Сказка

Сказка о золотом яблоке: СКАЗКА «Золотое яблоко» читать онлайн + слушать армянскую сказку! – ЗОЛОТЫЕ ЯБЛОЧКИ — сказка ~ Проза (Сказка)

Содержание

СКАЗКА «Золотое яблоко» читать онлайн + слушать армянскую сказку!

армянская сказка Золотое яблоко картинка

Сказка «Золотое яблоко»: читать текст + слушать аудио

Автор: армянская народная сказка

Краткое содержание для читательского дневника

Главные герои:
  1. Царь: жадный, хитрый, наглый.
  2. Бедняк: умный, хитрый, находчивый.

Краткое содержание:

  1. Обещал царь золотое яблоко тому, кто соврет.
  2. Мудрецы и советники потерпели неудачу.
  3. Пришел бедняк с кувшином и потребовал долг — кувшин золота.
  4. Царь стал обвинять бедняка во лжи.
  5. Бедняк потребовал яблоко, раз он врет.
  6. Пришлось царю отдать яблоко.

Сказка учит не издеваться и не смеяться над другими людьми, не считать себя умнее других. Учит скромности и находчивости. Учит уметь находить неожиданные решения. Учит держать слово.

https://skazkaonline.ru/wp-content/uploads/2019/11/Zolotoe-yabloko-slushat-onlajn.mp3


Жил-был царь. Однажды он послал во все стороны глашатаев, которые стали кричать народу:

– Эй, вы! Кто из вас лучше всех солжет, тому царь даст золотое яблоко!

Стали приходить к царю отовсюду: царевичи, дети назиров, везиров – одним словом, очень много людей, но никто не мог угодить царю.

Пришел наконец к царю бедняк с большим кувшином в руке.

– Чего тебе надо? – спросил царь.

– Здравствуй, царь! – ответил бедняк. – Я пришел получить свои деньги: ты ведь мне должен кувшин золота.

– Врешь ты, – ответил царь, – я тебе ничего не должен!

– Вру? Так дай мне золотое яблоко, коли я вру.

Царь, поняв его хитрость, стал отнекиваться:

– Нет, ты не врешь.

– А не вру, так плати долг.

Царь, видя, что лгун выиграл, ни слова не сказав, достал и дал бедняку золотое яблоко.

читать сказку для детей, текст онлайн на РуСтих

Жил на свете богатый купец, и было у него три дочери: Карен, Марен и Метте. Крепко любил купец своих дочерей, а всех больше — младшую. И она тоже души в нем не чаяла.

Вот однажды собирается купец по своим торговым делам в город Копенгаген на ярмарку и спрашивает дочек, какие им гостинцы привезти. Старшая, Карен, попросила купить ей золотую прялку; средняя, Марен,- золотое веретено, а младшая, Метте, подумала и говорит:

— Больше всего на свете, батюшка, хочется мне золотого яблока с той яблони, что я нынче во сне видела. Привези ты мне его!

— Все привезу вам, дочки мои дорогие! — отвечает купец,- в лепешку расшибусь, а добуду!

Поехал купец на ярмарку, расторговался и стал гостинцу покупать. Повезло ему. Купил он для Карен золотую прядку, для Марен золотое веретено, а вот яблока золотого для Метте, как ни старался, нигде не мог раздобыть.

Воротился он опечаленный домой, отдал страшим дочерям гостинцы, а младшей говорит:

— Не достал я, дочка, золотого яблока! Ты уж не будь на меня в обиде!

А Метте ему отвечает:

— Не тужи, батюшка! Беда невелика. Чует мое сердце, что рано ли, поздно ли, а достанется мне золотое яблоко.

Спустя какое-то время приезжает к купцу незнакомый молодец и сватается к его младшей дочери.

— Нет! — отвечает ему купец. — У нас обычай таков: сперва старшую дочь замуж отдаешь, потом среднюю, а уж потом и младшей черед.

— Ладно, — говорит молодец. — Увезу я с собою твою старшую дочь. Только если она мне чем не угодит, не обессудь- ворочу ее обратно.

Снарядили Карен в путь-дорогу, и вышли все за ворота провожать. А молодец сел с невестой в возок и молвил:

Свет — впереди,

Тьма — позади,

Вослед возку никто не гляди!

Тут они с глаз и пропали.

Очутилась Карен и ее суженый в дремучем лесу. Темно, ни зги не видать. Долго ехали они — и встал вдруг возок перед низенькой кособокой избушкой. Вошли путники внутрь, а там посреди горницы широкое бархатное кресло стоит. Подивилась Карен: откуда в бедном домишке такое богатое кресло? А молодец ей сесть в него велит. Села она — и точно подхватили ее ласковые речные волны. Положила Карен голову на спинку — и точно в лебяжьем пуху утонула.

— Сиживала ли ты когда мягче, девушка? — спрашивает ее молодец.

— Нет, господин, никогда я мягче не сиживала, — отвечает Карен.

Поднес он ей тогда серебряный кубок с питьем. Было это питье сладкое, как мед, крепкое, как вино, студеное, как ключевая вода.

— Пивала ли ты что слаще этого питья? — спрашивает ее молодец.

— Нет, господин, сроду ничего я слаще не пивала,- отвечает Карен.

Вывел тогда ее молодец из избушки, усадил в возок и отвез в родительский дом. На этот раз взял он с собою среднюю дочь. Только с нею все так же, как с Карен вышло. Скоро и она к отцу воротилась.

Настал теперь черед младшей дочери с молодцом ехать. Привез он Метте в лесную избушку, усадил в широкое бархатное кресло и спрашивает:

— Сиживала ли ты когда мягче, девушка?

А Метте ему отвечает:

— Мягкое твое кресло, господин, да только колени моей родной матушки еще мягче.

Поднес ей молодец серебряный кубок с питьем и спрашивает:

— Пивала ли ты что слаще этого питья?

А Метте отхлебнула немного и говорит:

— Сладко твое питье, господин, да только молоко моей родной матушки еще слаще.

В тот же миг избушки как не бывало, и очутилась Метте в королевских покоях, а молодец обернулся пригожим принцем.

И поведал ей принц, что много лет назад была у него невеста, гордячка, каких свет не видывал. Привыкла она к роскоши да к богатству, и все хотелось ей слаще всех пить-есть, мягче всех спать. Разгневался на нее за это волшебник и заточил навеки в своем каменном замке. А принцу повелел жить в лесной избушке, покуда не сыщет он себе девушку простую, скромную, чтобы ее ни мягким креслом, ни сладким питьем не удивить было.

