Разное

Сюжет сказки андерсена сундук самолет взят из сказок тысяча и одна ночь: Сказка Сундук-самолёт. Ганс Христиан Андерсен ~ Я happy МАМА

Содержание

Сказка Сундук-самолёт. Ганс Христиан Андерсен ~ Я happy МАМА

Сказка Сундук-самолёт наполнена глубоким смыслом. Главный герой, сын купца, совершил в жизни много ошибок. Юным читателям после прочтения сказки онлайн стоит задуматься: может, лучше учиться на чужих ошибках, чем на своих?

Сказка Сундук-самолёт читать

Загрузка текста сказки…

Краткое содержание сказки

Юному бездельнику досталось все наследство богатого отца. За год он все растранжирил и остался без гроша в кармане. Волей судьбы получил юноша летающий волшебный сундук. Полетел он в Турцию. Узнав от одной женщины о прекрасной принцессе, которую родители от женихов прячут, купеческий сын на сундуке полетел во дворец. Приземлился он на крыше и проник в комнату красавицы под видом божества. Рассказывал он принцессе забавные сказочные истории. Девушка влюбилась в него. Для родителей девушки пришлось тоже сочинять сказки. Сказочник постарался. Обрадовался такому зятю король. Устроили празднества по всему городу и стали готовиться к свадьбе. Захотел и жених показать себя. Накупил хлопушек и фейерверков, поднялся в небо на волшебном сундуке и устроил грандиозный салют. Потом пришел он в город, чтобы послушать, что люди о нем говорят. Народ считал, что принцесса выходит замуж за турецкого бога, некоторые рассказывали, что его видели в огненном плаще в окружении ангелочков. Юноша, довольный собой, пошел за сундуком-самолетом, чтобы полететь к невесте. Но сундук сгорел от искры фейерверка. Не мог он теперь попасть к принцессе. Бедная девушка так и не дождалась своего жениха. А горе-сказочнику только и осталось, что развлекать людей по свету сказками, сочинять которые он был мастер. Читать сказку онлайн полностью можно на нашем сайте.

Анализ сказки Сундук-самолёт

Сказка подводит к двум мудрым мыслям: ценится то, что достается собственным трудом; за все в жизни нужно расплачиваться. Главный герой заслуживает осуждения, потому что растранжирил все свое богатство, вел разгульную жизнь, обманом хотел жениться на принцессе. Его желание покрасоваться перед будущими подданными и бахвальство приводят к тому, что он остается ни с чем. Но финал сказки остается открытым. Андерсен в сказке Сундук-самолёт, как и в других своих сказках, дает герою шанс исправиться. Это справедливо и гуманно.

Мораль сказки Сундук-самолёт

Жизненный урок будет усвоен, если из него сделать правильные выводы. Поэтому у каждого есть шанс изменить свою жизнь в лучшую сторону. Главная мысль сказки Сундук-самолёт – никогда не поздно взяться за ум.

Пословицы, поговорки и выражения сказки

  • Что посеешь, то и пожнешь.
  • Лучше сразу взяться за ум, чтобы потом не хвататься за голову.

Читать сказки онлайн – увлекательное и полезное занятие!

Сказки Андерсена читать

Сундук-самолёт | aaBaby - Чем занять ребенка

Сундук-самолет краткое содержание

Сын богатого купца после смерти отца прогулял все его состояние. Друг главного героя подарил ему необычную вещь – сундук, который может сам летать. Залез в него юноша и полетел к принцессе в башню. Там он рассказывал сказки, которые понравились и принцессе, и ее родителям. Но однажды из-за неосторожности сказочник спалил свой сундук, так и бродит он по свету, а невеста ждет его в башне.

Сказка Сундук-самолёт скачать: 

Сказка Сундук-самолёт читать

Жил-был купец, такой богач, что мог бы вымостить серебряными деньгами целую улицу, да ещё переулок в придачу; этого, однако, он не делал, — он знал, куда девать деньги, и уж если расходовал скиллинг, то наживал целый далер. Так вот какой был купец! Но вот, он умер, и все денежки достались его сыну.

Весело зажил сын купца: каждую ночь — в маскараде, пускал змеев из кредитных бумажек, а круги по воде вместо камешков червонцами. Не мудрено, что денежки прошли у него между пальцев, и под конец из всего наследства осталось только четыре скиллинга, а из платья — старый халат да пара туфель. Друзья и знать его больше не хотели, — им, ведь, даже неловко было теперь показаться с ним на улице — но один из них, человек добрый, прислал ему старый сундук с советом: укладываться! Отлично; одно горе — нечего ему было укладывать; он взял, да и уселся в сундук сам!

А сундук-то был не простой. Стоило нажать замок — и сундук взвивался в воздух. Купеческий сын так и сделал. Фьють! — сундук вылетел с ним в трубу и понёсся высоко-высоко, под самыми облаками — только дно потрескивало! Купеческий сын поэтому крепко побаивался, что вот-вот сундук разлетится вдребезги; славный прыжок пришлось бы тогда совершить ему! Боже упаси! Но вот, он прилетел в Турцию, зарыл свой сундук в лесу в кучу сухих листьев, а сам отправился в город, — тут ему нечего было стесняться своего наряда: в Турции все, ведь, ходят в халатах и туфлях. На улице встретилась ему кормилица с ребёнком, и он сказал ей:

— Послушай-ка, турецкая мамка! Что это за большой дворец тут, у самого города, ещё окна так высоко от земли?

— Тут живёт принцесса! — сказала кормилица. — Ей предсказано, что она будет несчастной, по милости своего жениха; вот к ней и не смеет являться никто, иначе как в присутствии самих короля с королевой.

— Спасибо! — сказал купеческий сын, пошёл обратно в лес, уселся в свой сундук, прилетел прямо на крышу дворца и влез к принцессе в окно.

Принцесса спала на диване, и была так хороша собою, что он не мог не поцеловать её. Она проснулась и очень испугалась, но купеческий сын сказал, что он — турецкий бог, прилетевший к ней по воздуху, и ей это очень понравилось.

Они уселись рядышком, и он стал рассказывать ей сказки об её глазах: это были два чудных, тёмных озера, в которых плавали русалочки-мысли — о её белом лбе: это была снежная гора, скрывавшая в себе чудные покои и картины; наконец, об аистах, которые приносят людям крошечных, миленьких деток.

Да, чудесные были сказки! А потом он посватался за принцессу, и она согласилась.

— Но вы должны прийти сюда в субботу! — сказала она ему. — Ко мне придут на чашку чая король с королевой! Они будут очень польщены тем, что я выхожу замуж за турецкого бога, но вы уж постарайтесь рассказать им сказку получше, — мои родители очень любят сказки. Но мамаша любит слушать что-нибудь поучительное и серьёзное, а папаша — весёлое, чтобы можно было посмеяться.

— Я и не принесу никакого свадебного подарка, кроме сказки! — сказал купеческий сын. С тем они и расстались; зато сама принцесса подарила ему на прощании саблю, всю выложенную червонцами, а их-то ему и не доставало.

Сейчас же полетел он, купил себе новый халат, а затем уселся в лесу сочинять сказку; надо, ведь, было сочинить её к субботе, а это не так-то просто, как кажется.

Но вот, сказка была готова, и настала суббота.

Король, королева и весь двор собрались к принцессе на чашку чая. Купеческого сына приняли, как нельзя лучше.

— Ну-ка, расскажите нам сказку! — сказала королева. — Только что-нибудь серьёзное, поучительное.

— Но чтобы и посмеяться можно было! — прибавил король.

— Хорошо! — отвечал купеческий сын и стал рассказывать.

Слушайте же хорошенько!

— Жила-была пачка серных спичек, очень гордых своим высоким происхождением: глава их семьи, то есть сосна, была одним из самых крупных и старейших деревьев в лесу. Теперь спички лежали на полке между огни́вом и старым железным котелком и рассказывали соседям о своём детстве.

— Да, хорошо нам жилось, когда мы были ещё зелёными веточками! — говорили они. — Каждое утро и каждый вечер у нас был бриллиантовый чай — роса, день-деньской светило на нас, в ясные дни, солнышко, а птички должны были рассказывать нам сказки! Мы отлично понимали, что принадлежим к богатой семье: лиственные деревья были одеты только летом, а у нас хватало средств и на зимнюю и на летнюю одежду. Но вот, явились раз дровосеки, и началась великая революция! Погибла и вся наша семья! Глава семьи — ствол получил после того место грот-мачты на великолепном корабле, который мог бы объехать кругом всего света, если б только захотел; ветви же разбрелись кто куда, а нам вот выпало на долю служить светочами для черни. Вот ради чего очутились на кухне такие важные господа, как мы!

— Ну, со мной не то было! — сказал котелок, рядом с которым лежали спички. — С самого моего появления на свет меня беспрестанно чистят, скребут и ставят на огонь. Я забочусь вообще о существенном и, говоря по правде, занимаю здесь в доме первое место. Единственное моё баловство — это вот лежать, после обеда, чистеньким на полке и вести приятную беседу с товарищами. Все мы вообще большие домоседы, если не считать ведра, которое бывает иногда во дворе; новости же нам приносит корзинка для провизии; она часто ходит на рынок, но у неё уж чересчур резкий язык. Послушать только, как она рассуждает о правительстве и о народе! На днях, слушая её, свалился от страха с полки и разбился в черепки старый горшок! Да, немножко легкомысленна она, скажу я вам!

— Уж больно ты разболтался! — сказало вдруг огни́во, и сталь так ударила по кремню, что посыпались искры. — Не устроить ли нам лучше вечеринку?

— Да, побеседуем о том, кто из нас всех важнее! — сказали спички.

— Нет, я не люблю говорить о самой себе, — сказала глиняная миска. — Будем просто вести беседу! Я начну и расскажу кое-что из жизни, что будет знакомо и понятно всем и каждому, а это, ведь, приятнее всего. Так вот: на берегу родного моря, под тенью буковых дерев…

— Чудесное начало! — сказали тарелки. — Вот это будет история как раз по нашему вкусу!

— Там, в одной мирной семье провела я свою молодость. Вся мебель была полированная, пол чисто вымыт, а занавески на окнах сменялись каждые две недели.

— Как вы интересно рассказываете! — сказала половая щетка. — В вашем рассказе так и слышна женщина, — чувствуется какая-то особая чистоплотность!

— Да, да! — сказало ведро и от удовольствия даже подпрыгнуло, плеснув на пол воду.

Глиняная миска продолжала свой рассказ, и конец был не хуже начала.

Тарелки загремели от восторга, а половая щётка достала из ящика с песком зелень петрушки и увенчала ею миску; она знала, что это раздосадует всех остальных, да к тому же подумала: «Если я увенчаю её сегодня, она увенчает меня завтра!»

— Теперь мы попляшем! — сказали угольные щипцы и пустились в пляс. Эх, ты, ну! как они вскидывали то одну, то другую ногу! Старая обивка на стуле, что стоял в углу, не выдержала такого зрелища и лопнула!

— А нас увенчают? — спросили щипцы, и их тоже увенчали.

— Всё это одна чернь! — думали спички.

Теперь была очередь за самоваром; он должен был спеть. Но самовар отговорился тем, что может петь лишь тогда, когда внутри его кипит, — он просто важничал и не хотел петь иначе, как стоя на столе у господ.

На окне лежало старое гусиное перо, которым обыкновенно писала служанка; в нём не было ничего замечательного, кроме разве того, что оно слишком глубоко было обмакнуто в чернильницу, но именно этим оно и гордилось!

— Что ж, если самовар не хочет петь, так и не надо! — сказало оно. — За окном висит в клетке соловей, — пусть он споёт! Положим, он не из учёных, но об этом мы сегодня говорить не будем.

— По-моему, это в высшей степени неприлично слушать какую-то пришлую птицу! — сказал большой медный чайник, кухонный певец и сводный брат самовара. — Разве это патриотично? Пусть посудит корзинка для провизии!

