг шатра; в ущелье тесном
Рать побитая лежит.
Царь Дадон к шатру спешит...
Что за страшная картина!
Перед ним его два сына
Без шеломов и без лат
Оба мертвые лежат,
Меч вонзивши друг во друга.
Бродят кони их средь луга,
По протоптанной траве,
По кровавой мураве...
Царь завыл: "Ох, дети, дети!
Горе мне! попались в сети
Оба наши сокола!
Горе! смерть моя пришла".
Все завыли за Дадоном,
Застонала тяжким стоном
Глубь долин, и сердце гор
Потряслося. Вдруг шатер
Распахнулся... и девица,
Шамаханская царица,
Вся сияя, как заря,
Тихо встретила царя.Царь ты наш отец народа возглашает воевода государь проснись беда: Недопустимое название — Викитека <...>

Дальше, как говорится, "седина в голову - бес в ребро". Царь милуется с девицей. Но тут мудрец за расплатой прибыл...


<...> — "Царь! — ответствует мудрец, —
Разочтемся наконец.

Помнишь? за мою услугу
Обещался мне, как другу,
Волю первую мою
Ты исполнить, как свою.
Подари ж ты мне девицу,
Шамаханскую царицу".
Крайне царь был изумлен.
"Что ты? — старцу молвил он, —
Или бес в тебя ввернулся,
Или ты с ума рехнулся.
Что ты в голову забрал?
Я, конечно, обещал,
Но всему же есть граница.
И зачем тебе девица?
Полно, знаешь ли, кто я?
Попроси ты от меня
Хоть казну, хоть чин боярский,
Хоть коня с конюшни царской,
Хоть полцарства моего".
— Не хочу я ничего!
Подари ты мне девицу,
Шамаханскую царицу", —
Говорит мудрец в ответ.
Плюнул царь: "Так лих же: нет!
Ничего ты не получишь.
Сам себя ты, грешник, мучишь;
Убирайся, цел пока;
Оттащите старика!"
Старичок хотел заспорить,
Но с иным накладно вздорить;
Царь схватил его жезлом
По лбу; тот упал ничком,
Да и дух вон.Царь ты наш отец народа возглашает воевода государь проснись беда: Недопустимое название — Викитека — Вся столица
Содрогнулась, а девица —
Хи-хи-хи да ха-ха-ха!
Не боится, знать, греха. <...>


<...> Вдруг раздался легкий звон,
И в глазах у всей столицы
Петушок спорхнул со спицы,
К колеснице полетел
И царю на темя сел,
Встрепенулся, клюнул в темя
И взвился... и в то же время
С колесницы пал Дадон —
Охнул раз, — и умер он.
А царица вдруг пропала,
Будто вовсе не бывало.
Сказка ложь, да в ней намек!
Добрым молодцам урок.

Ну и, конечно, Кот_учёный!

Кое-где его, говорят, Хатуль мадан кличут. А уж об учёности его слава по всему миру идёт.

Иллюстрации И.Я.Билибина.

Сказка о золотом петушке … для топ-менеджеров от А. С. Пушкина

Негде, в тридевятом царстве,
В тридесятом государстве,
Жил-был славный царь Дадон.
С молоду был грозен он
И соседям то и дело
Наносил обиды смело;
Но под старость захотел
Отдохнуть от ратных дел

Судя по всему, мы имеем типичный бизнес-случай, когда руководитель (у Пушкина – руководителя царства)  навоевавшись с конкурентами, решил, что это слишком  суетное дело –  и не стоит оно затрат драгоценного  времени.Царь ты наш отец народа возглашает воевода государь проснись беда: Недопустимое название — Викитека

И покой себе устроить.

Тут соседи беспокоить
Стали старого царя,
Страшный вред ему творя.
Чтоб концы своих владений
Охранять от нападений,
Должен был он содержать
Многочисленную рать.
Воеводы не дремали,
Но никак не успевали:
Ждут, бывало, с юга, глядь, —
Ан с востока лезет рать.
Справят здесь, — лихие гости
Идут от моря. Со злости
Инда плакал царь Дадон,
Инда забывал и сон.

Как обычно, гениальный Пушкин описывает будущее – наше с вами время, когда изменения на рынке происходят настолько стремительно, что успеть к ним приспособиться становится практически невозможно.  А «отдохнуть от ратных дел», не продавая бизнеса, просто невозможно.

Что и жизнь в такой тревоге!
Вот он с просьбой о помоге
Обратился к мудрецу,
Звездочету и скопцу.
Шлет за ним гонца с поклоном.

Это уже не первая сказка у Александра Сергеевича, где один из главных героев – консультант по управлению.Царь ты наш отец народа возглашает воевода государь проснись беда: Недопустимое название — Викитека Правда,  здесь он впервые выводит в качестве консультанта  не сказочного персонажа (Золотую рыбку[1] и т.п.), а  реального человека с богатым опытом работы.

Вот мудрец перед Дадоном
Стал и вынул из мешка
Золотого петушка.
«Посади ты эту птицу, —
Молвил он царю, — на спицу;
Петушок мой золотой
Будет верный сторож твой:
Коль кругом всё будет мирно,
Так сидеть он будет смирно;
Но лишь чуть со стороны
Ожидать тебе войны,
Иль набега силы бранной,
Иль другой беды незваной,
Вмиг тогда мой петушок
Приподымет гребешок,
Закричит и встрепенется
И в то место обернется».

На первый взгляд кажется, что консультант дал не очень мудреный совет, а всего лишь рекомендацию, основанную на здравом смысле – нужно правильно устанавливать приоритеты. Но как часто эта простая, но эффективная рекомендация нарушается. Перефразируем  слова легендарного  Ли Якокки[2]: «Няньки и мамки могут дать будущему царю многие знания: как правильно хмурить брови на своих подданных, какой икрой  закусывать  чарку водки и т.Царь ты наш отец народа возглашает воевода государь проснись беда: Недопустимое название — Викитека д., но вот правильно устанавливать приоритеты – чью голову рубить сначала, на какого соседа идти войной в первую очередь и др. – этому будущий царь должен научиться сам».

Отметим еще один важный момент, к сожалению, как увидим далее, его опрометчиво упустил царь Дадон: петушок не только о войне готов был предупредить, но и о любой «другой беды незваной».

Царь скопца благодарит,
Горы золота сулит.
«За такое одолженье, —
Говорит он в восхищенье, —
Волю первую твою
Я исполню, как мою».

Да, как видим, действительно речь идет о найме консультанта, где вознаграждение клиент (здесь царь Дадон) определяет соразмерно совету консультанта. Форма оплаты: в пределах возможностей царя, но по выбору консультанта.

Петушок с высокой спицы
Стал стеречь его границы.
Чуть опасность где видна,
Верный сторож как со сна
Шевельнется, встрепенется,
К той сторонке обернется
И кричит: «Кири-ку-ку.
Царствуй, лежа на боку!»
И соседи присмирели,
Воевать уже не смели:

Таковой им царь Дадон
Дал отпор со всех сторон!

Как видим, совет консультанта (реализованный  при участии золотого петушка) – устанавливать правильные приоритеты оказался весьма эффективным.Царь ты наш отец народа возглашает воевода государь проснись беда: Недопустимое название — Викитека

Более того, здесь Александр Сергеевич дает нам инструментальное определение стратегии. Обычно в учебниках по стратегическому менеджменту говорится, что «стратегия – это общий план достижения целей компании». Определение красивое, но непонятно, в чем суть такого плана? Здесь же,  Пушкин нам уточняет: стратегия – это определение главных направлений, куда должны быть направлены ограниченные ресурсы организации (здесь – царства). Куда петушок повернется – туда и нужно направлять свои ограниченные ресурсы – положительный результат не преминет себя ждать.

Год, другой проходит мирно;
Петушок сидит всё смирно. Вот однажды царь Дадон
Страшным шумом пробужден:
«Царь ты наш! отец народа! —
Возглашает воевода, —
Государь! проснись! беда!»
— Что такое, господа? —
Говорит Дадон, зевая: —
А?.. Кто там?.. беда какая? —
Воевода говорит:
«Петушок опять кричит;
Страх и шум во всей столице».
Царь к окошку, — ан на спице,
Видит, бьется петушок,
Обратившись на восток.Царь ты наш отец народа возглашает воевода государь проснись беда: Недопустимое название — Викитека
Медлить нечего: «Скорее!
Люди, на конь! Эй, живее!»
Царь к востоку войско шлет,
Старший сын его ведет.

В этом месте следует выполнить серьезный анализ. Петушок всего лишь сообщает о том, что царству Дадона грозит опасность. Однако опасность может быть, как мы уже отметили выше,  в самой разной форме. И понятное дело, для каждого вида опасности должны быть разные средства преодоления. Царь же, как и в предыдущих случаях,  считает, что опасность военная и отправляет на войну группу войск быстрого реагирования во главе со старшим сыном.

Петушок угомонился,
Шум утих, и царь забылся.

Вот проходит восемь дней,
А от войска нет вестей;
Было ль, не было ль сраженья, —
Нет Дадону донесенья.
Петушок кричит опять.
Кличет царь другую рать;
Сына он теперь меньшого
Шлет на выручку большого;

Петушок опять утих.      
Снова вести нет от них!

Итак, как видим, применение старого средства не дает результатов.Царь ты наш отец народа возглашает воевода государь проснись беда: Недопустимое название — Викитека Однако вместо того, чтобы сначала разобраться с ситуацией, Дадон уже второй раз пытается применить для борьбы с опасностью военные силы. Если первый раз ошибку Дадона можно оправдать, то отсылка второй группы войск,   без анализа в чем состоит новая опасность,  во главе с младшим сыном уже не простительна.

Снова восемь дней проходят;
Люди в страхе дни проводят;
Петушок кричит опять,

Царь скликает третью рать
И ведет ее к востоку, —
Сам не зная, быть ли проку.

Кажется, что царь показывает своим подданным положительный пример – если есть проблема и она пока не решается, руководитель должен возглавить проектную группу по ее решению сам. Однако, две неудачи даже рядового человека могли насторожить, а тут опытный руководитель допускает уже по сути губительную ошибку для своего царства – очевидно, что беда имеет новые характеристики, не такие как раньше, А царь Дадон, фигурально выражаясь, снова применяет  «зеленку для борьбы с черной чумой».Царь ты наш отец народа возглашает воевода государь проснись беда: Недопустимое название — Викитека

Войска идут день и ночь;
Им становится невмочь.
Ни побоища, ни стана,
Ни надгробного кургана
Не встречает царь Дадон.
«Что за чудо?» — мыслит он.
Вот осьмой уж день проходит,
Войско в горы царь приводит
И промеж высоких гор
Видит шелковый шатёр.
Всё в безмолвии чудесном
Вкруг шатра; в ущелье тесном
Рать побитая лежит.
Царь Дадон к шатру спешит...
Что за страшная картина!
Перед ним его два сына
Без шеломов и без лат
Оба мертвые лежат,
Меч вонзивши друг во друга.

Здесь следует отметить одно важное  обстоятельство, которое позволит расшифровать присланное нам из прошлого послание Пушкина.

Смотрите, после начала похода старшего сына проходит 8 дней, затем направляется следом младший царевич. После младшего царевича проходит еще 8 дней, когда в поход отправляется сам царь. Ровно через 8 дней царь Дадон подходит к побоищу. Получается, в целом, что царевичей что-то сильно увлекло, да так сильно, что оторваться невозможно.Царь ты наш отец народа возглашает воевода государь проснись беда: Недопустимое название — Викитека

Бродят кони их средь луга,
По притоптанной траве,
По кровавой мураве...
Царь завыл: «Ох дети, дети!
Горе мне! попались в сети
Оба наши сокола!
Горе! смерть моя пришла».
Все завыли за Дадоном,
Застонала тяжким стоном
Глубь долин, и сердце гор
Потряслося. Вдруг шатёр
Распахнулся... и девица,
Шамаханская царица,
Вся сияя как заря,
Тихо встретила царя.

Итак, обнаруживается виновница «кровопролития» - шамаханская царица.

Как пред солнцем птица ночи,
Царь умолк, ей глядя в очи,
И забыл он перед ней
Смерть обоих сыновей.

И она перед Дадоном
Улыбнулась — и с поклоном

Его за руку взяла
И в шатер свой увела.

Однако, поскольку наши русские девушки любой шамаханской царице  дадут фору 100 очков, ясное дело, речь идет не о  восточной красавице: в шатер царь идет  совсем другой целью, чем кажется на первый взгляд. Подумаем немножко …

Ну вот, кажется все становится на свои места: Прозорливый Пушкин, будучи в своих сказках всегда очень точным  (не привирал для красного словца,  как другие),  оказывается,  описывает нам аналог современного компьютерного салона, где можно поиграть в войнушку по полной.Царь ты наш отец народа возглашает воевода государь проснись беда: Недопустимое название — Викитека

Там за стол его сажала,
Всяким яством угощала;
Уложила отдыхать
На парчовую кровать.
И потом, неделю ровно,
Покорясь ей безусловно,
Околдован, восхищён,
Пировал у ней Дадон

Теперь все разъясняется:  никаких мертвых – сыновья Дадона, встретившись с продвинутой разработкой шамаханского царства начали «воевать» - и не смогли оторваться от компьютерной игры: один 8 дней, а другой целых 16! А обозначенные мечи, вонзившие друг  в друга – это, судя по всему,  описание  завершающего этапа компьютерной игры с рабочим названием «Шамаханская царица», который застал царь Дадон, когда добрался до  места, где пропадали его сыновья. Игра очень завлекательная, даже царь не стал ругать своих сыновей (это же дети!), и сам не удержался и целую неделю не мог оторваться от диковинной компьютерной игры.

Мало того, царь не только не смог удержаться, чтобы самому не поиграть, но еще и захватил компьютерную игру с собой, чтобы развлекаться еще и дома. Похоже, мы наблюдаем у Дадона уже вполне развитую компьютерную зависимость.Царь ты наш отец народа возглашает воевода государь проснись беда: Недопустимое название — Викитека

Перед ним молва бежала,
Быль и небыль разглашала.
Под столицей, близ ворот,
С шумом встретил их народ, —

Все бегут за колесницей,
За Дадоном и царицей;
Всех приветствует Дадон...

Теперь самое время разобраться, что такое нам решил поведать гениальный поэт.

Итак, петушок каждый раз своевременно предупреждал царя о надвигающейся опасности не только военной, но и любой. Здесь самое время припомнить стратегическую модель, описывающую внешнюю среду косвенного воздействия, обычно «упакованную» в аббревиатуру STEP.

P – политические факторы внешней среды. Именно на них царь Дадон правильно реагировал военными походами, заставив соседей прекратить набеги на свое царство.

E – экономические факторы, судя по описанию сказки – сначала они были благоприятные  - уладив политические вопросы, царь Дадон имел возможность обеспечить стабильность развития экономики своего царства.

T – технологические факторы.Царь ты наш отец народа возглашает воевода государь проснись беда: Недопустимое название — Викитека Они также могут представлять очень большие опасности или возможности. Но здесь царь Дадон не смог встретить изменения в технологической среде должным образом – трижды направляет военную силу для борьбы с новыми, в данном случае, технологическими  опасностями, «прокукареканными» петушком.

S – социокультурные факторы. Они-то и явились в данной сказке особенно роковыми для царя Дадона и его царства.

Сначала у его сыновей, а затем у него самого появились новые потребности – с утра до вечера забавляться  компьютерными играми, особенно всем понравилась игра «Шамаханская царица».  Понятное  дело, для борьбы с такого рода факторами войска не помогут, тут нужна помощь грамотного психолога.

Вдруг в толпе увидел он,
В сарачинской шапке белой,
Весь как лебедь поседелый,
Старый друг его, скопец.
«А, здорово, мой отец, —
Молвил царь ему, — что скажешь?
Подь поближе! Что прикажешь?»
— Царь! — ответствует мудрец, —

Разочтемся наконец.Царь ты наш отец народа возглашает воевода государь проснись беда: Недопустимое название — Викитека
Помнишь? за мою услугу
Обещался мне, как другу,
Волю первую мою
Ты исполнить, как свою.
Подари ж ты мне девицу,
Шамаханскую царицу. —

Как видим, консультант по управлению, понимая опасность новых технологических и особенно социокультурных факторов для царства своего клиента, пытается остановить гибельное для Дадона увлечение.

Крайне царь был изумлён.
«Что ты? — старцу молвил он, —
Или бес в тебя ввернулся,
Или ты с ума рехнулся?

Что ты в голову забрал?
Я, конечно, обещал,
Но всему же есть граница.

И зачем тебе девица?
Полно, знаешь ли кто я?
Попроси ты от меня
Хоть казну, хоть чин боярской,
Хоть коня с конюшни царской,
Хоть пол-царства моего».

Царь не понял рекомендации консультанта. Он решил, что у него хотят отобрать новую  игрушку и в полюбившуюся  компьютерную игру хочет поиграть сам консультант.

— Не хочу я ничего!
Подари ты мне девицу,
Шамаханскую царицу, —
Говорит мудрец в ответ.Царь ты наш отец народа возглашает воевода государь проснись беда: Недопустимое название — Викитека
Плюнул царь: «Так лих же: нет!
Ничего ты не получишь.
Сам себя ты, грешник, мучишь;
Убирайся, цел пока;
Оттащите старика!»
Старичок хотел заспорить,
Но с иным накладно вздорить;
Царь хватил его жезлом
По лбу; тот упал ничком,
Да и дух вон. — Вся столица
Содрогнулась, а девица —

Хи-хи-хи! да ха-ха-ха!
Не боится, знать, грех

Мы понимаем здесь, что и у консультантов есть своя специализация: не будучи профессиональным психологом, скопец не смог удержать царя от пагубного пристрастия к новой игрушке – компьютерной игре «Шамаханская царица». Полагаю, каждый из нас, имея соответствующего возраста детей или внуков, понимает, насколько это не просто  - оторвать от компьютерной  игры своего ребенка. А цари – они же сами как дети.

Царь, хоть был встревожен сильно,
Усмехнулся ей умильно.
Вот — въезжает в город он...
Вдруг раздался легкой звон,
И в глазах у всей столицы
Петушок спорхнул со спицы,

К колеснице полетел
И царю на темя сел,
Встрепенулся, клюнул в темя
И взвился.Царь ты наш отец народа возглашает воевода государь проснись беда: Недопустимое название — Викитека .. и в то же время
С колесницы пал Дадон —
Охнул раз, — и умер он.

Как видим, социокультурные факторы, появившиеся в свою очередь  в результате технологических изменений,  оказались для Дадона, да и, скорее всего,  для всего его царства весьма пагубными.

А царица вдруг пропала,
Будто вовсе не бывало.

Ну, как видите, наш анализ полностью подтвердился: как может пропасть живой человек? «Шамаханская царица» – это действительно  компьютерная игра разработки значительно опередившего в своем развитии Русь шамаханского царства[3]. А поскольку в царстве Дадона электричества тогда не было, после окончания зарядки автономного источника питания экран монитора компьютера затух, вот «она» (царица)  и пропала (пропало ее изображение). А поскольку тогда нужных специалистов еще не было на Руси, до новой компьютерной игры прошло немало времени. Повезло Дадону!

Сказка ложь, да в ней намек!
Добрым молодцам урок.

Понятное дело, что под добрыми молодцами тут великий поэт подразумевает, в первую очередь,  наших топ-менеджеров.Царь ты наш отец народа возглашает воевода государь проснись беда: Недопустимое название — Викитека

Уважаемые топы! Изучайте стратегический менеджмент! Учитесь правильно анализировать внешнюю среду, опасности и возможности,  которые она в себе таит. Не ограничивайтесь анализом только своих конкурентов, что приходится наблюдать чаще всего на практике. Особое внимание уделяйте социокультурным факторам.

Быстрые изменения  культурных   аспектов под влиянием технологических факторов могут нести в себе не только грандиозные возможности – новые потребности ваших покупателей, но и большие опасности, если их не учитывать.

Читайте Александра Сергеевича – он научит вас только хорошему!

[1] /blog/upravlencheskaya-interpretaciya-skazki-o-zoloto...

[2] Слова Якокки: «Умение определять приоритетные дела и способность правильно распределять свое время - это не такие качества, которые можно мимоходом приобрести в Гарвардской школе бизнеса. Официальный учебный курс может дать много знаний, но ряд жизненно важных навыков человек обязан выработать у себя сам». (Ли Якокка Карьера менеджера).Царь ты наш отец народа возглашает воевода государь проснись беда: Недопустимое название — Викитека

[3] Археологические раскопки подтверждают наши изыскания -  Шамаханское царство обгоняло Русь на несколько веков -  (из Википедии):  «Шемаха́, Шамахы (азерб. Şamaxı) — город в Азербайджане, административный центр Шемахинского района. Расположен в юго-восточных предгорьях Большого Кавказа на высоте 800 метров над уровнем моря. Археологические раскопки, проведённые в северо-западной его части, обнаружили поселение, относящееся к V—IV векам до н. э. Город упоминается у Птолемея (II век) под названием Шемахия. Шемаха упоминается великим русским поэтом А. С. Пушкиным в «Сказке о золотом петушке».

«Сказка о золотом петушке. Пушкин. Сказка о золотом петушке Таковой им царь дадон дал

Негде, в тридевятом царстве,В тридесятом государстве,Жил-был славный царь Дадон.С молоду был грозен онИ соседям то и делоНаносил обиды смело,Но под старость захотелОтдохнуть от ратных делИ покой себе устроить;Тут соседи беспокоитьСтали старого царя,Страшный вред ему творя.Чтоб концы своих владенийОхранять от нападений,Должен был он содержатьМногочисленную рать.Царь ты наш отец народа возглашает воевода государь проснись беда: Недопустимое название — Викитека Воеводы не дремали,Но никак не успевали:Ждут, бывало, с юга, глядь, –Ан с востока лезет рать.Справят здесь, – лихие гостиИдут от моря. Со злостиИнда плакал царь Дадон,Инда забывал и сон,Что и жизнь в такой тревоге!Вот он с просьбой о подмогеОбратился к мудрецу,Звездочету и скопцу –Шлет за ним гонца с поколоном.Вот мудрец перед ДадономСтал и вынул из мешкаЗолотого петушка."Посади ты эту птицу, –Молвил он царю, – на спицу;Петушок мой золотойБудет верный сторож твой:Коль кругом все будет мирно,Так сидеть он будет смирно;Но лишь чуть со стороныОжидать тебе войны,Иль набега силы бранной,Иль другой беды незванной,В миг тогда мой петушокПриподымет гребешок,Закричит и встрепенется,И в то место обернется".Царь скопца благодарит,Горы золота сулит:"За такое одолженье, –Говорит он в восхищенье, –Волю первую твоюЯ исполню, как мою".Петушок с высокой спицыСтал стеречь его границы.Чуть опасность где видна,Верный сторож, как со сна,Шевельнется, встрепенется,К той сторонке обернетсяИ кричит: "Кири-ку-ку!Царствуй, лежа на боку!"И соседи присмирели,Воевать уже не смели:Таковой им царь ДадонДал отпор со всех сторон!Год, другой проходит мирно,Петушок сидит все смирно;Вот однажды царь ДадонСтрашным шумом пробужден:"Царь ты наш! Отец народа! –Возглашает воевода, –Государь! проснись! беда!" –– "Что такое, господа? –Говорит Дадон, зевая, –А?.Царь ты наш отец народа возглашает воевода государь проснись беда: Недопустимое название — Викитека . Кто там?.. беда какая?"Воевода говорит:"Петушок опять кричит,Страх и шум во всей столице".Царь к окошку, – ан на спице,Видит, бъется петушок,Обратившись на восток.Медлить нечего: "Скорее!Люди, на конь! Эй, живее!"Царь к востоку войско шлет,Старший сын его ведет.Петушок угомонился,Шум утих, и царь забылся.Вот проходит восемь дней,А от войска нет вестей:Было ль, не было ль сраженья –Нет Дадону донесенья.Петушок кричит опять.Кличит царь вторую рать.Сына он теперь меньшогоШлет на выручку большого;Петушок опять утих.Снова вести нет от них,Снова восемь дней проходит;Люди в страхе дни проводят,Петушок кричит опять,Царь скликает третью ратьИ ведет ее к востоку,Сам не зная, быть ли проку.Войска идут день и ночь;Им становится невмочь.Ни побоища, ни стана,Ни надгробного курганаНе встречает царь Дадон.«Что за чудо?» – мыслит он.Вот осьмой уж день проходит,Войско в горы царь приводитИ промеж высоких горВидит шелковый шатер.Все в безмолвии чудесномВкруг шатра; в ущелье тесномРать побитая лежит.Царь Дадон к шатру спешит.Царь ты наш отец народа возглашает воевода государь проснись беда: Недопустимое название — Викитека ..Что за страшная картина!Перед ним его два сынаБез шеломов и без латОба мертвые лежат,Меч вонзивши друг во друга.Бродят кони их средь луга,По протоптанной траве,По кровавой мураве...Царь завыл: "Ох, дети, дети!Горе мне! попались в сетиОба наши сокола!Горе! смерть моя пришла".Все завыли за Дадоном,Застонала тяжким стономГлубь долин, и сердце горПотряслося. Вдруг шатерРаспахнулся... и девица,Шамаханская царица,Вся сияя, как заря,Тихо встретила царя.Как пред солнцем птица ночи,Царь умолк, ей глядя в очи,И забыл он перед нейСмарть обоих сыновей.И она перед ДадономУлыбнулась – и с поклономЕго за руку взялаИ в шатер свой увела.Там за стол его сажала,Всяким яством угощала,Уложила отдыхатьНа парчовую кровать.И потом, неделю ровно,Покорясь ей безусловно,Околдован, восхищен,Пировал у ней Дадон.Наконец и в путь обратныйСо своею силой ратнойИ с девицей молодойЦарь отправился домой.Перед ним молва бежала.Быль и небыль разглашала.Под столицей, близ воротС шумом встретил их народ, –Все бегут за колесницей,За Дадоном и царицей;Всех приветствует Дадон...Вдруг в толпе увидел он:В сарачинской шапке белой,Весь, как лебедь, поседелыйСтарый лруг его, скопец."А, здорово, мой отец, –Молвил царь ему, – что скажешь?Подь поближе. Что прикажешь?"– "Царь! – ответствует мудрец, –Разочтемся наконец.Помнишь? за мою услугуОбещался мне, как другу,Волю первую моюТы исполнить, как свою.Подари ж ты мне девицу,Шамаханскую царицу".Крайне царь был изумлен."Что ты? – старцу молвил он, –Или бес в тебя ввернулся,Или ты с ума рехнулся.Что ты в голову забрал?Я, конечно, обещал,Но всему же есть граница.И зачем тебе девица?Полно, знаешь ли, кто я?Попроси ты от меняХоть казну, хоть чин боярский,Хоть коня с конюшни царской,Хоть полцарства моего".– Не хочу я ничего!Подари ты мне девицу,Шамаханскую царицу", –Говорит мудрец в ответ.Плюнул царь: "Так лих же: нет!Ничего ты не получишь.Сам себя ты, грешник, мучишь;Убирайся, цел пока;Оттащите старика!"Старичок хотел заспорить,Но с иным накладно вздорить;Царь схватил его жезломПо лбу; тот упал ничком,Да и дух вон. – Вся столицаСодрогнулась, а девица –Хи-хи-хи да ха-ха-ха!Не боится, знать, греха.Царь, хоть был встревожен сильно,Усмехнулся ей умильно.Вот – въезжает в город он...Вдруг раздался легкий звон,И в глазах у всей столицыПетушок спорхнул со спицы,К колеснице полетелИ царю на темя сел,Встрепенулся, клюнул в темяИ взвился... и в то же времяС колесницы пал Дадон –Охнул раз, – и умер он.А царица вдруг пропала,Будто вовсе не бывало.Сказка ложь, да в ней намек!Добрым молодцам урок.

Негде, в тридевятом царстве,

В тридесятом государстве,

Жил-был славный царь Дадон.

С молоду был грозен он

И соседям то и дело

Наносил обиды смело;

Но под старость захотел

Отдохнуть от ратных дел

И покой себе устроить.

Тут соседи беспокоить

Стали старого царя,

Страшный вред ему творя.

Чтоб концы своих владений

Охранять от нападений,

Должен был он содержать

Многочисленную рать.

Воеводы не дремали,

Но никак не успевали:

Ждут, бывало, с юга, глядь, -

Ан с востока лезет рать.

Справят здесь, - лихие гости

Идут от моря. Со злости

Инда плакал царь Дадон,

Инда забывал и сон.

Что и жизнь в такой тревоге!

Вот он с просьбой о помоге

Обратился к мудрецу,

Звездочету и скопцу.

Шлет за ним гонца с поклоном.

Вот мудрец перед Дадоном

Стал и вынул из мешка

Золотого петушка.

«Посади ты эту птицу, -

Молвил он царю, - на спицу;

Петушок мой золотой

Будет верный сторож твой:

Коль кругом всё будет мирно,

Так сидеть он будет смирно;

Но лишь чуть со стороны

Ожидать тебе войны,

Иль набега силы бранной,

Иль другой беды незваной,

Вмиг тогда мой петушок

Приподымет гребешок,

Закричит и встрепенется

И в то место обернется».

Царь скопца благодарит,

Горы золота сулит.

«За такое одолженье, -

Говорит он в восхищенье, -

Волю первую твою

Я исполню, как мою».

Петушок с высокой спицы

Стал стеречь его границы.

Чуть опасность где видна,

Верный сторож как со сна

Шевельнется, встрепенется,

К той сторонке обернется

И кричит: «Кири-ку-ку.

Царствуй, лежа на боку!»

И соседи присмирели,

Воевать уже не смели:

Таковой им царь Дадон

Дал отпор со всех сторон!

Год, другой проходит мирно;

Петушок сидит всё смирно.

Вот однажды царь Дадон

Страшным шумом пробужден:

«Царь ты наш! отец народа! -

Возглашает воевода, -

Государь! проснись! беда!»

Что такое, господа? -

Говорит Дадон, зевая: -

А?.. Кто там?.. беда какая? -

Воевода говорит:

«Петушок опять кричит;

Страх и шум во всей столице».

Царь к окошку, - ан на спице,

Видит, бьется петушок,

Обратившись на восток.

Медлить нечего: «Скорее!

Люди, на конь! Эй, живее!»

Царь к востоку войско шлет,

Старший сын его ведет.

Петушок угомонился,

Шум утих, и царь забылся.

Вот проходит восемь дней,

А от войска нет вестей;

Было ль, не было ль сраженья, -

Нет Дадону донесенья.

Петушок кричит опять.

Кличет царь другую рать;

Сына он теперь меньшого

Шлет на выручку большого;

Петушок опять утих.

Снова вести нет от них!

Снова восемь дней проходят;

Люди в страхе дни проводят;

Петушок кричит опять,

Царь скликает третью рать

И ведет ее к востоку, -

Сам не зная, быть ли проку.

Войска идут день и ночь;

Им становится невмочь.

Ни побоища, ни стана,

Ни надгробного кургана

Не встречает царь Дадон.

«Что за чудо?» - мыслит он.

Вот осьмой уж день проходит,

Войско в горы царь приводит

И промеж высоких гор

Видит шелковый шатёр.

Всё в безмолвии чудесном

Вкруг шатра; в ущелье тесном

Рать побитая лежит.

Царь Дадон к шатру спешит…

Что за страшная картина!

Перед ним его два сына

Без шеломов и без лат

Оба мертвые лежат,

Меч вонзивши друг во друга.

Бродят кони их средь луга,

По притоптанной траве,

По кровавой мураве…

Царь завыл: «Ох дети, дети!

Горе мне! попались в сети

Оба наши сокола!

Горе! смерть моя пришла».

Все завыли за Дадоном,

Застонала тяжким стоном

Глубь долин, и сердце гор

Потряслося. Вдруг шатёр

Распахнулся… и девица,

Шамаханская царица,

Вся сияя как заря,

Тихо встретила царя.

Как пред солнцем птица ночи,

Царь умолк, ей глядя в очи,

И забыл он перед ней

Смерть обоих сыновей.

И она перед Дадоном

Улыбнулась - и с поклоном

Его за руку взяла

И в шатер свой увела.

Там за стол его сажала,

Всяким яством угощала;

Уложила отдыхать

На парчовую кровать.

И потом, неделю ровно,

Покорясь ей безусловно,

Околдован, восхищён,

Пировал у ней Дадон

Наконец и в путь обратный

Со своею силой ратной

И с девицей молодой

Царь отправился домой.

Перед ним молва бежала,

Быль и небыль разглашала.

Под столицей, близ ворот,

С шумом встретил их народ, -

Все бегут за колесницей,

За Дадоном и царицей;

Всех приветствует Дадон…

Вдруг в толпе увидел он,

В сарачинской шапке белой,

Весь как лебедь поседелый,

Старый друг его, скопец.

«А, здорово, мой отец, -

Молвил царь ему, - что скажешь?

Подь поближе! Что прикажешь?»

Царь! - ответствует мудрец, -

Разочтемся наконец.

Помнишь? за мою услугу

Обещался мне, как другу,

Волю первую мою

Ты исполнить, как свою.

Подари ж ты мне девицу,

Шамаханскую царицу. -

Крайне царь был изумлён.

«Что ты? - старцу молвил он, -

Или бес в тебя ввернулся,

Или ты с ума рехнулся?

Что ты в голову забрал?

Я, конечно, обещал,

Но всему же есть граница.

И зачем тебе девица?

Полно, знаешь ли кто я?

Попроси ты от меня

Хоть казну, хоть чин боярской,

Хоть коня с конюшни царской,

Хоть пол-царства моего».

Не хочу я ничего!

Подари ты мне девицу,

Шамаханскую царицу, -

Говорит мудрец в ответ.

Плюнул царь: «Так лих же: нет!

Ничего ты не получишь.

Сам себя ты, грешник, мучишь;

Убирайся, цел пока;

Оттащите старика!»

Старичок хотел заспорить,

Но с иным накладно вздорить;

Царь хватил его жезлом

По лбу; тот упал ничком,

Да и дух вон. - Вся столица

Содрогнулась, а девица -

Хи-хи-хи! да ха-ха-ха!

Не боится, знать, греха.

Царь, хоть был встревожен сильно,

Усмехнулся ей умильно.