Долгие годы искал принц себе, невесту — и ни одна девушка перед мягким креслом да сладким питьем не устояла. А Метте с первого взгляда полюбилась ему, только и ее он должен был прежде испытать.

И зажили Метте с молодым принцем в королевском замке в любви и согласии. Раз вышла Метте в сад и видит: меж: Деревьев золотая яблоня, точь-в-точь такая, какую она во сне видела. Рассказала тут Метте принцу про свой сон и про то, как отец нигде для нее золотого яблока не смог добыть. Тогда сорвал принц с дерева три золотых яблока и говорит:

— Поедем к твоему отцу, отвезем ему яблоки. Пускай увидит, что сон твой сбылся.

А старый купец меж тем тужит-горюет, что любимая его дочь без вести сгинула. Только вдруг видит он: открываются ворота и въезжает в золоченой карете его дочь, а с нею рядом — молодой, пригожий принц. Подошла Метте к отцу, протянула ему три золотых яблока и говорит:

— Вот, батюшка, золотые яблоки. Чуяло мое сердце, что рано ли, поздно ли, а сон мой сбудется.

Обрадовался купец и задал богатый пир. Три дня и три ночи пировали, всех прохожих потчевали, и мне, признаться, тоже кой-чего перепало.

Золотое яблоко (Армянская сказка) читать онлайн текст

Здравствуй, молодой литературовед! Хорошо, что ты решил читать сказку "Золотое яблоко (Армянская сказка)" в ней ты найдешь народную мудрость, которой назидаются поколениями. Каждый раз, прочитывая ту или иную былину, чувствуется невероятная любовь с которой описываются изображения окружающей среды. Зачастую вызывают умиление диалоги героев, они полны незлобия, доброты, прямоты и с их помощью вырисовывается иная картина реальности. Удивительно легко и естественно сочетается текст, написанный в прошлом тысячелетии, с нашей современностью, актуальность его нисколько не уменьшилась. Немаловажную роль для детского восприятия играют зрительные образы, коими, довольно успешно, преизобилует данное произведение. Преданность, дружба и самопожертвование и иные положительные чувства преодолевают все противостоящие им: злобу, коварство, ложь и лицемерие. Поразительно то, что сочувствием, состраданием, крепкой дружбой и непоколебимой волей, герою всегда удается разрешить все беды и напасти. Сказка "Золотое яблоко (Армянская сказка)" читать бесплатно онлайн однозначно стоит, в ней много добра, любви и целомудрия, что полезно для воспитания юной особи.

Жил-был царь. Однажды он послал во все стороны глашатаев, которые стали кричать народу: 
— Эй, вы! Кто из вас лучше всех солжет, тому царь даст золотое яблоко! 
Стали приходить к царю отовсюду: царевичи, дети назиров, везиров — одним словом, очень много людей, но никто не мог угодить царю. 
Пришел наконец к царю бедняк с большим кувшином в руке. 
— Чего тебе надо? — спросил царь. 
— Здравствуй, царь! — ответил бедняк. — Я пришел получить свои деньги: ты ведь мне должен кувшин золота. 
— Врешь ты, — ответил царь, — я тебе ничего не должен! 
— Вру? Так дай мне золотое яблоко, коли я вру. 
Царь, поняв его хитрость, стал отнекиваться: 
— Нет, ты не врешь. 
— А не вру, так плати долг. 
Царь, видя, что лгун выиграл, ни слова не сказав, достал и дал бедняку золотое яблоко.

Энциклопедия сказочных героев: "Золотое яблоко", армянская сказка


Армянская народная сказка

Жанр: народная бытовая сказка

Главные герои сказки "Золотое яблоко" и их характеристика

  1. Царь. Жадный, хитрый, наглый.
  2. Бедняк. Умный, хитрый, находчивый.

План пересказа сказки "Золотое яблоко"
  1. Задание царя
  2. Неудача умников
  3. Бедняк с кувшином
  4. Затруднение царя
  5. Победа бедняка

Кратчайшее содержание сказки "Золотое яблоко" для читательского дневника в 6 предложений
  1. Обещал царь золотое яблоко тому, кто соврет.
  2. Мудрецы и советники потерпели неудачу.
  3. Пришел бедняк с кувшином и потребовал долг - кувшин золота.
  4. Царь стал обвинять бедняка во лжи.
  5. Бедняк потребовал яблоко, раз он врет.
  6. Пришлось царю отдать яблоко.

Главная мысль сказки "Золотое яблоко"
Хитрость народная всегда выход найдет.

Чему учит сказка "Золотое яблоко"
Сказка учит не издеваться и не смеяться над другими людьми, не считать себя умнее других. Учит скромности и находчивости. Учит уметь находить неожиданные решения. Учит держать слово.

Отзыв на сказку "Золотое яблоко"
Это смешная и назидательная история о лживом царе, который хотел повеселиться, но не хотел за это платить. Но он напрасно считал себя самым умным, нашелся тот, кто обхитрил царя и поставил его в безвыходное положение. Бедняк оказался самым мудрым и заслужил награду.

Пословицы к сказке "Золотое яблоко"
Врать не мешки ворочать.
Премудрость одна, а хитростей много.
Хитрый Митрий, да и Ванька не дурак.
Где не возьмет топор, возьмет смекалка.
Мудрость в голове, а не в бороде.

Читать краткое содержание, краткий пересказ сказки "Золотое яблоко"
Жил-был царь. И бросил он однажды клич, что тому, кто лучше всех соврет, подарит он золотое яблоко.
Собрался народ со всего царства, да еще и из других пришли - мудрецы, советники, визири. Самые умные люди врали напропалую, чтобы обмануть лучше других.
Но никому царь золотое яблоко не присудил.
И вот пришел к царю какой-то бедняк с глиняным кувшином и потребовал отдать долг. Мол царь брал у него целый кувшин золота.
Возмутился царь, стал обвинять бедняка во лжи, а тот потребовал золотое яблоко, раз царь признал, что он врет.
Царь сразу на попятную. Мол, не врет бедняк, а говорит правду. Бедняк снова долг требует.
Видит царь, что делать нечего, выбрал меньшее зло, и отдал бедняку яблоко. Рисунки и иллюстрации к сказке "Золотое яблоко"

Сказка о золотых яблоках

Однажды королевич влюбился в простую девушку Варвару, только его матери выбор сына пришелся не по нраву. И задумала королева дело черное...

Close

Статистика посещений за 30 дней

☆ ☆ ☆ ☆ ☆

Рейтинг: 4,97 * 31‎ голосов Как ставить оценку?