— Я просто из себя выхожу! — сказала корзинка. — Вы не поверите, до чего я выхожу из себя! Разве так следует проводить вечера? Неужели нельзя поставить дом на надлежащую ногу? Каждый бы тогда знал своё место, и я руководила бы всем! Тогда дело пошло бы совсем иначе!

— Давайте же шуметь! — закричали все.

Вдруг дверь отворилась, вошла служанка и — все присмирели, никто ни гу-гу; но не было ни единого горшка, который бы не мечтал про себя о своей знатности и о том, что он мог бы сделать. «Уж если бы взялся за дело я, пошло бы веселье!» — думал про себя каждый.

Служанка взяла спички и зажгла ими свечку. Боже ты мой, как они зафыркали и загорелись!

— Вот, теперь все видят, что мы здесь первые персоны! — думали они. — Какой от нас блеск, свет!

Тут они и сгорели.

— Чудесная сказка! — сказала королева. — Я точно сама посидела в кухне вместе со спичками! Да, ты достоин руки нашей дочери.

— Конечно! — сказал король. — Свадьба будет в понедельник!

Теперь они уже говорили ему «ты», — он, ведь, скоро должен был сделаться членом их семьи.

Итак, день свадьбы был объявлен, и вечером в городе зажгли иллюминацию, а в народ бросали пышки и крендели. Уличные мальчишки поднимались на цыпочки, чтобы поймать их, кричали «ура» и свистели в пальцы; великолепие было несказанное.

«Надо же и мне устроить что-нибудь!» — подумал купеческий сын, накупил ракет, хлопушек и проч., положил всё это в свой сундук и взвился на воздух.

Пиф, паф! Шш—пшш! Вот так трескотня пошла, вот так шипенье!

Турки подпрыгивали так, что туфли летели им через головы; никогда ещё не видывали они такого фейерверка. Теперь-то все поняли, что на принцессе женится сам турецкий бог.

Вернувшись в лес, купеческий сын подумал: «Надо пойти в город послушать, что там говорят обо мне!» И немудрено, что ему захотелось узнать это.

Ну, и рассказов же ходило по городу! К кому он ни обращался, всякий, оказывалось, видел и рассказывал о виденном по-своему, но все в один голос говорили, что это было дивное зрелище.

— Я видел самого турецкого бога! — говорил один. — Глаза у него, что твои звёзды, а борода, что пена морская!

— Он летел в огненном плаще! — рассказывал другой. — А из складок выглядывали прелестнейшие ангельчики.

Да, много чудес рассказали ему, а на другой день должна была состояться и свадьба.

Пошёл он назад в лес, чтобы опять сесть в свой сундук, да куда же он девался? Сгорел! Купеческий сын заронил в него искру от фейерверка, сундук тлел, тлел да и вспыхнул; теперь от него оставалась одна зола. Так и нельзя было купеческому сыну опять прилететь к своей невесте.

А она весь день стояла на крыше, дожидаясь его, да ждёт и до сих пор! Он же ходит по белу свету и рассказывает сказки, только уж не такие весёлые, как была его первая сказка о серных спичках!

Сказка "Сундук-самолет" | Ганс Христиан Андерсен

Жил-был купец, такой богатый, что мог бы вымостить серебряны­ми деньгами целую улицу, да еще переулок в придачу; этого однако, он не делал, так как знал, куда девать деньги, и уж если расходовал скиллинг*, то наживал целый далер. Вот какой это был купец! Но вдруг он умер, и все денежки достались его сыну.

Весело зажил сын купца: каждую ночь ходил на маскарад, змеев пускал из кредитных бумажек, а круги по воде — вместо камешков золотыми монетами. Немудрено, что денежки прошли у него между пальцев и под конец из всего наследства осталось только четыре скиллинга, а из платья — старый халат да пара туфель-шлепанцев. Друзья и знать его больше не хотели — им ведь тоже неловко было теперь показаться с ним на улице, но один из них, человек добрый, прислал ему старый сундук и велел сказать: укладывайся! Что ж, отлично; одно горе — нечего ему было укладывать; он взял да и сел в сундук сам!

А сундук-то был не простой. Стоило нажать на замок — и сундук взвивался в воздух. Купеческий сын так и сделал. Фьють! — сундук вылетел с ним в трубу и понесся высоко-высоко, под самыми облака­ми, — только дно потрескивало! Купеческий сын поэтому побаивался, что вот-вот сундук разлетится вдребезги; ну и прыжок пришлось бы тогда совершить ему! Боже упаси! Вот он благополучно прилетел в Турцию, зарыл свой сундук в лесу в куче сухих листьев, и отправился в город, тут ему нечего было стесняться своего наряда: в Турции все ходят в халатах и туфлях. На улице встретилась ему кормилица с ребенком, и он сказал ей:

—  Послушай-ка, турецкая мамка! Что это за большой дворец стоит у самого города, почему окна там так высоко от земли?

—  Тут живет принцесса! — сказала кормилица. — Ей предсказано, что она будет несчастной по милости своего жениха; вот к ней никто и не смеет явиться без короля с королевой.

Поблагодарил ее купеческий сын, пошел обратно в лес, уселся в свой сундук, прилетел прямо на крышу дворца и влез к принцессе в окно.

Принцесса спала на диване и была так хороша собою, что он не мог не поцеловать ее. Она проснулась и очень испугалась, но купеческий сын сказал, что он турецкий бог, прилетевший к ней по воздуху, и ей это очень понравилось.

Уселись они рядышком, и он стал рассказывать ей сказки: о ее глазах — это были два чудных темных озера, в которых плавали русалочки-мысли; о ее белом лбе — это была снежная гора, а в недрах ее, в роскошных покоях, хранятся дивные картины; рассказал он и об аистах, которые приносят людям крошечных миленьких деток.

Да, чудесные были сказки! А потом он посватался за принцессу, и она тут же согласилась.

—  Вы обязательно приходите сюда в субботу! — сказала она купе­ческому сыну. — Я пригласила на чашку чая короля с королевой. Они будут очень польщены тем, что я выхожу замуж за турецкого бога, но вы уж постарайтесь рассказать им сказку получше — мои родители очень любят сказки. Только мамаша любит слушать что-нибудь поу­чительное и серьезное, а папаша — веселое, чтобы можно было посмеяться.

—  Я и не принесу никакого свадебного подарка, кроме сказки! — сказал купеческий сын.

Принцесса подарила ему на прощание саблю, всю выложенную червонцами, а их-то ему и недоставало. С тем они и расстались.

Сейчас же полетел он на базар, купил себе новый халат, а затем уселся в лесу сочинять сказку; надо ведь было сочинить ее к субботе, а это не так-то просто, как кажется.

Вот сказка было готова, и пришла суббота.

Король, королева и весь двор собрались к принцессе на чашку чая. Купеческого сына приняли как нельзя лучше.

—  Ну-ка, расскажите нам сказку! — сказала королева. — Только что-нибудь серьезное, поучительное.

—  Но чтобы и посмеяться можно было! — прибавил король.

—  Хорошо! — отвечал купеческий сын и стал рассказывать. Слушайте же хорошенько!

«Жила-была пачка серных спичек, очень гордых своим высоким происхождением: глава их семьи, то есть сосна, было одним из самых крупных и старейших деревьев в лесу. Теперь спички лежали на полке между огнивом и старым железным котелком и рассказывали соседям о своем детстве. — Да, хорошо нам жилось, когда мы были молоды-зелены (мы ведь тогда и в самом деле были зеленые!), — говорили они. — каждое утро и вечер у нас был бриллиантовый чай — роса, в ясную погоду день-деньской светило на нас солнышко, а птич­ки рассказывали нам свои сказки! Мы отлично понимали, что принад­лежим к богатой семье: лиственные деревья были одеты только летом, а у нас хватало средств и на зимнюю, и на летнюю одежду. Но вот явились раз дровосеки, и начались великие перемены! Погибла и вся наша семья! Глава семьи — ствол получил после того место грот-мач­ты на прекрасном корабле, который мог бы объехать вокруг всего света, если б захотел; ветви же разбрелись кто куда, а нам вот выпало на долю служить светочами для черни. Вот ради чего очутились на кухне такие важные господа, как мы!

—  Ну, со мной все было по-другому! — сказал котелок, рядом с которым лежали спички. — С самого моего появления на свет меня каждый день начищают до блеска и испытывают огнем. Без меня им никак не обойтись, и, говоря по правде, я занимаю здесь в доме первое место. Единственное мое баловство — это вот лежать после обеда чистеньким на полке и вести приятную беседу с товарищами. Все мы вообще большие домоседы, если не считать ведра, которое бывает иногда во дворе; новости же нам приносит корзинка для провизии; она часто ходит на рынок, но у нее уж чересчур острый язык. Послушать только, как она рассуждает о правительстве и о народе! На днях, слушая ее, свалился от страха с полки и разбился в черепки старый горшок! Да, чересчур легкомысленна она — скажу я вам!

—  Уж больно ты разболтался! — сказало вдруг огниво, и сталь так ударила по кремню, что посыпались искры. — Не устроить ли нам лучше вечеринку?

—  Конечно, конечно. Поговорим о том, кто из нас всех знатнее! — сказали спички.

—  Нет, я не люблю говорить о самой себе, — сказала глиняная миска. — Будем просто вести беседу! Я начну и расскажу вам кое-что из жизни, что всем знакомо и понятно, а это ведь приятнее всего. Так вот: на берегу родного моря, под тенью буков...

—  Чудесное начало! — сказали тарелки. — Вот это будет история как раз нам по вкусу!

—  Там в одной мирной семье провела я свою молодость. Вся мебель была полированная, пол чисто вымыт, а занавески на окнах меняли каждые две недели.

—  Как вы интересно рассказываете! — сказала метелка. — В вашем рассказе так и слышна женщина, чувствуется какая-то особая чисто­плотность!

—  Да, да! — сказало ведро и от удовольствия даже подпрыгнуло, плеснув на пол воду.

Глиняная миска продолжала свой рассказ, и конец был не хуже начала.

Тарелки загремели от восторга, а метелка достала из ящика с песком зелень петрушки и увенчала ею миску; она знала, что это раздосадует всех остальных, да к тому же подумала: «Если я увенчаю ее сегодня, она увенчает меня завтра!»

—  Теперь мы попляшем! — сказали угольные щипцы и пустились в пляс. И боже мой, как они вскидывали то одну, то другую ногу! Старая обивка на стуле, что стоял в углу, не выдержала такого зре­лища и лопнула!

—  А нас увенчают? — спросили щипцы, и их тоже увенчали. «Все это одна чернь!» — думали спички. Теперь была очередь за самоваром: ему предлагалось спеть. Но самовар отговорился тем, что может петь лишь тогда, когда внутри у него кипит, — он просто важничал и не хотел петь иначе, как стоя на столе у господ.

На окне лежало старое гусиное перо, которым обыкновенно писа­ла служанка; в нем не было ничего замечательного, кроме разве того, что оно слишком глубоко было обмакнуто в чернильницу, но именно этим оно и гордилось!

—  Что ж, если самовар не желает петь, так и не надо! — сказало оно. — За окном висит в клетке соловей — так пусть он споет! Он конечно не из ученых, но об этом мы сегодня говорить не будем.

—  По-моему, это в высшей степени неприлично — слушать ка­кую-то пришлую птицу! — сказал большой медный чайник, кухон­ный певец и сводный брат самовара. — Разве это патриотично? Пусть нас рассудит корзинка для провизии!

—  Я просто из себя выхожу! — сказала корзинка. — Вы не повери­те, до чего я выхожу из себя! Разве так следует проводить вечера? Неужели нельзя поставить дом на надлежащую ногу? Каждый бы тогда знал свое место, и я руководила бы всеми! Тогда дело пошло бы совсем иначе!

—  Давайте шуметь! — закричали все.