Вот - въезжает в город он…

Вдруг раздался легкой звон,

И в глазах у всей столицы

Петушок спорхнул со спицы,

К колеснице полетел

И царю на темя сел,

Встрепенулся, клюнул в темя

И взвился… и в то же время

С колесницы пал Дадон -

Охнул раз, - и умер он.

А царица вдруг пропала,

Будто вовсе не бывало.

Сказка ложь, да в ней намек!


Перед ним молва бежала,
Быль и небыль разглашала.
Под столицей, близ ворот,
С шумом встретил их народ, -

Все бегут за колесницей,
За Дадоном и царицей;
Всех приветствует Дадон…


Вдруг в толпе увидел он,
В сарачинской шапке белой,
Весь как лебедь поседелый,
Старый друг его, скопец.
“А! здорово, мой отец, -

Молвил царь ему, - что скажешь?
Подь поближе! Что прикажешь?” -
- Царь! - ответствует мудрец, -
Разочтёмся наконец,
Помнишь? за мою услугу
Обещался мне, как другу,
Волю первую мою
Ты исполнить, как свою.
Подари ж ты мне девицу. -
Шамаханскую царицу… -
Крайне царь был изумлён.
“Что ты? - старцу молвил он, -
Или бес в тебя ввернулся?
Или ты с ума рехнулся?
Что ты в голову забрал?
Я, конечно, обещал,
Но всему же есть граница!
И зачем тебе девица?
Полно, знаешь ли, кто я?
Попроси ты от меня
Хоть казну, хоть чин боярский,
Хоть коня с конюшни царской,
Хоть полцарства моего”.
- Не хочу я ничего!
Подари ты мне девицу,
Шамаханскую царицу, -
Говорит мудрец в ответ.
Плюнул царь: “Так лих же: нет!
Ничего ты не получишь.
Сам себя ты, грешник, мучишь;
Убирайся, цел пока;
Оттащите старика!”


Старичок хотел заспорить,
Но с иным накладно вздорить;
Царь хватил его жезлом
По лбу; тот упал ничком,
Да и дух вон. - Вся столица
Содрогнулась; а девица -
Хи-хи-хи! да ха-ха-ха!
Не боится, знать, греха.


Царь, хоть был встревожен сильно,
Усмехнулся ей умильно.
Вот - въезжает в город он…
Вдруг раздался лёгкий звон,
И в глазах у всей столицы
Петушок спорхнул со спицы;
К колеснице полетел
И царю на темя сел,

Встрепенулся, клюнул в темя
И взвился… и в то же время
С колесницы пал Дадон -
Охнул раз, - и умер он.


А царица вдруг пропала,
Будто вовсе не бывало.
Сказка ложь, да в ней намёк!
Добрым молодцам урок.

Негде, в тридевятом царстве,
В тридесятом государстве,
Жил-был славный царь Дадон.
Смолоду был грозен он
И соседям то и дело
Наносил обиды смело,
Но под старость захотел
Отдохнуть от ратных дел
И покой себе устроить;
Тут соседи беспокоить
Стали старого царя,
Страшный вред ему творя.
Чтоб концы своих владений
Охранять от нападений,
Должен был он содержать
Многочисленную рать.
Воеводы не дремали,
Но никак не успевали:
Ждут, бывало, с юга, глядь,-
Ан с востока лезет рать.
Справят здесь,- лихие гости
Идут от моря. Со злости
Инда плакал царь Дадон,
Инда забывал и сон.
Что и жизнь в такой тревоге!
Вот он с просьбой о помоге
Обратился к мудрецу,
Звездочету и скопцу.
Шлет за ним гонца с поклоном.

Вот мудрец перед Дадоном
Стал и вынул из мешка
Золотого петушка.
«Посади ты эту птицу,-
Молвил он царю,- на спицу;
Петушок мой золотой
Будет верный сторож твой:
Коль кругом всё будет мирно,
Так сидеть он будет смирно;
Но лишь чуть со стороны
Ожидать тебе войны,
Иль набега силы бранной,
Иль другой беды незваной,
Вмиг тогда мой петушок
Приподымет гребешок,
Закричит и встрепенется
И в то место обернется».
Царь скопца благодарит,
Горы золота сулит.
«За такое одолженье,-
Говорит он в восхищенье,-
Волю первую твою
Я исполню, как мою».

Петушок с высокой спицы
Стал стеречь его границы.
Чуть опасность где видна,
Верный сторож, как со сна,
Шевельнется, встрепенется,
К той сторонке обернется
И кричит: «Кири-ку-ку.
Царствуй, лежа на боку!»
И соседи присмирели,
Воевать уже не смели:
Таковой им царь Дадон
Дал отпор со всех сторон!

Год, другой проходит мирно;
Петушок сидит всё смирно.
Вот однажды царь Дадон
Страшным шумом пробужден:
«Царь ты наш! отец народа! -
Возглашает воевода,-
Государь! Проснись! беда!»
- «Что такое, господа? -
Говорит Дадон, зевая,
А?.. Кто там?., беда какая?»
Воевода говорит:
«Петушок опять кричит,
Страх и шум во всей столице».
Царь к окошку,- ан на спице,
Видит, бьется петушок,
Обратившись на восток.
Медлить нечего: «Скорее!
Люди на копь! Эй, живее!»
Царь к востоку войско шлет,
Старший сын его ведет,
Петушок угомонился,
Шум утих, и царь забылся.

Вот проходит восемь дней,
А от войска нет вестей:
Было ль, не было ль сраженья,
Нет Дадону донесенья.
Петушок кричит опять.
Кличет царь другую рать;
Сына он теперь меньшого
Шлет на выручку большого;
Петушок опять утих.
Снова вести нет от них,
Снова восемь дней проходят;
Люди в страхе дни проводят,
Петушок кричит опять,
Царь скликает третью рать
И ведет ее к востоку
Сам, не зная, быть ли проку.

Войска идут день и ночь;
Им становится невмочь.
Ни побоища, ни стана,
Ни надгробного кургана
Не встречает царь Дадон.
«Что за чудо?» - мыслит он.
Вот осьмон уж день проходит,
Войско в горы царь приводит
И промеж высоких гор
Видит шелковый шатер.
Всё в безмолвии чудесном
Вкруг шатра; в ущелье тесном
Рать побитая лежит.
Царь Дадон к шатру спешит…
Что за страшная картина!
Перед ним его два сына
Без шеломов и без лат
Оба мертвые лежат,
Меч вонзивши друг во друга.
Бродят кони их средь луга,
По протоптанной траве,
По кровавой! мураве…
Царь завыл: «Ох, дети, дети!
Горе мне! попались в сети
Оба наши сокола!
Горе! Смерть моя пришла».
Все завыли за Дадоном,
Застонала тяжким стоном
Глубь долин, и сердце гор
Потряслося. Вдруг шатер
Распахнулся… и девица
Шамаханская царица,
Вся сияя, как заря,
Тихо встретила царя.
Как пред солнцем птица ночи,
Царь умолк, ей глядя в очи,
И забыл он перед ней
Смерть обоих сыновей.
И она перед Дадоном
Улыбнулась - и с поклоном
Его за руку взяла
И в шатер свой увела.
Там за стол его сажала.
Всяким яством угощала,
Уложила отдыхать
На парчовую кровать.
И потом, неделю ровно,
Покорясь ей безусловно,
Околдован, восхищен,
Пировал у ней Дадон.

Наконец и в путь обратный
Со своею силой ратной
И с девицей молодой
Царь отправился домой.
Перед ним молва бежала,
Быль и небыль разглашала.
Под столицей, близ ворот
С шумом встретил их народ,-
Все бегут за колесницей,
За Дадоном и царицей;
Всех приветствует Дадон…
Вдруг в толпе увидел он:
В сарачинской шапке белой,
Весь как лебедь поседелый,
Старый друг его, скопец,
«А, здорово, мой отец,-
Молвил царь ему,- что скажешь?
Подь поближе. Что прикажешь?»
- «Царь! - ответствует мудрец,-
Разочтемся наконец.
Помнишь? за мою услугу
Обещался мне, как другу,
Волю первую мою
Ты исполнить, как свою.
Подари ж ты мне девицу,
Шамаханскую царицу».
Крайне царь был изумлен.
«Что ты? - старцу молвил он,-
Или бес в тебя ввернулся,
Или ты с ума рехнулся.
Что ты в голову забрал?
Я, конечно, обещал,
Но всему же есть граница.
И зачем тебе девица?
Полно, знаешь ли, кто я?
Попроси ты от меня
Хоть казну, хоть чин боярский,
Хоть коня с конюшни царской,
Хоть полцарства моего».
- «Не хочу я ничего!
Подари ты мне девицу,
Шамаханскую царицу»,-
Говорит мудрец в ответ.
Плюнул царь: «Так лих же: нет!
Ничего ты не получишь.
Сам себя ты, грешник, мучишь;
Убирайся, цел пока;
Оттащите старика!»
Старичок хотел заспорить,
Но с иным накладно вздорить;
Царь хватил его жезлом
По лбу; тот упал ничком,
Да и дух вон.- Вся столица
Содрогнулась, а девица -
Хи-хи-хи да ха-ха-ха!
Не боится, знать, греха.
Царь, хоть был встревожен сильно,
Усмехнулся ей умильно.
Вот - въезжает в город он…
Вдруг раздался легкий звон,
И в глазах у всей столицы
Петушок спорхнул со спицы,
К колеснице полетел
И царю на темя сел,
Встрепенулся, клюнул в темя
И взвился… и в то же время
С колесницы пал Дадон -
Охнул раз,- и умер он.
А царица вдруг пропала,
Будто вовсе не бывало.
Сказка ложь, да в ней намек!
Добрым молодцам урок.

Негде, в тридевятом царстве,

В тридесятом государстве,

Жил-был славный царь Дадон.

С молоду был грозен он

И соседям то и дело

Наносил обиды смело;

Но под старость захотел

Отдохнуть от ратных дел

И покой себе устроить.

Тут соседи беспокоить

Стали старого царя,

Страшный вред ему творя.

Чтоб концы своих владений

Охранять от нападений,

Должен был он содержать

Многочисленную рать.

Воеводы не дремали,

Но никак не успевали:

Ждут, бывало, с юга, глядь, -

Ан с востока лезет рать.

Справят здесь, - лихие гости

Идут от моря. Со злости

Инда плакал царь Дадон,

Инда забывал и сон.

Что и жизнь в такой тревоге!

Вот он с просьбой о помоге

Обратился к мудрецу,

Звездочету и скопцу.

Шлет за ним гонца с поклоном.

Вот мудрец перед Дадоном

Стал и вынул из мешка

Золотого петушка.

«Посади ты эту птицу, -

Молвил он царю, - на спицу;

Петушок мой золотой

Будет верный сторож твой:

Коль кругом всё будет мирно,

Так сидеть он будет смирно;

Но лишь чуть со стороны

Ожидать тебе войны,

Иль набега силы бранной,

Иль другой беды незваной,

Вмиг тогда мой петушок

Приподымет гребешок,

Закричит и встрепенется

И в то место обернется».

Царь скопца благодарит,

Горы золота сулит.

«За такое одолженье, -

Говорит он в восхищенье, -

Волю первую твою

Я исполню, как мою».

Петушок с высокой спицы

Стал стеречь его границы.

Чуть опасность где видна,

Верный сторож как со сна

Шевельнется, встрепенется,

К той сторонке обернется

И кричит: «Кири-ку-ку.

Царствуй, лежа на боку!»

И соседи присмирели,

Воевать уже не смели:

Таковой им царь Дадон

Дал отпор со всех сторон!

Год, другой проходит мирно;

Петушок сидит всё смирно.

Вот однажды царь Дадон

Страшным шумом пробужден:

«Царь ты наш! отец народа! -

Возглашает воевода, -

Государь! проснись! беда!»

Что такое, господа? -

Говорит Дадон, зевая: -

А?.. Кто там?.. беда какая? -

Воевода говорит:

«Петушок опять кричит;

Страх и шум во всей столице».

Царь к окошку, - ан на спице,

Видит, бьется петушок,

Обратившись на восток.

Медлить нечего: «Скорее!

Люди, на конь! Эй, живее!»

Царь к востоку войско шлет,

Старший сын его ведет.

Петушок угомонился,

Шум утих, и царь забылся.

Вот проходит восемь дней,

А от войска нет вестей;

Было ль, не было ль сраженья, -

Нет Дадону донесенья.

Петушок кричит опять.

Кличет царь другую рать;

Сына он теперь меньшого

Шлет на выручку большого;

Петушок опять утих.

Снова вести нет от них!

Снова восемь дней проходят;

Люди в страхе дни проводят;

Петушок кричит опять,

Царь скликает третью рать

И ведет ее к востоку, -

Сам не зная, быть ли проку.

Войска идут день и ночь;

Им становится невмочь.

Ни побоища, ни стана,

Ни надгробного кургана

Не встречает царь Дадон.

«Что за чудо?» - мыслит он.

Вот осьмой уж день проходит,

Войско в горы царь приводит

И промеж высоких гор

Видит шелковый шатёр.

Всё в безмолвии чудесном

Вкруг шатра; в ущелье тесном

Рать побитая лежит.

Царь Дадон к шатру спешит...

Что за страшная картина!

Перед ним его два сына

Без шеломов и без лат

Оба мертвые лежат,

Меч вонзивши друг во друга.

Бродят кони их средь луга,

По притоптанной траве,

По кровавой мураве...

Царь завыл: «Ох дети, дети!

Горе мне! попались в сети

Оба наши сокола!

Горе! смерть моя пришла».

Все завыли за Дадоном,

Застонала тяжким стоном

Глубь долин, и сердце гор

Потряслося. Вдруг шатёр

Распахнулся... и девица,

Шамаханская царица,

Вся сияя как заря,

Тихо встретила царя.

Как пред солнцем птица ночи,

Царь умолк, ей глядя в очи,

И забыл он перед ней

Смерть обоих сыновей.

И она перед Дадоном

Улыбнулась - и с поклоном

Его за руку взяла

И в шатер свой увела.

Там за стол его сажала,

Всяким яством угощала;

Уложила отдыхать

На парчовую кровать.

И потом, неделю ровно,

Покорясь ей безусловно,

Околдован, восхищён,

Пировал у ней Дадон

Наконец и в путь обратный

Со своею силой ратной

И с девицей молодой

Царь отправился домой.

Перед ним молва бежала,

Быль и небыль разглашала.

Под столицей, близ ворот,

С шумом встретил их народ, -

Все бегут за колесницей,

За Дадоном и царицей;

Всех приветствует Дадон...

Вдруг в толпе увидел он,

В сарачинской шапке белой,

Весь как лебедь поседелый,

Старый друг его, скопец.

«А, здорово, мой отец, -

Молвил царь ему, - что скажешь?

Подь поближе! Что прикажешь?»

Царь! - ответствует мудрец, -

Разочтемся наконец.

Помнишь? за мою услугу

Обещался мне, как другу,

Волю первую мою

Ты исполнить, как свою.

Подари ж ты мне девицу,

Шамаханскую царицу. -

Крайне царь был изумлён.

«Что ты? - старцу молвил он, -

Или бес в тебя ввернулся,

Или ты с ума рехнулся?

Что ты в голову забрал?

Я, конечно, обещал,

Но всему же есть граница.

И зачем тебе девица?

Полно, знаешь ли кто я?

Попроси ты от меня

Хоть казну, хоть чин боярской,

Хоть коня с конюшни царской,

Хоть пол-царства моего».

Не хочу я ничего!

Подари ты мне девицу,

Шамаханскую царицу, -

Говорит мудрец в ответ.

Плюнул царь: «Так лих же: нет!

Ничего ты не получишь.

Сам себя ты, грешник, мучишь;

Убирайся, цел пока;

Оттащите старика!»

Старичок хотел заспорить,

Но с иным накладно вздорить;

Царь хватил его жезлом

По лбу; тот упал ничком,

Да и дух вон. - Вся столица

Содрогнулась, а девица -

Хи-хи-хи! да ха-ха-ха!

Не боится, знать, греха.

Царь, хоть был встревожен сильно,

Усмехнулся ей умильно.

Вот - въезжает в город он...

Вдруг раздался легкой звон,

И в глазах у всей столицы

Петушок спорхнул со спицы,

К колеснице полетел

И царю на темя сел,

Встрепенулся, клюнул в темя

И взвился... и в то же время

С колесницы пал Дадон -

Охнул раз, - и умер он.

А царица вдруг пропала,

Будто вовсе не бывало.

Сказка ложь, да в ней намек!

Добрым молодцам урок.

Сценарий спектакля "Сказка о золотом Петушке"

«СКАЗКА О ЗОЛОТОМ ПЕТУШКЕ»

Сценарий составлен по сказке А.С.Пушкина

Действующие лица:

1чтец -

2 чтец -

3 чтец -

4 чтец -

Царь -

Воевода -

Звездочет -

Девица -

1 чтец

Негде, в тридевятом царстве,
В тридесятом государстве…
Жил-был славный царь Дадон.
Смолоду был грозен он

И соседям то и дело
Наносил обиды смело;

2 чтец
Но под старость захотел
Отдохнуть от ратных дел
И покой себе устроить.


3 чтец

Тут соседи беспокоить
Стали старого царя,
Страшный вред ему творя.


4 чтец

Чтоб концы своих владений
Охранять от нападений,
Должен был он содержать
Многочисленную рать.

1 чтец

Воеводы не дремали,
Но никак не успевали:
Ждут, бывало, с юга, глядь, —
Ан с востока лезет рать.
Справят здесь, — лихие гости
Идут от моря. Со злости
Инда плакал царь Дадон,
Инда забывал и сон.

2 чтец

Что за жизнь в такой тревоге!
Вот он с просьбой о подмоге
Обратился к мудрецу,
Звездочету и скопцу.
Шлет за ним гонца с поклоном.

3 чтец
Вот мудрец перед Дадоном
Стал и вынул из мешка
Золотого петушка.

Мудрец
«Посади ты эту птицу, —
на спицу;
Петушок мой золотой
Будет верный сторож твой:
Коль кругом всё будет мирно,
Так сидеть он будет смирно;
Но лишь чуть со стороны
Ожидать тебе войны,
Иль набега силы бранной,
Иль другой беды незваной,
Вмиг тогда мой петушок
Приподымет гребешок,
Закричит и встрепенется
И в то место обернется».

4 чтец
Царь скопца благодарит,
Горы золота сулит.

Царь
«За такое одолженье, —
Волю первую твою
Я исполню, как мою».

1 чтец
Петушок с высокой спицы
Стал стеречь его границы.
Чуть опасность где видна,
Верный сторож как со сна
Шевельнется, встрепенется,
К той сторонке обернется
И кричит: «Кири-ку-ку.
Царствуй, лежа на боку!»
И соседи присмирели,
Воевать уже не смели:

2 чтец
Таковой им царь Дадон
Дал отпор со всех сторон!
Год, другой проходит мирно;
Петушок сидит всё смирно.
Вот однажды царь Дадон
Страшным шумом пробужден:

Воевода
«Царь ты наш! отец народа! —
Возглашает воевода, — 
Государь! проснись! беда!»

Царь
— Что такое, господа? — 
Говорит Дадон, зевая: —
А?.. Кто там?.. беда какая? — 


Воевода
«Петушок опять кричит;
Страх и шум во всей столице».

3 чтец
Царь к окошку, — ан на спице,
Видит, бьется петушок,
Обратившись на восток.

Царь
Медлить нечего: «Скорее!
Люди, на конь! Эй, живее!»
Царь к востоку войско шлет,
Старший сын его ведет.

4 чтец
Петушок угомонился,
Шум утих, и царь забылся.
Вот проходит восемь дней,
А от войска нет вестей;
Было ль, не было ль сраженья,—
Нет Дадону донесенья.

Царь
Петушок кричит опять.
Собираем снова рать;
Сына я теперь меньшого
Шлю на выручку большого

1 чтец
Петушок опять утих.

Воевода
Снова вести нет от них!
Вот уж восемь дней проходят;
Люди в страхе дни проводят;
Петушок кричит опять,


Царь

Созываю третью рать
Поведу ее к востоку, —
Сам не знаю, быть ли проку.

2 чтец
Войска идут день и ночь;
Им становится невмочь.
Ни побоища, ни стана,
Ни надгробного кургана
Не встречает царь Дадон.

Царь
«Что за чудо?» — мыслит он.
Вот восьмой денек проходит,
Войско в горы уж выходит
И промеж высоких гор
Стоит шелковый шатёр.
Всё в безмолвии чудесном
Вкруг шатра; в ущелье тесном
Рать побитая лежит.

1 чтец
Царь Дадон к шатру спешит

Царь
Что за страшная картина!
Передо мной мои два сына
Без шеломов и без лат
Оба мертвые лежат,
Меч вонзивши друг во друга.
Бродят кони их средь луга,
По притоптанной траве,
По кровавой мураве...

Царь (завыл):

«Ох дети, дети!
Горе мне! попались в сети
Оба наши сокола!
Горе! смерть моя пришла».

3 чтец
Все завыли за Дадоном,
Застонала тяжким стоном
Глубь долин, и сердце гор
Потряслося.

4 чтец

Вдруг шатёр
Распахнулся... и девица,
Шамаханская царица,
Вся сияя как заря,
Тихо встретила царя.
Как пред солнцем птица ночи.

1 чтец
Царь умолк, ей глядя в очи,
И забыл он перед ней
Смерть обоих сыновей.
И она перед Дадоном
Улыбнулась — и с поклоном
Его за руку взяла
И в шатер свой увела.

2 чтец
Там за стол его сажала,
Всяким яством угощала;
Уложила отдыхать
На парчовую кровать.
И потом, неделю ровно,
Покорясь ей безусловно,
Околдован, восхищён,
Пировал у ней Дадон

3 чтец
Наконец и в путь обратный
Со своею силой ратной
И с девицей молодой
Царь отправился домой.

4 чтец
Перед ним молва бежала,
Быль и небыль разглашала.
Под столицей, близ ворот,
С шумом встретил их народ, —

1 чтец
Все бегут за колесницей,
За Дадоном и царицей;
Всех приветствует Дадон..

2 чтец
Вдруг в толпе увидел он,
В сарачинской шапке белой,
Весь как лебедь поседелый,
Старый друг его, скопец.

Царь
«А, здорово, мой отец, —
Молвил царь ему, — что скажешь?
Подь поближе! Что прикажешь?»

Звездочет
— Царь! —
Разочтемся наконец.
Помнишь? за мою услугу
Обещался мне, как другу,
Волю первую мою
Ты исполнить, как свою.
Подари ж ты мне девицу,
Шамаханскую царицу. —

Царь
«Что ты?
Или бес в тебя ввернулся,
Или ты с ума рехнулся?
Что ты в голову забрал?
Я, конечно, обещал,
Но всему же есть граница.
И зачем тебе девица?
Полно, знаешь ли кто я?
Попроси ты от меня
Хоть казну, хоть чин боярской,
Хоть коня с конюшни царской,
Хоть пол-царства моего».

Звездочет
— Не хочу я ничего!
Подари ты мне девицу,
Шамаханскую царицу, —

Царь:

«Так лих же: нет!
Ничего ты не получишь.
Сам себя ты, грешник, мучишь;
Убирайся, цел пока;
Оттащите старика!»

1 чтец
Старичок хотел заспорить,
Но с иным накладно вздорить;
Царь хватил его жезлом
По лбу; тот упал ничком,
Да и дух вон. — Вся столица
Содрогнулась, а девица —

Девица

Хи-хи-хи! да ха-ха-ха!

1 чтец
Царь, хоть был встревожен сильно,
Усмехнулся ей умильно.

2чтец
Вот — въезжает в город он...
Вдруг раздался легкой звон,
И в глазах у всей столицы
Петушок спорхнул со спицы,
К колеснице полетел
И царю на темя сел,

4 чтец
Встрепенулся, клюнул в темя
И взвился... и в то же время
С колесницы пал Дадон — 
Охнул раз, — и умер он.

1,2, 3 чтецы по очереди:
-А царица вдруг пропала,
-Будто вовсе не бывало.
-Сказка ложь, да в ней намек!
Добрым молодцам урок!

«Сказка о золотом петушке» Александр Пушкин


Сказка о золотом петушке

Негде, в тридевятом царстве, В тридесятом государстве, Жил-был славный царь Дадон. С молоду был грозен он И соседям то и дело Наносил обиды смело; Но под старость захотел Отдохнуть от ратных дел И покой себе устроить. Тут соседи беспокоить Стали старого царя, Страшный вред ему творя. Чтоб концы своих владений Охранять от нападений, Должен был он содержать Многочисленную рать. Воеводы не дремали, Но никак не успевали: Ждут, бывало, с юга, глядь, — Ан с востока лезет рать. Справят здесь, — лихие гости Идут от моря. Со злости Инда плакал царь Дадон, Инда забывал и сон. Что и жизнь в такой тревоге! Вот он с просьбой о помоге Обратился к мудрецу, Звездочету и скопцу. Шлет за ним гонца с поклоном.

Вот мудрец перед Дадоном Стал и вынул из мешка Золотого петушка. «Посади ты эту птицу, — Молвил он царю, — на спицу; Петушок мой золотой Будет верный сторож твой: Коль кругом все будет мирно, Так сидеть он будет смирно; Но лишь чуть со стороны Ожидать тебе войны, Иль набега силы бранной, Иль другой беды незваной, Вмиг тогда мой петушок Приподымет гребешок, Закричит и встрепенется И в то место обернется». Царь скопца благодарит, Горы золота сулит. «За такое одолженье, — Говорит он в восхищенье, — Волю первую твою Я исполню, как мою».

Петушок с высокой спицы Стал стеречь его границы. Чуть опасность где видна, Верный сторож как со сна Шевельнется, встрепенется, К той сторонке обернется И кричит: «Кири-ку-ку. Царствуй, лежа на боку!» И соседи присмирели, Воевать уже не смели: Таковой им царь Дадон Дал отпор со всех сторон!

Год, другой проходит мирно; Петушок сидит все смирно. Вот однажды царь Дадон Страшным шумом пробужден: «Царь ты наш! отец народа! — Возглашает воевода, — Государь! проснись! беда!» — Что такое, господа? — Говорит Дадон, зевая: — А?.. Кто там?.. беда какая? — Воевода говорит: «Петушок опять кричит; Страх и шум во всей столице». Царь к окошку, — ан на спице, Видит, бьется петушок, Обратившись на восток. Медлить нечего: «Скорее! Люди, на конь! Эй, живее!» Царь к востоку войско шлет, Старший сын его ведет. Петушок угомонился, Шум утих, и царь забылся.

Вот проходит восемь дней, А от войска нет вестей; Было ль, не было ль сраженья, — Нет Дадону донесенья. Петушок кричит опять. Кличет царь другую рать; Сына он теперь меньшого Шлет на выручку большого; Петушок опять утих. Снова вести нет от них! Снова восемь дней проходят; Люди в страхе дни проводят; Петушок кричит опять, Царь скликает третью рать И ведет ее к востоку, — Сам не зная, быть ли проку.

Войска идут день и ночь; Им становится невмочь. Ни побоища, ни стана, Ни надгробного кургана Не встречает царь Дадон. «Что за чудо?» — мыслит он. Вот осьмой уж день проходит, Войско в горы царь приводит И промеж высоких гор Видит шелковый шатер. Все в безмолвии чудесном Вкруг шатра; в ущелье тесном Рать побитая лежит. Царь Дадон к шатру спешит… Что за страшная картина! Перед ним его два сына Без шеломов и без лат Оба мертвые лежат, Меч вонзивши друг во друга. Бродят кони их средь луга, По притоптанной траве, По кровавой мураве… Царь завыл: «Ох дети, дети! Горе мне! попались в сети Оба наши сокола! Горе! смерть моя пришла». Все завыли за Дадоном, Застонала тяжким стоном Глубь долин, и сердце гор Потряслося. Вдруг шатер Распахнулся… и девица, Шамаханская царица, Вся сияя как заря, Тихо встретила царя. Как пред солнцем птица ночи, Царь умолк, ей глядя в очи, И забыл он перед ней Смерть обоих сыновей. И она перед Дадоном Улыбнулась — и с поклоном Его за руку взяла И в шатер свой увела. Там за стол его сажала, Всяким яством угощала; Уложила отдыхать На парчовую кровать. И потом, неделю ровно, Покорясь ей безусловно, Околдован, восхищен, Пировал у ней Дадон.

Наконец и в путь обратный Со своею силой ратной И с девицей молодой Царь отправился домой. Перед ним молва бежала, Быль и небыль разглашала. Под столицей, близ ворот, С шумом встретил их народ, — Все бегут за колесницей, За Дадоном и царицей; Всех приветствует Дадон… Вдруг в толпе увидел он, В сарачинской шапке белой, Весь как лебедь поседелый, Старый друг его, скопец. «А, здорово, мой отец, — Молвил царь ему, — что скажешь? Подь поближе! Что прикажешь?» — Царь! — ответствует мудрец, — Разочтемся наконец. Помнишь? за мою услугу Обещался мне, как другу, Волю первую мою Ты исполнить, как свою. Подари ж ты мне девицу, Шамаханскую царицу. — Крайне царь был изумлен. «Что ты? — старцу молвил он, — Или бес в тебя ввернулся, Или ты с ума рехнулся? Что ты в голову забрал? Я, конечно, обещал, Но всему же есть граница. И зачем тебе девица? Полно, знаешь ли кто я? Попроси ты от меня Хоть казну, хоть чин боярской, Хоть коня с конюшни царской, Хоть пол-царства моего». — Не хочу я ничего! Подари ты мне девицу, Шамаханскую царицу, — Говорит мудрец в ответ. Плюнул царь: «Так лих же: нет! Ничего ты не получишь. Сам себя ты, грешник, мучишь; Убирайся, цел пока; Оттащите старика!» Старичок хотел заспорить, Но с иным накладно вздорить; Царь хватил его жезлом По лбу; тот упал ничком, Да и дух вон. — Вся столица Содрогнулась, а девица — Хи-хи-хи! да ха-ха-ха! Не боится, знать, греха. Царь, хоть был встревожен сильно, Усмехнулся ей умильно. Вот — въезжает в город он… Вдруг раздался легкой звон, И в глазах у всей столицы Петушок спорхнул со спицы, К колеснице полетел И царю на темя сел, Встрепенулся, клюнул в темя И взвился… и в то же время С колесницы пал Дадон — Охнул раз, — и умер он. А царица вдруг пропала, Будто вовсе не бывало. Сказка ложь, да в ней намек! Добрым молодцам урок.

Сказка о золотом петушке. А. С. Пушкин

На главную

Все авторы

Главная → А. С. Пушкин → Сказка о золотом петушке

Негде, в тридевятом царстве, В тридесятом государстве, Жил-был славный царь Дадон. С молоду был грозен он И соседям то и дело Наносил обиды смело; Но под старость захотел Отдохнуть от ратных дел И покой себе устроить.

Царь Дадон. Иллюстрация к «Сказке о золотом петушке» Пушкина. Художник Борис Васильевич Зворыкин

Тут соседи беспокоить Стали старого царя, Страшный вред ему творя. Чтоб концы своих владений Охранять от нападений, Должен был он содержать Многочисленную рать. Воеводы не дремали, Но никак не успевали: Ждут, бывало, с юга, глядь, — Ан с востока лезет рать. Справят здесь, — лихие гости Идут от моря. Со злости Инда плакал царь Дадон, Инда забывал и сон. Что и жизнь в такой тревоге! Вот он с просьбой о помоге Обратился к мудрецу, Звездочету и скопцу. Шлет за ним гонца с поклоном.

Вот мудрец перед Дадоном Стал и вынул из мешка Золотого петушка.

Мудрец с золотым петушком

«Посади ты эту птицу, — Молвил он царю, — на спицу; Петушок мой золотой Будет верный сторож твой: Коль кругом всё будет мирно, Так сидеть он будет смирно; Но лишь чуть со стороны Ожидать тебе войны, Иль набега силы бранной, Иль другой беды незваной, Вмиг тогда мой петушок Приподымет гребешок, Закричит и встрепенется И в то место обернется». Царь скопца благодарит, Горы золота сулит. «За такое одолженье, — Говорит он в восхищенье, — Волю первую твою Я исполню, как мою».

Петушок с высокой спицы Стал стеречь его границы. Чуть опасность где видна, Верный сторож как со сна Шевельнется, встрепенется, К той сторонке обернется И кричит: «Кири-ку-ку. Царствуй, лежа на боку!»

Золотой петушок на «высокой спице»

И соседи присмирели, Воевать уже не смели: Таковой им царь Дадон Дал отпор со всех сторон!

Год, другой проходит мирно; Петушок сидит всё смирно. Вот однажды царь Дадон Страшным шумом пробужден: «Царь ты наш! отец народа! — Возглашает воевода, — Государь! проснись! беда!» — Что такое, господа? — Говорит Дадон, зевая: — А?.. Кто там?.. беда какая? — Воевода говорит: «Петушок опять кричит; Страх и шум во всей столице». Царь к окошку, — ан на спице, Видит, бьется петушок, Обратившись на восток. Медлить нечего: «Скорее! Люди, на́ конь! Эй, живее!» Царь к востоку войско шлет, Старший сын его ведет. Петушок угомонился, Шум утих, и царь забылся.

Вот проходит восемь дней, А от войска нет вестей; Было ль, не было ль сраженья, — Нет Дадону донесенья. Петушок кричит опять. Кличет царь другую рать; Сына он теперь меньшого Шлет на выручку большого; Петушок опять утих. Снова вести нет от них! Снова восемь дней проходят; Люди в страхе дни проводят; Петушок кричит опять, Царь скликает третью рать И ведет ее к востоку, — Сам не зная, быть ли проку.

Царь Дадон с ратью. Иллюстрация к сказке о золотом петушке Пушкина

Войска идут день и ночь; Им становится невмочь. Ни побоища, ни стана, Ни надгробного кургана Не встречает царь Дадон. «Что за чудо?» — мыслит он. Вот осьмой уж день проходит, Войско в горы царь приводит И промеж высоких гор Видит шелковый шатёр. Всё в безмолвии чудесном Вкруг шатра; в ущелье тесном Рать побитая лежит. Царь Дадон к шатру спешит… Что за страшная картина! Перед ним его два сына Без шеломов и без лат Оба мертвые лежат, Меч вонзивши друг во друга.