Если у вас имеется доступ к чтению произведения, то вы можете оценить его по пятибальной шкале (как в школе), нажав на любую из 5 звездочек. 1-ая звездочка - очень плохо, 5-ая звездочка - отлично! Любая накрутка оценок исключена! Ваша оценка будет показываться вам синей зведочкой ☆, чтобы вы видели, как проголосовали. В любой момент вы можете переставить свою оценку, еще раз нажав на любую звездочку. При этом накрутки не произойдет! Будет учтена именно ваша последняя оценка.

Категории: Детские сказки, Байки, былины и сказки, Романтическое фэнтези


Дата размещения: 27.07.2019, 20:33

Дата обновления: 27.07.2019, 20:29



2576 просмотров | 28 комментариев | 8 в избранном | 2 наград

Полный текст
для всех Размер: 0,16 алк / 6314 знаков / 1 стр

Хэштег: #сказки

Из цикла: Сказки рыжего кота


Произведение наградили Что такое награждение?

Любому произведению автора может быть присуждена платная награда или антинаграда, влияющие на общий рейтинг произведения. При этом все оплаты за награды перечисляется в виде процентов вознаграждения автору произведения.

В отличие от обычного проставления оценок (звездочек), вы можете сколько угодно раз награждать одно и то же произведение автора. Все награждения являются публичными, поэтому ваши награды произведению будут видны не только автору, но и другим пользователям сайта.

Печенька Печенька

Золотое яблоко

У од­но­го па­диша­ха был сад, где рос­ли зо­лотые яб­ло­ки. Эти зо­лотые яб­ло­ки пос­пе­вали не каж­дый год, а лишь раз в три го­да, в де­сять лет. Ведь яб­ло­ки бы­ли зо­лотые, не прос­тые.

У это­го па­диша­ха, ска­жу я те­бе, бы­ло три сы­на. Боль­шой он был па­дишах. Этот па­дишах, ког­да зо­лотые яб­ло­ки соз­ре­ли, пос­та­вил сто­рожа. Па­дишах сос­чи­тал зо­лотые яб­ло­ки, а двух яб­лок не хва­та­ет. По­терял ведь сто­рож яб­ло­ки. Па­дишах арес­то­вал сто­рожа и за­точил в тюрь­му, то ли на че­тыре го­да, то ли на пять лет.

Па­дишах соз­вал рес­публи­ку, весь на­род, ска­жу те­бе.

— Вот, — го­ворит, — наш сто­рож до­пус­тил кра­жу двух яб­лок. А кто не даст во­ровать эти яб­ло­ки, мы то­му пол­па­дишахс­тва от­да­дим.

Лад­но. У па­диша­ха есть три сы­на, и сы­новья те­перь го­ворят:

— Мы, — го­ворят, — па­дишахс­тво чу­жому че­лове­ку не от­да­дим, мы са­ми в ка­ра­уле бу­дем.

Стар­ший сын па­диша­ха стал ка­ра­улить яб­ло­ки. До рас­све­та юно­ша сов­сем не спал. На рас­све­те пе­рес­чи­тал яб­ло­ки и лёг спать. Ког­да прос­нулся, вновь пе­рес­чи­тал, рань­ше не хва­тало двух, те­перь не бы­ло трёх. Сын па­диша­ха убе­жал со стра­ху. Па­дишах, прос­нувшись, сам пе­рес­чи­тал яб­ло­ки. Сно­ва нет од­но­го яб­ло­ка, нет и сы­на. Па­дишах очень по­разил­ся да сно­ва соб­рал рес­публи­ку.

— Ес­ли кто-то не поз­во­лит во­ровать яб­ло­ки, пол­па­дишахс­тва от­да­дим, — го­ворит.

Но в ка­ра­ул ник­то не идёт. Не идут те­перь, бо­ят­ся. И вот сред­ний сын па­диша­ха соб­рался ка­ра­улить.

— Нас же трое, -— го­ворит, -—своё па­дишахс­тво чу­жому не от­да­дим.

Сред­ний сын па­диша­ха стал на ка­ра­уле. Этот сто­ял до за­ри, ник­то во­ровать яб­ло­ки не явил­ся. На рас­све­те лёг и зас­нул. Прос­нувшись, пе­рес­чи­тал — опять од­но­го яб­ло­ка нет. Пос­ле это­го и он сбе­жал. Нет и яб­ло­ка, нет и юно­ши.

Па­дишах прос­нулся и пе­рес­чи­тал яб­ло­ки, нет ни яб­лок, ни сы­на.

Па­дишах очень по­разил­ся это­му яв­ле­нию. Соб­рал всех под­чи­нён­ных— от ма­ла до ве­лика. Соб­рал он, ска­жу те­бе, и рас­ска­зал на­роду про эти со­бытия, что нет сы­новей, нет и яб­лок. Па­дишах те­перь у все­го на­рода про­сит сто­рожа. Ник­то не хо­чет ка­ра­улить, каж­дый бо­ит­ся, ведь яб­ло­ки кра­дут.

— Мы, — го­ворит па­дишах, — от­да­дим пол­па­дишахс­тва то­му, кто не даст во­ровать яб­ло­ки.

Не сог­ла­сились. Млад­ший сын па­диша­ха ска­зал:

— Мы, — го­ворит, — па­дишахс­тво не от­да­дим уж чу­жому. Я сам пой­ду, не дам красть яб­ло­ки, пой­маю во­ра.

Па­дишах не по­верил это­му.

— Я пос­то­рожу, толь­ко при­кажи. Сде­ла­ешь то, что я поп­ро­шу, — го­ворит сын. Очень твёр­до раз­го­вари­ва­ет. — При­кажи от­лить пят­надца­типу­довую ги­рю для ме­ня, пусть там бу­дет вы­бито моё собс­твен­ное имя, твоё имя на кам­не, — го­ворит. Сын па­диша­ха был на­делён боль­шой си­лой.

Па­дишах от­лил ги­рю юно­ше. Сна­чала джи­гит про­верил ги­рю, креп­ка ли, стук­нул по сво­ей ко­лен­ке. Ко­лен­ка не пос­тра­дала. За­тем уда­рил по кам­ню, ка­мень рас­сы­пал­ся в пыль, а с ги­рей ни­чего не слу­чилось. За­тем уда­рил по яб­ло­не, яб­ло­ня ведь не с прос­ты­ми яб­ло­ками, и с яб­ло­ней ни­чего не слу­чилось.