Вдруг дверь отворилась, вошла служанка, и — все присмирели, никто ни гугу; но не было ни единого горшка, который бы не кичился втайне своей знатностью и не воображал, что он все умеет. «Уж если бы я взялся за дело, пошло бы веселье!» — думал про себя каждый.

Служанка взяла спички и зажгла свечку. Боже ты мой, как они зафыркали, загораясь!

«Вот теперь все видят, что мы здесь первые персоны! — думали они. — Какой от нас блеск, сколько света!»

Так они и сгорели.

—  Чудесная сказка! — сказала королева. — Я точно сама посидела на кухне вместе со спичками! Да, ты достоин руки нашей дочери.

—  Конечно! — сказал король. — Свадьба будет в понедельник! Теперь они уже говорили ему ты — он ведь скоро должен был стать членом их семьи.

Итак, день свадьбы был объявлен, и вечером в городе устроили иллюминацию, а в народ бросали пышки и крендели. Уличные маль­чишки поднимались на цыпочки, чтобы поймать их, кричали «ура» и свистели в пальцы; великолепие было несказанное.

«Надо же и мне устроить что-нибудь!» — подумал купеческий сын; он накупил ракет, хлопушек и прочего, положил все это в свой сундук и взвился в воздух.

Пиф, паф! Шш-пшш! Вот так трескотня пошла, вот так шипение!

Турки подпрыгивали так, что туфли летели через головы; никогда еще не видывали они такого фейерверка. Теперь-то все поняли, что на принцессе женится сам турецкий бог.

Вернувшись в лес, купеческий сын подумал: «Надо пойти в город послушать, что там говорят обо мне!» И немудрено, что ему захоте­лось узнать это.

Ну и рассказов же ходило по городу! К кому он ни обращался, всякий, как он заметил, рассказывал о виденном по-своему, но все в один голос говорили, — это было прекрасное зрелище.

—  Я видел самого турецкого бога! — говорил один. — Глаза у него что твои звезды, а борода что пена морская!

—  Он летел в огненном плаще! — рассказывал другой. — А из складок выглядывали прелестнейшие ангелочки.

Да, много чудес рассказали ему, а на другой день должна была состояться и свадьба.

Пошел он назад в лес, чтобы опять сесть в свой сундук, да куда же он девался? Сгорел! Купеческий сын заронил в него искру от фейер­верка, сундук тлел, тлел, да и вспыхнул; теперь от него оставалась одна зола. Так и не удалось купеческому сыну опять прилететь к своей невесте.

А она весь день простояла на крыше, дожидаясь его, да ждет и по ныне! Он же ходит по белу свету и рассказывает сказки, только уж не такие веселые, как была его первая сказка о серных спичках!


* Риксдалер — в 1854-1874 денежная единица Дании, равная 96 скиллингам.

Библиотека зарубежных сказок в 9 т. Т. 1: Для детей: Пер. с дат./ Ханс Кристиан Андерсен; Сост. Г. Н. Василевич; Худож. М. Василец. — Мн.: Мал. пред. "Фридригер", 1993. — 304 с.: ил.

Сказка Сундук-самолёт, Ганс Христиан Андерсен

Ганс Христиан Андерсен в свою сказку «Сундук-самолёт» вложил глубокий смысл. На ошибках главного героя повествования, сына купца, ребёнок может получить много полезных жизненных уроков, если сделает правильные выводы из истории. Ведь всегда лучше учиться на чужих ошибках, чем совершать их самому. Купеческий сын всего за один год прокутил все отцовские наследство, которое тот копил всю жизнь. В итоге любитель разгульной жизни оказался без ломаного гроша в кармане. Несмотря на это, у него остался ещё один шанс исправить ситуацию, так как ещё остался волшебный сундук. Но его неуёмное желание показывать себя лучше, чем он есть, привело к печальному финалу…

Сундук-самолёт

Читать сказку на весь экран

Жил-был купец, такой богач, что мог бы вымостить серебряными деньгами целую улицу, да ещё переулок в придачу; этого, однако, он не делал, — он знал, куда девать деньги, и уж если расходовал скиллинг, то наживал целый далер. Так вот какой был купец! Но вот, он умер, и все денежки достались его сыну.

Весело зажил сын купца: каждую ночь — в маскараде, пускал змеев из кредитных бумажек, а круги по воде вместо камешков червонцами. Не мудрено, что денежки прошли у него между пальцев, и под конец из всего наследства осталось только четыре скиллинга, а из платья — старый халат да пара туфель. Друзья и знать его больше не хотели, — им, ведь, даже неловко было теперь показаться с ним на улице — но один из них, человек добрый, прислал ему старый сундук с советом: укладываться! Отлично; одно горе — нечего ему было укладывать; он взял, да и уселся в сундук сам!

А

сундук-то был не простой. Стоило нажать замок — и сундук взвивался в воздух. Купеческий сын так и сделал. Фьють! — сундук вылетел с ним в трубу и понёсся высоко-высоко, под самыми облаками — только дно потрескивало! Купеческий сын поэтому крепко побаивался, что вот-вот сундук разлетится вдребезги; славный прыжок пришлось бы тогда совершить ему! Боже упаси! Но вот, он прилетел в Турцию, зарыл свой сундук в лесу в кучу сухих листьев, а сам отправился в город, — тут ему нечего было стесняться своего наряда: в Турции все, ведь, ходят в халатах и туфлях. На улице встретилась ему кормилица с ребёнком, и он сказал ей:

— Послушай-ка, турецкая мамка! Что это за большой дворец тут, у самого города, ещё окна так высоко от земли?

— Тут живёт принцесса! — сказала кормилица.

— Ей предсказано, что она будет несчастной, по милости своего жениха; вот к ней и не смеет являться никто, иначе как в присутствии самих короля с королевой.

— Спасибо! — сказал купеческий сын, пошёл обратно в лес, уселся в свой сундук, прилетел прямо на крышу дворца и влез к принцессе в окно.Принцесса спала на диване, и была так хороша собою, что он не мог не поцеловать её. Она проснулась и очень испугалась, но купеческий сын сказал, что он — турецкий бог, прилетевший к ней по воздуху, и ей это очень понравилось.

Они уселись рядышком, и он стал рассказывать ей сказки об её глазах: это были два чудных, тёмных озера, в которых плавали русалочки-мысли — о её белом лбе: это была снежная гора, скрывавшая в себе чудные покои и картины; наконец, об аистах, которые приносят людям крошечных, миленьких деток.Да, чудесные были сказки! А потом он посватался за принцессу, и она согласилась.

— Но вы должны прийти сюда в субботу! — сказала она ему.

— Ко мне придут на чашку чая король с королевой! Они будут очень польщены тем, что я выхожу замуж за турецкого бога, но вы уж постарайтесь рассказать им сказку получше, — мои родители очень любят сказки. Но мамаша любит слушать что-нибудь поучительное и серьёзное, а папаша — весёлое, чтобы можно было посмеяться.

— Я и не принесу никакого свадебного подарка, кроме сказки! — сказал купеческий сын. С тем они и расстались; зато сама принцесса подарила ему на прощании саблю, всю выложенную червонцами, а их-то ему и не доставало.Сейчас же полетел он, купил себе новый халат, а затем уселся в лесу сочинять сказку; надо, ведь, было сочинить её к субботе, а это не так-то просто, как кажется.Но вот, сказка была готова, и настала суббота.

Король, королева и весь двор собрались к принцессе на чашку чая. Купеческого сына приняли, как нельзя лучше.

— Ну-ка, расскажите нам сказку! — сказала королева.

— Только что-нибудь серьёзное, поучительное.

— Но чтобы и посмеяться можно было! — прибавил король.

— Хорошо! — отвечал купеческий сын и стал рассказывать.Слушайте же хорошенько!

— Жила-была пачка серных спичек, очень гордых своим высоким происхождением: глава их семьи, то есть сосна, была одним из самых крупных и старейших деревьев в лесу. Теперь спички лежали на полке между огни́вом и старым железным котелком и рассказывали соседям о своём детстве.

— Да, хорошо нам жилось, когда мы были ещё зелёными веточками! — говорили они.

— Каждое утро и каждый вечер у нас был бриллиантовый чай — роса, день-деньской светило на нас, в ясные дни, солнышко, а птички должны были рассказывать нам сказки! Мы отлично понимали, что принадлежим к богатой семье: лиственные деревья были одеты только летом, а у нас хватало средств и на зимнюю и на летнюю одежду. Но вот, явились раз дровосеки, и началась великая революция! Погибла и вся наша семья! Глава семьи — ствол получил после того место грот-мачты на великолепном корабле, который мог бы объехать кругом всего света, если б только захотел; ветви же разбрелись кто куда, а нам вот выпало на долю служить светочами для черни. Вот ради чего очутились на кухне такие важные господа, как мы!

— Ну, со мной не то было! — сказал котелок, рядом с которым лежали спички.

— С самого моего появления на свет меня беспрестанно чистят, скребут и ставят на огонь. Я забочусь вообще о существенном и, говоря по правде, занимаю здесь в доме первое место. Единственное моё баловство — это вот лежать, после обеда, чистеньким на полке и вести приятную беседу с товарищами. Все мы вообще большие домоседы, если не считать ведра, которое бывает иногда во дворе; новости же нам приносит корзинка для провизии; она часто ходит на рынок, но у неё уж чересчур резкий язык. Послушать только, как она рассуждает о правительстве и о народе! На днях, слушая её, свалился от страха с полки и разбился в черепки старый горшок! Да, немножко легкомысленна она, скажу я вам!

— Уж больно ты разболтался! — сказало вдруг огни́во, и сталь так ударила по кремню, что посыпались искры.

— Не устроить ли нам лучше вечеринку?

— Да, побеседуем о том, кто из нас всех важнее! — сказали спички.

— Нет, я не люблю говорить о самой себе, — сказала глиняная миска.

— Будем просто вести беседу! Я начну и расскажу кое-что из жизни, что будет знакомо и понятно всем и каждому, а это, ведь, приятнее всего. Так вот: на берегу родного моря, под тенью буковых дерев…

— Чудесное начало! — сказали тарелки.

— Вот это будет история как раз по нашему вкусу!

— Там, в одной мирной семье провела я свою молодость. Вся мебель была полированная, пол чисто вымыт, а занавески на окнах сменялись каждые две недели.

— Как вы интересно рассказываете! — сказала половая щетка.

— В вашем рассказе так и слышна женщина, — чувствуется какая-то особая чистоплотность!

— Да, да! — сказало ведро и от удовольствия даже подпрыгнуло, плеснув на пол воду.

Глиняная миска продолжала свой рассказ, и конец был не хуже начала.Тарелки загремели от восторга, а половая щётка достала из ящика с песком зелень петрушки и увенчала ею миску; она знала, что это раздосадует всех остальных, да к тому же подумала: «Если я увенчаю её сегодня, она увенчает меня завтра!»

— Теперь мы попляшем! — сказали угольные щипцы и пустились в пляс. Эх, ты, ну! как они вскидывали то одну, то другую ногу! Старая обивка на стуле, что стоял в углу, не выдержала такого зрелища и лопнула!

— А нас увенчают? — спросили щипцы, и их тоже увенчали.

— Всё это одна чернь! — думали спички.

Теперь была очередь за самоваром; он должен был спеть. Но самовар отговорился тем, что может петь лишь тогда, когда внутри его кипит, — он просто важничал и не хотел петь иначе, как стоя на столе у господ.На окне лежало старое гусиное перо, которым обыкновенно писала служанка; в нём не было ничего замечательного, кроме разве того, что оно слишком глубоко было обмакнуто в чернильницу, но именно этим оно и гордилось!

— Что ж, если самовар не хочет петь, так и не надо! — сказало оно.

— За окном висит в клетке соловей, — пусть он споёт! Положим, он не из учёных, но об этом мы сегодня говорить не будем.