Сыновья Дадона

Бродят кони их средь луга, По притоптанной траве, По кровавой мураве… Царь завыл: «Ох дети, дети! Горе мне! попались в сети Оба наши сокола! Горе! смерть моя пришла». Все завыли за Дадоном, Застонала тяжким стоном Глубь долин, и сердце гор Потряслося. Вдруг шатёр Распахнулся… и девица, Шамаханская царица, Вся сияя как заря, Тихо встретила царя. Как пред солнцем птица ночи, Царь умолк, ей глядя в очи, И забыл он перед ней Смерть обоих сыновей. И она перед Дадоном Улыбнулась — и с поклоном Его за руку взяла И в шатер свой увела.

Царь Дадон и Шамаханская царица

Там за стол его сажала, Всяким яством угощала; Уложила отдыхать На парчовую кровать. И потом, неделю ровно, Покорясь ей безусловно, Околдован, восхищён, Пировал у ней Дадон.

Наконец и в путь обратный Со своею силой ратной И с девицей молодой Царь отправился домой. Перед ним молва бежала, Быль и небыль разглашала. Под столицей, близ ворот, С шумом встретил их народ, — Все бегут за колесницей, За Дадоном и царицей; Всех приветствует Дадон… Вдруг в толпе увидел он, В сарачинской шапке белой, Весь как лебедь поседелый, Старый друг его, скопец. «А, здорово, мой отец, — Молвил царь ему, — что скажешь? Подь поближе! Что прикажешь?» — Царь! — ответствует мудрец, — Разочтемся наконец. Помнишь? за мою услугу Обещался мне, как другу, Волю первую мою Ты исполнить, как свою. Подари ж ты мне девицу, Шамаханскую царицу. — Крайне царь был изумлён. «Что ты? — старцу молвил он, — Или бес в тебя ввернулся, Или ты с ума рехнулся? Что ты в голову забрал? Я, конечно, обещал, Но всему же есть граница. И зачем тебе девица? Полно, знаешь ли кто я? Попроси ты от меня Хоть казну, хоть чин боярской, Хоть коня с конюшни царской, Хоть пол-царства моего». — Не хочу я ничего! Подари ты мне девицу, Шамаханскую царицу, — Говорит мудрец в ответ. Плюнул царь: «Так лих же: нет! Ничего ты не получишь. Сам себя ты, грешник, мучишь; Убирайся, цел пока; Оттащите старика!»

Оттащите старика!

Старичок хотел заспорить, Но с иным накладно вздорить; Царь хватил его жезлом По лбу; тот упал ничком, Да и дух вон. — Вся столица Содрогнулась, а девица — Хи-хи-хи! да ха-ха-ха! Не боится, знать, греха. Царь, хоть был встревожен сильно, Усмехнулся ей умильно. Вот — въезжает в город он… Вдруг раздался легкой звон, И в глазах у всей столицы Петушок спорхнул со спицы, К колеснице полетел И царю на темя сел, Встрепенулся, клюнул в темя И взвился… и в то же время С колесницы пал Дадон — Охнул раз, — и умер он.

Петушок клюёт царя

А царица вдруг пропала, Будто вовсе не бывало. Сказка ложь, да в ней намек! Добрым молодцам урок.

Рисунок Пушкина «Сказка о Золотом петушке». Титульный лист рукописи.

А.С.Пушкин, 1834

Далее →

Благодарим за прочтение произведения Александра Сергеевича Пушкина «Сказка о золотом петушке»!

Читать все произведения Александра Пушкина На главную страницу (полный список произведений)

© «Онлайн-Читать.РФ» Обратная связь

Сказка О золотом петушке. Пушкин А.С., Сказки, Стихи

Занятия репетиторов по скайпу

Негде, в тридевятом царстве, В тридесятом государстве, Жил-был славный царь Дадон. Смолоду был грозен он И соседям то и дело Наносил обиды смело; Но под старость захотел Отдохнуть от ратных дел И покой себе устроить.

Тут соседи беспокоить Стали старого царя, Страшный вред ему творя. Чтоб концы своих владений Охранять от нападений, Должен был он содержать Многочисленную рать. Воеводы не дремали, Но никак не успевали. Ждут, бывало, с юга, глядь, — Ан с востока лезет рать! Справят здесь, — лихие гости Идут от моря… Со злости Инда плакал царь Дадон, Инда забывал и сон. Что и жизнь в такой тревоге! Вот он с просьбой о помоге Обратился к мудрецу, Звездочёту и скопцу. Шлёт за ним гонца с поклоном.

Вот мудрец перед Дадоном Стал и вынул из мешка Золотого петушка. “Посади ты эту, птицу, — Молвил он царю, — на спицу; Петушок мой золотой Будет верный сторож твой: Коль кругом всё будет мирно, Так сидеть он будет смирно; Но лишь чуть со стороны Ожидать тебе войны, Иль набега силы бранной, Иль другой беды незваной Вмиг тогда мой петушок Приподымет гребешок, Закричит и встрепенётся И в то место обернётся”. Царь скопца благодарит, Горы золота сулит. “За такое одолженье, — Говорит он в восхищенье, — Волю первую твою Я исполню, как мою”.

Петушок с высокой спицы Стал стеречь его границы. Чуть опасность где видна, Верный сторож как со сна Шевельнётся, встрепенётся, К той сторонке обернётся И кричит: “Кири-ку-ку. Царствуй, лёжа на боку!” И соседи присмирели, Воевать уже не смели: Таковой им царь Дадон Дал отпор со всех сторон!

Год, другой проходит мирно; Петушок сидит всё смирно. Вот однажды царь Дадон Страшным шумом пробуждён: “Царь ты наш! отец народа! — Возглашает воевода. — Государь! проснись! беда!” — “Что такое, господа? — Говорит Дадон, зевая, — А?.. Кто там?.. беда какая?” Воевода говорит: “Петушок опять кричит; Страх и шум во всей столице”. Царь к окошку, — ан на спице, Видит, бьётся петушок, Обратившись на восток. Медлить нечего: “Скорее! Люди, на конь! Эй, живее!” Царь к востоку войско шлёт, Старший сын его ведёт. Петушок угомонился, Шум утих, и царь забылся.

В данный момент кто-то читает это на сайте: Рассказ заколдованного юноши (ночи 7-9)

Вот проходит восемь дней, А от войска нет вестей; Было ль, не было ль сраженья, — Нет Дадону донесенья. Петушок кричит опять; Кличет царь другую рать; Сына он теперь меньшого Шлёт на выручку большого. Петушок опять утих. Снова вести нет от них! Снова восемь дней проходят; Люди в страхе дни проводят; Петушок кричит опять; Царь скликает третью рать И ведёт её к востоку, — Сам, не зная, быть ли проку.

Занятия репетиторов по скайпу

Сказка о золотом петушке (Пушкин). Сказка о золотом петушке Что такое господа говорит дадон зевая

Негде, в тридевятом царстве,
В тридесятом государстве,
Жил-был славный царь Дадон.
Смолоду был грозен он
И соседям то и дело
Наносил обиды смело;
Но под старость захотел
Отдохнуть от ратных дел
И покой себе устроить.
Тут соседи беспокоить
Стали старого царя,
Страшный вред ему творя.
Чтоб концы своих владений
Охранять от нападений,
Должен был он содержать
Многочисленную рать.
Воеводы не дремали,
Но никак не успевали.
Ждут, бывало, с юга, глядь, -
Ан с востока лезет рать!
Справят здесь, - лихие гости
Идут от моря... Со злости
Инда плакал царь Дадон,
Инда забывал и сон.
Что и жизнь в такой тревоге!
Вот он с просьбой о помоге
Обратился к мудрецу,
Звездочёту и скопцу.
Шлёт за ним гонца с поклоном.

Вот мудрец перед Дадоном
Стал и вынул из мешка
Золотого петушка.
“Посади ты эту, птицу, -
Молвил он царю,- на спицу;
Петушок мой золотой
Будет верный сторож твой:
Коль кругом всё будет мирно,
Так сидеть он будет смирно;
Но лишь чуть со стороны
Ожидать тебе войны,
Иль набега силы бранной,
Иль другой беды незваной
Вмиг тогда мой петушок
Приподымет гребешок,
Закричит и встрепенётся
И в то место обернётся”.
Царь скопца благодарит,
Горы золота сулит.
“За такое одолженье, -
Говорит он в восхищенье, -
Волю первую твою
Я исполню, как мою”.

Петушок с высокой спицы
Стал стеречь его границы.
Чуть опасность где видна,
Верный сторож как со сна
Шевельнётся, встрепенётся,
К той сторонке обернётся
И кричит: “Кири-ку-ку.
Царствуй, лёжа на боку!”
И соседи присмирели,
Воевать уже не смели:
Таковой им царь Дадон
Дал отпор со всех сторон!

Год, другой проходит мирно;
Петушок сидит всё смирно.
Вот однажды царь Дадон
Страшным шумом пробуждён:
“Царь ты наш! отец народа! -
Возглашает воевода. -
Государь! проснись! беда!” -
“Что такое, господа? -
Говорит Дадон, зевая, -
А?.. Кто там?.. беда какая?”
Воевода говорит:
“Петушок опять кричит;
Страх и шум во всей столице”.
Царь к окошку, - ан на спице,
Видит, бьётся петушок,
Обратившись на восток.
Медлить нечего: “Скорее!
Люди, на конь! Эй, живее!”
Царь к востоку войско шлёт,
Старший сын его ведёт.
Петушок угомонился,
Шум утих, и царь забылся.

Вот проходит восемь дней,
А от войска нет вестей;
Было ль, не было ль сраженья, -
Нет Дадону донесенья.
Петушок кричит опять;
Кличет царь другую рать;
Сына он теперь меньшого
Шлёт на выручку большого.
Петушок опять утих.
Снова вести нет от них!
Снова восемь дней проходят;
Люди в страхе дни проводят;
Петушок кричит опять;
Царь скликает третью рать
И ведёт её к востоку, -
Сам, не зная, быть ли проку.

Войска идут день и ночь;
Им становится невмочь.
Ни побоища, ни стана,
Ни надгробного кургана
Не встречает царь Дадон.
“Что за чудо?” - мыслит он.
Вот осьмой уж день проходит,
Войско в горы царь приводит
И промеж высоких гор
Видит шёлковый шатёр.
Всё в безмолвии чудесном
Вкруг шатра; в ущелье тесном
Рать побитая лежит.
Царь Дадон к шатру спешит...
Что за страшная картина!
Перед ним его два сына
Без шеломов и без лат
Оба мёртвые лежат,
Меч вонзивши друг во друга.
Бродят кони их средь луга
По притоптанной траве,
По кровавой мураве...
Царь завыл: “Ох, дети, дети!
Горе мне! попались в сети
Оба наши сокола!
Горе! смерть моя пришла”.
Все завыли за Дадоном,
Застонала тяжким стоном
Глубь долин, и сердце гор
Потряслося. Вдруг шатёр
Распахнулся... и девица,
Шамаханская царица,
Вся сияя как заря,
Тихо встретила царя.
Как пред солнцем птица ночи,
Царь умолк, ей глядя в очи,
И забыл он перед ней
Смерть обоих сыновей.
И она перед Дадоном
Улыбнулась - и с поклоном
Его за руку взяла
И в шатёр свой увела.
Там за стол его сажала,
Всяким яством угощала;
Уложила отдыхать
На парчовую кровать,
И потом, неделю ровно,
Покорясь ей безусловно,
Околдован, восхищён,
Пировал у ней Дадон.

Наконец и в путь обратный
Со своею силой ратной
И с девицей молодой
Царь отправился домой.
Перед ним молва бежала,
Быль и небыль разглашала.
Под столицей, близ ворот,
С шумом встретил их народ, -
Все бегут за колесницей,
За Дадоном и царицей;
Всех приветствует Дадон...
Вдруг в толпе увидел он,
В сарачинской шапке белой,
Весь как лебедь поседелый,
Старый друг его, скопец.
“А! здорово, мой отец, -
Молвил царь ему, - что скажешь?
Подь поближе! Что прикажешь?” -
- Царь! - ответствует мудрец, -
Разочтёмся наконец,
Помнишь? за мою услугу
Обещался мне, как другу,
Волю первую мою
Ты исполнить, как свою.
Подари ж ты мне девицу. -
Шамаханскую царицу... -
Крайне царь был изумлён.
“Что ты? - старцу молвил он, -
Или бес в тебя ввернулся?
Или ты с ума рехнулся?
Что ты в голову забрал?
Я, конечно, обещал,
Но всему же есть граница!
И зачем тебе девица?
Полно, знаешь ли, кто я?
Попроси ты от меня
Хоть казну, хоть чин боярский,
Хоть коня с конюшни царской,
Хоть полцарства моего”.
- Не хочу я ничего!
Подари ты мне девицу,
Шамаханскую царицу, -
Говорит мудрец в ответ.
Плюнул царь: “Так лих же: нет!
Ничего ты не получишь.
Сам себя ты, грешник, мучишь;
Убирайся, цел пока;
Оттащите старика!”
Старичок хотел заспорить,
Но с иным накладно вздорить;
Царь хватил его жезлом
По лбу; тот упал ничком,
Да и дух вон. - Вся столица
Содрогнулась; а девица -
Хи-хи-хи! да ха-ха-ха!
Не боится, знать, греха.
Царь, хоть был встревожен сильно,
Усмехнулся ей умильно.
Вот - въезжает в город он...
Вдруг раздался лёгкий звон,
И в глазах у всей столицы
Петушок спорхнул со спицы;
К колеснице полетел
И царю на темя сел,
Встрепенулся, клюнул в темя
И взвился... и в то же время
С колесницы пал Дадон -
Охнул раз, - и умер он.
А царица вдруг пропала,
Будто вовсе не бывало.
Сказка ложь, да в ней намёк!
Добрым молодцам урок.


Не́где, в тридевятом царстве,
В тридесятом государстве,
Жил-был славный царь Дадон.
Смолоду был грозен он
И соседям то и дело
Наносил обиды смело;
Но под старость захотел
Отдохнуть от ратных дел
И покой себе устроить,
Тут соседи беспокоить
Стали старого царя,
Страшный вред ему творя.
Чтоб концы своих владений
Охранять от нападений,
Должен был он содержать
Многочисленную рать.
Воеводы не дремали,
Но никак не успевали:
Ждут, бывало, с юга, глядь, -
Ан с востока лезет рать.
Справят здесь, – лихие гости
Идут от моря. Со злости
Инда плакал царь Дадон,
Инда забывал и сон.
Что и жизнь в такой тревоге!
Вот он с просьбой о помоге
Обратился к мудрецу,
Звездочету и скопцу.
Шлет за ним гонца с поклоном.

Вот мудрец перед Дадоном
Стал и вынул из мешка
Золотого петушка.
«Посади ты эту птицу, -
Молвил он царю, – на спицу;
Петушок мой золотой
Будет верный сторож твой;
Коль кругом все будет мирно,
Так сидеть он будет смирно;
Но лишь чуть со стороны
Ожидать тебе войны,
Иль набега силы бранной,
Иль другой беды незваной,
Вмиг тогда мой петушок
Приподымет гребешок,
Закричит и встрепенется
И в то место обернется».
Царь скопца благодарит,
Горы золота сулит.
«За такое одолженье, -
Говорит он в восхищенье, -
Волю первую твою
Я исполню, как мою».

Петушок с высокой спицы
Стал стеречь его границы.
Чуть опасность где видна,
Верный сторож как со сна
Шевельнется, встрепенется,
К той сторонке обернется
И кричит: «Кири-ку-ку.
Царствуй, лежа на боку!»
И соседи присмирели,
Воевать уже не смели:
Таковой им царь Дадон
Дал отпор со всех сторон!

Год, другой проходит мирно;
Петушок сидит все смирно.
Вот однажды царь Дадон
Страшным шумом пробужден:
«Царь ты наш! отец народа! -
Возглашает воевода, -
Государь! проснись! беда!» -
– Что такое, господа? -
Говорит Дадон, зевая, -
А?.. Кто там?.. беда какая? -
Воевода говорит:
«Петушок опять кричит;
Страх и шум во всей столице».
Царь к окошку, – ан на спице,
Видит, бьется петушок,
Обратившись на восток.
Медлить нечего: «Скорее!
Люди, на́ конь! Эй, живее!»
Царь к востоку войско шлет,
Старший сын его ведет.
Петушок угомонился,
Шум затих, и царь забылся.

Вот проходит восемь дней,
А от войска нет вестей;
Было ль, не было ль сраженья, -
Нет Дадону донесенья.
Петушок кричит опять.
Кличет царь другую рать;
Сына он теперь меньшого
Шлет на выручку большого;
Петушок опять утих.
Снова вести нет от них!
Снова восемь дней проходят;
Люди в страхе дни проводят;
Петушок кричит опять,
Царь скликает третью рать
И ведет ее к востоку, -
Сам не зная, быть ли проку.

Войска идут день и ночь;
Им становится невмочь.
Ни побоища, ни стана,
Ни надгробного кургана
Не встречает царь Дадон.
«Что за чудо?» – мыслит он.
Вот осьмой уж день проходит,
Войско в горы царь приводит
И промеж высоких гор
Видит шелковый шатер.
Всё в безмолвии чудесном
Вкруг шатра; в ущелье тесном
Рать побитая лежит.
Царь Дадон к шатру спешит…
Что за страшная картина!
Перед ним его два сына
Без шеломов и без лат
Оба мертвые лежат,
Меч вонзивши друг во друга.
Бродят кони их средь луга,
По притоптанной траве,
По кровавой мураве…
Царь завыл: «Ох, дети, дети!
Горе мне! попались в сети
Оба наши сокола!
Горе! смерть моя пришла».
Все завыли за Дадоном,
Застонала тяжким стоном
Глубь долин, и сердце гор
Потряслося. Вдруг шатер
Распахнулся… и девица,
Шамаханская царица,
Вся сияя, как заря,
Тихо встретила царя.
Как пред солнцем птица ночи,
Царь умолк, ей глядя в очи,
И забыл он перед ней
Смерть обоих сыновей.
И она перед Дадоном
Улыбнулась – и с поклоном
Его за руку взяла
И в шатер свой увела.
Там за стол его сажала,
Всяким яством угощала,
Уложила отдыхать
На парчовую кровать.
И потом, неделю ровно,
Покорясь ей безусловно,
Околдован, восхищен,
Пировал у ней Дадон.

Наконец и в путь обратный
Со своею силой ратной
И с девицей молодой
Царь отправился домой.
Перед ним молва бежала,
Быль и небыль разглашала.
Под столицей, близ ворот,
С шумом встретил их народ, -
Все бегут за колесницей,
За Дадоном и царицей;
Всех приветствует Дадон…
Вдруг в толпе увидел он,
В сарачинской шапке белой,
Весь как лебедь поседелый,
Старый друг его, скопец.
«А, здорово, мой отец, -
Молвил царь ему, – что скажешь?
Подь поближе. Что прикажешь?»
– Царь! – ответствует мудрец, -
Разочтемся наконец.
Помнишь? за мою услугу
Обещался мне, как другу,
Волю первую мою
Ты исполнить, как свою.
Подари ж ты мне девицу,
Шамаханскую царицу. -
Крайне царь был изумлен.
«Что ты? – старцу молвил он, -
Или бес в тебя ввернулся?
Или ты с ума рехнулся?
Что ты в голову забрал?
Я, конечно, обещал.
Но всему же есть граница.
И зачем тебе девица?
Полно, знаешь ли, кто я?
Попроси ты от меня
Хоть казну, хоть чин боярский,
Хоть коня с конюшни царской,
Хоть полцарства моего».
– Не хочу я ничего!
Подари ты мне девицу,
Шамаханскую царицу, -
Говорит мудрец в ответ.
Плюнул царь: «Так лих же: нет!
Ничего ты не получишь.
Сам себя ты, грешник, мучишь;
Убирайся, цел пока;
Оттащите старика!»
Старичок хотел заспорить,
Но с иным накладно вздорить;
Царь хватил его жезлом
По лбу; тот упал ничком,
Да и дух вон. – Вся столица
Содрогнулась, а девица -
Хи-хи-хи да ха-ха-ха!
Не боится, знать, греха.
Царь, хоть был встревожен сильно,
Усмехнулся ей умильно.
Вот – въезжает в город он…
Вдруг раздался легкий звон,
И в глазах у всей столицы
Петушок спорхнул со спицы,
К колеснице полетел
И царю на темя сел,
Встрепенулся, клюнул в темя
И взвился… и в то же время
С колесницы пал Дадон -
Охнул раз, – и умер он.
А царица вдруг пропала,
Будто вовсе не бывало.
Сказка ложь, да в ней намек!
Добрым молодцам урок.

Бессмертный русский поэт оставил великой России огромное литературное наследие. Каждая строчка, написанная гениальным писателем, ценной жемчужиной легла в сокровищницу драматической прозы и романтической поэзии.
Пушкин А.С. – автор необыкновенной сказки о золотом петушке. Повествование изложено в стихах и во время чтения слова сливаются в чистый звонкий ручеек. Историки свидетельствуют, что сюжет, описанный в сказке взят из арабских легенд и египетского фольклора, где золотой петух поворачивается в ту сторону, откуда царству грозит беда.
Литераторы утверждают, красивая сказка была написана в 1835 году и вскоре опубликована в российском журнале «Библиотека для чтения». Занимательная история несла глубокий смысл и нашла живой отклик у представителей разных поколений от малышей-дошколят до седовласых дедушек.
Чем примечательна сказочка о золотом петушке? Важно приглядеться к персонажам поближе, чтобы понять их главные характерные черты:

Славный царь Дадон – правитель тридесятого государства. В молодые годы любил воевать и наносить урон соседским землям. Когда Дадон состарился, ему захотелось отдыха и спокойствия в государстве, но теперь недруги решили мстить и нападали на границы его огромных владений. Славный царь – образ собирательный. Он ленивый и жадный, падкий до богатых пиров и развлечений. Не сдержал слова, данное звездочету, за что и поплатился царственной головой.
Восточный мудрец – вымышленный образ из восточных сказок. Цари из западных земель очень любили волшебные диковинки, которые привозили индийские или арабские торговцы. За такую невидаль, как золотой петушок, царь мог подарить и дворец, и большой кусок земли. Но мудрец потребовал непомерную плату – настоящую заморскую царевну и за это поплатился седой головой.
Золотой петушок – волшебная птица, изобретенная мастерами из восточных земель. Сторож, призванный охранять границы государства, а в случае несправедливости может и покарать глупого обманщика и злодея.
Шамаханская царица – принцесса и воительница из кавказских земель. Она колдовством и коварством погубила сыновей Дадона. А сладкими речами, танцами и пирами обвела самого царя вокруг пальца. Когда ее страшная месть свершилась и Дадон погиб от клюва золотого петушка, девица растаяла как облачко.

Как пишет в конце великий поэт: «Сказка ложь, да в ней намек! Добрым молодцам урок». Любая сказочная история вымышленная, но она всегда несет глубокий смысл и учит детей настоящей жизненной мудрости.
Увлекательно повествование на страничке сопровождается интересными рисунками и красочными иллюстрациями. Мастера из поселка Палех, из деревень Мстеры и Холуя через великолепную лаковую миниатюру передают красоту и глубину русской сказки. Текст, написанный крупным шрифтом, и необыкновенные картинки между строчками обязательно запомнятся детворе, и сохраняться в памяти на долгие-долгие годы.

‎ Негде, в тридевятом царстве,
В тридесятом государстве,
Жил-был славный царь Дадон.
С молоду был грозен он
И соседям то и дело
Наносил обиды смело;
Но под старость захотел
Отдохнуть от ратных дел
И покой себе устроить.
Тут соседи беспокоить
Стали старого царя,
Страшный вред ему творя.
Чтоб концы своих владений
Охранять от нападений,
Должен был он содержать
Многочисленную рать.
Воеводы не дремали,
Но никак не успевали.
Ждут бывало с юга, - глядь, -
Ан с востока лезет рать!
Справят здесь, - лихие гости
Идут от моря. Со злости
Инда плакал царь Дадон,
Инда забывал и сон.
Что и жизнь в такой тревоге!
Вот он с просьбой о помоге
Обратился к мудрецу,
Звездочету и скопцу.
Шлет за ним гонца с поклоном.

‎ Вот мудрец перед Дадоном
Стал и вынул из мешка
Золотого петушка.
«Посади ты эту птицу, -
Молвил он царю, - на спицу;
Петушок мой золотой
Будет верный сторож твой:
Коль кругом всё будет мирно,
Так сидеть он будет смирно;
Но лишь чуть со стороны
Ожидать тебе войны,
Иль набега силы бранной,
Иль другой беды незванной,
Вмиг тогда мой петушок
Приподымет гребешок,
Закричит и встрепенется
И в то место обернется».
Царь скопца благодарит,
Горы золота сулит.
«За такое одолженье, -
Говорит он в восхищеньи, -
Волю первую твою
Я исполню, как мою».

‎ Петушок с высокой спицы
Стал стеречь его границы.
Чуть опасность где видна,
Верный сторож как со сна
Шевельнется, встрепенется,
К той сторонке обернется
И кричит: «Кири-ку-ку.
Царствуй, лежа на боку!»
И соседи присмирели,
Воевать уже не смели:
Таковой им царь Дадон
Дал отпор со всех сторон!

‎ Год, другой проходит мирно;
Петушок сидит всё смирно.
Вот однажды царь Дадон
Страшным шумом пробужде́н:
«Царь ты наш! отец народа! -
Возглашает воевода: -
Государь! проснись! беда!»
- «Что такое, господа?-
Говорит Дадон, зевая: -
А?.. Кто там?.. беда какая?»
Воевода говорит:
«Петушок опять кричит;
Страх и шум во всей столице».
Царь к окошку, - ан на спице,
Видит, бьется петушок,
Обратившись на восток.
Медлить нечего: «Скорее!
Люди, на́ конь! Эй, живее!»
Царь к востоку войско шлет,
Старший сын его ведет.
Петушок угомонился,
Шум утих, и царь забылся.

‎ Вот проходит восемь дней,
А от войска нет вестей:
Было ль, не было ль сраженья, -
Нет Дадону донесенья.
Петушок кричит опять.
Кличет царь другую рать;
Сына он теперь меньшого
Шлет на выручку большого.
Петушок опять утих.
Снова вести нет от них!
Снова восемь дней проходят;
Люди в страхе дни проводят;
Петушок кричит опять;
Царь скликает третью рать
И ведет ее к востоку, -
Сам не зная, быть ли проку.

‎ Войска идут день и ночь;
Им становится не в мочь.
Ни побоища, ни стана,
Ни надгробного кургана
Не встречает царь Дадон.
«Что за чудо?» - мыслит он.
Вот осьмой уж день проходит,
Войско в горы царь приводит,
И промеж высоких гор
Видит шелковый шатёр.
Всё в безмолвии чудесном
Вкруг шатра; в ущельи тесном
Рать побитая лежит.
Царь Дадон к шатру спешит…
Что за страшная картина!
Перед ним его два сына;
Без шеломов и без лат
Оба мертвые лежат,
Меч вонзивши друг во друга.
Бродят кони их средь луга,
По притоптанной траве,
По кровавой мураве…
Царь завыл: «Ох дети, дети!
Горе мне! попались в сети
Оба наши сокола!
Горе! смерть моя пришла.»
Все завыли за Дадоном,
Застонала тяжким стоном
Глубь долин, и сердце гор
Потряслося. Вдруг шатёр
Распахнулся… и девица,
Шамаханская царица,
Вся сияя как заря,
Тихо встретила царя.
Как пред солнцем птица ночи,
Царь умолк, ей глядя в очи,
И забыл он перед ней
Смерть обоих сыновей.
И она перед Дадоном
Улыбнулась - и с поклоном
Его за руку взяла
И в шатер свой увела.
Там за стол его сажала,
Всяким яством угощала;
Уложила отдыхать
На парчевую кровать.
И потом, неделю ровно, -
Покорясь ей безусловно, -
Околдован, восхищён,
Пировал у ней Дадон.

‎ Наконец и в путь обратный
Со своею силой ратной
И с девицей молодой
Царь отправился домой.
Перед ним молва бежала,
Быль и небыль разглашала.
Под столицей, близ ворот
С шумом встретил их народ, -
Все бегут за колесницей,
За Дадоном и царицей;
Всех приветствует Дадон…
Вдруг в толпе увидел он,
В сарачинской шапке белой,
Весь как лебедь поседелый,
Старый друг его, скопец.
«А, здорово, мой отец, -
Молвил царь ему, - что скажешь?
Подь поближе! Что прикажешь?»
- «Царь! - ответствует мудрец, -
Разочтемся наконец.
Помнишь? за мою услугу
Обещался мне, как другу,
Волю первую мою
Ты исполнить как свою.
Подари ж ты мне девицу,
Шамаханскую царицу.» -
Крайне царь был изумлён.
«Что ты? - старцу молвил он: -
Или бес в тебя ввернулся?
Или ты с ума рехнулся?
Что ты в голову забрал?
Я конечно обещал,
Но всему же есть граница!
И зачем тебе девица?
Полно, знаешь ли кто я?
Попроси ты от меня
Хоть казну, хоть чин боярской,
Хоть коня с конюшни царской,
Хоть пол-царства моего!»
- «Не хочу я ничего!
Подари ты мне девицу,
Шамаханскую царицу,» -
Говорит мудрец в ответ. -
Плюнул царь: «Так лих же: нет!
Ничего ты не получишь.
Сам себя ты, грешник, мучишь;
Убирайся, цел пока!
Оттащите старика!»
Старичок хотел заспорить,
Но с иным накладно вздорить;
Царь хватил его жезлом
По лбу; тот упал ничком,
Да и дух вон. - Вся столица
Содрогнулась; а девица -
Хи-хи-хи! да ха-ха-ха!
Не боится знать греха.
Царь, хоть был встревожен сильно,
Усмехнулся ей умильно.
Вот - въезжает в город он;
Вдруг раздался легкой звон,
И в глазах у всей столицы
Петушок спорхнул со спицы;
К колеснице полетел
И царю на темя сел,
Встрепенулся, клюнул в темя
И взвился… и в то же время
С колесницы пал Дадон!
Охнул раз, - и умер он.
А царица вдруг пропала,
Будто вовсе не бывало.
Сказка ложь, да в ней намек!
Добрым молодцам урок.


Чуть опасность где видна,
Верный сторож как со сна

Шевельнётся, встрепенётся,
К той сторонке обернётся
И кричит: “Кири-ку-ку.
Царствуй, лёжа на боку!”

И соседи присмирели,
Воевать уже не смели:
Таковой им царь Дадон
Дал отпор со всех сторон!

Год, другой проходит мирно;
Петушок сидит всё смирно.
Вот однажды царь Дадон
Страшным шумом пробуждён:
“Царь ты наш! отец народа! -
Возглашает воевода. -
Государь! проснись! беда!” -
“Что такое, господа? -
Говорит Дадон, зевая, -
А?.. Кто там?.. беда какая?”

Воевода говорит:
“Петушок опять кричит;


Страх и шум во всей столице”.
Царь к окошку, - ан на спице,
Видит, бьётся петушок,
Обратившись на восток.

Медлить нечего: “Скорее!
Люди, на конь! Эй, живее!”
Царь к востоку войско шлёт,
Старший сын его ведёт.


Петушок угомонился,
Шум утих, и царь забылся.
Вот проходит восемь дней,
А от войска нет вестей;
Было ль, не было ль сраженья, -
Нет Дадону донесенья.
Петушок кричит опять;
Кличет царь другую рать;
Сына он теперь меньшого
Шлёт на выручку большого.
Петушок опять утих.
Снова вести нет от них!

Речь Мартина Лютера Кинга во Вьетнаме

Произведена доктором Мартином Лютером Кингом-младшим 4 апреля 1967 года в Риверсайдской церкви в Нью-Йорке


ПОЛНЫЙ ТЕКСТ


Я прихожу в этот великолепный молитвенный дом сегодня вечером, потому что моя совесть не оставляет мне другого выбора. Я присоединяюсь к вам на этой встрече, потому что я полностью согласен с целями и работой организации, которая объединила нас: духовенства и мирян, обеспокоенных Вьетнамом. Недавнее заявление вашего исполнительного комитета - это чувства моего сердца, и я полностью согласился, когда прочитал его первые строки: «Приходит время, когда молчание - это предательство.«Это время настало для нас в отношении Вьетнама.

Истинность этих слов не вызывает сомнений, но миссия, к которой они нас призывают, является самой сложной. Даже когда люди подталкиваются требованиями внутренней истины, им нелегко берут на себя задачу противодействовать политике своего правительства, особенно во время войны. Человеческий дух не может легко противостоять всей апатии конформистской мысли в своей груди и в окружающем мире. Более того, когда рассматриваемые вопросы кажутся столь же запутанными как это часто бывает в случае этого ужасного конфликта, мы всегда находимся на грани того, чтобы быть загипнотизированными неуверенностью, но мы должны двигаться дальше.

Некоторые из нас, кто уже начал нарушать ночную тишину, обнаружили, что призыв говорить часто является призванием агонии, но мы должны говорить. Мы должны говорить со всем смирением, которое соответствует нашему ограниченному видению, но мы должны говорить. И мы также должны радоваться, потому что, безусловно, это первый раз в истории нашей страны, когда значительное число ее религиозных лидеров решило перейти от пророчеств о спокойном патриотизме к высоким основам твердого инакомыслия, основанного на велениях совести. и чтение истории.Возможно, среди нас поднимается новый дух. Если это так, давайте хорошо проследим его движение и помолимся, чтобы наше собственное внутреннее существо могло быть чувствительным к его руководству, поскольку мы глубоко нуждаемся в новом пути за пределы тьмы, которая кажется такой близкой вокруг нас.