Та­ким об­ра­зом, млад­ший сын па­диша­ха сто­ит те­перь на стра­же. Ска­жу я те­бе, он сто­ит не так, как те. Он пе­рес­чи­тал яб­ло­ки и лёг спать. Ког­да за­ря за­нялась, встал и сно­ва пе­рес­чи­тал эти яб­ло­ки, яб­лок по-преж­не­му че­тыре. Ког­да ста­ло всхо­дить сол­нце, ска­жу я те­бе, пти­ца при­лете­ла к не­му. При­лете­ла, са­ма об­ли­ком че­ловек, са­ма пти­ца. Очень боль­шая. При­лете­ла, се­ла на яб­ло­ню и ста­ла сры­вать яб­ло­ко. Ког­да ста­ла сры­вать яб­ло­ко, джи­гит бро­сил в неё ги­рей, ги­ря по­пала в неё и ра­неная пти­ца упа­ла. Яб­ло­ко не смог­ла заб­рать. Упа­ла пти­ца да, при­няв об­лик че­лове­ка, на­чала убе­гать. За ней, дер­жа пят­надца­типу­довую ги­рю, по­бежал джи­гит. Так бе­жали они, воз­ле ле­са повс­тре­чал­ся им его стар­ший брат.

— Вот я пой­мал во­ра, ук­равше­го на­ши яб­ло­ки, бе­жим, — го­ворит этот.

Они те­перь вмес­те вдво­ём го­нят­ся. По­ка бе­жали, повс­тре­чал­ся сред­ний брат.

— Ай­да, во­ра пой­мал, — го­ворит.

Те­перь они втро­ём бе­гут за во­ром. Про­бежа­ли мно­го мест, ког­да вор влез в од­ну ды­ру. Здесь бы­ла боль­шая ды­ра, ров­ная та­кая. Эти ос­та­нови­лись тут.

Вот, ска­жу те­бе, па­сёт­ся здесь один олень. Пой­ма­ли они Оле­ня и за­реза­ли. Сня­ли шку­ру, на­реза­ли узень­ки­ми лен­та­ми и со­еди­нили их. Ког­да со­еди­нили, по­лучи­лось, что лен­та нем­но­го не дос­ти­га­ет дна. Те­перь сы­новья па­диша­ха ста­ли со­вето­вать­ся. Стар­ший сын го­ворит:

— Я спу­щусь.

— Я спу­щусь, — го­ворит сред­ний брат.

Тот, ко­торый шёл с пят­надца­типу­довой ги­рей, го­ворит:

— Вас нель­зя спус­кать, вы ни­чего не мо­жете.

Те­перь, ска­жу я те­бе, этот юно­ша с пят­надца­типу­довой ги­рей сам хо­чет спус­тить­ся.

— Спу­щусь, — го­ворит, — во­ра убью.

И вот на­чал спус­кать­ся. Спус­тился и стал смот­реть по сто­ронам: ока­зыва­ет­ся, это — пе­рек­рёсток трёх до­рог. На всех трёх бу­мага при­коло­та. На од­ной на­писа­но: «до­рога смер­ти», на дру­гой: «сы­тость», ещё на од­ной: «до­рога го­лода». Этот по­шёл по той до­роге, где бы­ло на­писа­но «до­рога смер­ти». До­шёл до од­но­го боль­шо­го до­ма. Си­дит очень кра­сивая де­вуш­ка. По­гово­рили с этой де­вуш­кой. Де­вуш­ка ска­зала:

— От­ку­да ты явил­ся, как ты смог, — го­ворит, удив­ля­ясь его при­ходу.

Сын па­диша­ха от­ве­тил:

— Я вот по­чему при­шёл: у нас есть зо­лотые яб­ло­ки, их кто-то во­ру­ет, я при­шёл за по­хити­телем, чтоб его убить, — го­ворит.

В от­вет де­вуш­ка ска­зала:

— Наш па­дишах, див, от­ку­да-то ра­неный при­шёл. Я не знаю, во­ру­ет он яб­ло­ки, или нет, сей­час ушёл к фель­дше­ру.

Джи­гит ска­зал:

— Он на­ши яб­ло­ки во­ру­ет, убью его, я же ра­нил его.

Де­вуш­ка:

— Мы, — го­ворит, — хо­зя­ева все­го под­земно­го мед­но­го кла­да, див — наш па­дишах, — го­ворит.

Джи­гит от­ве­тил этой де­вуш­ке:

— Я это­го ва­шего ди­ва всё рав­но убью.

Де­вуш­ка не воз­ра­зила. Она его спря­тала, нак­рыв шля­пой ди­ва, по­ка див ми­мо не про­шёл. Де­вуш­ка ска­зала:

— Див вер­нулся и лёг, и в из­го­ловье у не­го ка­мень, и под ру­кой у не­го ка­мень, — го­ворит. — ты вой­ди и ударь его раз, он и рас­сыплет­ся. Он-то рас­сыплет­ся, но за­тем вновь со­берёт­ся и ска­жет: «Джи­гит, ударь ещё один раз», но ты боль­ше не бей. Ска­жи, что это­го хва­тит. Ког­да ты так ска­жешь, он вновь рас­сыплет­ся и сно­ва ска­жет, чтоб ты уда­рил, ты ска­жи, что хва­тит. Опять он рас­сыплет­ся, — го­ворит.

Джи­гит во­шёл, ска­жу я те­бе, за­пус­тил ги­рей. Как за­пус­тил, так го­лова ди­ва рас­сы­палась в пыль. Да, го­лова ди­ва, как и ска­зала де­вуш­ка, вновь соб­ра­лась. Див ска­зал:

— Джи­гит, сно­ва ударь.

Джи­гит ска­зал:

— Хва­тит это­го.

Ког­да джи­гит так ска­зал, го­лова ди­ва сно­ва рас­сы­палась и вновь соб­ра­лась, ста­ла го­ловой, ска­жу я те­бе, и опять то же са­мое:

— Сно­ва ударь, — го­ворит. Джи­гит ска­зал:

— Хва­тит это­го.

Ког­да ска­зал «хва­тит это­го», рас­сы­палась его го­лова. Из ди­ва ста­ла кровь хлес­тать. Кровь дош­ла до щи­колот­ки джи­гита. Та де­вуш­ка ему ска­зала:

— Джи­гит, вый­ди уж, те­перь див уже умер.

Итак, убил он ди­ва-па­диша­ха.

Де­вуш­ка вновь ему ска­зала:

— Я, го­ворит, яв­ля­юсь па­диша­хом все­го мед­но­го кла­да на све­те. Я те­бе дам пе­чать, как убив­ше­му ди­ва. На этой мед­ной пе­чати бу­дет на­писа­но, как ты убил ди­ва. Ты эту пе­чать не те­ряй, те­бе са­мому при­годит­ся.