— По-моему, это в высшей степени неприлично слушать какую-то пришлую птицу! — сказал большой медный чайник, кухонный певец и сводный брат самовара.

— Разве это патриотично? Пусть посудит корзинка для провизии!

— Я просто из себя выхожу! — сказала корзинка.

— Вы не поверите, до чего я выхожу из себя! Разве так следует проводить вечера? Неужели нельзя поставить дом на надлежащую ногу? Каждый бы тогда знал своё место, и я руководила бы всем! Тогда дело пошло бы совсем иначе!

— Давайте же шуметь! — закричали все.Вдруг дверь отворилась, вошла служанка и — все присмирели, никто ни гу-гу; но не было ни единого горшка, который бы не мечтал про себя о своей знатности и о том, что он мог бы сделать. «Уж если бы взялся за дело я, пошло бы веселье!» — думал про себя каждый.

Служанка взяла спички и зажгла ими свечку. Боже ты мой, как они зафыркали и загорелись!

— Вот, теперь все видят, что мы здесь первые персоны! — думали они. — Какой от нас блеск, свет!Тут они и сгорели.

— Чудесная сказка! — сказала королева.

— Я точно сама посидела в кухне вместе со спичками! Да, ты достоин руки нашей дочери.

— Конечно! — сказал король.

— Свадьба будет в понедельник!Теперь они уже говорили ему «ты», — он, ведь, скоро должен был сделаться членом их семьи.

Итак, день свадьбы был объявлен, и вечером в городе зажгли иллюминацию, а в народ бросали пышки и крендели. Уличные мальчишки поднимались на цыпочки, чтобы поймать их, кричали «ура» и свистели в пальцы; великолепие было несказанное.«Надо же и мне устроить что-нибудь!» — подумал купеческий сын, накупил ракет, хлопушек и проч., положил всё это в свой сундук и взвился на воздух.Пиф, паф! Шш—пшш! Вот так трескотня пошла, вот так шипенье!

Турки подпрыгивали так, что туфли летели им через головы; никогда ещё не видывали они такого фейерверка. Теперь-то все поняли, что на принцессе женится сам турецкий бог.Вернувшись в лес, купеческий сын подумал: «Надо пойти в город послушать, что там говорят обо мне!» И немудрено, что ему захотелось узнать это.Ну, и рассказов же ходило по городу! К кому он ни обращался, всякий, оказывалось, видел и рассказывал о виденном по-своему, но все в один голос говорили, что это было дивное зрелище.

— Я видел самого турецкого бога! — говорил один.

— Глаза у него, что твои звёзды, а борода, что пена морская!

— Он летел в огненном плаще! — рассказывал другой.

— А из складок выглядывали прелестнейшие ангельчики.Да, много чудес рассказали ему, а на другой день должна была состояться и свадьба.Пошёл он назад в лес, чтобы опять сесть в свой сундук, да куда же он девался? Сгорел! Купеческий сын заронил в него искру от фейерверка, сундук тлел, тлел да и вспыхнул; теперь от него оставалась одна зола. Так и нельзя было купеческому сыну опять прилететь к своей невесте.

А она весь день стояла на крыше, дожидаясь его, да ждёт и до сих пор! Он же ходит по белу свету и рассказывает сказки, только уж не такие весёлые, как была его первая сказка о серных спичках!


Пастушка и трубочист, Ганс Христиан Андерсен

Сундук-самолёт — Сказка Андерсена | Детские сказки

Жил был купец, такой богач, что мог бы вымостить серебряными деньгами целую улицу, да еще переулок в придачу; этого, однако, он не делал, — он знал, куда девать деньги, и уж если расходовал скиллинг, то наживал целый далер. Так вот какой был купец! Но вдруг он умер, и все денежки достались сыну.

Весело зажил сын купца: каждую ночь — в маскараде, змеев пускал из кредитных бумажек, а круги по воде — вместо камешков золотыми монетами. Не мудрено, что денежки прошли у него между пальцев и под конец из всего наследства осталось только четыре скиллинга, и из платья — старый халат да пара туфель-шлепанцев. Друзья и знать его больше не хотели — им ведь тоже неловко было теперь показаться с ним на улице; но один из них, человек добрый, прислал ему старый сундук с советом: укладываться! Отлично; одно горе — нечего ему было укладывать; он взял да уселся в сундук сам!

А сундук-то был не простой. Стоило нажать на замок — и сундук взвивался в воздух. Купеческий сын так и сделал. Фьють! — сундук вылетел с ним в трубу и понесся высоко-высоко, под самыми облаками, — только дно потрескивало! Купеческий сын поэтому крепко побаивался, что вот-вот сундук разлетится вдребезги; славный прыжок пришлось бы тогда совершить ему! Боже упаси! Но вот он прилетел в Турцию, зарыл свой сундук в лесу в кучу сухих листьев, а сам отправился в город, — тут ему нечего было стесняться своего наряда: в Турции все ведь ходят в халатах и туфлях. На улице встретилась ему кормилица с ребенком, и он сказал ей:

— Послушай-ка, турецкая мамка! Что это за большой дворец тут, у самого города, еще окна так высоко от земли?

— Тут живет принцесса! — сказала кормилица. — Ей предсказано, что она будет несчастна по милости своего жениха, вот к ней и не смеет являться никто иначе, как в присутствии самих короля с королевой.

— Спасибо! — сказал купеческий сын, пошел обратно в лес, уселся в свой сундук, прилетел прямо на крышу дворца и влез к принцессе в окно.

Принцесса спала на диване и была так хороша собою, что он не мог не поцеловать ее. Она проснулась и очень испугалась, но купеческий сын сказал, что он турецкий бог, прилетевший к ней по воздуху, и ей это очень понравилось.

Они уселись рядышком, и он стал рассказывать ей сказки: о ее глазах, это были два чудных темных озера, в которых плавали русалочки-мысли; о ее белом лбе: это была снежная гора, скрывавшая в себе чудные покои и картины; наконец, об аистах, которые приносят людям крошечных миленьких деток.

Да, чудесные были сказки! А потом он посватался за принцессу, и она согласилась.

— Но вы должны прийти сюда в субботу! — сказала она ему. — Ко мне придут на чашку чая король с королевой. Они будут очень польщены тем, что я выхожу замуж за турецкого бога, но вы уж постарайтесь рассказать им сказку получше — мои родители очень любят сказки. Только мамаша любит слушать что-нибудь поучительное и серьезное, а папаша — веселое, чтобы можно было посмеяться.

— Я и не принесу никакого свадебного подарка, кроме сказки! — сказал купеческий сын.

Принцесса же подарила ему на прощанье саблю, всю выложенную червонцами, а их-то ему не доставало. С тем они и расстались.

Сейчас же полетел он, купил себе новый халат, а затем уселся в лесу сочинять сказку; надо ведь было сочинить ее к субботе, а это не так-то просто, как кажется.

Но вот сказка была готова, и настала суббота.

Король, королева и весь двор собрались к принцессе на чашку чая. Купеческого сына приняли как нельзя лучше.

— Ну-ка, расскажите нам сказку! — сказала королева. — Только что-нибудь серьезное, поучительное.

— Ну чтобы и посмеяться можно было! — прибавил король.

— Хорошо! — отвечал купеческий сын и стал рассказывать.

Слушайте же хорошенько!

— Жила-была пачка серных спичек, очень гордых своим высоким происхождением: глава их семьи, то есть сосна, была одним из крупных и старейших деревьев в лесу. Теперь спички лежали на полке между огнивом и старым железным котелком и рассказывали соседям о своем детстве.

— Да, хорошо нам жилось, когда мы были молоды-зелены (мы ведь тогда и в самом деле были зеленые!), — говорили они. — Каждое утро и каждый вечер у нас был бриллиантовый чай — роса, день-деньской светило на нас в ясную погоду солнышко, а птички должны были рассказывать нам свои сказки! Мы отлично понимали, что принадлежим к богатой семье: лиственные деревья были одеты только летом, а у нас хватало средств и на зимнюю и на летнюю одежду. Но вот явились раз дровосеки, и начались великие перемены! Погибла и вся наша семья! Глава семьи — ствол получил после того место грот-мачты на великолепном корабле, который мог бы объехать кругом всего света, если б только захотел; ветви уже разбрелись кто-куда, а нам вот выпало на долю служить светочами для черни. Вот ради чего очутились на кухне такие важные господа, как мы!

— Ну, со мной все было по-другому! — сказал котелок, рядом с которым лежали спички. — С самого появления на свет меня беспрестанно чистят, скребут и ставят на огонь. Я забочусь вообще о существенном и, говоря по правде, занимаю здесь в доме первое место. Единственное мое баловство — это вот лежать после обеда чистеньким на полке и вести приятную беседу с товарищами. Все мы вообще большие домоседы, если не считать ведра, которое бывает иногда во дворе; новости же нам приносит корзинка для провизии; она часто ходит на рынок, но у нее уж чересчур резкий язык. Послушать только, как она рассуждает о правительстве и о народе! На днях, слушая ее, свалился от страха с полки и разбился в черепки старый горшок! Да, немножко легкомысленна она — скажу я вам!

— Уж больно ты разболтался! — сказало вдруг огниво, и сталь так ударило по кремню, что посыпались искры. — Не устроить ли нам лучше вечеринку?

— Конечно, конечно. Побеседуем о том, кто из нас всех важнее! — сказали спички.

— Нет, я не люблю говорить о самой себе, — сказала глиняная миска. — Будем просто вести беседу! Я начну и расскажу кое-что из жизни, что будет знакомо и понятно всем и каждому, а это ведь приятнее всего. Так вот: на берегу родного моря, под тенью датских буков…

— Чудесное начало! — сказали тарелки. — Вот это будет история как раз по нашему вкусу!

— Там в одной мирной семье провела я свою молодость. Вся мебель была полированная, пол чисто вымыт, а занавески на окнах сменялись каждые две недели.

— Как вы интересно рассказываете! — сказала метелка. — В вашем рассказе так и слышна женщина, чувствуется какая-то особенная чистоплотность!

— Да, да! — сказало ведро и от удовольствия даже подпрыгнуло, плеснув на пол воду.

Глиняная миска продолжала свой рассказ, и конец был на хуже начала. Тарелки загремели от восторга, а метелка достала из ящика с песком

зелень петрушки и увенчала ею миску; она знала, что это раздосадует всех остальных, да к тому же подумала: «Если я увенчаю ее сегодня, она увенчает меня завтра!»

— Теперь мы попляшем! — сказали угольные щипцы и пустились в пляс. И боже мой, как они вскидывали то одну, то другую ногу! Старая обивка на стуле, что стоял в углу, не выдержала такого зрелища и лопнула!

— А нас увенчают? — спросили щипцы, и их тоже увенчали.

«Все это одна чернь!» — думали спички.

Теперь была очередь за самоваром: он должен был спеть. Но самовар отговорился тем, что может петь лишь тогда, когда внутри у него кипит, — он просто важничал и не хотел петь иначе, как стоя на столе у господ.

На окне лежало старое гусиное перо, которым обыкновенно писала служанка; в нем не было ничего замечательного, кроме разве того, что оно слишком глубоко было обмокнуто в чернильницу, но именно этим оно и гордилось!

— Что ж, если самовар не хочет петь, так и не надо! — сказало оно. — За окном весит в клетке соловей — пусть он споет! Положим, он не из ученых, но об этом мы сегодня говорить не будем.

— По-моему, это в высшей степени неприлично — слушать какую-то пришлую птицу! — сказал большой медный чайник, кухонный певец и сводный брат самовара. — Разве это патриотично? Пусть рассудит корзинка для провизии!

— Я просто из себя выхожу! — сказала корзинка. — Вы не поверите, да чего я выхожу из себя! Разве так следует проводить вечера? Неужели нельзя поставить дом на надлежащую ногу? Каждый бы тогда знал свое место, и я руководила бы всеми! Тогда дело пошло совсем иначе!