За последние два года, когда я предпринял попытку нарушить предательство собственного молчания и говорить с огнем своего сердца, когда я призывал к радикальному отходу от разрушения Вьетнама, многие люди спрашивали меня о мудрость моего пути.В основе их беспокойства часто вырисовывался большой и громкий вопрос: почему вы говорите о войне, доктор Кинг? Почему вы присоединяетесь к голосам несогласных? Они говорят, что мир и гражданские права несовместимы. Они спрашивают, не причиняете ли вы вред делу вашего народа? И когда я слышу их, хотя я часто понимаю источник их беспокойства, я, тем не менее, очень опечален, потому что такие вопросы означают, что спрашивающие на самом деле не знали меня, мою приверженность или мое призвание. Действительно, их вопросы говорят о том, что они не знают мира, в котором живут.

В свете таких трагических недоразумений я считаю очень важным попытаться четко и кратко изложить, почему я считаю, что путь от баптистской церкви на Декстер-авеню - церкви в Монтгомери, штат Алабама, с которой я начал мой пастор - ясно ведет к этому святилищу сегодня вечером.

Я прихожу на эту платформу сегодня вечером, чтобы со страстью обратиться к моему любимому народу. Эта речь не адресована Ханою или Фронту национального освобождения. Он не адресован Китаю или России.

Это также не попытка игнорировать двусмысленность ситуации в целом и необходимость коллективного решения трагедии Вьетнама. Это также не попытка сделать Северный Вьетнам или Фронт национального освобождения образцами добродетели и не упустить из виду ту роль, которую они могут сыграть в успешном решении проблемы. Хотя у них обоих могут быть веские причины с подозрением относиться к добросовестности Соединенных Штатов, жизнь и история красноречиво свидетельствуют о том, что конфликты никогда не разрешаются без доверительных уступок с обеих сторон.

Сегодня вечером, однако, я хочу говорить не с Ханоем и НФО, а скорее с моими согражданами-американцами, которые вместе со мной несут самую большую ответственность за прекращение конфликта, который дорого обошелся обоим континентам.

Важность Вьетнама

Я убежден, что если мы хотим встать на правильную сторону мировой революции, мы как нация должны претерпеть радикальную революцию ценностей. Мы должны быстро начать переход от общества, ориентированного на вещи, к обществу, ориентированному на человека.Когда машины и компьютеры, мотивы прибыли и права собственности считаются более важными, чем люди, гигантские тройки расизма, материализма и милитаризма не могут быть побеждены.

Поскольку я по профессии проповедник, полагаю, неудивительно, что у меня есть семь основных причин, по которым Вьетнам оказался в поле моего морального видения. Вначале существует очень очевидная и почти очевидная связь между войной во Вьетнаме и борьбой, которую я и другие вели в Америке.Несколько лет назад в этой борьбе был яркий момент. Казалось, что программа борьбы с бедностью дает реальную надежду бедным - как черным, так и белым. Были эксперименты, надежды, новые начинания. Затем началось усиление во Вьетнаме, и я наблюдал, как программа ломается и выпотрошивается, как если бы это была праздная политическая игрушка общества, обезумевшего от войны, и я знал, что Америка никогда не будет вкладывать необходимые средства или энергию в реабилитацию своих бедных так долго. поскольку такие приключения, как Вьетнам, продолжали привлекать людей, навыки и деньги, как некая демоническая разрушительная всасывающая трубка.Поэтому мне все больше приходилось видеть в войне врага бедных и атаковать ее как таковую.

Возможно, более трагическое признание реальности произошло, когда мне стало ясно, что война делает гораздо больше, чем просто разрушает надежды бедных у себя дома. Он посылал их сыновей, их братьев и их мужей воевать и умирать в чрезвычайно высоких пропорциях по сравнению с остальным населением. Мы брали черных молодых людей, искалеченных нашим обществом, и отправляли их за восемь тысяч миль, чтобы гарантировать свободы в Юго-Восточной Азии, которых они не нашли в Юго-Западной Джорджии и Восточном Гарлеме.Таким образом, мы неоднократно сталкивались с жестокой иронией, наблюдая за тем, как негры и белые мальчики на экранах телевизоров убивают и умирают вместе за нацию, которая не смогла посадить их вместе в одни и те же школы. Итак, мы наблюдаем, как они в жестокой солидарности сжигают хижины в бедной деревне, но мы понимаем, что они никогда не будут жить в одном квартале в Детройте. Я не мог молчать перед лицом таких жестоких манипуляций над бедными.

Моя третья причина переходит на еще более глубокий уровень осознания, поскольку она выросла из моего опыта пребывания в гетто на Севере за последние три года, особенно за последние три лета.Прогуливаясь среди отчаявшихся, отвергнутых и разгневанных молодых людей, я сказал им, что коктейли Молотова и винтовки не решат их проблем. Я попытался выразить им свое глубочайшее сострадание, сохраняя при этом свою убежденность в том, что социальные изменения наиболее значимо происходят благодаря ненасильственным действиям. Но они спросили - и правильно сделали - а как насчет Вьетнама? Они спросили, не использует ли наша собственная нация огромные дозы насилия для решения своих проблем, чтобы добиться желаемых изменений. Их вопросы поразили меня, и я знал, что никогда больше не смогу возвысить свой голос против насилия угнетенных в гетто, не поговорив предварительно с величайшим поставщиком насилия в мире сегодня - моим собственным правительством.Ради этих парней, ради этого правительства, ради сотен тысяч, дрожащих от нашего насилия, я не могу молчать.

Для тех, кто задает вопрос: «Разве вы не правозащитник?» и тем самым означает исключить меня из движения за мир, у меня есть следующий ответ. В 1957 году, когда наша группа сформировала Конференцию христианских лидеров стран Юга, мы выбрали своим девизом: «Спасти душу Америки». Мы были убеждены, что не можем ограничить наше видение определенными правами чернокожих, но вместо этого подтвердили убежденность в том, что Америка никогда не освободится и не спасется от самой себя, если потомки ее рабов не будут полностью освобождены от кандалов, которые они все еще носят.В каком-то смысле мы соглашались с Лэнгстоном Хьюзом, тем черным бардом из Гарлема, который написал ранее:

О, да, я говорю прямо, Америка никогда не была для меня Америкой, И все же я клянусь этой клятвой - Америка будет !
Теперь должно быть ослепительно ясно, что никто, кто хоть сколько-нибудь заботится о целостности и жизни Америки сегодня, не может игнорировать нынешнюю войну. Если душа Америки полностью отравится, часть вскрытия должна быть проведена во Вьетнаме. Его невозможно спасти, пока он разрушает самые сокровенные надежды людей во всем мире.Так получается, что те из нас, кто еще полон решимости стать Америкой, идут по пути протеста и инакомыслия, работая на здоровье нашей страны.

Как будто веса такой приверженности жизни и здоровью Америки было недостаточно, в 1964 году на меня было возложено еще одно бремя ответственности; и я не могу забыть, что Нобелевская премия мира была также поручением - поручением работать усерднее, чем я когда-либо работал, для «братства людей». Это призвание выводит меня за пределы национальной принадлежности, но даже если бы его не было, мне все же пришлось бы жить со смыслом своей приверженности служению Иисуса Христа.Для меня связь этого служения с установлением мира настолько очевидна, что я иногда поражаюсь тем, кто спрашивает меня, почему я выступаю против войны. Может быть, они не знают, что благая весть предназначалась для всех людей - для коммунистов и капиталистов, для их детей и наших, для черных и белых, для революционеров и консерваторов? Неужели они забыли, что мое служение подчиняется тому, кто так любил своих врагов, что умер за них? Что же тогда я могу сказать «Вьетконгу», Кастро или Мао как его верному министру? Могу я угрожать им смертью или не должен делиться с ними своей жизнью?

Наконец, когда я пытаюсь очертить для вас и для себя дорогу, ведущую из Монтгомери в это место, я бы предложил все самое действенное, если бы просто сказал, что должен быть верен своему убеждению, которое разделяю со всеми мужчинами. призвание быть сыном живого Бога.Помимо призвания расы, нации или вероисповедания, это призвание сыновства и братства, и поскольку я верю, что Отец глубоко обеспокоен, особенно своими страданиями, беспомощными и отверженными детьми, я прихожу сегодня вечером, чтобы говорить за них.

Я считаю, что это привилегия и бремя всех нас, кто считает себя связанными пристрастиями и привязанностями, которые шире и глубже национализма и выходят за рамки самоопределенных целей и позиций нашей страны. Мы призваны говорить за слабых, за безмолвных, за жертв нашей нации и за тех, кого она называет врагами, потому что никакой документ из человеческих рук не может сделать этих людей менее нашими братьями.

Strange Liberators

И пока я размышляю о безумии Вьетнама и ищу внутри себя способы понять и отреагировать на сострадание, мой разум постоянно обращается к людям этого полуострова. Сейчас я говорю не о солдатах каждой стороны, не о хунте в Сайгоне, а просто о людях, которые вот уже почти три непрерывных десятилетия живут под проклятием войны. Я тоже думаю о них, потому что мне ясно, что здесь не будет значимого решения, пока не будет предпринята какая-то попытка узнать их и услышать их прерывистые крики.

Они должны видеть в американцах странных освободителей. Вьетнамский народ провозгласил свою независимость в 1945 году после совместной французской и японской оккупации и до коммунистической революции в Китае. Их возглавил Хо Ши Мин. Несмотря на то, что они цитировали Американскую Декларацию независимости в своем собственном документе о свободе, мы отказались их признать. Вместо этого мы решили поддержать Францию ​​в ее завоевании бывшей колонии.

Тогда наше правительство почувствовало, что вьетнамский народ не был «готов» к независимости, и мы снова стали жертвами смертоносного высокомерия Запада, которое так долго отравляло международную атмосферу.Этим трагическим решением мы отвергли революционное правительство, стремящееся к самоопределению, и правительство, которое было создано не Китаем (к которому вьетнамцы не питают особой любви), а явно коренными силами, в том числе некоторыми коммунистами. Для крестьян это новое правительство означало настоящую земельную реформу, одну из важнейших потребностей в их жизни.

В течение девяти лет после 1945 года мы отказывали народу Вьетнама в праве на независимость. В течение девяти лет мы энергично поддерживали французов в их неудачных усилиях по реколонизации Вьетнама.

До конца войны мы покрывали восемьдесят процентов военных расходов Франции. Еще до того, как французы потерпели поражение при Дьенбьенфу, они начали отчаяться в безрассудных действиях, но мы этого не сделали. Своими огромными финансовыми и военными запасами мы поощряли их продолжать войну даже после того, как они потеряли волю. Скоро мы будем платить почти полную стоимость этой трагической попытки реколонизации.

После поражения французов казалось, что независимость и земельная реформа вернутся снова через Женевские соглашения.Но вместо этого пришли Соединенные Штаты, решившие, что Хо не должен объединять временно разделенную нацию, и крестьяне снова наблюдали, как мы поддерживаем одного из самых жестоких современных диктаторов - нашего избранного человека, премьер-министра Дьема. Крестьяне смотрели и съеживались, когда Дием безжалостно разгромил всю оппозицию, поддержал своих помещиков-вымогателей и отказался даже обсуждать воссоединение с севером. Крестьяне наблюдали, как все это осуществлялось под влиянием США, а затем все большего числа U.Войска S., прибывшие на помощь в подавлении мятежа, вызванного методами Дьема. Когда Дьем был свергнут, они, возможно, были счастливы, но длинная череда военных диктатур, казалось, не принесла никаких реальных изменений - особенно с точки зрения их потребности в земле и мире.

Единственное изменение пришло из Америки, поскольку мы увеличили наши воинские обязательства в поддержку правительств, которые были исключительно коррумпированы, некомпетентны и не пользовались поддержкой населения. Все это время люди читали наши листовки и получали регулярные обещания мира и демократии - и земельной реформы.Теперь они томятся под нашими бомбами и считают нас, а не своих собратьев-вьетнамцев, настоящим врагом. Они движутся печально и апатично, когда мы загоняем их с земли их отцов в концентрационные лагеря, где редко удовлетворяются минимальные социальные потребности. Они знают, что должны двигаться, иначе наши бомбы уничтожат их. Так они идут - в первую очередь женщины, дети и старики.

Они смотрят, как мы отравляем их воду, как мы убиваем миллион акров их посевов. Они должны плакать, когда бульдозеры с ревом проносятся по их территориям, готовясь уничтожить драгоценные деревья.Они бродят по больницам, по крайней мере, с двадцатью жертвами американской огневой мощи и одной травмой, нанесенной «Вьетконгом». Пока что мы, возможно, убили миллион из них - в основном детей. Они бродят по городам и видят тысячи детей, бездомных, без одежды, стаями бегающих по улицам, как животных. Они видят детей, униженных нашими солдатами, когда они просят еды. Они видят, как дети продают своих сестер нашим солдатам, выманивают своих матерей.

Что думают крестьяне, когда мы вступаем в союз с помещиками и отказываемся от каких-либо действий в наших многочисленных словах о земельной реформе? Что они думают, когда мы испытываем на них наше новейшее оружие, точно так же, как немцы испытывали новые лекарства и новые пытки в концентрационных лагерях Европы? Где корни независимого Вьетнама, который, как мы заявляем, строим? Это среди этих безмолвных?

Мы разрушили два их самых заветных заведения: семью и деревню.Мы уничтожили их землю и их урожай. Мы участвовали в подавлении единственной некоммунистической революционной политической силы в стране - объединенной буддийской церкви. Мы поддержали врагов крестьян Сайгона. Мы развратили их женщин и детей и убили их мужчин. Какие освободители?

Теперь уже мало на чем опираться - кроме горечи. Вскоре единственная оставшаяся прочная материальная база будет найдена на наших военных базах и в бетоне концентрационных лагерей, которые мы называем укрепленными деревнями.Крестьяне вполне могут задаться вопросом, планируем ли мы строить наш новый Вьетнам на таких основаниях? Можем ли мы винить их за такие мысли? Мы должны говорить за них и поднимать вопросы, которые они не могут поднять. Это тоже наши братья.

Возможно, более трудная, но не менее необходимая задача - говорить от имени тех, кто был объявлен нашими врагами. А как насчет Фронта национального освобождения - этой странно анонимной группы, которую мы называем ВК или коммунисты? Что они должны думать о нас в Америке, когда они понимают, что мы допустили репрессии и жестокость Дьема, которые помогли им стать группой сопротивления на юге? Что они думают о том, что мы потворствуем насилию, которое привело к их собственному взятию оружия? Как они могут верить в нашу честность, когда сейчас мы говорим об «агрессии с севера», как будто для войны нет ничего более существенного? Как они могут доверять нам, когда теперь мы обвиняем их в насилии после кровавого правления Дьема и обвиняем их в насилии, в то время как мы вливаем в их землю все новые орудия смерти? Конечно, мы должны понимать их чувства, даже если мы не оправдываем их действия.Конечно, мы должны видеть, что люди, которых мы поддерживали, прижимали их к насилию. Конечно, мы должны видеть, что наши собственные компьютеризированные планы разрушения просто затмевают их величайшие действия.

Как они судят нас, когда наши чиновники знают, что их членство составляет менее двадцати пяти процентов коммунистов, и все же настаивают на том, чтобы дать им общее имя? О чем они должны думать, когда они знают, что мы знаем об их контроле над основными частями Вьетнама, и все же мы, кажется, готовы разрешить общенациональные выборы, в которых это высокоорганизованное политическое параллельное правительство не будет принимать участия? Они спрашивают, как мы можем говорить о свободных выборах, когда сайгонская пресса подвергается цензуре и контролируется военной хунтой.И они, безусловно, правы, задаваясь вопросом, какое новое правительство мы планируем сформировать без них - единственную партию, которая реально поддерживает контакты с крестьянами. Они ставят под сомнение наши политические цели и отрицают реальность мирного урегулирования, из которого они будут исключены. Их вопросы пугающе актуальны. Планирует ли наша нация снова опираться на политический миф, а затем укреплять его силой нового насилия?

Вот истинное значение и ценность сострадания и ненасилия, когда они помогают нам увидеть точку зрения врага, услышать его вопросы, узнать его оценку самих себя.Ибо с его точки зрения мы действительно можем видеть основные слабости нашего собственного состояния, и если мы повзрослели, мы можем учиться, расти и извлекать пользу из мудрости братьев, которых называют противниками.

То же и с Ханоем. На севере, где наши бомбы сейчас обрушиваются на землю, а наши мины ставят под угрозу водные пути, нас встречает глубокое, но понятное недоверие. Говорить от их имени - значит объяснять это недоверие западным словам, и особенно их недоверие к американским намерениям сейчас.В Ханое живут люди, которые привели нацию к независимости против японцев и французов, люди, которые стремились стать членами французского содружества и были преданы слабостью Парижа и своенравием колониальных армий. Именно они возглавили вторую борьбу против французского господства с огромной ценой, а затем были убеждены отказаться от земли, которую они контролировали между тринадцатой и семнадцатой параллелями, в качестве временной меры в Женеве. После 1954 года они наблюдали, как мы сговорились с Диемом, чтобы предотвратить выборы, которые наверняка привели бы Хо Ши Мина к власти над объединенным Вьетнамом, и они поняли, что их снова предали.

Когда мы спрашиваем, почему они не бросаются на переговоры, нужно помнить об этих вещах. Также должно быть ясно, что лидеры Ханоя считали присутствие американских войск в поддержку режима Дьема первым военным нарушением Женевских соглашений в отношении иностранных войск, и они напоминают нам, что они не начали отправлять никаких большое количество припасов или людей, пока американские войска не перешли в десятки тысяч.

Ханой помнит, как наши лидеры отказались рассказать нам правду о более ранних предложениях Северного Вьетнама о мире, как президент утверждал, что их не существовало, хотя они явно были сделаны.Хо Ши Мин наблюдал, как Америка говорит о мире и наращивает свои силы, и теперь он наверняка слышал о растущих международных слухах об американских планах вторжения на север. Он знает, что бомбардировки, обстрелы и минирование, которые мы делаем, являются частью традиционной стратегии до вторжения. Возможно, только его чувство юмора и ирония могут спасти его, когда он слышит, как самая могущественная нация мира говорит об агрессии, когда она сбрасывает тысячи бомб на бедную слабую страну, находящуюся более чем в восьми тысячах миль от ее берегов.

Здесь я должен прояснить, что хотя я пытался в эти последние несколько минут дать голос безмолвным во Вьетнаме и понять аргументы тех, кого называют врагами, я так же глубоко обеспокоен нашими войсками там. как и все остальное. Мне приходит в голову, что то, чему мы их подвергаем во Вьетнаме, - это не просто жестокий процесс, который происходит в любой войне, когда армии сталкиваются друг с другом и стремятся уничтожить. Мы добавляем цинизма в процесс смерти, потому что они должны знать, после короткого периода, что ни одна из вещей, за которые мы, как мы заявляем, боремся, на самом деле не имеет отношения.Вскоре они должны знать, что их правительство отправило их на борьбу между вьетнамцами, а более искушенные наверняка поймут, что мы на стороне богатых и обеспеченных, в то время как мы создаем ад для бедных.

Это безумие должно прекратиться

Каким-то образом это безумие должно прекратиться. Мы должны остановиться сейчас же. Я говорю как дитя Божье и брат страдающим беднякам Вьетнама. Я говорю от лица тех, чья земля разоряется, чьи дома разрушаются, чья культура подрывается.Я говорю от имени бедняков Америки, которые платят двойную цену за разбитые надежды дома и смерть и коррупцию во Вьетнаме. Я говорю как гражданин мира, потому что мир в ужасе стоит на избранном нами пути. Как американец, я обращаюсь к лидерам своей страны. Великая инициатива в этой войне - наша. Инициатива по прекращению этого должна быть нашей.

Это послание великих буддийских лидеров Вьетнама. Недавно один из них написал следующие слова:

«Каждый день продолжается война, ненависть возрастает в сердцах вьетнамцев и в сердцах людей с гуманным инстинктом.Американцы заставляют даже своих друзей становиться врагами. Любопытно, что американцы, так тщательно просчитывающие возможности военной победы, не осознают, что в процессе они терпят глубокое психологическое и политическое поражение. Образ Америки никогда не будет снова образом революции, свободы и демократии, но будет образом насилия и милитаризма ».

Если мы продолжим, у меня не останется никаких сомнений в том, что у нас есть никаких благородных намерений во Вьетнаме.Становится ясно, что наши минимальные ожидания - это оккупировать ее как американскую колонию, и люди не будут отказываться от мысли, что наша максимальная надежда - спровоцировать Китай на войну, чтобы мы могли бомбить его ядерные объекты. Если мы немедленно не прекратим нашу войну против народа Вьетнама, у мира не останется другой альтернативы, кроме как рассматривать это как ужасно неуклюжую и смертельную игру, в которую мы решили играть.

Мир сейчас требует от Америки зрелости, которой мы, возможно, не сможем достичь.Он требует, чтобы мы признали, что были неправы с самого начала нашей авантюры во Вьетнаме, что мы нанесли вред жизни вьетнамского народа. Ситуация такова, что мы должны быть готовы резко отказаться от наших нынешних путей.

Чтобы искупить наши грехи и ошибки во Вьетнаме, мы должны взять на себя инициативу и положить конец этой трагической войне. Я хотел бы предложить пять конкретных вещей, которые наше правительство должно сделать немедленно, чтобы начать долгий и трудный процесс выхода из этого кошмарного конфликта:

  • Прекратить бомбардировки Северного и Южного Вьетнама.

  • Объявить одностороннее прекращение огня в надежде, что такие действия создадут атмосферу для переговоров.

  • Принять немедленные меры для предотвращения других полей сражений в Юго-Восточной Азии, ограничив наращивание военной мощи в Таиланде и наше вмешательство в Лаос.

  • Реалистично примите тот факт, что Фронт национального освобождения имеет существенную поддержку в Южном Вьетнаме и, таким образом, должен играть роль в любых значимых переговорах и в любом будущем вьетнамском правительстве.

  • Установите дату, когда мы выведем все иностранные войска из Вьетнама в соответствии с Женевским соглашением 1954 года.

Часть наших текущих обязательств вполне может выразиться в предложении предоставить убежище любому вьетнамцу, который опасается за свою жизнь при новом режиме, который включал Фронт освобождения. Затем мы должны возместить причиненный нами ущерб. Большинство из нас оказывает остро нужную медицинскую помощь, при необходимости делая ее доступной и в этой стране.

Протестуя против войны

Тем временем у нас в церквях и синагогах есть постоянная задача, в то время как мы призываем наше правительство отказаться от позорных обязательств. Мы должны и дальше повышать голос, если наша нация упорствует в своих порочных путях во Вьетнаме. Мы должны быть готовы сочетать действия со словами, ища все возможные творческие средства протеста.

Консультируя молодых людей относительно военной службы, мы должны разъяснить им роль нашей страны во Вьетнаме и предложить им альтернативу отказа от военной службы по убеждениям.Я рад сообщить, что этот путь сейчас выбирают более семидесяти студентов моей альма-матер, колледжа Морхаус, и я рекомендую его всем, кто считает американский курс во Вьетнаме бесчестным и несправедливым. Более того, я бы призвал всех министров призывного возраста отказаться от служебных льгот и получить статус лиц, отказывающихся от военной службы по убеждениям. Это время для реальных выборов, а не для ложных. Мы живем в тот момент, когда наша жизнь должна быть поставлена ​​на карту, если наша нация хочет выжить в результате собственной глупости.Каждый человек с гуманными убеждениями должен решить, какой протест лучше всего соответствует его убеждениям, но мы все должны протестовать.

Есть что-то соблазнительно соблазнительное в том, чтобы остановиться здесь и отправить нас всех на то, что в некоторых кругах стало популярным крестовым походом против войны во Вьетнаме. Я говорю, что мы должны вступить в борьбу, но сейчас я хочу сказать кое-что еще более тревожное. Война во Вьетнаме - всего лишь симптом гораздо более глубокой болезни американского духа, и если мы проигнорируем эту отрезвляющую реальность, мы обнаружим, что организуем для следующего поколения комитеты, заботящиеся о духовенстве и мирянах.Их будут беспокоить Гватемала и Перу. Их будут беспокоить Таиланд и Камбоджа. Их будут беспокоить Мозамбик и Южная Африка. Мы будем выступать за эти и еще дюжину других имен и бесконечно посещать митинги, если в американской жизни и политике не произойдет значительных и глубоких изменений. Такие мысли выводят нас за пределы Вьетнама, но не за пределы нашего призвания сыновей живого Бога.

В 1957 году один чувствительный американский чиновник за границей сказал, что ему кажется, что наша страна находится не на той стороне мировой революции.За последние десять лет мы стали свидетелями появления модели подавления, которая теперь оправдывает присутствие американских военных «советников» в Венесуэле. Необходимость поддерживать социальную стабильность для наших инвестиций объясняет контрреволюционные действия американских войск в Гватемале. В нем рассказывается, почему американские вертолеты используются против партизан в Колумбии и почему американские силы напалма и зеленых беретов уже действуют против повстанцев в Перу. Помня о такой активности, слова покойного Джона Ф.Кеннеди вернулся, чтобы преследовать нас. Пять лет назад он сказал: «Те, кто делают невозможной мирную революцию, сделают неизбежной революцию с применением насилия».

Все чаще, по собственному желанию или случайно, наша нация берет на себя эту роль - роль тех, кто делает невозможной мирную революцию, отказываясь отказываться от привилегий и удовольствий, которые приносят огромные прибыли от зарубежных инвестиций.

Я убежден, что если мы хотим встать на правильную сторону мировой революции, мы как нация должны претерпеть радикальную революцию ценностей.Мы должны быстро начать переход от общества, ориентированного на вещи, к обществу, ориентированному на человека. Когда машины и компьютеры, мотивы прибыли и права собственности считаются более важными, чем люди, гигантские тройки расизма, материализма и милитаризма не могут быть побеждены.

Настоящая революция ценностей скоро заставит нас усомниться в справедливости и справедливости многих из наших прошлых и настоящих политик. С одной стороны, мы призваны играть в добрых самаритянинов на обочине жизни; но это будет только первый шаг.Однажды мы должны прийти к пониманию того, что вся дорога в Иерихон должна быть преобразована, чтобы мужчины и женщины не подвергались постоянным избиениям и грабежам, пока они идут по дороге жизни. Истинное сострадание - это больше, чем бросить монетку нищему; это не случайно и не поверхностно. Приходит к выводу, что здание, которое производит нищих, нуждается в реструктуризации.

Настоящая революция ценностей скоро будет с тревогой смотреть на вопиющий контраст бедности и богатства. С праведным негодованием он будет смотреть через море и видеть отдельных капиталистов Запада, вкладывающих огромные суммы денег в Азию, Африку и Южную Америку, только для того, чтобы извлечь прибыль, не заботясь об улучшении общества в странах, и сказать: "Это не просто так.«Он посмотрит на наш союз с помещиками Латинской Америки и скажет:« Это не справедливо ». Западное высокомерие - чувство, что у него есть все, чтобы научить других, и ничему у них не научиться, - несправедливо. Настоящая революция Ценности возложат руки на мировой порядок и скажут о войне: «Этот способ урегулирования разногласий не справедлив». Это дело сжигания людей напалмом, наполнения домов нашей страны сиротами и вдовами, введения ядовитых наркотиков ненависти в Вены людей, обычно гуманных, отправляющих домой людей с темных и кровавых полей сражений с физическими недостатками и психологически невменяемыми, не могут быть примирены с мудростью, справедливостью и любовью.Нация, которая из года в год продолжает тратить больше денег на военную оборону, чем на программы социального подъема, приближается к духовной смерти.

Америка, самая богатая и могущественная страна в мире, вполне может возглавить эту революцию ценностей. Нет ничего, кроме трагического желания смерти, чтобы помешать нам изменить наши приоритеты, чтобы стремление к миру возобладало над стремлением к войне. Нет ничего, что удерживало бы нас от формирования непокорного статус-кво с ушибленными руками, пока мы не превратим его в братство.

Такая позитивная революция ценностей - наша лучшая защита от коммунизма. Война - не ответ. Коммунизм никогда не будет побежден применением атомных бомб или ядерного оружия. Давайте не присоединяться к тем, кто кричит о войне и своими ошибочными страстями убеждает Соединенные Штаты отказаться от своего участия в Организации Объединенных Наций. Это дни, требующие мудрой сдержанности и спокойной рассудительности. Мы не должны называть всех коммунистами или умиротворителями, которые выступают за то, чтобы «красный Китай» сидели в Организации Объединенных Наций и кто признает, что ненависть и истерия не являются окончательными ответами на проблему этих неспокойных дней.Мы не должны заниматься негативным антикоммунизмом, а должны способствовать развитию демократии, понимая, что наша самая большая защита от коммунизма - это наступательные действия во имя справедливости. Мы должны позитивными действиями стремиться устранить те условия бедности, отсутствия безопасности и несправедливости, которые являются плодородной почвой, на которой прорастают и развиваются семена коммунизма.

Люди важны

Настали революционные времена. Во всем мире люди восстают против старых систем эксплуатации и угнетения, и из недр хрупкого мира рождаются новые системы справедливости и равенства.Голые и босые люди земли поднимаются как никогда раньше. «Люди, сидящие во тьме, увидели свет великий». Мы на Западе должны поддерживать эти революции. Это печальный факт, что из-за комфорта, самоуспокоенности, болезненного страха перед коммунизмом и нашей склонности приспосабливаться к несправедливости, западные страны, которые во многом положили начало революционному духу современного мира, теперь превратились в архаичных антиреволюционеров. . Это заставило многих почувствовать, что только марксизм обладает революционным духом.Следовательно, коммунизм - это приговор против нашей неспособности сделать демократию реальной и довести до конца революции, которые мы инициировали.

Наша единственная надежда сегодня заключается в нашей способности вернуть революционный дух и выйти в порой враждебный мир, провозглашая вечную враждебность бедности, расизму и милитаризму. С этим мощным обязательством мы смело бросим вызов существующему положению вещей и несправедливым обычаям и тем самым ускорим тот день, когда «каждая долина возвысится, и каждая гора и холм понизятся, а изгибы станут прямыми, а неровности - равнинными."

Настоящая революция ценностей означает, в конечном счете, что наша лояльность должна стать экуменической, а не секционной. Теперь каждая нация должна развить безусловную лояльность человечеству в целом, чтобы сохранить лучшее в своих отдельных обществах.

Это Призыв к всемирному сообществу, которое поднимает заботу о соседях за пределы своего племени, расы, класса и нации, на самом деле является призывом к всеобъемлющей и безусловной любви ко всем людям. Эта часто неправильно понимаемая и неверно истолкованная концепция - с такой готовностью отвергается Ницше мира как слабая и трусливая сила - теперь стало абсолютной необходимостью для выживания человека.Когда я говорю о любви, я не говорю о какой-то сентиментальной и слабой реакции. Я говорю о той силе, которую все великие религии считали высшим объединяющим принципом жизни. Любовь - это каким-то образом ключ, открывающий дверь, ведущую в абсолютную реальность. Это убеждение индусов, мусульман, христиан, евреев и буддистов о высшей реальности красиво резюмируется в первом послании Святого Иоанна:

Давайте любить друг друга; ибо любовь есть Бог, и всякий любящий рожден от Бога и знает Бога.Не любящий не знает Бога; ибо Бог есть любовь. Если мы любим друг друга, Бог живет в нас, и Его любовь совершается в нас.

Будем надеяться, что этот дух станет повседневным. Мы больше не можем позволить себе поклоняться богу ненависти или преклоняться перед алтарем возмездия. Океаны истории бушуют из-за постоянно растущих волн ненависти. История изобилует обломками наций и отдельных людей, которые следовали этому саморазрушительному пути ненависти. Как говорит Арнольд Тойнби: «Любовь - это высшая сила, которая делает спасительный выбор жизни и добра против проклятого выбора смерти и зла.Следовательно, первой надеждой в нашем инвентаре должна быть надежда на то, что последнее слово будет за любовью ».

Сейчас мы столкнулись с тем фактом, что завтра наступает сегодня. Мы сталкиваемся с острой неотложностью настоящего момента. В этой разворачивающейся головоломке жизни и истории есть такая вещь, как опоздание. Промедление по-прежнему является вором времени. Жизнь часто оставляет нас голыми, обнаженными и удрученными упущенной возможностью. "Прилив в делах мужчин" не остается на прежнем уровне. наводнение; оно уходит.Мы можем отчаянно требовать времени, чтобы остановиться в ее отрывке, но время глухо к каждой мольбе и устремляется вперед. Над обесцвеченными костями и перемешанными остатками многочисленных цивилизаций написаны жалкие слова: «Слишком поздно». Есть невидимая книга жизни, в которой достоверно записана наша бдительность или пренебрежение. «Движущийся палец пишет, а письменный движется дальше…» У нас все еще есть выбор сегодня; ненасильственное сосуществование или насильственное совместное уничтожение.

Мы должны перейти от нерешительности к действию. Мы должны найти новые способы говорить о мире во Вьетнаме и справедливости во всем развивающемся мире - мире, который граничит с нашими дверями.Если мы не будем действовать, нас наверняка потянут по длинным темным и позорным коридорам времени, предназначенным для тех, кто обладает силой без сострадания, могуществом без морали и силой без зрения.

А теперь начнем. А теперь давайте вновь посвятим себя долгой и горькой, но прекрасной борьбе за новый мир. Это призвание сыновей Божьих, и наши братья с нетерпением ждут нашего ответа. Сказать, что шансы слишком велики? Сказать им, что борьба слишком тяжелая? Будет ли наше послание заключаться в том, что силы американской жизни выступают против их прибытия в качестве полных людей, и мы посылаем наши глубочайшие сожаления? Или будет еще одно послание - стремление, надежду, солидарность с их стремлениями, приверженность их делу любой ценой? Выбор за нами, и хотя мы могли бы предпочесть его в противном случае, мы должны сделать выбор в этот решающий момент истории человечества.

Как красноречиво сказал вчерашний благородный бард Джеймс Рассел Лоуэлл:

Один раз для каждого человека и нации
Приходит время решать,
В борьбе истины и лжи,
За добрую или злую сторону;
Какое-то великое дело, новый Мессия Бога,
От каждого цветения или упадка,
И выбор остается навсегда.
Сверните эту тьму и тот свет.

Хотя дело зла процветает,
Но одна только истина сильна;
Хотя ее удел будет эшафотом,
И на престоле будет неправ:
Но этот эшафот качает будущее,
И за смутным неизвестным
Стоит Бог в тени
Бодрствует над Своей собственной.