Те­перь это­му джи­гиту де­вуш­ка опять мол­вит:

— У ме­ня есть тё­туш­ка, она яв­ля­ет­ся па­диша­хом все­го се­реб­ря­ного кла­да на зем­ле. Ты ей по­кажешь эту пе­чать, ска­жешь, что убил ди­ва, она те­бе даст та­кую же, как эта, се­реб­ря­ную пе­чать.

Этот по­шёл к па­диша­ху се­реб­ря­ного царс­тва.

— Я ва­шего ди­ва убил, — го­ворит.

Де­вуш­ка взя­ла мед­ную пе­чать, про­чита­ла. Здесь бы­ло на­писа­но всё — о кра­же яб­лок и как был убит див. Де­вуш­ка да­ла ему в ру­ки се­реб­ря­ную пе­чать. Там, как и на мед­ной пе­чати, всё на­писа­но.

Де­вуш­ка ска­зала:

— У нас есть тё­туш­ка — хо­зяй­ка всех зо­лотых сок­ро­вищ зем­ли. Она те­бе даст зо­лотую пе­чать, ска­жет, что сле­ду­ет де­лать.

Джи­гит те­перь по­шёл к де­вуш­ке — хо­зяй­ке зо­лотых сок­ро­вищ. Де­вуш­ка рас­смот­ре­ла пе­чати, всё уви­дела. Она ему да­ла зо­лотую пе­чать. Джи­гиту эта де­вуш­ка ска­зала:

— Те­перь уж на­шему па­диша­ху при­шёл ко­нец, ты нас от­сю­да вы­веди, — го­ворит.

Джи­гит, же­лая вы­вес­ти, их всех тро­их заб­рал. В ру­ках у не­го три пе­чати, труд его не про­падёт.

Они приш­ли к до­роге, ко­торая ве­ла на­верх. От­ту­да сы­новья па­диша­ха спус­ти­ли ве­рёв­ку. Сна­чала под­ня­ли дочь па­диша­ха мед­но­го царс­тва. При ви­де её сы­новья па­диша­ха спо­рят: «мне!» да «мне!».

В это вре­мя джи­гит сни­зу крик­нул:

— Спус­кай опять ве­рёв­ку.

Опять спус­ти­ли ве­рёв­ку. Те­перь от­пра­вил он на­верх дочь па­диша­ха се­реб­ря­ного царс­тва. И её вы­тяну­ли. Ког­да она под­ня­лась, на­чал­ся опять, ска­жу я те­бе, шум-гам. Очень да­же кра­сива. Опять спус­ти­ли ему ве­рёв­ку. Джи­гит от­пра­вил на­верх дочь па­диша­ха зо­лото­го царс­тва. Эта уж кра­сивее всех. Ког­да она выб­ра­лась, сре­ди сы­новей па­диша­ха вновь под­нялся шум и гам. «Она мне!», «мне!», — го­ворят. Они ре­шили ос­та­вить джи­гита под зем­лёй, не вы­тас­ки­ва­ют. Трёх де­вушек заб­ра­ли и уш­ли. Де­вуш­кам не ве­лели го­ворить, что они млад­ше­го бра­та здесь ос­та­вили. Они, вер­нувшись, ска­зали:

— Мы схва­тили ди­ва, во­ровав­ше­го яб­ло­ки, уби­ли его, спас­ли вот до­черей па­диша­ха, — го­ворят.

Лад­но, этот джи­гит ос­тался ведь под зем­лёй. Про­читал он над­пись и по­шёл до­рогой го­лода. Шёл он и до­шёл до од­но­го боль­шо­го до­ма. В этом до­ме жи­ли толь­ко сле­пая ста­руха и сле­пой ста­рик, боль­ше ни­кого нет. Джи­гит ска­зал им:

— Ес­ли най­мё­те, я пос­туплю к вам на служ­бу.

Они ска­зали:

— Мы те­бя най­мём, ес­ли ты бу­дешь очень хо­рошо слу­жить, слу­шать­ся нас, — го­ворят.

— Я бу­ду слу­шать­ся вас, хо­рошо слу­жить, — го­ворит он.

У них, ока­зыва­ет­ся, бы­ло мно­го ско­тины. Джи­гита те­перь сде­лали пас­ту­хом. Сле­пой ста­рик на­учил:

— Ты, сы­нок, до­рогой, что нап­ра­во ве­дёт, и до­рогой, что пря­мо ве­дёт, не иди, ты пой­ди до­рогой, что на­лево ве­дёт. Те зем­ли не на­ши, а зем­ли ди­ва-па­диша­ха, — го­ворит.

Пог­нал джи­гит ско­тину. Не об­ра­щая вни­мания на сло­ва ста­рика, по­шёл по пря­мой до­роге. Шёл он, шёл, вы­шел на ка­кую-то бо­лотис­тую мес­тность, его ко­ровы, про­вали­ва­ясь, прош­ли, за­тем он вы­шел на по­севы ди­ва-па­диша­ха. Навс­тре­чу ему вы­шел сто­рож, джи­гит его убил, го­лову по­ложил в ме­шок — ни су­да, ни следс­твия. Нас­ту­пил ве­чер, он приг­нал ско­тину. То, что их ско­тина бы­ла на чу­жих зем­лях, ста­рики уз­на­ли уже по гря­зи на ко­ровах.

— Ты по ошиб­ке вы­шел на зем­лю па­диша­ха ди­вов, нас об­ви­нят, в тюрь­му по­садят,— го­ворят они, очень ис­пу­гав­шись.

Джи­гит им ска­зал:

— Не бой­тесь, ни­чего не бу­дет.

Он ещё не го­ворит, что убил па­диша­ха ди­вов. На дру­гой день он сно­ва пог­нал ско­тину. Ста­рик сер­дится.

— Ты по­губишь нас, ес­ли бу­дешь пас­ти ско­тину на чу­жих зем­лях, — го­ворит.

А он всё ве­лит не бо­ять­ся. Те­перь, ска­жу я те­бе, и на вто­рой день приг­нал ско­тину. Ста­рик сно­ва рас­сердил­ся:

— Ты, — го­ворит, — за­ходишь на зем­ли чу­жого па­диша­ха, нас под­ве­дёшь под боль­шие штра­фы, под рас­хо­ды.

Он на тре­тий день го­ворит то­му ста­рику:

— Вы, ба­бай, от­че­го ос­лепли, нет ли ка­кого-ни­будь средс­тва вас вы­лечить? — спра­шива­ет.

Ста­рик ска­зал:

— Ле­карс­тво-то есть, — го­ворит. — Ты ни нап­ра­во, ни на­лево не сту­пай, а иди по пря­мой до­роге. Дой­дёшь до боль­шо­го до­ма. Из-под это­го до­ма бь­ют два род­ни­ка, в од­ном бу­дет мёр­твая, в дру­гом — жи­вая во­да. Ес­ли мы умо­ем­ся жи­вой во­дой, то ис­це­лим­ся и ста­нем кра­сивее, чем бы­ли, и гла­за от­кры­лись бы.