— Давайте шуметь! — закричали все.

Вдруг дверь отворилась, вошла служанка, и — все присмирели, никто ни гу-гу; но не было ни единого горшка, который не мечтал про себя о своей знатности и о том, что он мог бы сделать. «Уж если бы взялся за дело я, пошло бы веселье!» — думал про себя каждый.

Служанка взяла спички и зажгла ими свечку. Боже ты мой, как они зафыркали, загораясь!

«Вот теперь все видят, что мы здесь первые персоны! — думали они. — Какой от нас блеск, сколько света!»

Тут они и сгорели.

— Чудесная сказка! — сказала королева. — Я точно сама посидела в кухне вместе со спичками! Да, ты достоин руки нашей дочери.

— Конечно! — сказал король. — Свадьба будет в понедельник!

Теперь они уже говорили ему ты — он ведь скоро должен был сделаться членом их семьи.

И так, день свадьбы был объявлен, и вечером в городе устроили иллюминацию, а в народ бросали пышки и крендели. Уличные мальчишки поднимались на цыпочки, чтобы поймать их, кричали «ура» и свистели в пальцы; великолепие было несказанное.

«Надо же и мне устроить что-нибудь!» — подумал купеческий сын; он накупил ракет, хлопушек и прочего, положив все это в свой сундук и взвился в воздух.

Пиф, паф! Шш-пшш! Вот так трескотня пошла, вот так шипение!

Турки подпрыгивали так, что туфли летели через головы; никогда еще не видывали они такого фейерверка. Теперь-то все поняли, что на принцессе женится сам турецкий бог.

Вернувшись в лес, купеческий сын подумал: «Надо пойти в город послушать, что там говорят обо мне!» И не мудрено, что ему захотелось узнать это.

Ну и рассказов же ходило по городу! К кому он не обращался, всякий, оказывается, рассказывал о виденном по-своему, но все в один голос говорили, что это было дивное зрелище.

— Я видел самого турецкого бога! — говорил один. — Глаза у него были что твои звезды, а борода что пена морская!

— Он летел в огненном плаще! — рассказывал другой. — А из складок выглядывали прелестнейшие ангелочки.

Да, много чудес рассказали ему, а на другой день должна была состояться и свадьба.

Пошел он назад в лес, чтобы опять сесть в свой сундук, да куда же он девался? Сгорел! Купеческий сын заронил в него искру от фейерверка, сундук тлел, тлел, да и вспыхнул; теперь от него оставалась одна зола. Так и не удалось купеческому сыну опять прилететь к своей невесте.

А она весь день стояла на крыше, дожидаясь его, да ждет и до сих пор! Он же ходит по белу свету и рассказывает сказки, только уж не такие веселые, как была его первая сказка о серных спичках.

Сказка Сундук-самолет ❤️ - Андерсен Ганс Христиан

Жил был купец, такой богач, что мог бы вымостить серебряными деньгами целую улицу, да еще переулок в придачу; этого, однако, он не делал, — он знал, куда девать деньги, и уж если расходовал скиллинг, то наживал целый далер. Так вот какой был купец! Но вдруг он умер, и все денежки достались сыну.

Весело зажил сын купца: каждую ночь — в маскараде, змеев пускал из кредитных бумажек, а круги по воде — вместо камешков золотыми монетами. Не мудрено, что денежки прошли у него между пальцев и под конец из всего наследства осталось только четыре скиллинга, и из платья — старый халат да пара туфель-шлепанцев. Друзья и знать его больше не хотели — им ведь тоже неловко было теперь показаться с ним на улице; но один из них, человек добрый, прислал ему старый сундук с советом: укладываться! Отлично; одно горе — нечего ему было укладывать; он взял да уселся в сундук сам!

А сундук-то был не простой. Стоило нажать на замок — и сундук взвивался в воздух. Купеческий сын так и сделал. Фьють! — сундук вылетел с ним в трубу и понесся высоко-высоко, под самыми облаками, — только дно потрескивало! Купеческий сын поэтому крепко побаивался, что вот-вот сундук разлетится вдребезги; славный прыжок пришлось бы тогда совершить ему! Боже упаси! Но вот он прилетел в Турцию, зарыл свой сундук в лесу в кучу сухих листьев, а сам отправился в город, — тут ему нечего было стесняться своего наряда: в Турции все ведь ходят в халатах и туфлях. На улице встретилась ему кормилица с ребенком, и он сказал ей:

— Послушай-ка, турецкая мамка! Что это за большой дворец тут, у самого города, еще окна так высоко от земли?

— Тут живет принцесса! — сказала кормилица. — Ей предсказано, что она будет несчастна по милости своего жениха, вот к ней и не смеет являться никто иначе, как в присутствии самих короля с королевой.

— Спасибо! — сказал купеческий сын, пошел обратно в лес, уселся в свой сундук, прилетел прямо на крышу дворца и влез к принцессе в окно.

Принцесса спала на диване и была так хороша собою, что он не мог не поцеловать ее. Она проснулась и очень испугалась, но купеческий сын сказал, что он турецкий бог, прилетевший к ней по воздуху, и ей это очень понравилось.

Они уселись рядышком, и он стал рассказывать ей сказки: о ее глазах, это были два чудных темных озера, в которых плавали русалочки-мысли; о ее белом лбе: это была снежная гора, скрывавшая в себе чудные покои и картины; наконец, об аистах, которые приносят людям крошечных миленьких деток.

Да, чудесные были сказки! А потом он посватался за принцессу, и она согласилась.

— Но вы должны прийти сюда в субботу! — сказала она ему. — Ко мне придут на чашку чая король с королевой. Они будут очень польщены тем, что я выхожу замуж за турецкого бога, но вы уж постарайтесь рассказать им сказку получше — мои родители очень любят сказки. Только мамаша любит слушать что-нибудь поучительное и серьезное, а папаша — веселое, чтобы можно было посмеяться.

— Я и не принесу никакого свадебного подарка, кроме сказки! — сказал купеческий сын.

Принцесса же подарила ему на прощанье саблю, всю выложенную червонцами, а их-то ему не доставало. С тем они и расстались.

Сейчас же полетел он, купил себе новый халат, а затем уселся в лесу сочинять сказку; надо ведь было сочинить ее к субботе, а это не так-то просто, как кажется.

Но вот сказка была готова, и настала суббота.

Король, королева и весь двор собрались к принцессе на чашку чая. Купеческого сына приняли как нельзя лучше.

— Ну-ка, расскажите нам сказку! — сказала королева. — Только что-нибудь серьезное, поучительное.

— Ну чтобы и посмеяться можно было! — прибавил король.

— Хорошо! — отвечал купеческий сын и стал рассказывать. Слушайте же хорошенько!

— Жила-была пачка серных спичек, очень гордых своим высоким происхождением: глава их семьи, то есть сосна, была одним из крупных и старейших деревьев в лесу. Теперь спички лежали на полке между огнивом и старым железным котелком и рассказывали соседям о своем детстве.

— Да, хорошо нам жилось, когда мы были молоды-зелены (мы ведь тогда и в самом деле были зеленые!), — говорили они. — Каждое утро и каждый вечер у нас был бриллиантовый чай — роса, день-деньской светило на нас в ясную погоду солнышко, а птички должны были рассказывать нам свои сказки! Мы отлично понимали, что принадлежим к богатой семье: лиственные деревья были одеты только летом, а у нас хватало средств и на зимнюю и на летнюю одежду. Но вот явились раз дровосеки, и начались великие перемены! Погибла и вся наша семья! Глава семьи — ствол получил после того место грот-мачты на великолепном корабле, который мог бы объехать кругом всего света, если б только захотел; ветви уже разбрелись кто-куда, а нам

Вот выпало на долю служить светочами для черни. Вот ради чего очутились на кухне такие важные господа, как мы!

— Ну, со мной все было по-другому! — сказал котелок, рядом с которым лежали спички. — С самого появления на свет меня беспрестанно чистят,

Скребут и ставят на огонь. Я забочусь вообще о существенном и, говоря по правде, занимаю здесь в доме первое место. Единственное мое баловство — это вот лежать после обеда чистеньким на полке и вести приятную беседу с товарищами. Все мы вообще большие домоседы, если не считать ведра, которое бывает иногда во дворе; новости же нам приносит корзинка для провизии; она часто ходит на рынок, но у нее уж чересчур резкий язык. Послушать только, как она рассуждает о правительстве и о народе! На днях, слушая ее, свалился от страха с полки и разбился в черепки старый горшок! Да, немножко легкомысленна она — скажу я вам!

— Уж больно ты разболтался! — сказало вдруг огниво, и сталь так ударило по кремню, что посыпались искры. — Не устроить ли нам лучше вечеринку?

— Конечно, конечно. Побеседуем о том, кто из нас всех важнее! — сказали спички.

— Нет, я не люблю говорить о самой себе, — сказала глиняная миска. — Будем просто вести беседу! Я начну и расскажу кое-что из жизни, что будет знакомо и понятно всем и каждому, а это ведь приятнее всего. Так вот: на берегу родного моря, под тенью датских буков…

— Чудесное начало! — сказали тарелки. — Вот это будет история как раз по нашему вкусу!

— Там в одной мирной семье провела я свою молодость. Вся мебель была полированная, пол чисто вымыт, а занавески на окнах сменялись каждые две недели.

— Как вы интересно рассказываете! — сказала метелка. — В вашем рассказе так и слышна женщина, чувствуется какая-то особенная чистоплотность!

— Да, да! — сказало ведро и от удовольствия даже подпрыгнуло, плеснув на пол воду.

Глиняная миска продолжала свой рассказ, и конец был на хуже начала.

Тарелки загремели от восторга, а метелка достала из ящика с песком зелень петрушки и увенчала ею миску; она знала, что это раздосадует всех остальных, да к тому же подумала: «Если я увенчаю ее сегодня, она увенчает меня завтра!»

— Теперь мы попляшем! — сказали угольные щипцы и пустились в пляс. И боже мой, как они вскидывали то одну, то другую ногу! Старая обивка на стуле, что стоял в углу, не выдержала такого зрелища и лопнула!

— А нас увенчают? — спросили щипцы, и их тоже увенчали. «Все это одна чернь!» — думали спички.

Теперь была очередь за самоваром: он должен был спеть. Но самовар отговорился тем, что может петь лишь тогда, когда внутри у него кипит, — он просто важничал и не хотел петь иначе, как стоя на столе у господ.

На окне лежало старое гусиное перо, которым обыкновенно писала служанка; в нем не было ничего замечательного, кроме разве того, что оно слишком глубоко было обмокнуто в чернильницу, но именно этим оно и гордилось!

— Что ж, если самовар не хочет петь, так и не надо! — сказало оно. —

За окном весит в клетке соловей — пусть он споет! Положим, он не из ученых, но об этом мы сегодня говорить не будем.

— По-моему, это в высшей степени неприлично — слушать какую-то пришлую птицу! — сказал большой медный чайник, кухонный певец и сводный брат самовара. — Разве это патриотично? Пусть рассудит корзинка для провизии!

— Я просто из себя выхожу! — сказала корзинка. — Вы не поверите, да чего я выхожу из себя! Разве так следует проводить вечера? Неужели нельзя поставить дом на надлежащую ногу? Каждый бы тогда знал свое место, и я руководила бы всеми! Тогда дело пошло совсем иначе!

— Давайте шуметь! — закричали все.

Вдруг дверь отворилась, вошла служанка, и — все присмирели, никто ни гу-гу; но не было ни единого горшка, который не мечтал про себя о своей знатности и о том, что он мог бы сделать. «Уж если бы взялся за дело я, пошло бы веселье!» — думал про себя каждый.

Служанка взяла спички и зажгла ими свечку. Боже ты мой, как они зафыркали, загораясь!

«Вот теперь все видят, что мы здесь первые персоны! — думали они. — Какой от нас блеск, сколько света!»