И если мы только сделаем правильный выбор, мы сможем превратить эту ожидающуюся космическую элегию в созидательный псалом мира. Если мы сделаем правильный выбор, мы сможем превратить звенящие разногласия нашего мира в прекрасную симфонию братства. Если мы сделаем правильный выбор, мы сможем ускорить тот день, по всей Америке и во всем мире, когда «справедливость будет катиться, как вода, и праведность, как могучий поток».

ТАКЖЕ смотрите Rev.Речь короля у тюрьмы Санта-Рита в январе 2018 г.
в поддержку гражданского неповиновения и мобилизации сопротивления войне

У меня есть мечта

У меня есть мечта

Мартина Лютера Кинга младшего

Доставлено на ступеньках мемориала Линкольна в Вашингтоне, округ Колумбия, в августе. 28 августа 1963 г.

Пятьдесят лет назад великий американец, в символической тени которого мы стоим подписал Прокламацию об освобождении.Этот знаменательный указ явился великим луч надежды для миллионов негров-рабов, сожженных в пламя иссушающей несправедливости. Это был радостный рассвет, положивший конец долгому ночь плена.

Но сто лет спустя мы должны признать трагический факт, что негры все еще не бесплатно. Спустя сто лет жизнь негров все еще печальна. искалечена оковами сегрегации и цепями дискриминации. Один сто лет спустя негр живет на одиноком острове нищеты посреди огромного океана материального благополучия.Спустя сто лет негр все еще томится в углах американского общества и оказывается в изгнании на своей земле. Итак, мы пришли сюда сегодня, чтобы продемонстрировать ужасающее состояние.

В каком-то смысле мы приехали в столицу нашей страны, чтобы обналичить чек. Когда архитекторы нашей республики написали величественные слова Конституции и декларации независимости они подписывали вексель, к которому каждый американец должен был стать наследником.Эта записка была обещанием, что все мужчины будут гарантировал неотъемлемые права на жизнь, свободу и стремление к счастье.

Сегодня очевидно, что Америка объявила дефолт по этому векселю. что касается ее цветных граждан. Вместо того, чтобы чтить это священное обязательство, Америка выдала негритянскому народу фальшивый чек, который вернулся помечено «недостаточно средств». Но мы отказываемся верить, что банк правосудие несостоятельно. Мы не верим, что в великие хранилища возможностей этой нации.Итак, мы пришли, чтобы обналичить это чек - чек, который даст нам по требованию богатство свободы и безопасность правосудия. Мы также пришли в это священное место, чтобы напомнить Америке о яростной срочности сейчас. Сейчас не время заниматься роскошью охлаждения или принять успокаивающее лекарство постепенности. Пришло время подняться из темной и пустынной долины сегрегации на залитую солнцем тропу расовых справедливость. Пришло время открыть двери возможностей для всего Божьего дети.Пришло время поднять нашу нацию из зыбучих песков расовых несправедливость по отношению к твердой скале братства.

Для нации было бы роковым упускать из виду срочность момента и недооценивают решительность негра. Это знойное лето Законное недовольство негров не пройдет, пока не будет осень свободы и равенства. Девятнадцать шестьдесят три - это не конец, а начало. Те, кто надеются, что негру нужно выпустить пар и будут сейчас будет доволен, если нация вернется к бизнесу как обычный.В Америке не будет ни покоя, ни покоя, пока негр не станет предоставил право на гражданство. Вихри восстания продолжат сотрясать основы нашей нации до наступления светлого дня справедливости.

Но есть кое-что, что я должен сказать своим людям, стоящим на теплой порог, ведущий во дворец правосудия. В процессе получения наших законное место мы не должны быть виновны в противоправных деяниях. Не будем стремиться утолить жажду свободы, выпив из чаши горечи и ненависть.

Мы должны всегда вести нашу борьбу на высоком уровне достоинства и дисциплина. Мы не должны позволить нашему творческому протесту перерасти в физический. насилие. Снова и снова мы должны подниматься на величественные вершины встречи физическая сила с силой души. Чудесная новая воинственность, охватившая негритянское сообщество не должно вызывать у нас недоверия ко всем белым людям, поскольку многие наших белых братьев, о чем свидетельствует их присутствие здесь сегодня, пришли осознают, что их судьба связана с нашей судьбой, и их свобода неразрывно связаны с нашей свободой.Мы не можем ходить одни.

И пока мы идем, мы должны дать обещание идти вперед. Мы не можем вернуться. Есть те, кто просит приверженцев гражданских прав, "Когда ты будешь удовлетворен?" Мы никогда не сможем быть удовлетворены, пока наши тела, отягощенные усталостью от путешествий, не могут поселиться в мотелях шоссе и гостиницы городов. Мы не можем быть удовлетворены, пока Базовая мобильность негров - от меньшего гетто к большему.Мы никогда не сможем быть доволен, пока негр в Миссисипи не может голосовать, а негр в Нью-Йорке считает, что ему не за что голосовать. Нет, нет, мы не удовлетворены, и мы не успокоится, пока справедливость не скатится, как вода, и праведность как мощный поток.

Я не забываю, что некоторые из вас пришли сюда после великих испытаний и невзгоды. Некоторые из вас только что вышли из узких камер. Некоторые из вас пришли из мест, где ваше стремление к свободе оставило вас избитыми штормами преследования и потрясенные ветрами жестокости полиции.Вы были ветераны творческих страданий. Продолжайте работать с незаслуженной верой страдание искупительно.

Вернуться в Миссисипи, вернуться в Алабаму, вернуться в Джорджию, вернуться в Луизиана, вернитесь в трущобы и гетто наших северных городов, зная, что как-то эта ситуация может и будет изменена. Не будем валяться в долине отчаяния.

Я говорю вам сегодня, друзья мои, что несмотря на трудности и разочарование момента, у меня все еще есть мечта.Это мечта, глубоко укоренившаяся в американская мечта.

У меня есть мечта, что однажды этот народ восстанет и будет жить правдой. смысл ее символа веры: "Мы считаем самоочевидными истины: все мужчины созданы равными ».

Мне приснился сон, что однажды на красных холмах Джорджии сыновья бывшего рабы и сыновья бывших рабовладельцев смогут сесть вместе за стол братства.

Мне приснился сон, что однажды даже штат Миссисипи, пустынный штат, задыхаясь от жара несправедливости и угнетения, превратится в оазис свободы и справедливости.

У меня есть мечта, что однажды мои четверо детей будут жить в стране, где они будут оцениваться не по цвету их кожи, а по содержанию их персонаж.

Сегодня у меня есть мечта.

Мне приснился сон, что однажды штат Алабама, губернатор которого в настоящее время истекая словами вмешательства и аннулирования, будет превращается в ситуацию, когда маленькие черные мальчики и черные девочки будут может взяться за руки с маленькими белыми мальчиками и белыми девочками и ходить вместе, как сестры и братья.

Сегодня у меня есть мечта.

У меня есть мечта, что однажды каждая долина возвысится, каждый холм и гора будет понижена, неровности сделаются равнины, а кривые места станут прямыми, и явится слава Господня, и вся плоть увидит это вместе.

Это наша надежда. Это вера, с которой я возвращаюсь на Юг. С этой веры мы сможем высечь из горы отчаяния камень надеяться.С этой верой мы сможем преобразовать звенящие разногласия наших нация в прекрасную симфонию братства. С этой верой мы сможем вместе работать, вместе молиться, вместе бороться, сесть в тюрьму вместе, чтобы вместе отстоять свободу, зная, что мы будем свободны день.

Это будет день, когда все дети Божьи смогут петь с новое значение: «Моя страна, это от тебя, сладкая земля свободы, о тебе, я петь.Земля, где умерли мои отцы, земля гордости паломников, от всех склон горы, позволь свободе звенеть ".

И если Америка хочет стать великой нацией, это должно стать правдой. Так пусть свобода кольцо с потрясающих вершин холмов Нью-Гэмпшира. Пусть свобода звенит могучие горы Нью-Йорка. Пусть свобода звенит от нарастающих аллегий. Пенсильвании!

Пусть свобода звенит в заснеженных Скалистых горах Колорадо!

Пусть свобода звенит с пышных вершин Калифорнии!

Но не только это; пусть свобода звенит с Каменной горы Джорджии!

Пусть свобода звенит с горы Лукаут в Теннесси!

Пусть свобода звенит с каждого холма и мухи слона Миссисипи.Из Каждый склон горы, пусть свобода звенит.

Когда мы позволяем свободе звенеть, когда мы позволяем ей звенеть из каждой деревни и каждого деревня, из каждого штата и каждого города, мы сможем ускорить этот день когда все дети Божьи, черные и белые, евреи и язычники, Протестанты и католики смогут взяться за руки и спеть словами старый негр духовный: «Наконец-то свободен! Наконец-то свободен! слава Богу Всемогущему, наконец-то мы свободны! »

Мартин Лютер Кинг III произносит пламенную речь у Мемориала Линкольна

Мартин Лютер Кинг III обратился к тысячам протестующих, собравшимся у Мемориала Линкольна в Вашингтоне, округ Колумбия.К. в пятницу, сказав им в пламенной речи не «обожествлять» его отца, покойного преподобного Мартина Лютера Кинга младшего , а «отстаивать идеалы, которые он продвигал».

«Вы знаете, мой отец был убит в Мемфисе, штат Теннесси, в знак солидарности с бедными рабочими, санитарными работниками, чей лозунг« Я мужчина »является заявлением о том, что они были людьми с правами, которые следует уважать и признавать, Король сообщил митингующим. «Они просили безопасных условий труда, прожиточного минимума, признания их союза и человеческого достоинства.Они резюмировали свою борьбу этими четырьмя словами: «Я мужчина».

«Если бы папа был здесь сегодня, я уверен, он умолял бы нас не бросать вызов ему и не цитировать его выборочно, когда это удобно, но быть главными героями драмы за справедливость, отстаивать идеалы, которые он продвигал, расовую справедливость, социальное равенство и мир, - добавил Кинг. «И он мягко, но решительно призывал нас не зацикливаться на прошлом, а жить и трудиться в том, что он назвал яростной срочностью настоящего, поэтому, если вы ищете спасителя, встаньте и найдите зеркало.Мы должны стать героями истории, которую мы творим ».

Тысячи людей собрались в Вашингтоне в пятницу на марш в честь 57-й годовщины речи преподобного Мартина Лютера Кинга младшего «У меня есть мечта». Кинг был убит пятью годами позже.

MLK III - старший сын Кинга - в своей речи призвал Конгресс принять Закон Джона Льюиса о восстановлении избирательных прав и Закон Джорджа Флойда о правосудии в полицейской деятельности. Он также посоветовал слушающим сохранять дух надежды.

«Моего отца убили, когда мне было 10 лет», - сказал Кинг. "Застрелен. Ты знаешь что. Некоторые из вас знают, но могут не знать, что шесть лет спустя мать моего папы, моя бабушка, была застреляна в церкви во время молитвы Господней. Так я понимаю, что значит потерять любимого человека. Но я был так благодарен за то, что мой дедушка, моя мать, мои тети и дяди научили меня любви, потому что дедушка говорил: «Я не позволяю никому доводить меня до ненависти. Человека, убившего мою прекрасную жену, и человека, убившего моего сына, я не позволяю никому доводить меня до ненависти.Я брат каждого человека ».

«Если мы собираемся решить эти проблемы в Америке, мы должны объединиться», - добавил он.

Смотрите выше через CNN.

Есть подсказка, которую мы должны знать? [адрес электронной почты защищен]

Историки как строители наций | SpringerLink

Об этой книге

Введение

Подборка докладов конференции, проведенной в честь профессора Хью Сетон-Уотсона по случаю его выхода на пенсию в 1983 году.Цель авторов - проиллюстрировать роль историка в политической жизни стран Центральной и Восточной Европы.

Ключевые слова

Австрия Европа история Венгрия нация

Редакторы и филиалы

  • Деннис Делетант
  • Гарри Ханак
  1. 1.Школа славянских и восточноевропейских исследований Лондонского университетаUK

Библиографическая информация

  • Название книги Историки как строители наций
  • Подзаголовок книги Центральная и Юго-Восточная Европа
  • Редакторы Деннис Делетант
    Гарри Ханак
  • Название серии Исследования в России и Восточной Европе
  • DOI https: // doi.org / 10.1007 / 978-1-349-09647-3
  • Информация об авторских правах Palgrave Macmillan, подразделение Macmillan Publishers Limited, 1988 г.
  • Имя издателя Пэлгрейв Макмиллан, Лондон
  • электронные книги Коллекция истории Palgrave История (R0)
  • Печатать ISBN 978-1-349-09649-7
  • Интернет ISBN 978-1-349-09647-3
  • Номер издания 1
  • Число страниц XVI, 252
  • Количество иллюстраций 0 ч / б иллюстраций, 0 иллюстраций в цвете
  • Темы Европейская история
    Новейшая история
  • Купить эту книгу на сайте издателя

Power Trip - Heavy Blog Is Heavy

Поскольку металл в эпоху Интернета продолжает распространяться, идентичность 2017 года постоянно меняется.Идеи о том, какие жанры что означают, роль политики в музыке, сама ткань финансовых институтов, которые создают сцену, - все это ставится под сомнение, когда рушатся барьеры между фанатом, музыкантом и бизнесменом.

И все же, несмотря на то, что паникеры могут сказать обратное, отличная музыка все еще создается в самых разных жанрах, как внутри, так и за пределами металлических пластов. Вот почему эти списки на середину года важны; они позволяют нам более внимательно рассмотреть выпуски маяков, выпущенные на данный момент в течение года, и тенденции, которые они обозначают.При составлении этого списка мы попытались рассмотреть действительно выдающиеся альбомы, в которых есть что-то интересное, что можно сказать об их жанрах, самих артистах и ​​взаимодействии с ними.

Таким образом, ваш пробег может отличаться. Идея этого списка не является окончательным или исчерпывающим. В самом деле, такие усилия были бы обречены на провал. Вместо этого этот список пытается представить грань тенденций, существующих в нашем сообществе, поскольку они проявляются в «коллективном вкусе» сотрудников Heavy Blog.Читая его, подумайте о своем собственном отношении к безумному количеству музыки и о том, как вы ее фильтруете. Возможно, мы сможем предложить свою альтернативную точку зрения.

Несмотря на признание критиков и шумиху вокруг их дебютного альбома Labyrinth Constellation в 2014 году, похоже, что Artificial Brain совершили прорыв на следующем альбоме, Infrared Horizon . Группе удалось усовершенствовать свою смесь из сырого олдскульного дэт-метала и современной странности на уровне Gorguts , чтобы сделать альбом абсурдно тяжелым и смехотворно запоминающимся.Оказывается, сложные и причудливые риффы хорошо подходят для определения песни, когда это cool .

Одна вещь, которая делает Infrared Horizon таким замечательным, - это его приверженность эстетике научной фантастики. Гитарист Дэн Гарджуло (также из Revocation ) имеет склонность портить аккорды для создания интересной атмосферы, которая хорошо поддается космическому ужасу, который фронтмен Уилл Смит (также из Buckshot Facelift ) вплетает в свои (естественно, неразборчиво) лирические песни. Доставка.Это группа, которая осознает, что они из себя представляют, и полностью владеет этим. Infrared Horizon настолько глупо тяжел и пропитан научной фантастикой, что не боится опереться на излишества, и тем лучше для него благодаря своей, казалось бы, легкой презентации и чувству уверенности. Это полное упрощение и исключает любую глубокую критику, но Infrared Horizon , честно говоря, просто действительно забавный дэт-металлический альбом, и его будет сложно превзойти в этой нише

.

[ширина полосы = 100% высота = 120 альбом = 1182895266 размер = большой bgcol = ffffff linkcol = 0687f5 tracklist = false artwork = small]

- Джимми Роу

Написание о Anathema стало для меня чем-то вроде второй натуры; когда я не делаю этого прямо в блоге, я говорю о них в подкасте, а когда я не делаю то, я рекомендую их своим друзьям.Итак, что еще можно сказать здесь, в начале этого нашего списка? Ничто иное, как повторение того факта, что Anathema, помимо создания отличной музыки, - это группа, у которой можно учиться. Наблюдая за ними, мы можем многое узнать о росте, самоанализе и трудовой этике.

Видите ли, The Optimist идет по пятам за двумя превосходными альбомами, один из которых, возможно, является выдающимся произведением группы, и все же пытается звучать как что-то новое. Внося в свой звук множество новых влияний, все они были заимствованы из классических покровителей жанра Anathema, которые играли после более чем двадцати лет работы, The Optimist представляет собой доступную, но интересную мутацию звука Anathema.Он имеет больше яркости и прямых ссылок, а также показывает круговую электронику Distant Satellites . В нем есть ямы и ямы, но при этом он служит достойным блюдом высот, благодаря которым Weather Systems процветает.

В целом, это законченный альбом опытной группы, которая, кажется, никогда не утоляет жажду большего, двигаясь по повторяющимся кругам, которые, тем не менее, приводят их в одно и то же место. Это великолепный рок-альбом, в котором для всех есть что-то, что так или иначе выходит за рамки наименьшего общего знаменателя в пользу утверждения.Кровавая Анафема, понятно?

- Иден Куперминц

Если бы был саундтрек к апокалипсису, то Bestia Arcana ' Holokauston был бы таким саундтреком. Это звук демонов, прыгающих из ям в земле, чтобы сеять хаос в ужаснувшихся массах. О темных жрецах, шепчущих заклинания и восхваляющие Повелителя Тьмы, когда его армия качается вперед в хриплой демонстрации силы и мощи, в то время как сам Сын Утра держит свое знамя, украшенное ярким кроваво-красным солнцем.Это музыка прямо из ямы, и какой великолепный шум она издает. Второй альбом «другого» блэк-метал-проекта Нааса Алькамета, Holokauston , пронизывает глубины метафизического террора, чтобы представить, что, без сомнения, является одним из лучших блэк-металлических альбомов 2017 года.

Заимствуя из музыкальных и тематических сборников пьес, таких как Nightbringer , Akhlys и Mayhem , Bestia Arcana создает богатую и разнообразную смесь плотной атмосферы и брутальности блэк-метала, которая погружает слушателя в ужасающий тремоло. тяжелые гитарные пассажи, которые заключают в себе невероятно мощное и маниакальное перкуссионное исполнение.Открывающая песня «Hellmouth» хорошо демонстрирует этот тонкий баланс между атмосферой и агрессией, с неумолимым открывающим залпом, который в конечном итоге превращается в стену звуков панихиды, вызывающих в воображении образы социальной аннигиляции. Основной момент альбома «Howling» усиливает атмосферу еще больше, заканчивая клубящимся, вздымающимся звуковым туманом, который в равной степени тревожит и красив. Количество заботы, мастерства и мыслей, вложенных в этот отчет, совершенно очевидно. Вокальное исполнение эпично, напыщенно и бесстрастно, в то время как инструментальные выступления максимально напряжены.Это опытная группа музыкантов, которые совершенствуют свое мастерство в потрясающее произведение искусства, которое заслуживает каждого получаемого признания.

Если в этом году вы слушаете только несколько блэк-металлических записей, убедитесь, что вы не пропустите эту. В фундаментально насыщенном мире блэк-метала 2017 года немногие записи оказали такое глубокое и продолжительное влияние, как Holokauston . Честно говоря, Bestia Arcana не может считаться «побочным проектом», когда его результаты столь сильны.Это, возможно, лучшая работа Алькамета в его лучшем музыкальном воплощении, и мы не можем ждать большего.

[ширина полосы = 100% высота = 120 альбом = 25609 размер = большой bgcol = ffffff linkcol = 0687f5 tracklist = false artwork = small]

- Джонатан Адамс

На бумаге All This I Do For Glory является более традиционным из двух альбомов Colin Stetson , представленных в этом списке. Но когда дело доходит до Стетсона, на самом деле нет ничего похожего на его мастерство саксофона, и его последний сольный проект только укрепляет его репутацию дальновидного кузнеца тростников.Его первая сольная работа за четыре года появилась вслед за двумя невероятными альбомами - Never Were the Way She Was (2015), созданной в сотрудничестве со скрипачкой и коллегой из Arcade Fire , участником Sarah Neufeld и Sorrow (2016). ), аранжировка Стетсона известной симфонии Генрика Миколая Гурецкого - и за пару месяцев до его жанрового дебюта с Ex Eye (подробнее об этом позже). Не воспринимайте все эти побочные действия как повод для беспокойства, что Стетсон потерял фокусировку своего звука; Напротив, All This I Do For Glory , возможно, является наиболее реализованным исполнением его звука на сегодняшний день.

Отчасти этот триумф делает альбом его лаконичным, но эклектичным подходом, в котором большой упор делается на интригующий подтекст игры Стетсона. Поклонники и критики часто связывали его ударные саксофонные арпеджио с IDM, и такое сравнение более оправданно, чем когда-либо, для таких треков, как 13-минутный мощный «The Lure of the Mine». Трек действует как исключительное приближение благодаря своему эпическому размеру и звуку, создавая впечатление, будто Стетсон написал саксофонную аранжировку драйвового, агрессивного трека Autechre , прежде чем добавить свои фирменные вокализации и звуковые листы.Вступительный заглавный трек использует более приглушенный, в духе Aphex Twin подход к IDM, с резким, тяжелым звуком, в отличие от всего остального в его дискографии. Между этими двумя подставками для книг находится изобилие эпических произведений, в том числе великолепные современные классические стили «Spindrift» и племенной панк-дух 3-минутного трека «In the Clinches» (никогда не думал, что использую слово «banger» для описания саксофона. трек, но я смею вас послушать его и сказать мне, что дерьмо не шлепает).

По общему признанию, все это очень сложно понять при первом прослушивании, особенно если вы новичок в звуке Stetson.Но несколько уроков со временем станут легкими, и скоро жажда Стетсона станет ненасытной. И, к счастью, его плодотворный послужной список доказывает, что он собирается продолжать создавать новаторские альбомы как в этом году, так и в будущем.

[ширина полосы = 100% высота = 120 альбом = 275

91 размер = большой bgcol = ffffff linkcol = 0687f5 tracklist = false artwork = small]

- Скотт Мерфи

Через пять лет после дебютного одноименного альбома Dodecahedron вернулись с записью, которая не только кажется более мрачной и изысканной, но также более странной и красивой, чем их предыдущая работа. Kwintessens - это альбом постоянных смен, которые держат слушателя в напряжении. Первая половина - это злой, диссонирующий блэк-метал в духе мастеров жанра Deathspell Omega , а вторая половина отваживается на почти психоделическую территорию черного взгляда в духе Deafheaven . Во всем этом вы также можете услышать намёки на прогрессивный металл, особенно в песне «DODECAHEDRON: An Ill-Defined Air of Otherness».4: 40-5: 14 звучит так, будто это было написано Физиком эпохи Девином Таунсендом . На этой пластинке довольно много композиционного разнообразия, что отличает ее от других в жанре авангардного блэк-метала.

Мало что может быть более грандиозным, чем постоянное удивление от альбома. Если вы ищете такой опыт, Kwintessens , скорее всего, вам подойдет. Вы будете поражены контрастом резкой какофонии, сменяющейся безмятежной, неземной красотой и наоборот.Ни один из элементов не звучит неуместно в общей схеме музыки. Додекаэдры - не первая и не последняя группа, которая играет с динамикой и сдвигами, чтобы поразить свою аудиторию. Тем не менее, это делает этот альбом достойным хотя бы одного прослушивания. В идеале вы должны слушать больше, потому что это стоит каждой минуты, проведенной в звуковой неразберихе.

[ширина полосы = 100% высота = 120 альбом = 3773117271 размер = большой bgcol = ffffff linkcol = 0687f5 tracklist = false artwork = small]

- Райан Кастрати

Вернувшись со своим первым альбомом почти за десятилетие, последний альбом титанов пост-рока Торонто показывает, что они не прогадали.Это настолько хорошо, насколько хороша инструментальная музыка. Более того, группа вернулась со своим лучшим альбомом, который изобилует идеями, которые заставляют их продолжать продвигать жанр вперед, а не довольствоваться тем, что уже делалось бесчисленное количество раз.

Что касается пост-рока, не так много исполнителей лучше, чем Do Make Say Say Think . Как человек, чьей первой статьей для этого блога было более или менее гигантское любовное письмо Mogwai , я могу честно сказать, что эти парни возбуждают меня не меньше.И не только потому, что они классные, но, как и сыновья Шотландии, они с момента своего создания продолжали раздвигать границы того, чем может быть этот жанр. Обширные звуковые ландшафты и общая динамика, которые делают пост-рок таким соблазном для поклонников, присутствуют и учитываются, но очень немногие группы в этом жанре охватывают более широкий спектр мюзиклов так же, как Do Make Say Think.

«Horripilation» - выдающийся трек, демонстрирующий вариации группы; с элементами арт-рока и инди, это та песня, которую вы можете себе представить в саундтреке к приключенческому фильму Frontier. Это повторяющийся мотив на протяжении всего альбома; Как и пост-рок в целом, альбом очень кинематографичен.Тем не менее, он также временами очень энергичный, с такими треками, как "Bound", вначале перед входом в режим блаженства содержится приподнятый удар. Конечно, изюминкой альбома является вступительная песня «War On Torpor», которая сразу же вновь представила группу после своевременного перерыва и напомнила нам о том, почему мы влюбились в них в первую очередь. Stubborn Persistent Illusions - один из лучших пост-рок-альбомов за последнее время, а Do Make Say Think - одна из лучших групп, когда-либо созданных в этом жанре.

[bandcamp width = 100% height = 120 album = 3191494178 size = large bgcol = ffffff linkcol = 0687f5 tracklist = false artwork = small]

- Киран Фишер

Нам нравится Eidola здесь, в Heavy Blog. Их последний альбом Degeneraterra вошел в топ-20 списка 50 лучших альбомов 2015 года, и, учитывая, что общее количество музыки, которую мы все слушаем, чтобы услышать, это довольно впечатляюще. Излишне говорить, что этого ждали очень много, и он их превзошел.В нашем обзоре на To Speak, To Listen Саймон охарактеризовал это как «настоящую гребаную сделку». Это в значительной степени идеальное обобщение этого альбома.

Одна вещь, которая вызывает большие ожидания, - это потрясающие названия песен, и Эйдола - короли, когда дело доходит до них. «The Abstract of a Planet in Resolve» стоит здесь первым в списке, и он оправдывает свое прозвище, предлагая довольно замечательный беспорядочный пост-хардкор, который одновременно доступен и экспериментален. Когда альбом готовится, качество никогда не падает; "Primitive Economics" - это чистая демонстрация в лучшем виде, и он объединяет в одном треке больше идей, чем большинство других альбомов в этом году.Тем не менее, можно сказать то же самое обо всем альбоме; он срабатывает на всех цилиндрах на каждом треке.

На To Speak, To Listen много резкого вокала, но Эндрю Уэллс - певец, который понравится наушникам любого меломана, который ценит хороший голос. Несмотря на все дикие и сумасшедшие элементы, которые включает в себя группа, их мелодии в сочетании с вокалом Уэллса прекрасно все соединяют воедино. Поклонники экспериментальной музыки оценят Eidola, но это, конечно, лишь вопрос времени, когда широкая аудитория влюбится в их чары.Об этой группе нужно знать больше людей - они чертовски хороши.

[ширина полосы = 100% высота = 120 альбом = 3410103120 размер = большой bgcol = ffffff linkcol = 0687f5 tracklist = false artwork = small]

- Киран Фишер

Хотя в этом году было много невероятного металла - это то, что этот список должен стать очевидным свидетельством - невероятного стоунер-метала не было. Что касается дум-метала, то два других альбома в этом списке, Loss и Pallbearer , являются ориентирами жанра, но ни один из них не вписывается в нишу стоунер-альбомов.Первый - это сокрушительный и печально почерневший альбом funeral doom; последний - сокрушительный и печальный прогрессивный альбом trad doom. Так что да: много печали и несколько отличных мелодий, но не на что по-настоящему раскачиваться и просто раскачиваться.

Enter Reflections of a Floating World , одни из самых толстых, корявых и каменистых джемов, которые мы видели со времен последнего альбома Elder . Для пока еще непосвященных, Elder играет извилистый, тяжелый стиль стоунер-метала, который своим происхождением обязан в той же мере тяжелому психу и классическому прог-року, как и другие легкомысленные титаны, такие как Electric Wizard и Windhand. , так что, хотя они определенно являются стоунер-металлической группой, они не очень похожи на все остальное.Риффы, насыщенные патокой, и размытые басовые партии часто включают в себя многочисленные сдвиги в размере и темпе, и они смешиваются с длинными пассажами квази-эмбиентной лапши и затянутыми инструментальными секциями, характерными для прога.

Хотя Reflections не показывает того же уровня изменений, который произошел между их последними двумя выпусками, Dead Roots Stirring 2011 года и Lore 2015 года, он уточняет и искажает формулу Lore более чем достаточно, чтобы быть отчетливо узнаваем как своего собственного зверя.Добавление в группу еще одного гитариста и специального синтезатора / педалиста позволило вдохновителю и гитарному волшебнику Нику ДиСальво представить еще более пышные и воздушные звуковые ландшафты, чем раньше, и акцент сместился с вездесущей соло-гитары Lore на новую. более сдержанный, насыщенный рифами стиль, который идеально вписывается в существующий образ работы группы.

Я мог бы продолжить какое-то время, но теперь я уверен, что вы уловили суть: эта запись - такой же потрясающий релиз для стоунер-метала, как и все они.Он сложен, раскрывается после нескольких прослушиваний, но также доступен мгновенно; риффы в высшей степени хорошо написаны и подкреплены потрясающими выступлениями всех участников группы; все играется с такой убежденностью, что от этого невозможно не оторваться. Если вы слушаете один стоунер-металлический альбом в этом году, вы должны быть обязаны по закону сделать именно этот.

[ширина полосы = 100% высота = 120 альбом = 2796246848 размер = большой bgcol = ffffff linkcol = 0687f5 tracklist = false artwork = small]

- Саймон Хэндмейкер

Еще в 2015 году мы включили альбомы Colin Stetson и Sarah Neufeld « Never Were the Way She Was » и Tangled Think of Leaving Yield to Despair в список 50 лучших альбомов года.Хотя эти альбомы невероятно непохожи, мой коллега-редактор Ник утверждал, что стиль Стетсона невероятно хорошо впишется в обширный, задумчивый пост-металл такой группы, как TToL. И хотя Ник, возможно, не предсказал точное соединение, Ex Eye доказывает, что его звуковая оценка была абсолютно точной. В состав группы во главе с Stetson входят Грег Фокс ( Liturgy ) на барабанах, Шахзад Исмаили ( Secret Chiefs 3 , Ceramic Dog ) на синтезаторах и Тоби Саммерфилд на гитаре, уникальный синтез разрозненных элементов квартета. черный металл и пост-металл с фирменным авангардным минимализмом Stetson.Результатом стал невероятный дебют, который, к сожалению, кратковременный, легко стал одним из самых изобретательных и действительно экстраординарных металлических альбомов первой половины этого года, и название, которое он, вероятно, сохранит до конца года.

Pretentious Statement Alert - Ex Eye - действительно альбом, который лучше испытать, чем описать. На четырех извилистых треках квартет плавно переключается между звуками, непрерывно выстраивая каждую всеобъемлющую композицию.«Ксенолит; The Anvil »- одно из самых лаконичных и увлекательных заявлений о цели, которые я слышал в последнее время, с массивной сборкой и выпуском, увенчанной парящим воплем саксофона Стетсона. С этого момента все только ускоряется, с идеальной синкопой саксофона / барабана на «Opposition / Perihelion; The Coil »превращается в атаку всей группы; Приглушенная, мрачная атмосфера, которая создает ауру в «Anaitis Hymnal; Диск Аркоз »; и ревущий тяжелый блэк-метал-финал «Form Constant; Сетки.«Что, возможно, наиболее привлекательно в этой комбинации, так это то, что Стетсон и его товарищи по группе извлекают из друг друга качества. Во многих случаях сочетание металлической группы и саксофонных арпеджио Стетсона создает формулу легкого краутрока, которая плавно переходит на поверхность экспериментального рока и психоделических тенденций, лежащих на краю пост-метала.

Как сказал Ник в своем обзоре: «Добро пожаловать в мир металла, мистер Стетсон. Надеюсь, ты останешься ненадолго. Я не мог больше повторить это приветствие, а также желание Ника гораздо более продолжительного и даже более детального взятия одной из самых захватывающих звуковых разработок в современном металле.Но до тех пор Ex Eye представляет собой более чем исчерпывающее заявление о цели, которое должно подогреть аппетиты поклонников металла из всех уголков жанра. Квартет взял лишь пригоршню хлебов и рыбы и устроил пир.

[bandcamp video = 4291922326 width = 560 height = 435 bgcol = ffffff linkcol = 0687f5]

- Скотт Мерфи

Подходит для вскрытия The Great Collapse похож на Coma of Souls deathcore во многих отношениях.На первый взгляд, оба альбома разделяют многие лирические темы и исполняют их одним и тем же прямым способом. Их мировоззрение правильное: лицемерное, несправедливое общество, одержимое обманом бедных и слабых, с войной и экологическими проблемами в качестве фона для мрака. Это внешние записи, а не личные.

На более макроуровне, однако, Fit For An Autopsy в 2017 году, как и Kreator в 1990 году, находится на вершине их игры, в то время как их жанр в целом исчезает.Мы видели скромное начало, массовый бум, а теперь мы видим, как все рушится. Deathcore еще не умер, но он определенно находится под угрозой исчезновения и нуждается в серьезной помощи, если хочет выжить.

Дальнейшее сравнение с Coma , Collapse не является рекордсменом по жанрам. Он достаточно технический, чтобы произвести впечатление, но не настолько, чтобы его можно было назвать «прогрессивным». Он капризный и мелодичный, но никогда не покидает своего твердо металлического звукового мира. Это золотой стандарт, а не исключение.Первые два трека на Collapse сосредоточены вокруг нелепых поломок, которые жаждут, чтобы толпа кричала вместе с ними. Запись практически пропитана гневом, как строчка в «Этот город - чертова тюрьма» в «Гидре» или позже в «Железной луне», где Джо Бадолато провозглашает «Я лучше задохнусь, чем вдохну то, что есть в этой чуши жизни. предложил мне ». Пластинка медленная и преднамеренная, придающая ей грязную атмосферу, как в «Black Mammoth». Альбом вас не удивит, но он всегда будет вызывать желание слушать снова и снова.Это заставит вас вспомнить, почему вы любите клише.