Джи­гит, ска­жу я те­бе, ста­рику го­ворит:

— Я, ба­бай, се­год­ня скот не по­гоню, при­несу я вам жи­вой во­ды и ис­це­лю.

Он по­шёл толь­ко один. До­шёл до боль­шо­го до­ма. Из-под до­ма би­ли два род­ни­ка. В од­ном — мёр­твая во­да, в дру­гом — жи­вая. Там бы­ли сто­рожа. Сто­рожей он нас­мерть при­шиб и за­чер­пнув жи­вой во­ды, умыл­ся: стал джи­гит ещё бо­лее кра­сивым, чем преж­де. Наб­рал и той, и дру­гой во­ды, ска­жу те­бе.

Вы­шел в об­ратный путь. Воз­вра­щал­ся он и по до­роге нат­кнул­ся на ка­кие-то су­щес­тва — и не лю­ди, и не де­ревья. Он уди­вил­ся им и, ког­да кос­нулся но­жом кор­ней од­но­го, выс­ту­пила кровь. Он на кровь кап­нул во­дой, и это су­щес­тво ста­ло сол­да­том.

Сол­дат ска­зал так:

— Мы, вой­ско это­го сле­пого ста­рика, он был на­шим па­диша­хом. Па­дишах ди­вов его ос­ле­пил. Вот здеш­ние де­ревья — все они вой­ско па­диша­ха, их та­ким сде­лал див сво­им кол­довс­твом, —го­ворит.

— Я убил па­диша­ха ди­вов, ко­нец нас­тал те­перь то­му ди­ву, — ска­зал джи­гит.

Они вдво­ём с сол­да­том ста­ли ма­зать де­ревья жи­вой во­дой, каж­дое ста­ло сол­да­том. Та­ким об­ра­зом, здесь ожил це­лый полк.

С вой­ском они уж, ска­жу те­бе, от­пра­вились к сле­пому ста­рику. Ус­лы­шав это, сле­пой ста­рик в стра­хе спря­тал­ся.

Джи­гит во­шёл. Ста­руха ска­зала:

— Ох, сы­нок, по­губил ты нас.

Джи­гит от­ве­тил:

— Нет, эби, не бой­ся, это вой­ско ва­ше собс­твен­ное. Я вам жи­вой во­ды при­нёс, умой­тесь, — го­ворит.

Они умы­лись, ис­це­лились и ста­ли те­перь кра­ше, чем преж­де. Джи­гит ска­зал:

— Я убил па­диша­ха ди­вов, — го­ворит. Им по­казал пе­чати. Там на­писа­но, что па­дишах ди­вов убит.

Этот па­дишах го­ворит:

— Ты будь па­диша­хом этой зем­ли, вмес­то па­диша­ха ди­вов.

Джи­гит ска­зал:

— Нет, я па­диша­хом не бу­ду, я сам сын па­диша­ха, я про­шу ме­ня под­нять от­сю­да.

Ему ста­рик го­ворит:

— Мы те­бя под­нять-то под­ни­мем, чем же те­бя от­бла­года­рить нам?

— Мне ни­чего от вас не нуж­но, толь­ко вы­веди­те ме­ня, -— го­ворит джи­гит.

Ста­рик ему ска­зал:

— Вот те­бе пе­гая ко­была в шесть об­хва­тов. Ес­ли ты ему ска­жешь: «Моя пе­гая ко­была в шесть об­хва­тов», — он ис­полнит все же­лания, ка­кие толь­ко есть на све­те. Ес­ли ты, сев на не­го, ска­жешь: «Моя пе­гая ко­была в шесть об­хва­тов», — то в мгно­вение ока ока­жешь­ся в сво­их вла­дени­ях.

Джи­гит сел вер­хом на пе­гую ко­былу и в мгно­вение ока очу­тил­ся в сво­их вла­дени­ях. Доб­равшись до сво­его го­рода, он на ок­ра­ине за­шёл к од­но­му пор­тно­му:

— Я най­мусь к вам, бу­ду по­дог­ре­вать вам утюг, — ска­зал джи­гит. За стол на­нима­ет­ся он.

Па­дишах го­товил­ся к свадь­бе. Он хо­тел взять тех при­везён­ных де­вушек за сво­их сы­новей. Эти де­вуш­ки, ока­зыва­ет­ся, тре­бова­ли одеж­ду, ко­торую там но­сили.

— Ес­ли та­кой одеж­ды не бу­дет, не вый­дем,— го­ворят.

Та­кую одеж­ду, ко­торую они про­сили, ник­то не мог сшить. Джи­гит зна­ет, что па­дишах при­дёт к этим пор­тным. Сын па­диша­ха ска­зал им:

— Ког­да па­дишах при­дёт к вам про­сить, сна­чала сшей­те се­бе из при­несён­но­го им ма­тери­ала всё, что нуж­но, и на­день­те, — го­ворит.

Па­дишах при­шёл к ним. Они ста­ли шить се­бе из каж­до­го при­несён­но­го ма­тери­ала. Джи­гит го­ворит:

— Вам те­перь хва­та­ет одеж­ды. Те от­ве­ча­ют:

— Мы уже оде­лись по пер­во­му ра­зу.

— Вы, — го­ворит, — ког­да па­дишах при­дёт, це­ну зап­ра­шивай­те как сле­ду­ет, в два-три ра­за боль­ше пла­ты тре­буй­те.

Он го­ворит пе­гой ко­быле в шесть об­хва­тов:

— Сей­час ты, — го­ворит, — дос­тавь преж­нюю одеж­ду от се­реб­ря­ного, мед­но­го и зо­лото­го па­диша­хов.

Пе­гая ко­была в шесть об­хва­тов дос­та­вила их одеж­ду. При­нес­ли, раз­ве­сили. К при­ходу па­диша­ха платья трёх де­вушек бы­ли го­товы. Очень уж хо­роши они бы­ли. Па­дишах по­нёс их, по­казал. Де­вуш­кам одеж­да пон­ра­вилась, они до­гада­лись, что джи­гит вер­нулся. Её же дру­гой че­ловек не мог дос­та­вить.

Те­перь па­дишах стал свадь­бу справ­лять. Де­вуш­ки, раз платья есть, вро­де бы ре­ша­ют­ся вый­ти за­муж, но ещё ко­леб­лются. При­гото­вились они, на­род соб­ра­ли.

Де­вуш­ки всё твер­дят:

— Один че­ловек не при­шёл ещё.