Тут они и сгорели.

— Чудесная сказка! — сказала королева. — Я точно сама посидела в кухне вместе со спичками! Да, ты достоин руки нашей дочери.

— Конечно! — сказал король. — Свадьба будет в понедельник!

Теперь они уже говорили ему ты — он ведь скоро должен был сделаться членом их семьи.

И так, день свадьбы был объявлен, и вечером в городе устроили иллюминацию, а в народ бросали пышки и крендели. Уличные мальчишки поднимались на цыпочки, чтобы поймать их, кричали «ура» и свистели в пальцы; великолепие было несказанное.

«Надо же и мне устроить что-нибудь!» — подумал купеческий сын; он накупил ракет, хлопушек и прочего, положив все это в свой сундук и взвился в воздух.

Пиф, паф! Шш-пшш! Вот так трескотня пошла, вот так шипение!

Турки подпрыгивали так, что туфли летели через головы; никогда еще не видывали они такого фейерверка. Теперь-то все поняли, что на принцессе женится сам турецкий бог.

Вернувшись в лес, купеческий сын подумал: «Надо пойти в город послушать, что там говорят обо мне!» И не мудрено, что ему захотелось узнать это.

Ну и рассказов же ходило по городу! К кому он не обращался, всякий, оказывается, рассказывал о виденном по-своему, но все в один голос говорили, что это было дивное зрелище.

— Я видел самого турецкого бога! — говорил один. — Глаза у него были что твои звезды, а борода что пена морская!

— Он летел в огненном плаще! — рассказывал другой. — А из складок выглядывали прелестнейшие ангелочки.

Да, много чудес рассказали ему, а на другой день должна была состояться и свадьба.

Пошел он назад в лес, чтобы опять сесть в свой сундук, да куда же он девался? Сгорел! Купеческий сын заронил в него искру от фейерверка, сундук тлел, тлел, да и вспыхнул; теперь от него оставалась одна зола. Так и не удалось купеческому сыну опять прилететь к своей невесте.

А она весь день стояла на крыше, дожидаясь его, да ждет и до сих пор! Он же ходит по белу свету и рассказывает сказки, только уж не такие веселые, как была его первая сказка о серных спичках.

Глава V. Классы сказок

Изучение сказок: Глава V. Классы сказок
Священные тексты Разное Индекс Предыдущий следующий

ГЛАВА V

КЛАССЫ СКАЗОК

Но тот факт, что история, которая повторяется в течение двух тысяч лет, все еще имеет совершенно новую привлекательность для современного ребенка, действительно доказывает, что в ней есть что-то непреходящее.- ФЕЛИКС АДЛЕР.

Все, что в любое время пробуждало лучшие эмоции и трогало сердца людей, должно иметь для детей их детей политическую, историческую и культурную ценность. Особенно это касается сказок и народных песен. П. КЛАКСТОН, комиссар по вопросам образования США.

I. ДОСТУПНЫЕ ВИДЫ СКАЗОК

ИЗ всего этого богатства накопленного фольклорного материала, который дошел до нас на протяжении веков, мы должны выбрать, поскольку мы не можем заполнить ребенка всем фольклорным материалом, который фольклорные ученые стараются сохранить для научных целей.Более того, естественно, что многое из этого содержит грубость, грубость и жестокость примитивной цивилизации; и совсем не обязательно, чтобы ребенок был отягощен этой естественной историей прошлого общества. Мы должны выбирать из прошлого. При выборе того, что будет преподносить ребенку, мы должны руководствоваться двумя стандартами: во-первых, мы обязаны передать ребенку свое литературное наследие; а во-вторых, мы должны помочь ему сделать из себя идеального человека будущего. Поэтому предлагаемые нами сказки должны соответствовать этим двум стандартам.Выбираются сказки, которые веками были интересны; ибо тот факт, что они жили, доказывает их пригодность, они жили потому, что в них было что-то такое, что обращалось к вселенскому сердцу. И по этой причине они будут теми, которые в частых пересказах веков приобрели классическую форму и, следовательно, имеют в себе возможность принять совершенную литературную форму. Выбранными сказками будут те сказки, которые, как мы указали, содержат интересы детей; ибо только через свои интересы ребенок поднимается к высшим интересам и, наконец, развивается до идеального мужчины.Это будут те сказки, которые выдержат также проверку классикой, проверку литературы, проверку рассказа, проверку повествования и описания. Если бы ребенок не знал этих сказок, он был бы инвалидом в жизни.

Сказки, подходящие для маленького ребенка, можно рассматривать в следующих семи классах доступных типов: (1) накопительная история, или рассказ с часами; (2) сказка о животных; (3) юмористический рассказ; (4) реалистическая сказка; (5) романтическая сказка; (6) старая сказка; и (7) современная сказка.

I. Накопительная сказка.

Накопительная сказка - простейшая форма сказки. Это может быть: -

(1) История простого повторения.

(2) Рассказ о повторении с добавлением, инкрементным повторением.

(3) Повествование о повторении с вариациями.

Повторение и ритм выросли из коммунальных условий. Старые сказки - это размеренные высказывания. Сначала было спонтанное выражение небольшого сообщества с его жестом, действием, звуком и танцем, а также словом, криком, чтобы помочь.Была группа, которая повторялась, действовала как хортис, и лидер, добавлявший свою индивидуальную вариацию. На их основе возникла народная сказка с диалогом вместо хора.

Из множества сказок «Дом, который построил Джек» иллюстрирует первый класс сказок, которые можно просто повторять. Эта сказка приобретает новый интерес как замечательное исследование фонетики. Если бы кто-нибудь был так счастлив открыть звуковой закон, который управляет благозвучием, порождаемым последовательностью гласных в строках поэзии Мильтона, он бы наслаждался тем же законом, разработанным в Доме, который построил Джек.Подлинник, данный Халливеллом в его «Детские стишки» Англии, считается еврейским гимном, сначала написанным на халдейском языке. Средневековые евреи называли его Агадой и пели грубое пение как часть пасхальной службы. Впервые он появился в печати в 1590 году в Праге. Позже, в Лейпциге, ее опубликовал немецкий ученый Либрехт. Начинается: -

Малыш, пацан, отец купил
За две монеты:
Малыш, малыш,
Потом пришел кот и съел ребенка и т. Д.

Затем следуйте различным повторяющимся строфам, последняя поворачивается назад и реагирует на все остальные: -

Затем пришел Святой, благословен Он,
И убил ангела смерти.
Это убило мясника,
Это убило быка,
Это выпил воды,
Это погасило огонь,
Это сжег посох,
Это избили собаку,
Это укусил кота,
Которая съела ребенка,
Что мой отец купил
За две монеты:
Ребенок, ребенок.

Замечательное сходство со «Старушкой и ее свиньей» сразу же указывает на происхождение этой сказки. Интерпретация этой сказки такова: ребенок - еврей; отец, которым оно было куплено, - Иегова; две монеты - Аарон и Моисей; кошка - это ассирийцы; собака - вавилоняне; посох - персы; огонь - Греческая Империя и Александр; вода - римляне; вол - это сарацины; мясник - крестоносцы; а ангел смерти - турецкая держава.Суть этой сказки заключается в том, что Бог отомстит туркам, и евреи будут возвращены на свою землю.

Другой рассказ о простом повторении, волшебным элементом которого является волшебный ключ, - это «Ключ королевства», который также можно найти в «Детские стишки Англии» Холливелла: -

Это ключ королевства.
В том королевстве есть город,
В этом городе есть город,
В этом городе есть улица,
На этой улице есть переулок,
В этом переулке двор,
В том дворе есть дом,
В этом доме есть комната,
В этой комнате есть кровать,
На этой кровати есть корзина,
В этой корзине несколько цветов.
Цветы в корзине, корзина на грядке,
кровать в комнате и т. д.

Старуха и ее свинья иллюстрируют второй класс накопительных сказок, где есть дополнение, и как Титти Мышь и Тэтти Мышь, где конец поворачивается к началу и меняет все, что предшествует. . Здесь есть более заметный сюжет. Та же самая сказка встречается в Шропширском фольклоре, в Шотландской жене и ее кусте ягод, в Кулаке, американской народной игре, описанной Ньюэллом, в казачьих сказках, а также в датском, испанском и итальянском языках.В скандинавском языке это няня, которая не пойдет домой к ужину, а в Пенджабе - кукурузное зерно, также упоминаемое в «Сказках о смехе». Я никогда не видел ребенка, которому это не нравилось или который не был бы доволен собой за то, что рассказал об этом. Это наиболее удобно для иллюстрации. Тифти Маус и Тетти Маус радуют живостью своих образов и катастрофой в конце, которая поражает ребенка так же, как падение его огромной груды блоков, крушение и общий переворот радуют его.У этой сказки столько вариантов, что она хорошо иллюстрирует распространение сказок. Это «Паук и блоха» Гримма, которая, как мы видели, привлекательна своей простотой; норвежский «Петух, который упал в чан с пивом»; и индийский «Смерть и погребение бедной курицы». Любопытная последовательность инцидентов могла быть изобретена раз и навсегда в определенное время, а оттуда распространилась по всему миру.

Johnny Cake и The Gingerbread Man также представляют второй класс накопительных сказок, но показывают более определенный сюжет; есть больше рассказов и более решительное введение и заключение.«Как Джек отправился в поисках удачи» также показывает больше сюжета. Он содержит тему, аналогичную теме Бременских музыкантов, которая явно представляет собой чудовищную сказку, в которой элемент повторения остается для поддержания интереса и сохранения единства, но где развился полноценный, структурно завершенный рассказ. . Прекрасный накопительный рассказ, принадлежащий ко второму классу, - это Казак Соломенный Бык, который был описан в «Повести». Здесь у нас есть одна строка последовательности, которая доводится до кульминации, а затем разворачивается к завершению, доставляя ребенку в сюжете что-то от того удовольствия, которое он испытывает, заводя своих игрушечных животных, чтобы наблюдать, как они выступают на сцене. раскручивание.

«Три медведя» иллюстрирует третий класс повторяющихся историй, где есть повторения и вариации. Здесь повторение и параллелизм интересны, как припев песни, а техника повествования похожа на «Венецианского купца». Это идеальная сказка для маленького ребенка. Он уникален тем, что это единственный случай, когда сказка, написанная автором, стала народной. Он был написан Саути и появился в лондонском «Докторе» в 1837 году.Саути мог использовать в качестве своего источника Scrapefoot, которую Джозеф Джейкобс открыл для нас, или он мог использовать Snow White, в которой содержится эпизод со стульями. Саути подарил миру классику детской, которая должна быть сохранена в чистоте формы. Манера Народа, заменяющая старуху из сказки Саути, Златовласку, и различие, которое она производит в сказке, доказывают, что дети естественно испытывают больший интерес к сказке с ребенком. Точно так же, рассказывая «Историю Мидаса» аудитории, состоящей из нетерпеливых маленьких людей, естественным образом берется прекрасный старый миф Овидия в том виде, в каком его представляет Булфинч, и помещается в него Бархатцы из Хоторна.А после знакомства с Маргариткой ни одному ребенку не понравится эта история без нее. Серебристые волосы - еще одна замена маленькой старушке в «Трех медведях». Восприятие «Трех медведей» маленьким ребенком во многом будет зависеть от предыдущего опыта общения с медведями и от отношения человека, рассказывающего историю. Маленькая девочка, которая впервые слушала «Трех медведей», когда она услышала, как три медведя стояли, глядя в окно наверху после того, как Златовласка бежала по лесу, сказала: «Почему Златовласка не легла рядом с Медвежонком? ? " Для нее Медведь ассоциировался с дружелюбным плюшевым мишкой, которого она брала с собой в постель, и в этой истории не было абсолютно никаких волнений страха, потому что она была рассказана с акцентом на комическом, а не на пугающем.По своей структуре «Три медведя» похожи на «Три скандинавских козла Билли», которые принадлежат к тому же классу восхитительных повторяющихся сказок и в которых последовательность рассказа состоит из тех же трех отдельных этапов.