Fit For An Autopsy - не единственный, кто сегодня делает великий deathcore, как и Kreator в 1990 году. Фактически, это был легендарный год для трэша с другими классиками, такими как Rust in Peace и By Inheritance , но этот взрыв творчества длилось недолго. Вскоре жанр заснул, а 15 лет спустя его разбудило недолговечное движение возрождения. То же самое произойдет с deathcore, как и с любым другим жанром.Впрочем, Fit For An Outpsy, похоже, не слишком обеспокоен. С выпуском The Great Collapse они, кажется, приветствуют конец света.

«Когда мир станет пустым от душ, он станет таким чистым»

- Джо Уитентон

Когда я впервые услышал Engravings в 2013 году, для меня было немыслимо, что данный альбом является дебютным. Перенесемся вперед четыре года спустя, и теперь так же трудно поверить, что Compassion - это Forest Swords на втором курсе.

Есть ряд причин, по которым музыка Мэтью Барнса звучит так, как будто у него намного больше опыта, чем на самом деле, но в основе всего этого, кажется, лежит определенная серьезность, которая лежит в основе всех его песен. Как и в случае с его предшественником, каждый трек на Compassion кажется монументальным в том смысле, в каком электронная музыка и даже такой жанр, как металл, редко делают. Еще интереснее то, что Барнсу удается достичь этого чувства величия, твердо придерживаясь подхода «меньше значит больше».Это не означает, что здесь мало идей - напротив, такие треки, как «War It» и «Exalter» до краев наполнены музыкальными мотивами, охватывающими множество разных стилей. Они показывают, что, несмотря на то, что Барнс обязан клубной музыке и находился под ее влиянием, он определенно не желает идти на какие-либо компромиссы в процессе написания песен ради функциональности. Несмотря на это, редко бывает момент, когда его постановка кажется перенасыщенной. Вместо этого он подчеркивает гул каждого удара барабана, шипение и рев каждой клавиши, рожка или струны и перемещается по частям песни, никогда не накладывая слишком много этих звуков друг на друга.В результате получился альбом, который, помимо того, что он звучит больше, чем жизнь, также кажется явно органичным - настолько, что он может легко обмануть слушателей, заставив их думать, что многое из того, что они слышат, было записано с живыми инструментами, хотя на самом деле это было запрограммировано. в цифровом виде.

В этом отношении есть несколько способов, которыми Compassion процветает на обмане и игре со своей аудиторией. А именно, названия треков в альбоме и многочисленные вокальные образцы могут наводить на мысль, что внутри содержится явное послание.Тем не менее, несмотря на широкое использование человеческого голоса, единственный раз, когда он используется для формирования понятных слов, является краткий пример в «Панике». К счастью, мы прошли эпоху, когда электронная музыка считалась неспособной выражать мысли или эмоции - изменение, которому проект Forest Swords вносил свой вклад с самого его начала. Таким образом, очевидно, что такому альбому, как Compassion , не нужны тексты (хотя они могут дразнить их перспективу), чтобы сделать заявление, достаточно глубокое, чтобы сделать его, пожалуй, самой выразительной записью 2017 года.

[ширина полосы = 100% высота = 120 альбом = 1445261392 размер = большой bgcol = ffffff linkcol = 0687f5 tracklist = false artwork = small]

- Алексов Давид

О, мальчик. Это определенно самый тяжелый релиз, который когда-либо возглавлял список Heavy Blog Top 25 на данный момент / конец года. Это несколько удивительно из-за разнообразия вкусов, присутствующих в группе персонала, но в то же время неудивительно, потому что сотрудники здесь узнают алмаз в необработанном виде, когда видят его.Но дело не только в нас. Trumpeting Ecstasy будет поддерживать лучшие списки повсюду с этой записью, потому что она просто чертовски хороша, чтобы ее пропустить. Ужасающий, с турбонаддувом и, пожалуй, самый лаконичный релиз в их истории.

С таким количеством релизов за плечами, новая полная версия всегда вызывала трепет у определенных сторон - Full of Hell существуют где-то между фандомами шума, гринда и насилия, поэтому в этих лагерях всегда есть волнения, когда появляется новый анонсирован проект. Trumpeting Ecstasy шокировали только непосвященных после выпуска, поклонники всех эпох группы неистово восхваляли этот разрушительный взрыв прекрасно сконструированного шума. Он суров и полон индустриальных звуков, подходящих для проецирования на Tetsuo: The Iron Man, но по своей сути он представляет собой безупречный смертельный рекорд. Если бы отсюда вырвать «Deluminate» и «Digital Prison» и бросить в сплит с Napalm Death , ни одно веко не дрогнуло бы. Противодействуя этому, «Gnawed Flesh» и великолепно кошмарный заглавный трек разрушают любое представление о том, как должны звучать грайнд и нойз; цифровые кошмары, созданные с помощью аналоговых экспериментов.Full of Hell может измельчать и разыгрывать мощное насилие с лучшими из них, но они по-прежнему стремятся к большему. К черту «Crawling Back To God», фанаты будут возвращаться к этой записи еще долгие годы. Trumpeting Ecstasy - это новый эталон для ужасающего металла / грайнда / всего остального.

Ни в коем случае Trumpeting Ecstasy не похож ни на что иное, как на запись Full of Hell. Для группы, хорошо разбирающейся в создании музыки, ориентированной на инженерный дискомфорт, они всего лишь ушли и создали один из самых удовлетворительных релизов экстремальной музыки за последние годы.Скрежет и завывание инструментов, шум и крики вовсе не так увлекательны, но это так. Что касается остальной дискографии группы, она, наверное, тоже самая прямолинейная, но это не мешает ей быть крайне репрессивной. Фактически, это добавляет еще больше дискомфорта и недоброжелательности, чем некоторые из их более шумных и абстрактных работ. Trumpeting Ecstasy - это то, что происходит, когда вы включаете Full of Hell, прямо до 10, ничего не разогревая. Вещи сломаются, разобьются и перегреются.И это все приветствуется. Наш альбом года пока что. Чтобы превзойти это, нужно что-то из этого мира.

[ширина полосы = 100% высота = 120 альбом = 3073472727 размер = большой bgcol = ffffff linkcol = 0687f5 tracklist = false artwork = small]

- Мэтт МакЛеннан

Это был удивительный год для странного дэт-метала. Среди всего этого еще больше выделяется одна версия. Ingurgitating Oblivion Имя , возможно, не сразу знакомо многим, но быстрое прослушивание наверняка произведет впечатление.Однако быстрое прослушивание может быть затруднено, поскольку Vision Wallows in Symphonies of Light - это 50-минутный альбом, состоящий всего из 4 треков. Ага, это один из тех . И это здорово.

Когда группа делает авангардный дэт-металл, особенно такой странный и экстремальный, как этот, очень легко переборщить. Слишком много (хех) погрязнуть в экспериментах и ​​причудах и забыть о том, что заставляет песню работать. Это становится особенно сложно, когда мы говорим о песнях, которые могут длиться более двадцати минут.К безумию должен быть какой-то метод. Черт, нет никакого плана, как сделать такую ​​длинную песню, но IO явно знает, что они здесь делают.

Нет ничего случайного, все кажется тщательно просчитанным. Основанный на широком спектре влияний, будь то олдскульный дэт-метал, Gorguts -эсковая странность, джаз, атмосферный блэк-метал; письмо здесь просто возвышенное. Непрекращающиеся эксперименты и истирание - вот цель и конечный результат, но главное в том, что на этом пути ничем не жертвуют.Слушатель втягивается и не отпускает, несмотря на то, что ему совсем не рады.

Vision Wallows in Symphonies of Light - невероятный релиз для второкурсников и уникальный шедевр в жанре, полном уникальных жемчужин. Это следующий уровень, будущее и идеал.

[bandcamp width = 100% height = 120 album = 3534795277 size = large bgcol = ffffff linkcol = 0687f5 tracklist = false artwork = small]

- Ноян

Дум-метал в целом считается чрезвычайно «тяжелой» формой металлической музыки.Это описание определенно уместно при обсуждении Loss и их невероятного второкурсника LP Horizonless . Но сокрушительные риффы - лишь малая часть того, что на самом деле делает эту группу тяжелой. Рассмотрим вступительные строки вступительного трека альбома «The Joy of All Who Sorrow»:

Осторожно, чтобы наказать себя / Свидетель собственного причинения себе вреда / Отчаяние, ошеломляющая черта / Я умоляю умереть напрасно…

Конечно, дум-металл тяжелый. Но это… То есть это совершенно другой уровень и тип хэви.

Loss придерживаются тех же похоронных музыкальных аспектов, которые сделали такие группы, как Mournful Congregation , Evoken , Bell Witch и Shape of Despair такими опорами в этом поджанре. Риффы густые и угнетающе тяжелые, барабаны глубокие и неторопливые, а вокал разной степени печален и жалок. Но Loss не просто разыгрывает базовые вариации на тему дум, вместо этого добавляя свой собственный стиль и изюминку в шаблон funeral doom.Примеры этого включают часто мучительный вокал, который испускает легкую атмосферу блэк-метала, которая проникает в такие треки, как «The Joy of All Who Sorrow» и «Naught». Помимо вокальных аранжировок, клавиши играют драматично и желанно во время «The End Steps Forth», в то время как зловещие и в основном инструментальные треки, такие как «I.O.» или устные размышления о «Moved Beyond Murder» приносят короткие отступления, которые не кажутся просто заполнителем для альбома, состоящего, как правило, из длинных треков, а вместо этого являются строительными блоками для невероятно мрачной и всеобъемлющей атмосферы.Сохраняя свой собственный стиль, Loss извлекают элементы от мастеров прошлого и настоящего, чтобы создать жизненный и индивидуальный звук, одновременно элегантный и подавляющий, создавая смесь звуков и текстур, которые кажутся уникальными для группы, а не простыми восстановленными протекторами. Почти пышное начало третьего трека альбома "All Grows on Tears" - еще один отличный пример этого, поднимающий их песенное искусство за пределы стандартных конвенций о похоронном суде и превращающее их в более мягкую, более скорбную панихиду, которая менее пугает, чем просто невероятно душераздирающе.

Возможно, больше, чем любая запись, которую я слышал в этом году, Horizonless полон песен, которые приносят обильную грусть в сердце, поскольку музыка терпеливо движется через лирические композиции, детализирующие неконтролируемую депрессию, горе и вербальные повторения смерть и самоубийство. Это не легкое прослушивание с натяжкой. Тексты здесь - интуитивные и невероятно поэтические описания внутреннего смятения, ведущего к причиненной самому себе боли и гибели. Такое количество прекрасно описанных страданий может быть трудно перенести за один присест, но если вы позволите Horizonless окутать вас своим непрекращающимся туманом обреченных риффов и словесной печали, вы станете свидетелем одного из самых совершенных и разоблачающих альбомов doom металл может предложить в этом году.Послушай это. Заблудитесь в этом. Это того стоит.

[ширина полосы = 100% высота = 120 альбом = 3430924646 размер = большой bgcol = ffffff linkcol = 0687f5 tracklist = false artwork = small]

- Джонатан Адамс

Это не совсем Crack the Skye уровней секса уха, но с Emperor of Sand, Mastodon выпустили зверя с рекордом, который на данный момент можно отнести к еще одному шедевру в их впечатляющем каноне.На данный момент фанаты знают, чего ожидать от альбома Mastodon более или менее, но, эволюционировав на протяжении многих лет, чтобы акцентировать больше влияния своего прога и хард-рока на передний план своей звуковой палитры, это уже не та группа. 15-летней давности, когда был выпущен Remission . Однако их эволюция не привела к радикальным стилистическим изменениям, и Emperor of Sand отмечает звучание группы, которой комфортно с их индивидуальностью, и является кульминацией и расширением всех компонентов, которые они использовали до сих пор.

После некоторых личных трагедий в личной жизни участников группы, Emperor of Sand - это возвращение к их концептуальному духу; на этот раз изображает путешествие заблудшего человека через пустыню только для того, чтобы умереть и получить спасение. Тексты столь же абстрактны, как и следовало ожидать от альбома Mastodon, но это глубоко личная работа, которая исследует горе и спасение в сопровождении дикой, торжествующей и разнообразной музыкальности.

В Heavy Blog у нас были дебаты по поводу выхода Mastodon после Crack the Skye , и он вызвал такие разногласия, как и следовало ожидать, учитывая общее согласие с их последними релизами.Несмотря на всю похвалу, которую они получили от фанатов и критиков за The Hunter и Once More ‘Round the Sun , им также удалось потерять множество слушателей, которые следовали за ними с самого начала. Emperor of Sand - это ни в коем случае не возвращение к истокам группы, это, пожалуй, их самая целеустремленная и остро звучащая пластинка на некоторое время. Хотя это может не вернуть каждого фаната, который жаждет ранних вещей, все же есть много хаотического шума и резких моментов.

Говоря о корнях, трек «Roots Remain», пожалуй, лучший трек, который они когда-либо записывали на сегодняшний день, сочетающий хард-рок с моментами безмятежности и гитарное соло размером со стадион, от которого у многих встанет соски - это завораживает. С другой стороны, «Clandestiny» звучит так, будто его перехватили инопланетяне (в хорошем смысле), а «Jaguar God» настолько совершенен, прогрессивен и психоделичен, как и следовало ожидать от альбома, посвященного этим темам и концепциям. . Конечно, Скотт Келли из Neurosis тоже присутствует, и было бы странно не услышать его сейчас на альбоме Mastodon; но он мог легко стать постоянным членом, если бы они захотели.

Emperor of Sand - это альбом о потере, в которой вы можете просто потеряться, слушая его. Лучшие концептуальные альбомы отправляют слушателя в путешествие, и седьмой попыткой Mastodon удалось достичь этого чувства. Независимо от того, хотите ли вы просто оторвать свои яйца или оторвать его слои и добраться до его человеческой базы, у Emperor of Sand есть что вынести, что делает его достойным того, чтобы быть постоянным приспособлением для ваших ушей.

- Киран Фишер

Некоторым нравится их техничный дэт-метал.Другим он нравится больше всего в сочетании с другими жанровыми составляющими, такими как блэк и дум-метал, что приводит к лучшему музыкальному коктейлю. Другие по-прежнему предпочитают, так сказать, более традиционные элементы, присущие определенным штаммам дэт-метала. Отличный дебют Necrot Blood Offerings был создан для этой последней группы людей. Это старая школа. В нем много риффов. Это совершенно грязно. Он также радостно оторвет вам лицо прямо от головы.Если все это слово «рвота» непонятно, эта запись - несколько фантастических уровней.

Для непосвященных, Некрот торгует дэт-металом в духе середины карьеры Bolt Thrower , присыпанный кусочками Incantation и чертой Asphyx . Это дэт-метал для тех, кто любит всемогущий рифф. Экстремальная музыка для чемпионов чага. Но это не грубый, упрощенный металл пещерного человека. Риффы, содержащиеся в этих песнях, просто фантастические, демонстрируя особенно проницательное умение писать песни в стиле дэт-метал, что способствует необычайно здоровому балансу между разборчивостью и брутальностью.Вступление к альбому «The Blade» демонстрирует этот акцент на тоне и ясности, мгновенно погружая слушателя в праздник дэт-металлических риффов, которые за минуту превращаются из тяжелых в смертоносные, не теряя при этом отчетливой четкости звука. Последующий трек «Rather Be Dead» усиливает эту динамику, привнося лишь намек на мелодию, чтобы вещи не становились слишком повторяющимися. Этот акцент на балансе сохраняется на протяжении всего альбома, поскольку взрывы и пыхтения соперничают за превосходство над прерывистыми дозами мелодии и некоторыми сдержанными, но чудесно составленными соло, которые добавляют больше разнообразия и аромата, чем можно было бы ожидать от беззастенчиво олдскульного дэт-метала.Хотя он может быть безжалостно быстрым и тяжелым, он далеко не однообразный или скучный.

Снимаю шляпу перед производственной группой Грега Уилкинсона и Брэда Боатрайта за их безупречную работу над Blood Offerings . Это одна из самых гладких и чистых версий олдскульного дэт-метала, которую я слышал за долгое время. Balance - это название игры с Blood Offerings , и Necrot представляют свою игру A с безупречно произведенной, великолепно написанной и энергично исполненной записью, которая почти по всем мыслимым показателям является одним из лучших релизов года в жанре дэт-метал.Если вы хоть немного наслаждаетесь дэт-металом, это необходимо для прослушивания.

[ширина полосы = 100% высота = 120 альбом = 3413455519 размер = большой bgcol = ffffff linkcol = 0687f5 tracklist = false artwork = small]

- Джонатан Адамс

Группам, которых замечают, когда они маленькие, приходится нелегко. Их дебютные релизы неизменно раздуваются, их вторые релизы, как правило, сгорают, а их третьи релизы представляют собой сложный баланс между продвижением вперед и удовлетворением поклонников их оригинального материала.Каким-то образом, Pallbearer удалось разрушить эту формулу и создать наследие всего из трех альбомов. Ободренный успехом первого внимания, которое они получили, Pallbearer глубоко копнул и расширил границы на Heartless , выпустив альбом, который не только превосходит их предыдущие релизы, но и помещает их в новый контекст.

Видите ли, Heartless оглядывается назад и вроде объясняет , о чем были все два других релиза и что Pallbearer пытается сделать как артист.Он одновременно более обширный и более сфокусированный, он извлекает из основного звучания Pallbearer еще больше явных влияний и тем. Он отличается фирменным звучанием Pallbearer, дум-металлом 70-х с улучшенным звучанием и разнообразием, смешанным с более прогрессивным и далеко идущим привкусом. Это позволяет ему по-прежнему чесать зуд, которого вы ожидаете, открывая новые уровни удовольствия, которых вы не ожидали получить от пограничного релиза funereal doom.

Да, и еще в нем есть «Dancing in Madness», в котором есть один из самых болезненных риффов 2017 года, чистый ритмичный пассаж, который проникает глубоко в ваш живот и перемещает вас, как многие космические паразиты.Космические паразиты! Далее со списком.

[ширина полосы = 100% высота = 120 альбом = 4268244820 размер = большой bgcol = ffffff linkcol = 0687f5 tracklist = false artwork = small]

- Иден Куперминц

Том Уослак - больше певец и автор песен, чем металлический музыкант. Он использует металл, когда он нужен музыке, и в большей степени на одних записях, чем на других. Его основной проект, Planning For Burial , всегда отличался ясным видением и настроением, но в каждом альбоме есть свой звуковой мир.Wasluck больше похож на инди-версию Devin Townsend : опытный артист с множеством талантов во многих жанрах, постоянно меняющийся и развивающийся. Его последний полноформатный альбом, Below The House , представляет собой шедевр тяжелой музыки, в котором рассказывается о взглядах Васлака на свое прошлое и его борьбе с алкоголизмом. Альбом сочетает в себе блэк-метал, дум-метал, лоу-фай, шугейз и пост-рок в душераздирающем и мрачном видении мира. Это непросто слушать. Это грубо и подавляюще.Васлак передает точную сущность своего личного мышления в этот период своей жизни в звуковую форму. Это момент артистической ясности, сравнимый с немногими другими музыкантами 2017 года.

Below The House, , будучи одним из самых мощных релизов группы на сегодняшний день, также является одним из самых доступных для группы. Это было бы отличным прыжком в точку для новых слушателей. Большинство песен имеют разумную длину и никогда не выходят слишком далеко за пределы поп-структуры. «Warmth of You» будет как дома в любом постпанк-плейлисте рядом с Joy Division или ранним The Cure. «Somewhere In The Evening» - действительно стандартный дум-металлический трек с множеством экспериментальных эстетических особенностей. Это альбом не для определенной группы ценителей хорошего образования. Несмотря на то, что Planning For Burial пропитан авангардной стороной музыки, он пишет здесь музыку, которая потрясет любого, если они дадут ей шанс. Каждый трек полон эмоций и честности. Отдельный момент ближе к концу альбома прекрасно иллюстрирует эту особенность альбома: середина «Dull Knife pt.II ». После долгой нежной игры на гитаре и медленного наращивания клавиш, Wasluck начинает петь: «Перезвони мне домой». Постепенно к нему присоединяются новые голоса. Это крещендо не приводит к дрянной кульминации, но лишь немного усиливает горе по сравнению с остальной частью альбома. Энергетические плато и заканчиваются сильным, но боль никогда не проходит. Wasluck действительно сделал альбом для веков с Below The House.

[ширина полосы = 100% высота = 120 альбом = 2548950240 размер = большой bgcol = ffffff linkcol = 0687f5 tracklist = false artwork = small]

- Джо Уитентон

Логично, что Power Trip были выпущены в мир на данном этапе времени.У каждого поколения металлистов есть ЭТА группа с риффами, но до сих пор нынешний урожай процветающих хешеров довольствовался возрождением трэша, которые просто заигрывали с силой риффа. Power Trip достаточно молоды, чтобы заставить этого автора почувствовать себя старым, но с чудовищным, маниакально броским в этом году Nightmare Logic эти техасцы официально изложили принципы создания разрушительного кроссовера, полного мощи риффа. Лики на этой пластинке делают трэш 80-х и дэт 90-х пятнами на истории металла.

Nightmare Logic - идеальное продолжение игры Manifest Decimation 2013 года. Все стало крупнее, смелее, а полоса еще туже при нанесении восьми нокаутирующих ударов на каждом треке. Это не просто работа по вырезанию и вставке, в отличие от нескольких наиболее заметных кроссоверов последнего десятилетия. Смерть краски Power Trip забрызгала трэш-хиты, как художник кистью и палитрой. Другие акты - мясники, использующие крюк и тесак и уходящие с менее чем живописными результатами.Однако это не мешает этой записи сильно ударить. Несмотря на все свои тщательно продуманные моменты, Nightmare Logic полна обнаженной энергии круглой ямы, готовой излиться в мир за ее пределами.

Это металл для металлистов, которые хотят возвращаться к прошлому и вспоминать так же сильно, как и для молодых людей, создающих свою первую боевую куртку. Есть поклонение жанрам, но оно проводится таким образом, что заставляет людей забыть о существовании таких групп, как Exodus или Death (дайте время).Потенциал воздушной гитары только на этой пластинке заслуживает упоминания здесь. Так легко увязнуть в попытках открыть для себя самую «интуитивную» или «революционную» новую музыку, но, черт возьми, Nightmare Logic вернет вам тряску и толчок. «Налог на палача» - это моя новая «Священная война».

[ширина полосы = 100% высота = 120 альбом = 1464044653 размер = большой bgcol = ffffff linkcol = 0687f5 tracklist = false artwork = small]

- Мэтт МакЛеннан

Поскольку классическая музыка и дэт-метал находятся на противоположных концах эстетического спектра, неоклассический дэт-металл, кажется, не должен работать.Тем не менее, в 2004 году Necrophagist полностью опровергли этот миф. В последующие годы казалось, что Epitaph был самым дальним из возможных неоклассических металлов. В последние несколько лет жанр возродился благодаря новой линейке богатых альбомов. Такие художники, как Christian Münzner и Allegaeon , придают жанру свежее чувство человечности, черты, часто затмеваемой техническими способностями и жестокостью.

Дебютный альбом Sentient Ignition Enthroned In Grey хорошо укрепляет эту тенденцию.Альбом - это абсолютно все, что только можно пожелать поклонникам прогрессивного и неоклассического металла: яркое, сложное и мелодичное. Однако музыка идет глубже. В композициях плетения почти никогда не используются крючки или поп-структуры для обеспечения непрерывности и творческого подхода к слушателям. Группа понимает, как достичь эмоциональных пиков в правильном темпе и интенсивности. Каждый инструмент, включая вокал, играет жизненно важную роль в достижении группой такого уровня творческой ясности. Гитаристы заимствуют звуки из каждого уголка металла.В одну секунду они мчатся на трети, как 2008 Obscura , а в следующую они бьют по канавке барабана, как джент-оркестр. Соло всегда служат песне и никогда не бывают дурацкими. Это не однотонный дуэт, у которого есть несколько трюков, которые они повторяют снова и снова. Кроме того, ритм-секция работает вместе с гитаристами мелодично, скорее как третья и четвертая гитары, а не только на резервное копирование. Басовая линия может добавить здесь некоторую дополнительную гармонию, и барабанщик редко когда просто ставит бэкбит.Как молодой Вектор или бойз-бэнд 90-х, эта группа полностью синхронизирована. В довершение ко всему, абсолютно мучительное вокальное исполнение Сев Эриста придает этой пластинке еще больше пафоса. Как и его талантливые товарищи по группе, этот человек настоящий музыкант, а не пони с одним трюком. Он кричит, рычит, воет, поет и всегда делает это ради эмоционального тона песни. Enthroned in Grey заставит вас возвращаться для многократного прослушивания своей захватывающей сложностью.

[ширина полосы = 100% высота = 120 альбом = 840776727 размер = большой bgcol = ffffff linkcol = 0687f5 tracklist = false artwork = small]

- Джо Уитентон

Само собой разумеется, но все же нужно сказать: SikTh легендарны.Самое приятное то, что их легенда продолжает расти по мере того, как они воссоединились и начали благословлять нас новой музыкой. Они начали со своего мини-LP Opacities , который был отличным, но немного безопасным для вкусов некоторых фанатов. К счастью, у нас есть новый полноформатный ремешок, который привносит немного больше вариаций на стол. В то время как многие легенды возвращаются к стонам и стонам, последний альбом SikTh The Future in Whose Eyes? показывает нам, что у мастеров все еще есть пара трюков в рукаве.

Несмотря на то, что группа по-прежнему содержит здоровенные грувы, технически звуковые композиции и драматические отрывки из устной речи, на этом альбоме группа улучшила свои более странные элементы. Вокалист Майки Гудман руководит многими из этих треков своим громким криком и чистым вокалом, переходя от трека к треку и придавая альбому в целом уникальный колорит. Что касается песни для прослушивания из этого альбома, вы не ошибетесь, выбрав трек Riddles of Humanity. Это безумно чрезмерно, неистово и бесконечно вибрирует с энергией, но при этом ему удается объединить TesseracT -eque атмосферно чистые секции с новым чистым вокалистом Джо Россером (также из другой группы Pin псевдонимов ) «Спекулянты нищетой» с этими элементами без промедления. Будущее в чьих глазах? - это альбом, в котором группа поднимает себя не только на вершину своей собственной игры, но и на передний край прогрессив-метала, к которому они принадлежат. Это ставит их рядом с такими группами, как Periphery , которые не были бы такими, какие они есть сегодня, без SikTh. Если бы только все возвращающиеся группы были так славны быть свидетелями и участниками.

- Райан Кастрати

Есть несколько вещей более трудных для группы, чем создание альбома сразу после их «прорывного» альбома.Для австралийских австралийских пост-рокеров sleepmakeswaves их второкурсник LP Love of Cartography стал критическим и популярным прорывом гигантских размеров. Помимо того, что он стал одним из моих личных любимых альбомов 2014 года (как и многие из нас здесь, в Heavy Blog), кульминацией которого стало то, что он стал нашим альбомом №6 того года, он вывел группу в мировое явление, поскольку они гастролировали по Европе и Европе. Северная Америка, включая легендарную сессию Audiotree. Cartography был почти безупречным альбомом и одним из самых воодушевляющих релизов пост-рока последнего десятилетия и, возможно, даже больше.

Учитывая все это, как вообще группа могла последовать этому и оправдать и без того заоблачные ожидания от своего следующего LP? Ну, для начала они вспомнили, для кого они все это делают, для фанатов, и запустили безупречно продуманную и чрезвычайно успешную краудфандинговую кампанию, которая позволила группе полностью самостоятельно продюсировать и выпускать альбом. Затем группа просто надралась и выпустила еще одну звездную пластинку, которая делает все то же, что и Cartography , и продолжила ее, не повторяя себя.

Получившийся в результате рекорд, Made of Breath Only , не открывает для них ничего нового, как это сделал Cartography , но он преуспевает, будучи просто тем, чем должен быть альбом Sleepmakeswaves. Добавьте к этому тот факт, что продукция здесь еще богаче и четче, чем все, что они делали раньше, и вы получите еще одного сертифицированного победителя. Для меня, возможно, он не достиг всех тех же высоких высот, которые достигли треки вроде «Emergent», «Great Northern» и «The Stars Are Stigmata», но «Worlds Away», «The Edge of Everything» и «Into the Оружие призраков »чертовски близко подошли к этому.Что еще более важно, Made of Breath Only , возможно, даже более стабильно превосходен, чем Cartography , довольно впечатляющий подвиг, учитывая, что рассматриваемый альбом уже был удивительно последовательным. Breath - это флаг, установленный в ледяных тундрах, изображенных на протяжении всего альбома, ставя место Sleepmakeswaves на вершину поля современных пост-рок-групп. Да будет их правление долгим и процветающим.

[ширина полосы = 100% высота = 120 альбом = 34414 размер = большой bgcol = ffffff linkcol = 0687f5 tracklist = false artwork = small]

- Ник Касворт

Насколько велика была Римская империя? На этот вопрос почти невозможно ответить.Прежде всего, что мы имеем в виду, когда говорим «большой»? Даже если мы воспользуемся самым буквальным значением этого слова и спросим, ​​каковы были размеры Римской империи, мы не сможем точно ответить и должны будем углубиться еще глубже: имеем ли мы в виду границы ее закона, или ее авторитета остановился? Мы имеем в виду то, чего могли достичь его армии? Мы имеем в виду среднюю эпоху Республики или расцвет Императорского трона? Как вообще измерить размер империи, настолько влиятельной, что она навсегда сформировала как память, так и действительность человеческой жизни в «западном» мире? Эти и многие другие вопросы разрывают этот якобы простой вопрос и лишают науку или историю возможности ответить на него.Таким образом, если разум не может помочь нам, мы должны обратиться к искусству.

Искусство, как видите, меньше заботятся о четких границах или делимитации. Фактически, он процветает там, где процветает неопределенность, давая нам бессловесный словарь, который помогает нам понимать, сопереживать и связываться с явлениями, слишком туманными для прямого подхода. Художник (и это не оригинальная мысль, поскольку чтение любого количества бесчисленных мыслителей по эстетике покажет вам) является скорее посредником, чем объяснителем, тем, кто может говорить как на странном, не на языке искусства, так и на необычном языке. нашей повседневной жизни. Ulver всегда это понимал. От своих блэк-металлических корней, воплощающих дикое безразличие природы и благодаря своим бесчисленным преобразованиям, они служили уникальной трубой для непонятных, но невозможно игнорировать интонации, которые непрерывно вспыхивают в небесах нашей культуры.

Убийство Юлия Цезаря , последняя работа Ульвера, вышедшая не так давно, является еще одним упражнением в этой попытке культурного перевода.В нем художники пытаются уловить множество ассоциаций, идей и концепций, которые так называемое «падение» Римской империи содержит для тех из нас, кто здесь, на «западе». Это тонкое и часто увлекательное путешествие по сложным топографиям ассоциаций, подкрепленным ничем иным, как лучшим дарквейв-поп-альбомом, который мы слышали за последние годы. В диапазоне влияний от Depeche Mode , Joy Division и The Cure , The Assassination of Julius Caesar музыкально сложна и богата, как и темы, которые она пытается передать.Таким образом, и наш интеллект, и наши эмоции проходят через это сито культурного, социального и исторического значения и оказываются по другую сторону преобразованными.

[ширина полосы = 100% высота = 120 альбом = 3166382661 размер = большой bgcol = ffffff linkcol = 0687f5 tracklist = false artwork = small]

- Иден Куперминц

Учитывая почти озорное чувство, которое пронизывает время исполнения альбома, кажется уместным, что запись второкурсника Язза Ахмеда La Saboteuse более или менее попала в поле зрения наших читателей Heavy Blog.Тем не менее, последовавший консенсус среди наших рядов был столь же быстрым, сколь и единодушным: La Saboteuse - безусловно, один из лучших джазовых альбомов 2017 года, а может быть, даже последних нескольких лет.

В то время как ближневосточный джаз, составляющий основную часть саунда La Saboteuse , уже безукоризненно обработан, это изобретательная структура альбома Ахмеда, которая включает в себя умело размещенные тяжелые трубы интермедии, разбивающие действие, что только продвигает проявленную магию.Таким образом, альбом естественным образом перетекает от одного сегмента к другому, с приливами и отливами между энергией таких треков, как «Al Emadi» и «Bloom», прекрасно дополняемыми тонкой нечеткостью «Misophonia» и «Whirling». La Saboteuse оставляет ощущение продолжительного путешествия по обширному пустынному ландшафту, настроение иногда интроспективное, иногда причудливое, но, в конечном счете, никогда не бывает без чего-то нового. Определенно, никому, кто хоть немного интересуется джазом, будет не хватать.

[ширина полосы = 100% высота = 120 альбом = 2276699715 размер = большой bgcol = ffffff linkcol = 0687f5 tracklist = false artwork = small]

- Ахмед Хасан

Существует определенная точка спора, которая время от времени имеет тенденцию поднимать уродливую голову в сообществе synthwave, и это конфликт из-за использования вокала. В то время как некоторые считают, что им нет места в жанре, предпочитая более «чистый» и исключительно синтезированный звук, другие утверждают, что вокал добавляет музыке больше, чем отнимает. ZETA - одна из таких групп, которая выделяется среди них как яркий пример того, что они могут делать, не только как средство для дальнейшей демонстрации общего потенциала вокала в этом жанре, но и для того, чтобы помочь узаконить их в этом процессе.

Конечно, с Дэниелом Томпкинсом из TesseracT на вокале это не стало большим сюрпризом, и с Полом Ортисом из Chimp Spanner , а также Кэти Джексон, вкладывающими свои таланты в музыку еще больше объясняет, как общее звучание и композиция одиннадцати треков на альбоме могут быть такими плотными.Хотя на песни определенно повлияли 1980-е, поскольку synthwave имеет тенденцию к перекосу, ZETA идет дальше и выполняет то, на что способны столь маленькие группы в этом жанре: большинство их песен звучат так, как будто они на самом деле из того десятилетия. Возможно, это как-то связано с их прошлым, с тем, что все трое базируются в Великобритании, где когда-то начала формироваться музыка Новой Волны, но это похоже на грубое упрощение.