Джи­гит спра­шива­ет у пе­гой ко­былы в шесть об­хва­тов:

— Приг­ла­сят ли ме­ня на свадь­бу?

Пе­гая ко­была в шесть об­хва­тов го­ворит:

— Те­бя приг­ла­сят, те де­вуш­ки от­ка­зыва­ют­ся вы­ходить за­муж за ко­го-ли­бо дру­гого. Ты явись и не раз­де­тый и не оде­тый, на­тяни что-то на­подо­бие се­ти. У тво­его от­ца есть со­бака. Под­зо­ви эту со­баку, дай ку­сок хле­ба и вы­гони её пин­ком под зад.

Де­вуш­ки всё твер­дят:

— Один че­ловек не при­шёл ещё.

Пос­ле это­го го­ворят пор­тным:

— У вас был па­ренёк — пор­тной, при­шёл ли он?

Пор­тные от­ве­ча­ют:

— Не при­шёл ещё.

Тут, ска­жу я те­бе, де­вуш­ки, бу­дущие сно­хи па­диша­ха, пос­ла­ли за юно­шей, при­вели его.

Этот джи­гит при­шёл ни оде­тый, ни го­лый. Под­ло­жил одеж­ду под се­бя, при­нёс с со­бой ку­сок хле­ба. За­вёл со­баку па­диша­ха и выг­нал её пин­ком под зад. Весь мед­жлис по­разил­ся это­му. Джи­гит одел­ся в бо­гатые одеж­ды и сел, а те де­вуш­ки все од­новре­мен­но под­несли ему свои на­пит­ки. Весь на­род, соб­равший­ся на свадь­бу, очень уди­вил­ся. Здесь ведь и дру­гие па­диша­хи бы­ли. Один па­дишах ска­зал:

— Вон ка­кие па­диша­хи при­были, но ни­кого из них де­вуш­ки так не уго­щали. Толь­ко по­явил­ся этот джи­гит, как они все трое ему на­пит­ки под­несли. По­чему вы­деля­ют ко­го-то, — го­ворит, оби­деть­ся соб­рался, ко­неч­но.

Ему от­ве­тила де­вуш­ка, быв­шая па­диша­хом зо­лота:

— Вы, — го­ворит, — не удив­ляй­тесь, этот джи­гит убил па­диша­ха ди­вов и из та­кой да­ли нас вы­нес и спас. Он нам до­роже на­ших от­цов и ма­терей. Ес­ли он ска­жет, мы за сы­новей па­диша­ха не пой­дём.

Джи­гит го­ворит:

— Я пре­тер­пел мно­го стра­даний, по­ка этих де­вушек вы­нес. Я бы так не му­чил­ся, ес­ли б мои братья и ме­ня за­од­но с де­вуш­ка­ми на­верх вы­тяну­ли. Они уш­ли, бро­сив ме­ня в яме. Я тот, кто убил по­хити­теля зо­лотых яб­лок. Они пос­ту­пили не по-родс­твен­но­му, — го­ворит. — Я не бу­ду та­ким жес­то­ким как они, пусть де­вуш­ка, быв­шая па­диша­хом зо­лота, бу­дет мне, де­вуш­ка — па­дишах се­реб­ра — стар­ше­му бра­ту, а де­вуш­ка, быв­шая па­диша­хом ме­ди, бу­дет дру­гому бра­ту. Ес­ли так, я сог­ла­сен сыг­рать свадь­бу, — го­ворит.

Его ре­чам па­дишах не очень-то ве­рил. Джи­гит вы­тащил три пе­чати — зо­лотую, се­реб­ря­ную и мед­ную. Над­пи­си на пе­чатях все про­чита­ли. И прав­да, на­писа­но, как был убит па­дишах ди­вов. Отец всё рав­но не ве­рит. Ему от пор­тных дос­та­вили пят­надца­типу­довую ги­рю, а там на­писа­но и его имя, и имя сы­на. Толь­ко пос­ле это­го па­дишах по­верил.

Сыг­ра­ли свадь­бу, три де­вуш­ки выш­ли за­муж за трёх пар­ней. На тро­не па­диша­ха ос­тался млад­ший сын.

Сказка Золотые яблоки, золотая птица и три королевских сына

Жил-был на свете могущественный король, и был у него сад, в котором росла яблоня с золотыми яблоками. Заметил король, что стали у него с яблони золотые яблоки пропадать — каждую ночь по одному яблоку. Делать нечего, надо сторожа у яблони ставить. Было у короля три сына: два умных, а третий — дурак. Сначала яблоню умные сыновья сторожили. Ночь сторожили, другую сторожили — пропадают яблоки!

На третью ночь посылает король в сад дурака. А умные братья над ним потешаются:

— Как бы вор яблоки вместе со сторожем не унес!

— Уж чему быть, того не миновать, — отвечает дурак, — а сторожить я все-таки пойду! — И отправился в сад.

До полуночи все было хорошо, а после полуночи начал одолевать дурака сон. Глаза так и слипаются. Чтоб не заснуть, подпер дурак веки щепочками и караулит яблоню. Чуть светать стало, прилетела на яблоню золотая птица и принялась яблоко клевать. Схватил ее дурак за крылья, но птица вырвалась и улетела, только одно золотое перышко у него в руках осталось. Прибежал дурак с пером к отцу и рассказал, что с ним ночью лриключилось.

Позвал отец сыновей и говорит:

— Если одно перо у этой птицы такое красивое, то как же хороша должна быть сама птица! Ступайте-ка вы по белу свету и разыщите ее. Кто мне эту птицу принесет, тот будет моим самым любимым сыном.

Отправились сыновья за птицей. Оба умных сына пошли по одной дороге, а дурак — по другой.

Пришел дурак в дремучий лес и заблудился. Сидит и плачет. Тут, откуда ни возьмись, — волк.

— Что ты плачешь — спрашивает. Дурак в ответ:

— Пошел золотую птицу искать да в лесу заблудился.

— Не плачь! — говорит ему волк. — Садись на меня верхом, я отнесу тебя к золотой птице. Уж на что птица хороша, но гнездо ее еще краше. Помни только: будешь брать птицу — не тронь гнезда.

Сел дурак на волка, и волк словно вихрь домчал его до того места, где птица жила. Отправился дурак один птицу ловить. Видит: сидит золотая птица на золотом дереве. Стал ее ловить и нечаянно задел гнездо. В тот же миг зазвенели колокольчики, сбежался народ,

схватили дурака и повели к королю. Говорит король дураку:

— Коли успеешь до рассвета сбегать за три царства и вернуться с золотым конем, то получишь золотую птицу вместе с золотым гнездом.