II. Сказка о животных

Сказка о животных включает в себя множество самых приятных детских сказок. Действительно, некоторые авторитеты заходили так далеко, что относили все сказки к некоему предку сказки о животных; и во многих случаях это, безусловно, можно сделать так же, как мы прослеживаем Трех Медведей до Скрейпфута.Сказка о животных - это либо старая сказка о зверях, например, Скрапфут или Старый султан; или сказка, которая представляет собой тщательно продуманное развитие басни, такой как Деревенская мышь и Городская мышь, или сказки Лиса Рейнарда или Короля птиц Гримма и Воробья и его четверых детей; или это чисто воображаемое творение, такое как «Ребенок слона» Киплинга или «Бронзовая свинья» Андерсена.

Рассказ о зверях - очень старая форма, рассказывающая об успешной примитивной охоте или об опыте какого-то примитивного человека с животными, когда он смотрел на зверя как на брата, превосходящего его по силе, храбрости, выносливости, быстроте, проницательности. запах, видение или хитрость.Позже, в более цивилизованном обществе, когда люди заинтересовались проблемами поведения, были представлены животные, чтобы указать на мораль сказки, и у нас появилась басня. Басня возникла, когда правда была изложена в форме конкретного рассказа. Когда эта истина была выражена в гномической форме, изложена в общих чертах, она превратилась в пословицу. Басня была краткой, насыщенной и касалась отличительных характеристик персонажей-животных, наделенных человеческими чертами. Таковы были басни Эзопа.Затем последовала эпопея о зверях, такая как «Лис Рейнард», в которой личность животных стала менее заметной, а персонажи-животные стали типами человечества. Позже сказка о зверях приняла форму рассказов об охотниках, где интерес сосредоточивался на азарте охоты и победе охотника. С жаждой универсальных знаний в дни после Бэкона постепенно росло желание узнать также о животных. Затем последовали анекдоты о животных, результат наблюдений и воображения, часто касающихся психических процессов животных.С ростом научного духа развивался интерес к естествознанию. Современная история животных с 1850 года имеет естественнонаучную основу, но она также направлена ​​на поиск мотивов действия, это психологический роман. Ранние современные сказки о животных, такие как «Черная красавица», демонстрируют симпатию к животным, но их психология - человеческая. В «Краге» Сетона Томпсона, который является шедевром, интерес сосредоточен на личности и психике животного, а также на его чисто физических характеристиках.Возможно, это правда, что эти физические характеристики в некоторой степени воображаемы и преувеличены, и что для интерпретации этих физических знаков использовалась чрезмерная свобода. В сказках Киплинга мы видим более позднюю эволюцию сказки о животных. Его животные обладают индивидуальностью в эмоциях и мыслях. В лесных друзьях Маугли у нас есть очеловеченные животные, обладающие человеческой силой мышления и выражения. В реальной жизни животные мотивы кажутся простыми, один доминирующий мотив вытесняет все остальные. Но животные Киплинга демонстрируют очень сложные мотивы, они рассуждают и судят больше, чем оправдывают наши знания о жизни животных.В «Just-So Stories» Киплинг дал нам сказку о животных, основанную на научной истине. Из этих восхитительных сказок The. «Ребенок слона и как верблюд получил горб» можно использовать в детском саду. Возможно, последняя эволюция сказки о животных принадлежит Чарльзу Г. Д. Робертсу. Персонажи-животные в его «Сородичах дикой природы» имеют характеристики животных. Они стали интересными как проявление этих черт, а не как типичные человеческие мотивы; они показывают психологию животных.Сказки имеют научную основу, и интерес сосредоточен именно на этом, а не на его преувеличении.

Рассмотрев сказку о животных как рост, давайте теперь рассмотрим несколько отдельных сказок: -

Одна из самых приятных сказок о животных - это Хенни Пенни, или Цыпленок, как ее иногда называют, рассказанная Джейкобсом в «Английских сказках». Здесь предприимчивая курица, плохо знакомая с мирскими традициями, решается прогуляться. Поскольку кукурузное зерно падает на ее верхний узел, она считает, что небо падает, ее прогулка принимает направление, и после этого она продолжает рассказывать королю.Она берет с собой всех, кого встречает, которые, как и она, доверчивы, - Кокки Локки, Утиный Деддлс, Гуси Пуси и Тёрки Лурки, - пока они не встретят Фокси Вокси, который ведет их в свою пещеру, чтобы никогда не выйти. очередной раз. Это похоже на восхитительную сказку Джатаки из «Глупого робкого кролика», которую ранее было изложено в общих чертах для рассказа, которую пересказала Эллен С. Бэббит. В этой сказке Кролик, спящий под пальмой, услышал шум и подумал, что «вся земля распадается». Итак, он бежал, пока не встретил еще одного Кролика, а затем сотню других Кроликов, Оленя, Лисицу, Слона и, наконец, Льва.Все животные, кроме Льва, приняли новости Кролика и последовали за ним. Но Лев выступил и попросил факты. Он подбежал к холму перед животными и трижды взревел. Он проследил историю до первого Кролика и, взяв его на спину, побежал с ним к подножию холма, где росла пальма. Там под деревом лежал кокосовый орех. Лев объяснил звук, который услышал Кролик, затем побежал назад и рассказал другим животным, и все они остановились. Брат Кролик упражняется, сказка из «Ночей с дядей Ремусом» очень похожа на «Хенни Пенни» и может быть использована одновременно.Он также похож на «Волк и семь детей» Гримма, английскую историю трех свиней, ирландский «Конец света» и популярную итальянскую сказку.

«Овца и свинья», адаптированная из скандинавской версии мисс Бейли в «Часе детей», приведенная также в «Сказках с полей» Дасента, - это восхитительно жизнерадостная и юмористическая сказка, напоминающая историю Хенни Пенни. Овца и Свинья начали искать дом, чтобы жить вместе. Они путешествовали, пока не встретили Кролика, а затем последовали этому диалогу: -

р."Куда ты идешь?"

С. и П. «Мы построим себе дом».

Р. «Могу я жить с тобой?»

С. и П. "Чем вы можете помочь?"

Кролик почесал ногу левой задней лапой в течение минуты и сказал: «Я могу грызть колышки своими острыми зубами и могу вставить их своими лапами». «Хорошо, - сказали Овца и Свинья, - можешь пойти с нами!» Потом они встретили серого Гуся, который умел тянуть мох и затыкать им трещины, и Петуха, который умел рано кукарекать и всех разбудить.Так что все они нашли дом и счастливо жили в нем.

Испанский «Медио Поллито», или «Маленький полу-цыпленок», - еще одна накапливающаяся сказка о животных, похожая на Хенни Пенни, и заслуживающая изучения в университете. Уехавший в Мадрид непослушный, но энергичный герой очень привлекателен и постоянно забавляет, а сказка необычайной красоты. В центре внимания - персонаж. Красота заключается в обстановке приключений, когда Медио Поллито подошел к ручью, к большому каштану, к ветру, к солдатам за городскими воротами, к Королевскому дворцу в Мадриде и к королевскому повару, пока в конце концов он достиг высшей точки увековечения как флюгер церковного шпиля.

«История трех свиней» может поспорить с «Трех медведей» за место идеального рассказа для маленьких людей. Он подходит им даже лучше, чем «Три медведя», возможно, потому, что им легче отождествлять себя с героем, который, хоть и Свинья, является наиболее успешным и умным человеком. Дети ничего не знают о стандартах греческой драмы, но узнают хорошее; и когда актеры в их рассказе проявляют большой интерес и живость, они отвечают соответствующей признательностью.Драматический элемент в «Трех свиньях» силен, и все дети любят его драматизировать. История - это итальянские три гусята, негритянский крошечный поросенок, индийский ламбикин и немецкий Волк и семеро козлят. Эту сказку написал Эндрю Лэнг в своей книге «Зеленая сказка». Наиболее удачное изложение этой истории дано Лесли Брук в его книге «Золотой гусь». Немецкая версия встречается в старинном стихотворении «Рейнхарт Фукс», в котором Малыш видит Волка через щель. Первоначально персонажами должны были быть дети, поскольку у маленьких поросят нет волос на подбородке.«

Одна из самых ранних современных сказок о животных - «Добродушный медведь» английского критика Ричарда Хенгиста Хорна. Эта сказка была написана в 1846 году, как раз тогда, когда люди начали больше узнавать о жизни животных. Это одновременно психологическое и образное. Он был доведен до сведения английской публики в критике «О некоторых иллюстрированных рождественских книгах» Теккерея, который считал ее одной из «самых остроумных, приятных и добрых книг и замечательным рассказом».«Сейчас он не издается, но кажется, что его стоит сохранить и переиздать. История представляет собой автобиографию Медведя, который впервые рассказывает о своем интересном опыте в качестве медвежонка. Сначала он дает Гретхен и собравшимся детям о нем рассказ о его опыте, когда мать впервые научила его ходить в одиночестве.

III. Юмористическая сказка

Юмористическая сказка - одна из самых приятных для маленького ребенка. Это нравится всем, но особенно ему идет, потому что суть юмора - это смесь любви и удивления, и то и другое полностью нравится ребенку.Юмор приносит радость в мир, как и маленький ребенок, само их существование - гармония. Юмор видит контрасты, показывает здравый смысл и сострадание. Это возбуждает любопытство. Его смех безличен и имеет социальный и духовный эффект. Он действует как свежий воздух, он проясняет атмосферу ума и позволяет видеть вещи в четко определенном свете. Раскрывает характер; он разбивает ситуацию, реконструирует ее и, таким образом, рассматривает жизнь, интерпретирует ее. Он играет с жизнью, освобождает дух и укрепляет душу.

Говоря о юморе, Теккерей в «Ворчании о рождественских книгах» 1847 года считал, что девиз юмора должен быть таким же, как у талисмана, который носит настоятель в Чосере: -

О прокате рука брошь из золота фуль шене,

, на котором впервые была написана коронованная буква А,

И после этого Amor vincit omnia.

Он продолжил: «Я думаю, что произведения настоящего юмориста всегда имеют этот священный штамп прессы. Попробуйте, прежде всего, Шекспира, Сервантеса, Аддисона, бедного Дика Стила и дорогого Гарри Филдинга, нежного и восхитительного Жан-Поля, Стерна. , и Скотт, - и Любовь - лучшая черта юмористов, придающая их смеху ту очаровательную мелодию, в которой весь добродушный мир объединяется хором.«

Детский юмористический элемент проявляется в повторении фраз, подобных тем, что мы находим в «Трех медведях», «Трех свиньях» и «Трех козлах»; в контрасте в изменении голоса, столь заметном и в этих трех сказках; в контрасте идей, столь ярких в «Ребенке слона» Киплинга; и в элементе неожиданности, столь очевидном, когда Джонни Кейк съедает Лис, или когда Маленькая Курица ест хлеб, или когда Маленькая Свинья перехитрила Волка. Юмористический элемент для детей также заключается в несоответствии, преувеличении или гротеске, так хорошо отображенном в «Бессмысленных рифмах» Лира, и в большей части очарования Алисы в стране чудес.Юмористический элемент должен соответствующим образом измениться для детей старшего возраста, которые не так легко удивляются и чьи сказки, следовательно, для того, чтобы удивить, должны иметь более умные идеи и более тонкую фантазию.