Скорее реальное свидетельство заключается в простом прослушивании, поскольку их знание жанра не только находит отклик во всем, но и они явно получают удовольствие от процесса.Это такая высоко творческая энергия, которая становится невероятно заразительной, трек за треком, поскольку каждый из них привносит в игру что-то свое. В то время как, с одной стороны, у вас есть более оптимистичные и мягкие синти-поп треки, есть также впечатляюще тяжелые гитарные риффы на других, создающие более резкое дарксинтовое настроение, а в одной песне, в частности, есть даже немного рэпа. слышал, но это совсем не кажется неуместным. Тем не менее, здесь определенно есть что-то для всех, и поэтому это не только один из лучших альбомов synthwave, вышедших на данный момент в этом году, но и один из лучших альбомов, выпущенных в этом году.

[ширина полосы = 100% высота = 120 альбом = 35924515 размер = большой bgcol = ffffff linkcol = 0687f5 tracklist = false artwork = small]

- Николай Нельсоно

]]>

% PDF-1.2 % 9407 0 объект > эндобдж xref 9407 96 0000000016 00000 н. 0000002275 00000 н. 0000030865 00000 п. 0000031095 00000 п. 0000031427 00000 п. 0000031623 00000 п. 0000031741 00000 п. 0000032707 00000 п. 0000032997 00000 н. 0000033068 00000 п. 0000033280 00000 п. 0000033605 00000 п. 0000033863 00000 п. 0000034115 00000 п. 0000034421 00000 п. 0000034633 00000 п. 0000035229 00000 п. 0000035563 00000 п. 0000036106 00000 п. 0000036195 00000 п. 0000036431 00000 н. 0000036502 00000 п. 0000036849 00000 п. 0000037407 00000 п. 0000037589 00000 п. 0000037730 00000 п. 0000037789 00000 п. 0000039587 00000 п. 0000039854 00000 п. 0000040806 00000 п. 0000041059 00000 п. 0000041153 00000 п. 0000041473 00000 п. 0000041712 00000 п. 0000041929 00000 п. 0000042125 00000 п. 0000042413 00000 п. 0000042436 00000 п. 0000043050 00000 п. 0000043340 00000 п. 0000043581 00000 п. 0000043777 00000 п. 0000044205 00000 п. 0000044276 00000 п. 0000044299 00000 п. 0000045103 00000 п. 0000045236 00000 п. 0000046478 00000 п. 0000046678 00000 п. 0000047293 00000 п. 0000049868 00000 п. 0000050488 00000 п. 0000050878 00000 п. 0000051266 00000 п. 0000051560 00000 п. 0000051906 00000 п. 0000052325 00000 п. 0000052593 00000 п. 0000057369 00000 п. 0000057740 00000 п. 0000058028 00000 п. 0000058051 00000 п. 0000058693 00000 п. 0000059417 00000 п. 0000059692 00000 п. 0000060119 00000 п. 0000060514 00000 п. 0000060896 00000 п. 0000061878 00000 п. 0000067131 00000 п. 0000067492 00000 п. 0000068291 00000 п. 0000068615 00000 п. 0000068827 00000 н. 0000071287 00000 п. 0000077631 00000 п. 0000077991 00000 п. 0000078355 00000 п. 0000078378 00000 п. 0000078941 00000 п. 0000079231 00000 п. 0000079469 00000 п. 0000079666 00000 п. 0000079737 00000 п. 0000079947 00000 н. 0000079970 00000 н. 0000080385 00000 п. 0000080408 00000 п. 0000081028 00000 п. 0000081051 00000 п. 0000081749 00000 п. 0000081772 00000 п. 0000082485 00000 п. 0000082565 00000 п. 0000002354 00000 п. 0000030840 00000 п. трейлер ] >> startxref 0 %% EOF 9408 0 объект > эндобдж 9501 0 объект > транслировать HUWW2! 3u.u: q0Hx $ 0H j8ʊfW] T] DkNbvԢ] `n ~ Ͻ {/

Поздравляем с 285-летием со дня рождения Великого русского полководца Александра Васильевича Суворова!


Русский Архангел

Слово об Александре Васильевиче Суворове ...

В день торжественного празднования 100-летия со дня смерти Александра Васильевича Суворова великого полководца прозвали Русским Архангелом.

Архангела Михаила называют Архангелом Небесного воинства.Император Павел I, присвоив Суворову после итальянской роты высшее воинское звание генералиссимуса, произнес удивительные слова: «Для других это много, для Суворова мало. Ему быть ангелом!

Ангельским обрядом православные называют монашеский орден. Монахи подвигами поста и непрестанной молитвы стремятся уподобиться ангелам, достичь святости. Но Государь, полагая, что Суворов должен быть ангелом, подразумевал желание Александра Васильевича отправиться в незнакомую ему Нило-Столобенскую пустыню, чтобы принять монашеский постриг.Император Павел I говорил о душе, о духовном устроении своего славного полководца. За десятилетия непрерывных войн и походов, наполненных ожесточенными боями и кровопролитными сражениями, Суворов сумел обрести такую ​​же молитвенность и кротость, что и молитвенные монахи, долгие годы несшие свой подвиг в монастырях.

В том, что Александр Васильевич Суворов - величайший из русских генералов, ни у кого не вызывает сомнений. Но утверждение, что Суворов достоин прославления в лице святых Русской Православной Церковью, порой вызывает недоумение.Да, говорят, Суворов великий полководец, а святой ли он?

Всем известно, что Александр Васильевич Суворов был глубоко религиозным православным христианином. Никто не спорит с тем, что победы, одержанные Суворовым, часто кажутся беспрецедентными, чудотворными, что многое, совершенное суворовскими чудо-героями, явно превышает человеческие силы. Благочестивый полководец с молитвой побеждает врагов - с этим, пожалуй, все согласны.

Но, услышав о возможности прославления Суворова, нам часто возражают: не всех православных христиан, даже тех, кто известен своей пламенной и искренней верой, следует причислять к лику святых.И напоминают, что даже самые известные полководцы, одержавшие величайшие победы во славу Отечества, никогда не были прославлены Церковью за свои подвиги на полях сражений.

Так почему же сегодня мы все еще считаем возможным надеяться на прославление Александра Васильевича Суворова в лике святых? И есть ли повод изображать Александра Суворова на иконах рядом с небесными покровителями русского войска верными князьями Александром Невским, Дмитрием Донским, Довмонтом Псковским, преподобным.Илья Муромец и другие святые рыцари России?

«Суворов - Христос Воин»

Известно, что среди русских святых, после святых и святых, наиболее известны благочестивые князья-воины, с мечом в руках защищавшие землю Русскую. . Среди мирян, угодных Богу и прославленных Церковью, святые воины составляют подавляющее большинство. Для россиян защита Отечества означала защиту православной веры.Благородные князья сражались с врагами с Запада - германцами, шведами, поляками, за которыми стоял Латинский Рим. Сражались враги с Востока - агарианцы. Они отражали натиск кочевников: от печенегов и половцев до монголо-татар, нашествия которых из глубин азиатских степей постоянно обрушивались на Русь. Затем отбейте натиск Османской империи. Сражаясь с врагом, русские князья сражались «За Землю Святую Русскую, за Святые Церкви Божии».

Не все храбрые и знаменитые русские князья, разгромившие своих врагов на полях сражений, канонизированы.Но среди благочестивых князей есть князья-мученики: Василько Ростовский, Михаил Черниговский, Михаил Тверской, пострадавший за Христа. Сегодня, к сожалению, имена многих русских князей, прославившихся церковью, не известны большинству наших соотечественников. Но двух святых князей, Александра Невского и Димитрия Донского, знает каждый россиянин, даже далекий от Церкви. А во времена государственного атеизма нельзя было учить историю России, не называя этих имен.

История России немыслима без величайшего русского полководца Александра Васильевича Суворова, которому приходилось громить врагов как с Запада, так и с Востока.Имена Суворова и Александра Невского олицетворяют не только память о великих победах и славе нашего Отечества. «Бог не во власти, а в Правде» - этими словами Александра Невского русский народ веками встал на защиту родной земли от нашествий. Отношение людей к войне было глубоко христианским, евангельским. Русскую армию не случайно называли христолюбивой армией. Генералиссимус Александр Васильевич Суворов, как единодушно признают все военные историки и мыслители, своей жизнью и победами раскрыл дух русского воина.Христолюбивый русский воин.

Часто, вспоминая Александра Сергеевича Пушкина, говорят: «Пушкин - наше все», имея в виду значение великого поэта для русской культуры. Говоря о Российской Армии, ее воинском духе и традициях, можно с полным правом произнести фразу «Суворов - наше все». Не случайно о наших лучших военачальниках принято говорить: «командир суворовской школы». Один из русских военных мыслителей начала двадцатого века, знаменитые слова «Россия откликнулась на призыв Пушкина к просвещению со стороны Пушкина», продолжили: «Российская армия откликнулась на призыв Петра Суворова.«Суворов - не только великий полководец славной русской военной истории. Суворов - имя, без которого немыслима русская культура. Без Суворова невозможно полноценно представить популярного русского персонажа. Без гения Суворова немыслима сама Россия.

В XNUMX веке непобедимый адмирал Федор Федорович Ушаков был причислен к лику святых. В послании Святейшего Патриарха Алексия II к прославлению праведного воина Федора Ушакова говорится: «Феодор Федорович Ушаков, прославленный воинской доблестью и не побежденный ни в одном сражении адмиралом великого русского флота, теперь доволен Святым. Церковь, как праведный и набожный человек, как один из образцов для подражания верующих, как святой Божий... Федор Ушаков, как вы все знаете, был выдающимся государственным деятелем. Вся его жизнь была отдана России. Он верно служил благу своего народа, суверенному достоинству своей страны. И в то же время он всегда оставался человеком глубокой веры во Христа Спасителя, строго приверженным православным нравственным принципам, человеком великой милосердия и жертвы, верным сыном Святой Церкви. Наверное, все согласятся, что эти слова, сказанные о святом флотоводце, по праву можно отнести к Александру Васильевичу Суворову.

В «Трех разговорах о войне, прогрессе и конце мировой истории» В.С. Соловьев рассуждает о том, почему прославляли Александра Невского, победившего ливов и шведов в XIII веке, а Александра Суворова, победившего турок и французов в XVIII веке, не прославили. Отмечая искреннее благочестие и безупречную жизнь Суворова, отсутствие каких-либо препятствий для канонизации, Соловьев заключает, что Александр Невский сражался за будущее нашего Отечества, лежавшего в руинах и пожарах после страшного монгольского нашествия.Суворову, совершившему великие подвиги, не пришлось спасать Россию, поэтому он оставался лишь «военной знаменитостью». Действительно, Александр Невский доблестным мечом и скромной мудростью спас русскую землю в страшные времена разорения Батуева. Александр Суворов одержал победу в то время, когда Российская империя возвращалась к берегам Черного моря, сокрушая Османский Порто, разгромив французов в долинах Италии и Швейцарских Альпах. Но все же полностью согласиться с Соловьевым нельзя.Видимо, главная причина в том, как русский народ понимал значение подвига верных князей в XV - XVI веках и в состоянии религиозности русского общества в XVIII - XIX веках.

В царствование царя-мученика Николая II святых прославляли больше, чем в 18-19 веках. Благочестивый государь предложил Синоду прославить святых Божиих. Нередко царю даже приходилось настаивать на канонизации святых в то время, когда многие церковные иерархи уступали давлению так называемого «прогрессивного» русского общества, которое постепенно теряло веру и отходило от Церкви.Естественно, если это «общество» с трудом понимало прославление преподобного Серафима Саровского, царя-мученика, то о канонизации Суворова не могло быть и речи.

Благочестивые князья Древней Руси, защищая Отечество, воевали с латинянами и мусульманами за «христианскую веру, за святые церкви Божьи, за землю Святорусскую». За что воевал Суворов? Неужели только для расширения границ Российской Империи в «золотой век Екатерины»?

Ответ оставил нам сам Александр Васильевич в своей «Науке Победы»: «Стойте за Дом Девы Марии! Оставайтесь позади Королевы-матери! Убить - Царство Небесное, молится Церковь Божия.Жив - честь и хвала! ».

Простой народ, в отличие от «прогрессивного» общества, всегда четко понимал, за что борется Суворов. В народных песнях и легендах, посвященных Александру Васильевичу, полководца называют «Суворов - Христов воин».

В русском народе ходило много легенд, согласно которым, когда родился Александр Суворов, ангел в образе странника посетил дом его родителей. Известно пророчество глупого ради Христа, возвещавшего о рождении Суворова: «В эту ночь родился необыкновенный человек - знаменитый и нечестивый страшный.«Несомненно, такие легенды могли возникнуть только тогда, когда люди поклонялись Суворову как« Христу Воину », защитнику православной веры от различных« нехристиан ».

Народное богослужение - одно из важных условий прославления святителя Божия. Но разве все эти 250 лет мы не видим в России всенародной любви к Александру Васильевичу? При жизни полководца весь народ не только радовался на славных победах, но и искренне любил Суворова. Герой войны 12 года Денис Давыдов, сын русского офицера, рассказывает о том, как влюбился в Суворова с раннего детства: «... Как можно не влюбиться в резвое дитя целой армии на всевидящем зрелище солдат и лагеря? А что типа все военные, русские, родные военные, не было тогда Суворова? Разве он не был предметом восхищения и благословения, заочно и лично, всех и каждого?

И следующие два с половиной века Суворов останется олицетворением всего «русского, родного, военного» для тех, кто дорожит русской воинской славой, для тех, кто любит русскую армию.Но, к сожалению, до сих пор эта народная любовь и почитание не рассматривались с религиозной точки зрения. Несмотря на песни и легенды, все наше народное творчество ясно говорит о том, что Суворов для россиян - «Христолюбивый воин». До начала страшного ХХ века русский народ был не только христианином, но и удивлял иностранцев своей глубокой верой.

В солдатской песне, посвященной взятию Измаила, повествуется о том, как Ворона увидела чудо:

Чудо дивное чудо чудо
Как батюшка Суворов-граф
Малой силой своих соколов
Разнес полки
Полонил Паша и визирь

Далее в песне говорится о том, за что сражались русские воины во главе с Суворовым:

За Святую Русь-Отечество
И за христианскую веру

Надо сказать, что Александр Васильевич сам хорошо знал и любил русские песни. и былины.После победного боя Суворов хвалит героя Дона генерала Денисова: «Вот Донецк, он русский, это Илья Муромец, это Еруслан Лазаревич, это Добрыня Никитич! Победы, слава, честь россиянам!

Выступая перед Императорским двором, где в то время большое внимание уделялось «галантным» и «элегантным» манерам, Суворов стремился дать показания, а именно засвидетельствовать свою веру перед высшим светом. Например, во время аудиенции у Великой Княгини, войдя во дворец, Александр Васильевич на глазах у всех направился к иконе Пресвятой Богородицы, благоговейно возложил три земных поклона, а затем резко повернулся, показывая, что видит Императрица хорошо, набрав его шаг, пошла поклониться великой княгине.Суворов показал всем все - сначала поклонение Царице Небесной, а затем Царице земли Русской.

Все известные «чудачества» Александра Васильевича при ближайшем рассмотрении - свидетельство веры, глупости глубоко религиозного осуждающего грехи человека, отхода от веры современного его общества. Суворов с его «чудачеством» говорит миру правду, обнажая лицемерие, гордыню, треп, стремление к земной славе. Хотя, надо отметить, показного смирения Александр Васильевич не терпел.На вопрос всесильного Потемкина «Чем тебя наградить?» Суворов достойно ответил: «Я не купец. Только Бог и Императрица могут наградить меня. Григорий Алексеевич Потемкин высоко ценил и всегда отзывался о Суворове в превосходной степени в письмах к императрице.

При всех своих «чудачествах» Александр Васильевич поразил Великую княгиню, Потемкина и многих других достойных собеседников глубоким умом, серьезными размышлениями и красноречием в общественных делах.Суворов был человеком глубоко образованным, знал несколько языков. Однажды англичанин лорд Клинтон беседовал с Суворовым за обедом в доме командира. Британец, пораженный умом и образованностью Александра Васильевича, написал полное восхищения письмо, назвав Суворова не только величайшим полководцем, но и великим человеком. «Я не помню, ел ли я что-нибудь, но с восторгом вспоминаю каждое его слово», - писал лорд Клинтон. Когда Суворов узнал о письме Клинтона, он с сожалением сказал: «Это моя вина, слишком много раскрыто; кнопок не было.

Александр Васильевич Суворов одержал много славных побед, выиграл десятки сражений, в которых силы противника обычно намного превосходили численностью русских. За долгие годы непрерывной работы военных компаний, ни одного проигранного, безуспешного сражения. Но две победы Суворова особенно прославили имя русского полководца.

«Необъяснимое чудо»

После поимки Измаила Байрон в своей поэме «Дон Жуан» назвал Суворова «необъяснимым чудом». Вся Европа была поражена успехом русского оружия.Измаил был крепостью с мощнейшими укреплениями, которые турки помогли построить немецкие и французские инженеры. Крепость «без слабых мест», как трезво определяли укрепления Измаила Суворова. У русских 28 тысяч, из них только 14 тысяч регулярных пехотинцев, 11 кавалерийских эскадронов и казаков спешились для штурма. В Измаиле 35 тысяч турок, среди которых 17 тысяч избранных янычар, 250 орудий. При штурме такой крепости атакующие должны иметь как минимум трехкратное преимущество.На ультиматум Суворова турецкий командующий Сераскир Айдос-Мехмет-паша, уверенный в недоступности Измаила и хорошо осознавая свое численное превосходство, самоуверенно ответил: «Течение Дуная остановится, и небо упадет на землю, чем русские. возьми Измаила ». Но Суворов тщательно готовит войска, а затем отдает знаменитый приказ: «Поститесь день, молитесь день, следующий - штурм, или смерть, или победа!».

Под сильнейшим огнем штурмовые колонны были преодолены неприступными стенами и глубокими рвами.Турки, сбитые со стен в ожесточенном рукопашном бою, сражаются с невероятным упорством и ожесточением, сражаются в городе, превращая каждый дом в крепость. Но к 16 часам бой окончен. 27 тысяч турок убиты, 9 тысяч взяты в плен. Наши потери - 1879 убитыми (64 офицера и 1815 нижних чинов), 2 702 ранеными. Как такое возможно при штурме такой крепости с таким упорным противником? Но это правда. Суворов не случайно после победы признался: «Решиться на такое нападение можно только один раз в жизни.«Велика была надежда Александра Васильевича на помощь Божию, велика сила молитвы русского полководца!

Но главный подвиг совершил Александр Васильевич, завершив свою жизнь беспрецедентным чудесным швейцарским походом. Переход Суворова через Альпы. настоящее чудо военной истории. То, что русские герои-герои под командованием Суворова совершили в Альпах, не может быть сделано только человеческими силами. После блестящих побед итальянской компании, в которой русские разгромили Макдональда, Моро, Жубер в 10 боях освободил 25 крепостей - предательство и умышленное предательство вероломных австрийцев, заманивших Суворова в ловушку.Австрийцы не покидали обещанные склады, обманывали, сознательно передавая не те карты. оказались в горах без боеприпасов, продуктов питания и зимней одежды. Многие горные перевалы в Альпах зимой непроходимы даже для туристов с современным альпинистским снаряжением. В горах, в таком месте, как знаменитый «Чертов мост» - на выходе из узкого туннеля, пробитого в скале - узкая каменная арка над бездонной пропастью, у подножия которой грохочет стремительный ручей, одна рота солдаты могут легко сдержать армию.Все позиции на труднодоступных перевалах заняли французы. Французские войска в три раза превосходили русскую армию. У Суворова нет 20 тысяч, у французов 60 тысяч. Французы - лучшие солдаты Европы. Бригады республиканской Франции с пением «Марсельезы» наголову громили австрийскую и прусскую армии, итальянцев, англичан, голландцев. Французы - храбрые, отважные воины, уверенные в своей непобедимости. Французские войска не испытывают недостатка в боеприпасах и продовольствии. Во главе республиканской армии лучшие генералы Наполеона - прославленные Моро, Лекурб, «фаворит побед» Массены.Ловушка в непроходимых горах захлопнулась. Генерал Лекурб, злорадствуя, написал Массене, что русским пришел конец и «Суворову осталось только умереть в горах от голода и мороза».

И действительно, не было никакой надежды на спасение из ловушки, в которую русская армия ввела предательство и измену австрийцам. По всем законам военного искусства россияне были обречены. Оставалось либо сложить оружие, либо умереть от голода и холода в зимних горах.Или умереть со славой в заведомо безнадежной битве с превосходящим противником.

Но, это были русские чудо-герои, и повел их «Христос Воин - Суворов» ...

.... В битве при Швице 4-тысячный русский отряд должен был сдерживать войска Массены. вся армия. Французы наступали огромными тысячами плотных колонн с развернутыми знаменами, уверенные в победе. Но только два русских полка с безумной наглостью бросились на штыки. Шесть раз чудо-герои шли в штыковые атаки, сдерживая врага, но героев было слишком мало.И генерал Ребиндер приказал отступить. Русские отступили тихо, в полном порядке со штыками наготове. Огромные французские колонны остановились, и отважные французы при виде такого мужества, горстка русских героев взорвались аплодисментами.

Но внезапно перед российской системой появляется генерал Ребиндер и громовым голосом провозглашает: «Ребята! Наше ружье осталось у французов ... Ну, царя!

И снова русские штыками кидаются на врага! Французы смешались, вздрогнули.В это время с небольшим отрядом подоспел Милорадович, его люди, по свидетельствам очевидцев, рвутся в бой, нетерпеливо, буквально толкая утомленных солдат Ребиндера.

Толпа гнала французов по ущелью до Швица на четыре мили

Но ночью к Массене подошли подкрепления. А утром огромная французская армия, желая смыть позор и покончить с горсткой русских, снова угрожающими колоннами наступает на небольшой русский отряд.

У русских солдат в мешках - одна зарядка. Офицеры говорят: «Братья! Показываем, что мы русские. Работать по-суворовски, штыком! «Французы приближаются, российская система молчит. Массена, возможно, решил, что русские, осознав бессмысленность сопротивления, отдав честь французам, сложат оружие. А после победы можно будет выразить доблестному противнику рыцарское почтение.

Но когда французы подошли совсем близко, раздался залп, а вслед за ним русские «Ура!» Гремел, и чудо-герои налетели на штыки!

Русские, подавив неудержимый штыковой удар, гнали врага, снова превращая его огромные, стройные и грозные колонны в беспорядочную толпу.Унтерский офицер Махотин схватил его, сбив кулак с лошади Массена, но французский офицер бросился на выручку маршалу. Махотин, удерживая Массена одной рукой, в рукопашном бою сразил француза, но Массена вырвался на свободу и вскочил на его коня, сумел спастись, оставив свой золотой эполет в руках русского унтер-офицера ...

Французы гонят через ущелье. Захватив вражескую батарею, разверни орудия и разбей врага из французских орудий...

В этом бою русские захватили генерала Лекурба, которому снилась смерть Суворова в альпийской ловушке.

Перед перевалом Росток альпинисты уверяют Суворова, что в это время года Росток не проходит.

Суворов отвечает: «Пройдем - мы русские!» С нами Бог! ». Швейцарцы говорят, что в это время года в горах никто не ходит, там царит страшный дух Рубебезаля. Суворов смеется.« Я Рюбецаль! » Он кричит испуганным альпинистам.

Русские прошли и Росток, и еще страшнее Рингенкопф. С тех пор на века запомнились слова Суворова: «Где олень не пройдет, там пройдет русский солдат!» Мы шли по ледяным скалам и карнизам, по бездонным пропастям, в снегу и дождю и поднимались туда, где сегодня альпинистам было трудно ходить. Они гуляли среди облаков, по горным перевалам и спали на ледниках.

Французы были сбиты с труднодоступных позиций несколькими штыками.До сих пор непонятно, как россиянам удалось пройти оккупированный французами «Чертов мост»! Французы, отступая под натиском русских, взорвали каменный мост. Под сильнейшим огнем, бросив несколько бревен и связав их офицерскими косынками, побежал по бездонной бездне и штыками перевернул испуганного врага.

... Разбить всех, сбить превосходящего врага с неприступных «проклятых мостов», зимой пересечь непроходимые Альпы, где в то время обитает только «горный дух Рубебетала», и даже взять с собой полтора тысяч французских пленных, это действительно было «необъяснимое чудо»! И никто до сих пор не может этого объяснить.

В наши дни принято говорить о морально-волевых качествах, о морально-психологической подготовке подразделений спецназа. То, что суворовские герои совершили чудо в Альпах (не горнострелковым спецподразделением, а всей армией!) - настоящее чудо. Русское чудо.

«Бог - наш генерал. Он ведет нас. Победа от него! »

В военной науке все серьезные ученые придают большое значение духу войск, уделяя большое внимание духовной составляющей побед.Действительно, лучшие армии мировой военной истории всегда отличались высоким боевым духом, верой в свою миссию и в своих лидеров. Таковы были фанатичные «воины ислама» арабских завоевателей и янычар Османской империи, лютеранские шведы Густава-Адольфа и Карла XII, и старая гвардия Наполеона, и железные солдаты вермахта, разгромившие всю Европу. .

Так откуда же суворовские чудотворцы узнали о своих славных победах? Конечно, Святой Дух призван в его молитвах.«Царю Небесному, Утешителю, душе истины ...» с глубокой верой вместе со своим полководцем пели у походных алтарей суворовские воины, совершая молитву перед каждым сражением. Слова Суворова: «Пресвятая Богородица, спаси нас! Отец Николай Чудотворный молится за нас Богу! Не обнажайте оружия без этой молитвы, не заряжайте ружья! »- сердечно принял каждый русский солдат. Суворов сказал: «Молитесь Богу; Победа от Него! », И солдаты поверили ему и горячо молились со своим вождем.Но каждый понимает, чтобы вдохнуть такую ​​веру в сердца солдат некоторых учений и слов мало. Подобные слова на Руси того времени знали и слышали с детства каждый православный. Чтобы вдохнуть такую ​​горячую веру в сердца солдат, сам полководец должен был иметь живое упование на Бога в своем сердце, он должен был показать это своей жизнью. Не случайно Денис Давыдов, который сам в «грозу двенадцатого года» хорошо узнал русского солдата, написал точные слова: «Суворов положил руку на сердце русского солдата и изучил его сердцебиение. ».

У русского христолюбивого воина и русского христолюбивого полководца сердца бьются одинаково. В сердцах была любовь ко Христу Спасителю, Царице Небесной и земле Русской. Суворов справедливо сказал своим богатырям: «Бог - наш генерал. Он ведет нас. От него победа!

Кстати, первым из русских полковых священников за воинские подвиги был награжден отец Тимофей Куцинский, который после того, как все офицеры были выбиты, поднял крест и под шквальным огнем повел егерей на штурм. Измаильские стены.Крест священника пробили две пули. Царскими наградами за отвагу солдат и офицеров Суворов возлагал на отличившихся в церкви. Он сам принес их к алтарю на блюде, священник окропил ордена и медали святой водой, а затем каждый из героев крестился, преклонившись на коленях, целуя знаки различия.

А суворовские чудо-воины и матросы Ушакова, по отзывам врагов, отличались милосердием, щедростью к побежденным.«Просящий пощады - помилуй. Он такой же человек. Ложь не бей », - учил Суворов. Честные, необычайно дисциплинированные русские солдаты и моряки поразили« добрым нравом »жителей Италии и Ионических островов. Суворов учил:« Не обижай среднего человека, солдат не грабитель ». И он подчеркнул, что« Бог не помощник грабителю ». Суворов, как и Ушаков, считал основой воинского духа и доблести веру в Бога, чистую совесть и высокую нравственность.И русский флот, и русский командующий были известны своим бескорыстием, разительно отличавшимся в то время от английских адмиралов и генералов, для которых, как для знаменитого Нельсона, война была способом разбогатеть. И, конечно же, от генералов республиканской Франции вслед за Бонапартом, прославившихся невиданными грабежами Италии. Хотя, следует отметить, что при взятии вражеского лагеря или штурме города солдаты считались законными.Но в правилах русских военачальников участвовать вместе с солдатами в разделении этой добычи не было. Таковы были традиции русской армии.

Суворов считал важным знать моральные качества своих противников. А противостоящие ему французские генералы делились на два списка: Моро, Макдональд, Жубер, Сюри - честные, но несчастные республиканцы, Бонапарт, Массена, Лемож и другие - грабители.

О Массене, известном своей жадностью, Суворов сказал: «Неужели он не может не вспомнить, что в тесном гробу не поместились все миллионы, которые он украл и истекал кровью?»

В Европе, одновременно восхищаясь и пугаясь победами русских, распускают слухи о кровожадности великого полководца.Тем не менее, свидетели его побед, даже иностранцы говорят о необычайной щедрости и милосердии Суворова к врагам. Но, врагам побежденным. Хорошо укрепленный пригород Варшавы Прага была принята ожесточенным штурмом, в жестокой битве, большинство из тридцати тысяч поляков, которые упорно отстаивали пригород было убито. Но, взяв ключи от окраины Варшавы, напуганной штурмом, Суворов поцеловал ключи от города и, подняв их к небу, сказал: «Благодарю Господа, что они не стали такими дорогими, как... »и посмотрел на разрушенный пригород. Его первыми словами в адрес делегации покоренной Варшавы были: «Мир, мир и спокойствие. Жизнь, собственность, забвение прошлого. Милостивейшая Императрица дарует вам мир и тишину! Суворов, войдя в Варшаву, отдал приказ не реагировать на возможные выстрелы из домов. 25 тысяч сложенных повстанцев отпущены домой по паспортам. И, свидетельство мудрости и благотворительности Александра Васильевича - его приказ не входить в Варшавские полки, бригады которых находились в польской столице во время восстания.Поляки в пятницу, Страстную неделю, подняв восстание, подло перебили русские отряды, разбросанные по городу. Лишь немногим с генералом Игельстремом удалось добраться до своего. Поляки гордо назвали эту коварную бойню, устроенную в Страстную неделю, «Варшавским утром». Суворов понимал, что русские солдаты не могут устоять перед желанием отомстить своим однополчанам, и пожалел поляков. Но боевые действия Суворов вел всегда с необычайной решительностью и молниеносностью.«Лучше отложить войну и поставить 100 тысяч?» Он спросил тех, кто упрекал его в попытке решить компанию в решающей, хотя и ожесточенной битве. Польша была умиротворена в необычайно короткие сроки.

Польшу, Суворов по праву считал гнездом якобинства в Восточной Европе, союзником республиканской Франции. И здесь нам очень важно понять, каким был Александр Васильевич в войне с Францией.

«За священные алтари и престолы»

Суворов сказал, что он борется за «святые алтари и престолы».«За алтари христианских церквей и за престолы христианских государей. Суворовские чудотворные воины знали, что они сражались с« безбожными »французами, которые« убили своего короля и разрушили храмы божие ». Вспомните, что такое« великие »французы. Революция принесла миру, и что бригады Французской революционной армии под лозунгом «свобода, равенство, братство» были доставлены в Европу. Франция до сих пор отмечает День взятия Бастилии и поет Марсельезу. Мало кто помнит, как эта революция произошла в прекрасной Франции. - детище энциклопедистов и антиклерикалов.Кровавая вакханалия, постоянно работающая гильотина, подлость и подлость и невероятная жестокость якобинцев, поистине кровожадных монстров Маратхов, Дантонов, Робеспьера. В парижском соборе Богоматери - храм «Богини разума», осквернение святынь, убийство священников. Суворов ясно понимал, что это безбожный дух, дух антихриста, чувствовал дыхание ада во Французской революции. «Париж - корень зла. Париж - беда для всей Европы », - пророчески предупредил Суворов.Французские войска громили армии соседних государств, и, наблюдая за происходящим в Европе, Суворов заканчивал свои письма императрице Екатерине II словами: «Мать, прикажите мне идти к французам!». Истинно пророчески предсказал Александр Васильевич и опасность, грозящая России, когда Бонапарт с войсками окажется в Польше. Он даже предвидел, какие европейские страны передадут свои полки армии Наполеона. А именно и численность войск - более полумиллиона. Кстати, во время нашествия полчищ «двуязычных» в Россию, осквернения кремлевских соборов иностранцами многие православные не зря считали Наполеона «предтечей антихриста».

Суворов стремился уничтожить страшную опасность в зародыше: «Я победил французов, но не добил. Париж - моя точка зрения, беспокойство Европы. «Молодой человек широко шагает, он далеко пойдет, если не успокоится», - говорил он о Наполеоне. И, если бы не вероломная измена Австрии, вынудившая императора Павла I отвести русские войска, Суворов , нет сомнений, что корсиканец раздавил бы его

Наполеону пришлось бить и гнать из русской земли к любимому ученику Суворова Михаилу III.Кутузов. И противостояние «безбожной» Франции и Русского королевства в Париже в 1814 году закончилось. На Пасху, 14 года, на площади, где французы убили своего короля, русские полки стояли на параде. Полковые священники в красных пасхальных облачениях совершили торжественную службу у походных алтарей. И на возгласы священников «Христос Воскрес!» Вместе со своим русским царем, государьим императором Александром I откликнулись тысячи русских воинов, сражениями дошедших до Бородино и Малоярославца.«Воистину воскрес!» - громкий победный клич «Христолюбивых воинов» разнесся по Европе.

Суворов учил своих солдат перед сражениями с французскими войсками: «Французы - нарушители общего молчания и враги всеобщего мира. Французы отвергли Христа Спасителя! Бойтесь их распутства! Вы были счастливы в вере - храните ее. Дорожите своей совестью; пусть она не упрекнет вас в том, что вы были соучастниками угнетателей веры и прав людей. Бегите лжеучителей! Завет русского архангела с их чудотворными героями.

В Италии, в освобожденном Милане, жители усыпают его путь цветами, ветвями деревьев, преклоняют колени, целуют его руки и полы его платья. Суворов перекрещивается и повторяет: «Бог помог! .. Слава Богу! .. Молитесь Богу еще!».