Что- делать Согласился дурак и в путь отправился. Идет дорогой и плачет. А волк уж тут как тут.

— Что ж плакать-то зря — корит он дурака. — Не сумел птицу поймать, как я тебя учил. Садись-ка на меня верхом и поедем за золотым конем, только помни: будешь его из конюшни выводить — до уздечки не дотрагивайся.

Сел дурак на волка, и мигом прискакали они к золотой конюшне. Волк на дороге остался, а дурак забрался в конюшню — за золотым конем. Но когда дурак коня выводил, задел золотую уздечку. Тотчас зазвенели колокольчики, сбежался народ, схватили дурака и к королю привели. Говорит король дураку:

— Коли сумеешь до рассвета сбегать за три царства и вернуться с принцессой, то получишь золотого коня вместе с уздечкой, а не успеешь — расплатишься головой.

Что делать Согласился дурак и в путь отправился. Идет дорогой и плачет. А волк уж тут как тут.

— Что ж плакать-то зря — корит он дурака. — Не сумел коня увести, как я учил. Садись-ка на меня верхом и поедем за принцессой. Только на этот раз я сам пойду во дворец.

Сел дурак на волка, и помчался волк словно вихрь, ногами земли не касается. Вскоре приехали они к королевскому дворцу. Теперь дурачок на дороге остался, а волк пошел во дворец за принцессой. Вывел волк принцессу и говорит:

— Садитесь оба верхом на меня и поедем к королю за золотым конем.

Только сели дурак и принцесса верхом на волка, помчался он словно вихрь, и вскоре очутились они у дворца. Говорит волк:

— Ты, принцесса-красавица, жди нас на дороге, а мы с дураком за золотым конем пойдем.

Около дворца обернулся волк принцессой-красавицей и говорит дураку:

— Отведи меня к королю и потребуй золотого коня с уздечкой. Он тебе его отдаст. Посади настоящую принцессу на коня, возьми его под уздцы и веди домой.

Не заметил король подмены, решил, что это настоящая принцесса, и отдал дураку золотого коня вместе с уздечкой. Посадил дурак настоящую принцессу на коня, ухватился за уздечку, и отправились они домой. Тем временем повел король принцессу в сад, побеседовать с ней хочет. Тут обернулась принцесса волком. Завыл волк и в лес убежал. Король испугался, созвал свою дружину, приказал догнать волка и привести к нему живым или мертвым.

Вскоре догнал волк дурака с принцессой и говорит:

— За нами королевская дружина гонится, передай уздечку принцессе, а сам на меня садись.

Только вскочил дурак верхом на волка, тот помчался словно ветер, а принцесса на коне — за ними. Примчались они к тому дворцу, где золотая птица живет. Тут волк и говорит:

— Ты, принцесса-красавица, жди нас на дороге, а мы с дураком за золотой птицей во дворец пойдем.

Около дворца обернулся волк золотым конем и говорит:

— Отведи меня к королю и потребуй золотую птицу с гнездом. Он тебе ее отдаст. Тогда беги к принцессе, бери коня под уздцы и веди домой.

Отвел дурак коня на королевский двор, дал его королю и потребовал золотую птицу с гнездом. Отдал король ему птицу. Воротился дурак к принцессе, и отправились они домой. Не заметил король подмены и приказал объездить коня. Тут обернулся конь волком. Завыл волк и в лес убежал. Увидел король, что его обманули, созвал войско, приказал догнать волка и привести его живым или мертвым.

Пока войско собиралось, догнал волк дурака и говорит:

— За нами королевская рать гонится, дай уздечку принцессе, а сам на меня садись. Только вскочил дурак верхом на волка, помчался

волк словно вихрь, а принцесса на золотом коне — за ними. Прискакали они в тот лес, где дурак заблудился. Тут волк и говорит:

— Бери свои три сокровища и поезжай домой, да смотри не засни в пути.

Держит дурак одной рукой золотую птицу, другой золотого коня под уздечку ведет, а на коне принцесса-красавица сидит. Ночью стал дурака сон одолевать. Крепился он, крепился, наконец говорит принцессе:

— Подержи коня, а я вздремну немного.

Прилег дурак, и принцесса тоже задремала. Пока они спали, пришли умные братья, убили дурака, взяли золотую птицу, а спящую красавицу повезли на золотом коне.

Дома рассказывают братья королю, как им трудно было отыскать золотую птицу, как старший брат попутно нашел себе красавицу невесту, а средний — золотого коня. А что с младшим братом и где он, того они знать не знают и ведать не ведают.

Устроил король на радостях большой пир и гостям показывает, какие сокровища привезли его умные сыновья.

Пока король с умными сыновьями пирует, дурак мертвый в лесу лежит. Прилетел на третий день ворон и принялся его клевать. Вдруг, откуда ни возьмись, — волк. Набросился он на ворона:

— Не смей, злодей, плоти своего повелителя касаться! За то, что ты три раза клюнул его, надо тебе до рассвета три вещи принести: кувшин с исцеляющей водой, кувшин с живой водой и кувшин с мудрой водой. Лети за три моря, там это и найдешь.

Полетел ворон за водой, а волк стал косточки дурака в порядок приводить. Только все закончил, ворон с водой уже тут как тут. Влил волк в рот дураку исцеляющей воды, и все его раны зажили. Тогда влил волк в рот дураку живой воды, и дурак ожил. Наконец влил волк ему в рот мудрой воды, и стал дурак самым умным человеком на свете.

Спрашивает дурак волка:

— Кто же это меня ограбил

Рассказал ему волк, как дело было, и советует:

— Торопись-ка ты домой, а то твой старший брат на принцессе-красавице жениться собирается. Как увидишь отца, спроси его, кто добыл птицу, коня и принцессу. Если отец скажет — братья твои, то попроси, чтобы он велел им доказать это. Доказать этого они не смогут, тогда ты вели коню говорить, а птице петь.

Приходит дурак во дворец. Встречает его король и спрашивает:

— Сын мой, где ты так долго пропадал Твои братья давно уже дома, они добыли золотую птицу, золотого коня и принцессу-красавицу.

Отвечает отцу дурак:

— Если братья и вправду такие сокровища добыли, пусть они это докажут, иначе я не поверю.

Велел король умным братьям доказать, что они эти сокровища добыли. Но братья ничего доказать не могут. Тогда приказал дурак коню говорить, а птице петь. Тут конь рассказал, что умные братья натворили, а птица пропела все, о чем они говорили.

Услышал это король, разгневался на умных братьев и велел их наказать, а дурака и принцессу-красавицу тут же обвенчали.

Читать похожие записи:

Leave a Reply