В Швейцарии, на самой вершине Сен-Готарда, монахи-капуцины ждут появления «северных варваров». Появляются российские войска. Одежда и обувь превратились в лохмотья, почти босые русские солдаты прошли тяжелейшие переходы по горным ледникам и снежным перевалам, последние сухари давно закончились.Наконец русские достигли вершины Сен-Готарда. В Гоцписе в хосписе монахи привыкли спасать путников, попавших в беду в зимних горах. Заранее приготовленные еда и напитки. Но русский старец-полководец приветствует настоятеля и просит всех, прежде всего, пойти в храм - отслужить благодарственную молитву Богу. Монахи-капуцины с изумлением смотрят, как сам знаменитый Суворов зажигает свечи, горячо крестится, поет со всеми благодарственными молитвами.

Наконец-то перешли на Panix.Зимой непроходимые Альпы были преодолены, французы потерпели поражение, а русская армия победила последний перевал. Суворов перед формированием своих чудо-героев срывает шляпу с головы и, вознося руки к небу, громко поет: «Слава Богу за вас!».

Суворов воевал, защищая от упреков атеистов не только алтари христианских церквей, но и престолы христианских государей. Вся жизнь Александра Васильевича - пример верности царскому престолу.Одной из «чудачеств» Суворова при дворе был обычай полководца не только прикладывать три земных лука перед иконой Царицы Небесной, но и приветствовать Императрицу земным поклоном. В то время как придворные грациозно и галантно кланялись Императрице, славный полководец поклонился Императрице. Суворов подчеркивал свое христианское благоговение перед самодержавной королевой.

Суворов сказал: «Боже, помилуй! Мы молимся Богу Русскому; Он наш помощник; Мы служим королю - он надеется на нас и любит нас.Верную службу царю Суворов считал не только христианским долгом, но и великой добродетелью. «Русские на все способны, а Бог на молитву и на служение царю!» Сказал Александр Васильевич с восхищением, радуясь подвигам своих чудо-героев.

Старательно и умело враги императора Павла I, пользуясь тем, что Суворов находился далеко от столицы, в армии, долго пытались рассорить Государя и полководца. Несмотря на трепетное отношение к царскому престолу, Александр Васильевич, как и при императрице Екатерине II, всегда говорил правду, смело обнажая недостатки гатчинских нововведений в армии.Его слова: «Пряжки - не ружья, порох - не порох, коса - не тесак, а я не немец, а коренной заяц!», «Русские пруссаки всегда били!» - они распространились по всей армии. Но, зная о непоколебимой лояльности Суворова царю, заговорщики и не думали уговаривать знаменитого полководца измениться. Добиться опалов и звена Суворова удалось только интригами.

Кстати, Александр Васильевич сказал, что у него семь ран; два были приняты на войне, а пять - при дворе.Но эти пятеро, по его словам, были более болезненными, чем первая.

Звено в Кончанском было молитвенным замком Суворова. Суворов не только поет на хоре в деревенской церкви. В позоре, в смирении и терпении душа великого полководца набирается сил, готовится к подвигу Швейцарского похода. Суворов попросил у Государя разрешения отойти в Нилова Новгородские пустыни, чтобы завершить свои дни служением Богу в монастырской обители. В письме Суворов пишет: «Спаситель наш безгрешный.Неумо, прости милостивый Повелитель. Но Господь приготовил Александра Васильевича к последнему великому подвигу во славу Бога, Царя и Отечества.

Примирение знатного Государя Павла Петровича и Суворова было необычным. В письме Императора полководцу признание Государя и его вины:

«Граф Александр Васильевич! Сейчас не время платить. Виновного Бог простит. Римский император требует, чтобы вы стали главнокомандующим своей армией, и дает вам судьбу Австрии и Италии.Моя работа - согласиться с этим, а ваша - спасти их. Поторопитесь, приезжайте сюда и не отнимайте время от своей славы, и я рад вас видеть. Я остаюсь к вам доброжелательным. Павел »

Суворов целует письмо и приказывает:« Час собираться, другой - идти. Он служил в деревне у писаря, пел басом, а теперь я буду петь Марс

. В Петербурге, подходя к царю, Суворов читает вслух молитву Господню «Отче наш» и при словах «И не введи нас в искушение» преклоняет колени.Государь поднимает Александра Васильевича с колен, завершая молитву: «Но спаси нас от лукавого!»

Величественное и достойное примирение русского христианского генерала и русского царя. Стремясь вознаградить Суворова за терпение и верность, император Павел I вручает Суворову цепь ордена святого. Иоанн Иерусалимского Большого Креста. Суворов воскликнул: «Боже, царя храни!» «Ты спасаешь королей!» - отвечает Государь.

После великого швейцарского похода император Павел I, присвоив Александру Васильевичу звание генералиссимуса, приказал армии оказывать Суворову воинские почести, такие как Государь, даже в присутствии самого царя.

Суворов воевал, «спасая троны», стремясь защитить от «гиены», как называл христианскую государственность европейских держав полководец Французской революции. Православные русские цари сдерживали «дух антихристов», «дыхание ада». Тютчев в середине XIX века пророчески скажет, что в мире есть две силы - революция и православная Россия. И как не хватало русским генералам 17 марта у Царя-мученика Николая Александровича этой простой святой русской верности царю, великому полководцу и великому христианину.Верность Суворова царю-помазаннику Божиему была основана на его твердой, православной, святоотеческой вере. Генералы выполнили бы завет Суворова: «В вере счастливы, - храни! Бегите от лжеучителей!» - верность царю осталась бы, судьба России и всего мира в ХХ веке.

Сегодня мы видим, куда движется современный мир, построенный на «гуманных идеалах Великой французской революции», провозгласившей «свободу, равенство, братство».В этом безбожном мире нет места Христу. В XVIII веке Суворов ясно понимал, что этот «дух антихристов» несет в себе людей, и боролся с ним именно как «Христос-воин». Когда Александра Васильевича поздравляли с переходом через Альпы, полководец сказал поистине пророческие слова: «Бог помог нам преодолеть их и пройти сквозь грозовые тучи. Но поможет ли это нам отразить удары грома, направленные на Престолы? .. Его святая воля! ”

В 1812 году нашествие« предтечи антихриста »Наполеона было разбито русским христолюбивым войском.В 1917 году Россия была побеждена, но сохранена молитвами Святых Царственных Мучеников, всех Новомучеников Российских, под Покровом Державной Божией Матери. В мире по-прежнему конфликтуют две силы - революция и Россия, тем не менее сохранившая православную веру. Сегодня «дух антихристов» в виде «глобальных структур», уже захвативших мир, стремится окончательно сокрушить Россию. И дело не только в наших энергоресурсах и территории, необходимой «мировому правительству».Мы сталкиваемся с той же ненавистью к Христу и Его Церкви, которой были одержимы как французские якобинцы, так и те, кто захватил власть в России в 17-м году. Россия, которая может возродиться как православное русское государство, является последним препятствием на пути этих богоборцев. И снова Россия в опасности; а с запада - НАТО (нынешняя орда «двух языков»), а с востока и юга - нашествие чужих племен. Противники сегодня превосходят Россию по материальным и человеческим ресурсам. Но, несмотря на то, что разрабатываются все новые и новые виды оружия, несмотря на наличие ядерных сил, высокоточного оружия, несмотря на то, что противостояние переходит в космическую сферу, дух армии все равно будет определяющим. в этом противостоянии с противником.и дух народа. Суворов сказал: «Ни одного из десяти не победить. Нужна Божья помощь. «Постхристианская» Европа и США, отступая от веры и Христа Спасителя, набирают силу фанатичные полчища «воинов ислама» под зеленым знаменем многомиллиардного языческого Китая ...

Задумаемся, нужны ли сегодня Русская Армия, Суворовские заветы и молитвенная помощь Русского Архангела?

Хронометр, певчий, звонарь, благотворитель...

Говоря о возможном прославлении Александра Васильевича Суворова, нельзя не вспомнить, что великий полководец был еще и основателем храма. В Новой Ладоге, будучи командиром Суздальского полка, Суворов построил храм Петра и Павла. Вместе с воинами он носил бревна, лично вырезал крест, установленный на куполе церкви. Отправляясь с полком на войну, он отправил протоиерею Антонию письмо с просьбой: «Прошу вашего благословения, чтобы полк не возвращался до тех пор, пока служба не будет совершена ежедневно» и пожертвование храму.Он построил церковь Александра Невского в Кончанском и, несмотря на занятость, прибыл в далекое имение, чтобы помолиться при освящении храма. В Кистыше, на месте деревянной церкви Василия Великого, построенной отцом полководца Василием Ивановичем, Суворов построил каменную церковь, в пределах пророка Ильи и Александра Невского. Ухаживал и украсил храм в Ундоле. В турецкую компанию отправлено письмо с приказом продать в имении Ундол лошадей, упряжь, посуду, а все деньги отдать церковной утвари.

Церковный хор, набранный из крестьян, был лучшим в провинции. Сам Александр Васильевич очень любил, ценил и понимал церковное пение. Суворов пел на хоре и в родном московском храме Феодора Студита. В Кончанском Суворов задолго до начала службы поднимался на колокольню и ждал, пока на зеленом холме не появится фигура деревенского священника, входящего в службу. Тогда Суворов начал звонить в колокола. Вызывается умело.Во время службы служил в алтаре, давал кадило, читал записки. Он любил читать на хоре, особенно часы и апостола.

Суворов тоже был просветителем, следя за тем, чтобы Слово Божье звучало. Не только открыл воскресные школы при храмах, но и сам написал детский катехизис. Как командир Астраханского полка, он обучает офицеров и солдат, строит школу для солдатских детей при своем храме, где учит детей и взрослых арифметике, делает наброски азов новых учебников.

Александр Васильевич очень любил деревенскую жизнь. Однажды, когда врач посоветовал больному командиру пойти в теплые воды, Суворов ответил: «Боже, помилуй! Как вы думаете? Туда присылают здоровых богатых, хромающих игроков, интриганов. Вот пусть купаются в грязи. действительно болен. Мне нужна молитва в деревне, изба, баня, каша и квас ».

Многое можно сказать о прочных христианских устоях, на которых строилась хозяйственная жизнь в имениях Суворовых. , в его имениях хозяйства были намного производительнее, чем у соседних помещиков.Александр Васильевич был не только «отцом солдат», но и отцом своих крестьян. Всегда помогал бедным встать, поднять экономику. Его окружала забота вдов, бедняков, инвалидов. Как отец Суворов особенно заботился не только о благополучии и достатке, но и о здоровье и нравственности крестьян. Я старался, чтобы у него не было ни товарищей, ни пожертвований. Как мог, поощрял деторождение, за рождение ребенка всегда давал семье серебряный рубль.«Крестьянин богатеет не деньгами, а детьми», - убеждал Суворов.

Известно много свидетельств того, как Суворов оказывал различную помощь нуждающимся, но о тайных пожертвованиях крупных сумм благотворительным учреждениям стало известно только после смерти полководца. «Из неизвестного» Александр Васильевич ежегодно перечислял в петербургскую тюрьму 10 тысяч рублей для выкупа должников.

У великого полководца было необычайно доброе и милосердное сердце.Пост, в лютые морозы в доме Суворова устроили птичью комнату - лесных птиц спасли от голода и холода - «мороз рано будет, умрут». Пытаясь помочь матери капитана Синицкого вернуть сына из ссылки в Сибирь, Суворов пишет старухе матери: «Я буду молиться Богу, молиться, и вы оба будете молиться!» Удалось добиться помилования и вернуть Синицкого по ссылке.

Денис Давыдов отмечает, что Суворов, «командуя русскими войсками в течение пятидесяти пяти лет, не сделал несчастным ни одного человека, ни одного чиновника и рядового, он ни разу не ударил солдата, наказал виновных только насмешкой в национальный дух, который врезался в них как клеймо.«Многие сочли Суворова даже слишком мягким. На представление о наказании виновных строго Суворов ответил:« Я не палач »И при этом дисциплина в его войсках была железной.

Узнав, что не было Единственный случай неповиновения всей итальянской роты и швейцарской кампании, Суворов воскликнул: «Я узнаю наши русские войска. Бремя службы становится легким, когда многие люди поднимают его вместе. Нет! Греки и римляне нас не равняют!»

Необычайную щедрость проявил Суворов к побежденному противнику.Освобождая генерала Лекурбу из плена, Суворов, узнав, что француз недавно женился, подарил молодой жене генерала цветок. Этот цветок, как величайшая святыня, хранился в доме Лекубы в Париже. В 1814 году Лекурб показал его русским офицерам.

Суворов был несчастен в семейной жизни. Но это не его вина, а беда «галантного века». И упрекнуть Александра Васильевича в том, что он не смог простить супругу невозможно. Суворов был строг, прежде всего, к себе.Командир превыше всего ценил чистоту и чистоту совести. Суворов не искал большего семейного счастья и всю оставшуюся жизнь отдавал Отечеству все свои силы. Но как трогательна его любовь к дочери Наталье, «милой Суворочке». Александр Васильевич со всей искренностью сказал: «Моя жизнь - за Отечество, моя смерть - за Наташу». Письма к дочери наполнены не только тонкой отцовской любовью, но и большой заботой о нравственной чистоте дочери, укрепляющей ее в благочестии.

Суворов в письмах своему крестнику Александру Карачаю и молодому офицеру П.Н. Скрипицину оставил необычайно глубокую и лаконичную инструкцию, объясняющую, как быть настоящим героем. Александр Васильевич предостерегает молодежь от опасности превращения добродетелей в недостатки. Например, он советует быть: «Смелым, но без страсти. Скоро без опрометчивости. Рабыня, но без унижения. Босс, но без высокомерия. Победитель, но без суеты. Благородный, но без гордости ... - и многие другие не менее точные советы оставил великий полководец... Суворов просит быть: «Врагом зависти, ненависти и мести. Противникам нужно низложить снисходительность. Власть над верностью друзей. Избегайте лжи. Быть врожденным и прямолинейным. Будьте честны с друзьями. Простите ошибку ближнего. Никогда не прощайте их. «Не унывайте бедой ... Почитание Бога, Богородицы и святых - во избежание греха. Источник греха - ложь, это товарищи - лесть и обман», - пишет Суворов. Суворова проникнуты глубоким христианским духом и не менее поучительны для каждого из нас.И, самое главное, все то, к чему советует стремиться молодежь Александр Васильевич, сам сумел воплотить в жизнь.

Суворов не был лицемером и, считая веру и нравственность основой доблести воина, всегда находил время для хороших шуток. Александр Васильевич был человеком радостного, светлого христианского духа. Два-три слова могли поднять настроение войск. Хорошо известно, как, видя невероятную усталость солдата, он спел юмористическую песню:

Что сделала девушка
Что случилось с красными!

И у измученных солдат были силы.

Австрийцы после битвы с турками, в которой они вроде бы принимали участие, но не сражались, потребовали у побежденного врага часть взятых русскими орудий. Суворов приказал: «Боже, смилуйся! Дай им всех! Мы себе побольше достанем, а им бедным, где их достать!» Судебные умники в Петербурге старались не задеть Александра Васильевича, зная его находчивость и его находчивость. меткое, точное слово

В качестве препятствия для канонизации Суворова вспомнили его предполагаемую связь с масонами.Действительно, в XVIII веке некоторые православные русские с благими намерениями, не понимавшие, с кем имеют дело, попали в масонские ложи. Но хорошо известны высказывания Александра Васильевича, предостерегшего офицеров от общения с этими врагами Христа. Историки давно опровергают басни масонов, которые хотят приписать себе многих великих русских людей о якобы «масонстве» Суворова.

Суворов, сражавшийся в Италии, уважал католических священников и храмы Бога, но никогда не сомневался, что истиной является только православная церковь.

Суворов в Праге, в Чехии, столкнувшись с сектой «Богемских братьев», услышав легенду о сожжении Яна Гуса, сказал: «Я благодарю Бога за то, что я никогда не посетил реформацию нашего Отечества: наша религия всегда была во всей чистоте. И кто не знает, что Сын Божий никогда не велел мечом или огнем крестить иудеев и язычников? »

« Но мы же русские! Бог с нами! »

Прославляя святых святых, Церковь Божия призывает нас попытаться подражать им в их жизни.И сегодня очень важно усвоить еще один завет, оставленный нам Русским Архангелом.

Суворов часто восклицает: «Мы с нами русский Бог!», «Мы русские - какая радость!». «Мы русские - перед нами трепещет враг!» - обратились к своим чудо-героям. Эти слова командующий сказал не только для того, чтобы поднять боевой дух своих войск, но и от переполненного сердца. Суворовская радость была духовной радостью, благодарностью Богу православного русского человека, любящего свое Отечество.Слова Александра Васильевича удивительно перекликаются со словами святого праведного Иоанна Кронштадтского: «Русский человек - гордись тем, что ты русский! Россия - подножие Престола Божьего на земле. «

В то же время у Суворова не было ни малейшего намека на ксенофобию, которую сегодня так страшно видеть в российском патриотическом движении. Александр Васильевич дружит с князем Кобургским, французом Ламе. Почтительное письмо «благородному рыцарю Вандеи» монархисту Шаретту с призывом «Восстановить Храм Господа и престол ваших Владык».«Об известном русском офицере, который плохо писал по-русски, Суворов сказал:« Жалко, но пусть пишет по-французски, лишь бы он думал по-русски ». Александр Васильевич разговаривал со всеми россиянами исключительно по-русски, а те из офицеров, которые, следуя моде, пытались изъясняться по-французски, получили от Суворова насмешливое прозвище «Мусье».

Во время знаменитого военного совета в Альпах Когда стало ясно, что надежды на спасение нет, Суворов, подробно описывая безвыходность положения, после паузы вдруг бросает взгляд на всех и кричит: «Но мы же русские! С нами Бог!».И из всех генералов говорит самый старший, Вилим Христофорович Дерфельден: «Веди нас, мы твой отец, мы русские!». Все генералы хором произносят: «Клянемся всемогущим Богом!» Суворов с закрытыми глазами слушает клятву русских генералов. Потом радостно говорит: «Надеюсь! Радостный! Боже, помилуй! Мы русские! Спасибо Спасибо! Разделим врага, и победа над ним - победа над обманом ... Будет победа!

Петр Иванович Багратион сказал: «Мы вышли от Александра Васильевича с восторженным чувством, с самоотречением, с силой воли духа; победи или умри, но умри со славой, закрой знамена наших полков собственными телами... »

И Багратион, и Дерфельден были для Суворова русскими, а сами считали себя русскими и гордились этим. Во время отступления 1812 года горячий Багратион с негодованием напишет Барклаю де Толли: «Что мы, русские, если отдадим нашу Родину врагу?».

Суворов спрашивает Милорадовича: «Миша, ты трех сестер знаешь?» Милорадович, догадавшись, отвечает: «Знаю! Вера, Надежда, Любовь! ». Суворов радостно подхватывает слова молодого героя-генерала:« Да, вы знаете.Ты русский. Вы знаете трех сестер: Вера, Надежда, Любовь. С ними слава и победа, с ними Бог!

Кстати, когда кто-то, будь то солдат, офицер или генерал, плохо служил, Суворов тоже упрекал их: «Вы не русский; это не по русски. Те, кто хотел поправить, говорили: «Покажи мне на деле, что ты русский».

Многие годы СМИ методично и настойчиво вбивали нам в голову, что Россия - вечный неудачник, что у нас одни «дураки и дороги», русские - пьяницы и ленивцы и прочая «джентльменская группа» русофобов.Они убеждены, что получается, что русских больше нет, а есть только «русскоязычные русские». Для них осталась только «русская» мафия и ужасный «русский фашизм».

Суворов, узнав о захвате русским флотом Ф. Ф. Ушакова Корфу, воскликнул: «Наш великий Петр жив!» И вспомнил слова императора Петра Великого после победы над шведским флотом у Аландских островов: «Природа произвела только одну Россию; У нее нет соперницы! - а теперь мы видим.Здравствуйте российскому флоту!

Как важно нам сегодня услышать, слова русского архангелиста отгоняют уныние: «Мы русские - какой восторг!».

«Непобедимо покори себя»

В последнее время, когда СМИ и учебники «Сороса» на наших глазах, казалось бы, немыслимо искажают историю России, не будем унывать, вспомним слова Александра Васильевича о современном французском военачальнике: «Это у историка два зеркала.Одно увеличительное для них, второе уменьшительное для нас. Но история сломает обоих и поставит свою, в которой мы не будем пигмеями.

В ХХ веке когда-то пытались переписать историю России. Но когда противник стоял под Москвой, Сталин обратился к именам святых князей Александра Невского и Дмитрия Донского, Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского, Александра Суворова и Михаил Кутузов: Не случайно и в Великую Отечественную войну наших лучших полководцев называли командирами «суворовской школы».Вернувшись к традициям славной Русской Армии, создав в 1944 году школы по подобию кадетских корпусов Императорской России, они получили название Суворовские.

После погрома Советской Армии в 90-х годах новые реформы постепенно убивают оставшиеся в современной России Вооруженные Силы. Уничтожьте военное дело, военное образование, военную медицину. Они пытаются прервать исторические традиции нашей Армии. «Реформа» суворовской школы - одно из свидетельств этих попыток разрушить «связь времен».

Но Россия не может существовать без сильной армии и флота. Когда нынешнее русское восстание закончится, нам придется, напрягая все силы, восстановить Вооруженные Силы государства Российского со всем миром. Они должны снова стать великой русской армией. Возможно, это делается только на основании заповедей Русского Архангела. В «Науке победы» Суворов оставил нам главный совет на все времена: «Молитесь Богу; от него победа! И великое убеждение великого полководца: «Учить неверующих в армии - значит молоть ржавое железо.«Суворов, не знавший ни единого поражения, доказал своей жизнью христианскую истину -« не победить, победивший себя ».

Суворовские чудо-герои были твердо уверены, что их любимый полководец умеет клянчить победу. Они. поверил его словам: «Бог наш - воевода! Он нас ведет! Солдаты видели Суворова с молитвой к Богу перед каждым боем. Войска ходили о том, как однажды Александр Васильевич, сидя на коне, долго молился. , по своему обычаю, перед боем молча всматривался в небо.На вопрос одного солдата о том, что он видит в небе, командир приказал воину встать в собственном стремени. И Суворов показал воину в небе ангелов, воспевающих славу. И венцы небесные над русскими колоннами, спускающиеся на головы тех, кому суждено погибнуть в бою. «Я молюсь за них», - сказал Суворов воину. После боя Суворов всегда присутствовал на отпевании и панихидах, сопровождая в молитве погибших солдат и офицеров.

Известно, что перед началом самого тяжелого и сильнейшего сражения на Кинбургской косе Суворов не прерывал службу в полковой церкви, несмотря на тревожные сообщения о том, что турки уже высадили многочисленные войска. До окончания Божественной литургии Суворов не прекращал молитву и не отдавал приказа вступать в бой. В бою османы потерпели полное поражение.

В начале общей молитвы Суворов прочитал Отче наш, Отче наш, перед строем полков.Солдаты почувствовали молитву Суворова. И вся армия стремилась подражать любимому полководцу. Окрестности Варшавы Прага была укреплена и огорожена волчьими ямами. Штурм начался ночью. Перед боем, в полночь, все воины во главе с офицерами собрались у ротных икон, перед которыми зажгли светильники и помолились на коленях. «Мы все как корона, - говорит старый гренадер, участник боя, - надела чистое белье и ждали исполнения воли А.В. Суворова.Командир роты обратился к солдатам со словами Суворова: «Слушайте, дети, нам, как христианам, как и россиянам, нужно молиться Господу Богу о победе над врагами. Да помиритесь со всеми. Будет по-нашему, по-русски. . »После молитвы старый суворовский офицер дает последние наставления:« Слушайте детей, помните Бога в бою. Напрасно враг не убивает. Это один и тот же народ ». Вся русская армия в ту ночь молилась с его командир Суворовский гренадер рассказывал, как утром после победы солдаты осторожно пробирались между шестью рядами страшных волчьих нор и не могли понять, как ночью при стремительной атаке никто не попал в ловушки.

Солдаты верили в прозорливость Суворова, что любимому полководцу «открыт план божий». В тяжелейшем, наиболее упорное сражение с французами на реке Trebii, в решающий момент, Суворов соскочил с коня, бросился на землю и молился Богу. Через несколько минут он встал, отдал приказ, после чего русские разбили врага.

Среди солдат ходили рассказы о том, как Небесные Силы удерживали Суворова от покушений наемных убийц, посланных врагами.Достоверно известно, как в Швейцарии повар, купленный французами несколько раз за обедом, приносил Суворову отравленную еду, но Александр Васильевич молча, долго и пристально смотрел ему в глаза, пока повар не вымыл это блюдо.

Рассказывали, что в самые тяжелые моменты сражений рядом с Суворовым появился таинственный всадник в легких мантиях и красном плаще, русские силы удвоились, а противник был разбит. Кем был этот загадочный всадник, ангел Божий или святой воин-мученик в красном плаще? А, может быть, плащ всадника был княжеской корзиной благочестивого князя Александра Невского, покровителя Александра Суворова?

В германской войне батальон всеми любимого Суворова Фанагорийского полка попал в окружение.Все офицеры погибли, командование принял молодой лейтенант. Вместе с батальоном было полковое знамя славного Фанагорийского полка. Перед тем, как отправиться в последний бой, фанагорцы усердно помолились, и у развернутого знамени многим выпала честь увидеть Суворова. Немцы не выдержали яростного русского штыкового удара, батальон вышел из окружения и спас знамя полка. Ежечасно свидетельствовал, что ночью у могилы погибшего лейтенанта Суворова видели дважды.Этому чудесному явлению полководец посвятил стихотворение «Суворовское знамя» русскому офицеру, участнику войны с немцами, Арсению Ивановичу Несмелову.

В России говорят «конец - дело короны». Святые отцы считали: «Важно, как человек живет, но насколько важно будет умереть». Любимый всей Россией великий полководец с величайшим терпением и смирением переносит позор. Не помня обиды, как Илья Муромец в былинах, он снова идет по призыву Царя воевать за Отечество.Он венчает свою жизнь подвигом итальянской роты, в которой на одного убитого русского солдата было убито 75 французов, и великой швейцарской кампанией. Александр Васильевич завершает земной путь, изливая все, что он собрал в своем сердце за многие десятилетия войн и сражений, славных побед и любви народа, царственного опала и царственного милосердия, в «Каноне раскаявшемуся Спасителю и Господу нашему Иисусу». Христос". Несмотря на протесты врачей, Суворов с такой строгостью проходит свой последний Великий пост, не пропускает службу, поет на клиросе, читает в храме, кладет бесчисленные земные поклоны.Перед смертью, исповеданием и причастием Святых Христовых Таин Суворов, прощаясь со всеми, сказал: «Я долго гнался за славой - все мечта, душевный покой у престола Всевышнего».

Сопровождал Суворова в последний путь по Петербургу. Когда катафалк подошел к воротам Александро-Невского монастыря, возникла неразбериха, катафалк большой, а ворота низкие, решили, что балдахин с балдахином не пройдет. Но, старый суворовский солдат, гренадерский унтер-офицер закричал: «Суворов не пройдет?» Суворов везде проходил, пройдет и здесь! Давай, братья, в бой! И катафалк с телом любимого полководца, поддержанный руками народа, необъяснимым образом прошел через ворота монастыря.

Заупокойную литургию совершил владыка Амвросий. При прощании никто не сказал надгробных слов. Только припев придворного пения песен 90-го псалма «Живущие в помощи Всевышнего, установится в убежище Бога Небесного ...», а когда опускают гроб, то гремит пушечный гром. раздавались залпы - русские пушки прощались с великими генералами.

В церкви Благовещения Александро-Невского монастыря левый хор на надгробии содержит слова, к которым нечего добавлять: «Здесь лежит Суворов.

«А теперь, когда русские полки идут в бой, он за них молится, о нем поют»

Честь и любовь к Суворову остались в сердцах всех, кто любил Россию и кому слава Русское оружие дорого. Не только простые люди понимали, что Александр Васильевич - «воин Христов». Настоятель Новоиерусалимского монастыря архимандрит Леонид (Кавелин) полюбил поэму А.С. Турикова «Дед Суворова». В стихотворении есть удивительно точные строки:

Дар победы - дар Божий!
Бог должен молиться,
Сердце надо отрезвить
Чтобы ударить врага.

...... ...... ...... .....

Сила войск не в массах
Не в боевой одежде,
Сила духом и сердцем!

....... ...... ........

Командир Страны Чудес
Не засчитал поход, -
Принял победу на небесах.
Правда муж работал без шума
В Боге твердо думала -
И в чудесах прославляется.

.... ...... ..... ......

Жизнь монаха приблизительна,
Дух чист от всякой скверны,
Потому что непобедим!
Он пошел из храма в битву
Из битвы снова в молитву
Как херувим Божий.

...... ....... ...... .....

В 1840 г. в «Отечественных записках» опубликовано стихотворение И. П. Клюшникова о Суворове, которое завершается словами убежденность в том, что Александр Васильевич продолжает молиться за Русскую Армию после окончания своего земного пути:

А теперь, когда на битву идут
русских полков,
Молится о них -
О нем поют.

Биограф Суворова А.Ф. Петрушевский записал народную легенду, в которой рассказывается, что Суворов, как и святые русские богатыри, спит в густом лесу, в каменной пещере, склонив седую голову к каменному выступу.Через маленькую дырочку в пещере виден свет неугасимой лампы и слышно молитвенное поминовение князю, рабу божьему Александру. Легенда гласит, что в страшное для Русской земли время проснется великий русский рыцарь, выйдет из своей гробницы и спасет Отечество от невзгод.

Икона святого праведного воина непобедимого адмирала Федора Ушакова на свитке гласит: «Не отчаивайтесь, эти грозные бури послужат славе России.Для надписи на иконе святого праведного воина непобедимого генералиссимуса Александра Суворова можно выбрать много слов великого полководца: «Пресвятой Богородице! Для Дома Богородицы! »,« Мы русские - с нами Бог! "," Молиться Богу; от него победа! Богатый на чудеса Бог ведет нас: «Он наш полководец!» Надпись из наставления Суворова на смертном одре гласит: «Будь христианином; Бог знает, что подарить и когда.

В суворовских училищах с 1944 года под портретами Суворова было принято писать слова его завещания: «Дети мои, возьмите, пожалуйста, мой пример.«Но полностью слова Александра Васильевича звучат так:

« Отродье мое, возьмите, пожалуйста, мой пример; Каждое дело начинать с благословения Божия; задыхаться от верности Государю и Отечеству; избегать роскоши, безделья, жадности. и искать славы через истину и добродетель, которые являются моими символами ».

Конечно, в советские времена они не могли позволить, чтобы будущих офицеров учили« начинать каждое дело с благословения Божьего »и помнить о своей верности «Государь и Отечество.

У Русской Армии много небесных покровителей - святых воинов. Но духовное наследие Суворова в ХХI веке для нас не менее дорого и важно, чем в ХIХ и ХХ веках. И, возможно, учитывая нынешнее положение России в мире, это становится жизненно важным.

Но сегодня все учения Суворова чрезвычайно важны не только для офицеров и солдат русской армии, но и для каждого православного христианина. Русским воинам нужна твердая вера и надежда на Бога, суворовские чудотворцы.И не следует ли всем нам подражать стремлению Александра Васильевича к нравственной чистоте и активному самоотверженному служению Богу, Царю и Отечеству? Не следует ли всем нам приложить усилия для восстановления христианской государственности в России, которую защищал Суворов? Для Суворова верность Царю-Помазаннику Божьему была неотделима от верности Христу Спасителю.

Суворов писал: «Доброе имя - принадлежность каждого честного человека, но доброе имя я заключил во славу своего Отечества, и все мои дела были направлены на его процветание.Никогда гордость, часто подчиняющаяся порывам преходящих страстей, не контролировала мои действия. Я забыл, где мне нужно было думать о пользе общего.

Не является ли Суворов примером активной службы Отечеству, не нужной сегодня России? Ведь чего скрывать, зачастую мы, православные, живем только для себя и своих близких. Разоблачить упрек Александра Васильевича не только другим современникам Суворова: «Забудем об общем деле, подумаем о себе - в этом вся добродетель светского человека».

В последнее время православных христиан часто вдохновляет образ ложного покаяния и какого-то унылого «смирения». Некоторые «богословы» утверждают, что Россия «во всем виновата», что нам нужно «покаяться и за всех извиниться перед всеми» - это будет, оказывается, «истинное христианство». Другие призывают в «последние времена», которые они уже начали, спастись «остатком верных» в лесах.

Для нас сегодня очень важно вместо ложного смирения и толстовского непротивления злу обрести боевой и победоносный дух великого русского полководца «Христа-воина - Суворова».

Вся Россия должна слышать сердцем и верить словам Суворова, сказанного, когда армия оказалась в непроходимых горах, были многочисленные и сильные враги, и выхода, казалось, не было: «Боже, смилуйся! Мы русские! Мы сломаем врага! И победа над ним, и победа над обманом; будет победа!

«Канон Спасителя и Господа нашего Иисуса Христа», составленный Александром Васильевичем Суворовым, заканчивается словами:

«Приношу Тебя, Господи, Пресвятая Мать Твоя и всех, кто радовал Тебя во веки веков, к умоляю вас.Ваши молитвы вы можете. Принимать их прошение недостойно меня.

Больше не объявляй тебе большего: я твой и спаси меня.

Многие пастыри и православные христиане не сомневаются в том, что великий полководец и христианин, написавший эти строки, вместе с теми, кто угодил Богу, имел наглость ходатайствовать за нашу Родину и за грешников и горячо молился за Российскую Армию, чтобы они люблю.

Не случайно славный флотоводец, праведный воин, непобедимый адмирал Федор Ушаков первым в III тысячелетии нашей Церкви был канонизирован.Российский флот получил небесного покровителя. Надеемся, что Русская Армия среди собрания святых воинов и благочестивых князей сможет с молитвой призывать святого праведного воина, непобедимого полководца Александра Суворова.

И, возможно, мы увидим, как в Александро-Невской лавре, в храме, где пребывают святые мощи благоверного князя Александра Невского, будут торжественно перенесены мощи праведного воина, названного в честь святого князя Александра Великого. Суворов, Русский Архистратиг.

.

Leave a Reply