Бременские музыканты - хороший жанр юмористической сказки. В нем показаны все элементы настоящего юмора. Его философия здорова, он рассматривает жизнь в целом и избегает трагедии, видя комическую ситуацию посреди неприятностей. Он полон социальных хороших товариществ, которые являются условием юмора.Он обладает необычным напряжением и представляет собой серию сюрпризов, кульминацией которой является один грандиозный сюрприз для грабителей на их пиршестве. Осел - благородный герой, который дышит духом мужества, подобным духу прекрасных гомеровских героев. Его домашнее достижение - это мастерство, которое нравится детям. И суть сказки, которая, в конце концов, является ее главной ценностью - что в мире должно быть место для престарелых и измученных и что «виновные бегут, когда никто не преследует» - призывает их сострадать и их здравый смысл.Разнообразие звуков, издаваемых разными персонажами, представляет собой приятное повторение с вариациями, которые представляют собой особый элемент юмора; а великий музыкальный хор не оставляет сомнений в кульминации. Мы должны смотреть на жизнь с этими четырьмя людьми, которые противостоят жизненным фактам и чья судьба представляет собой множество контрастов. Осел, выведенный из строя из-за старости, набрался храбрости, чтобы пуститься в поиски. Он встретил Пса, который больше не мог охотиться, остановившийся посреди дороги, тяжело дыша; Кот, у которого вместо зубов были только обрубки, сидящий посреди дороги, с несчастным сердцем за лицом, мрачным, как три дождливых воскресенья; и Петух, который только что подслушал, как повар сказал, что в следующее воскресенье его должны превратить в суп, сидит наверху ворот и кукарекает так громко, как только может.Осел, с этими музыкантами, которых он собрал, говорил как лидер и как настоящий юморист.

В такой простой сказке, как «Бременские музыканты», удивительно, как много интересного может развиться: приключение в лесу; мотив того, что кто-то подошел к вершине дерева и увидел оттуда свет вдали, который появляется в Hop-o'-my-Thumb и во многих других сказках; пример сотрудничества, где у всех было единство цели; пример хорошей законченной формы рассказа, который иллюстрирует вступление, обстановку, персонажей и диалоги - все это провозглашает этот один из прекрасных старых рассказов.В своей наиболее драматической форме, а для Джейкобса наиболее впечатляющей, она появляется в кельтских сказках как Джек и его товарищи. Возможно, он произошел из сказки Гримма «Старый султан», которая чем-то похожа на «Волк и голодный пес» в Штайнхауэле, 1487 г. Поток «Джек искал удачу» - это английский рассказ о сотрудничестве, похожий, но не столь приятный. Датский рассказ о сотрудничестве, Плеяды, можно найти в «Сказках» Лансинга. «Как шестеро путешествовали по миру» - это сказка Гримма, которая, хотя и подходит для детей старшего возраста, содержит ту же общую тему.

Очень многие сказки, подходящие для детей детского сада, которые упоминались в различных главах, содержат большой элемент юмора. Бредовые шутки - это тип, отличный от собственно юмористической сказки, но явно юмористический. Таковы реалистичные Ленивый Джек, Хенни Пенни и Билли Бобтейл. Затем, поскольку повторение - это элемент юмора, многие накопительные сказки считаются юмористическими: такие как «Ламбикин», «Старуха и ее свинья», «Медио Поллито», «Соломенный Бык», «Джонни Пирог» и «Три козла».Среди собственно юмористических сказок - «Снежный человек» Андерсена; Кот и мышь в партнерстве; Кролик, который хотел красных крыльев; Слоновий ребенок; и очень многие из сказок дяди Ремуса, такие как «Почему ястреб ловит цыплят», «Брат Кролик» и «Брат Тигр» и «Эй, Хаус! все это дядя Ремус и Маленький мальчик. История маленького черного Минго в «Сказках о смехе» - очень привлекательная юмористическая сказка, но она больше подходит для детей второго класса.

Drakesbill - французская юмористическая накопительная сказка, сюжет которой построен так же, как и у казака Соломенного Быка.Дрейксбилл, который был таким маленьким, что они звали его Билл Дрейк, был большим работником и вскоре скопил сотню долларов золотом, которые одолжил королю. Но поскольку король так и не предложил платить, однажды утром Дрейксбилл отправился в путь, напевая на ходу: «Кря, кря, кря, когда я верну свои деньги?» На все предметы, которые он встречал, и на их вопросы он отвечал: «Я иду к королю, чтобы попросить его заплатить мне то, что он мне должен». Когда они умоляли: «Возьми меня с собой!» он был готов, но он сказал: «Ты должен сделать себя маленьким, залезть мне в рот и ползти под моим языком!» Он прибыл во дворец со своими товарищами, спрятанными во рту: Лисом, Лестницей, Смеющейся рекой и Осиным гнездом.Когда он попросил о встрече с королем, его не сопровождали с достоинством, а отправили на птичий двор к индюшатам и курам, которые с ним дрались. Затем он удивил их, вызвав Лисицу, убивавшую кур. Когда его бросили в колодец, он позвал Лестницу на помощь. Когда его собирались бросить в огонь, он позвал Реку, которая затопила остальных и оставила его безмятежно плавать. Находясь в окружении людей короля и их мечей, он позвал Осиное Гнездо, которое прогнало всех, кроме Дрейксбилла, предоставив ему возможность искать свои деньги.Но он не нашел ничего, поскольку король потратил все. Итак, он сел на трон и стал королем. Элемент юмора здесь, как уже упоминалось ранее, заключается в том, что Дрейксбилл после каждого удара судьбы сохранял свою счастливую, свежую бодрость и торжествующе повторял свой единственный крик: «Шарлатан, шарлатан, шарлатан, когда я верну свои деньги? " В повторении диалогов тоже присутствует юмор, так как по пути к королю он встретил различных персонажей и поговорил с ними. Юмор заключается также в реальных ярких сюрпризах, которые Дрейксбилл так эффектно преподнес во время своего визита к королю.Можно видеть, что эта сказка могла быть сатирой, посвященной расточительному королю.

IV. Реалистичная сказка

Реалистичная сказка питает большое сочувствие к смиренной жизни и желает точно воспроизвести все, что есть в жизни. Дух этого был выражен Киплингом -

.

каждый в своей отдельной звезде,

Изобразит Вещь, как он ее видит, для Бога вещей, как они есть.

Иногда реалистическая история имеет научный дух и интерес.Реалистичная, хорошая история представит не только правду, но и то, что возможно, вероятно или неизбежно, сделав ее правдивой. Очень часто он не достигает этого идеала. Можно выбрать стенограмму реальной жизни, но это фотография, а не картина с сильной целью подчеркнуть одну мысль и с художественным оформлением. Персонажи, хотя и правдивые, могут быть безжизненными и бесцветными, а их действия и то, что с ними происходит, неинтересны. По этой причине многие современные авторы сказок для детей, уважая ценность реалистичного, пренебрегают тем, что требует реалистическое, и создают безвкусные, неубедительные сказки.Реалистичный рассказ должен иметь дело с простым и обыденным, а не с исключительным; И испытание не в том, сколько, а в том, как мало доверчивости оно вызывает.

«Ганс в удаче» Гримма - прекрасная реалистичная сказка, как и «Умная Эльза» Гримма и «Три норвежских глупца», хотя эти сказки подходят детям чуть постарше. Веселые шутки часто появляются среди реалистичных сказок, как если бы подлинный юмор был более свежим, когда относился к вещам реальной жизни. Английский Ленивый Джек - это восхитительный реалистичный шутник, в котором есть мотивы, часто встречающиеся в сказках.Мотив Пробного камня, изображающий скромного человека, вызывающего смех знати, появляется в «Даммлинге» и «Золотом гуся» Гримма. Это также появляется в Зербино Дикаре, наиболее тщательно продуманной неаполитанской сказке, пересказанной Лабулеем в его Последних сказках; история, полная юмора, остроумия и сатиры, которая порадует образованного человека мира.

В «Ленивом Джеке» все происходит в скромной жизни. Бедная мать жила за счет ленивого сына и умудрялась зарабатывать себе на жизнь прядением. Однажды мать потеряла терпение и пригрозила отправить из дома этого праздного сына, если он не найдет работу.Итак, он отправился в путь. Каждый день он возвращался к матери со своими дневными заработками. Юмор заключается в том, что он принес, в том, как он это принес, и в том, что с этим случилось; в увещевании его матери: «Ты должен был сделать то-то и то-то», и в одном ответе Джека: «Я сделаю это в другой раз»; в том, что Джек буквально использовал наставление своей матери и катастрофу, которую он принес ему на следующий день и каждый последующий день, когда он приносил домой монету, банку молока, сливочный сыр, кота, лопатка баранины и наконец осла.Юмор заключается в контрасте между тем, что сделал Джек, и тем, что любой «разумный» знает, что он должен был сделать, до тех пор, пока члены королевской семьи не увидели, что он нес осла на плечах с поднятыми вверх ногами, и он больше не мог терпеть. и разразился смехом. Это хорошая реалистичная забавная игра, потому что она впечатляет правдой, которую даже маленький ребенок должен рассуждать и судить. и пользоваться своим здравым смыслом.

«История маленькой рыжей курочки» - реалистичный рассказ, который представляет простую картину скромной бережливости.«Оловянный солдатик» Андерсена - реалистичная сказка, которая дает приключение, которое может случиться с настоящим оловянным солдатиком. Старуха и ее Свинья, история которой описана в «Накопительной сказке», реалистичны. Его тема - простой опыт пожилой крестьянины, которая подметала свой дом, которая имела необычное, долгожданное удовольствие найти десять центов, которая пошла на рынок и купила Свинью за такую ​​небольшую сумму. Но по дороге домой, когда Свинья, достигнув стула, стала противной и отказалась идти, Старуха пришлось искать помощи.Поэтому она попросила Пса, Палка, Огонь и т. Д. Сначала она попросила помощи у ближайшего; и каждый объект просил, в свою очередь, искал помощи у следующей высшей силы. Большой источник удовольствия в этой сказке состоит в том, что каждый объект, к которому обращаются за помощью, просят сделать то, что его природа заставит сделать - Собаку укусить, Палка бить и т. и каждый последующий выбранный объект - это тот, который по закону своей природы является хозяином предыдущего. Собака в силу способности кусать имеет власть над Свиней; Палка имеет способность овладеть Собакой; и Вода в своей способности угасать господствует над Огнем.Из-за этой тесной связи причины и следствия эта сказка в необычной степени способствует развитию разума и памяти ребенка. Он может вспомнить последовательность сюжета или переделать рассказ, если забудет, рассуждая о связи между последовательными объектами, у которых была запрошена помощь. Именно через эту ассоциацию тренируется память.

«Как два жука поселились» в «Сказках о смехе» - это реалистичная история, имеющая научный дух и интерес.Его основа истины принадлежит области изучения природы. Его повествование о том, как два жука устраивают домашнее хозяйство, посещая муравейник и помогая себе найти дом и убранство муравьев, очень хорошо подходит для того, чтобы предшествовать или проследить фактическое изучение муравейника детьми. История дает хорошее представление о доме муравьев, их образе жизни и характеристиках муравьев и жуков. Это не смягченная наука, а хорошая история, полная жизни и юмора, основанная на научной истине.

Многие сказки нереалистичные содержат большой реалистический элемент. Прекрасные старинные романтические сказки, такие как «Золушка», «Спящая красавица» и «Бременские музыканты», содержат большую реалистичность. В «Маленьких эльфах» мы видим реалистичную картину простого немецкого дома. В «Красавице и чудовище» у нас есть реалистичное представление о трех различных способах, которыми дочери богатого купца приспособились к потере состояния своего отца, что напоминает нам о параллельной теме в шекспировском «Короле Лире».В Red Riding Hood у нас есть реалистичное начало того, как маленькая девочка навещает свою бабушку. Этот реалистический элемент нравится ребенку, потому что, как мы отметили, он соответствует его опыту и поэтому кажется менее странным.

В «Тетти-мышке» и «Тетти-мышке» обстановка реалистична, но превращается в романтическую, когда естественные повседневные действия приобретают смысл из необычного события в сказке. Титти Мышонок и Тэтти Мышь вполне реально жить в маленьком домике, добывать кукурузу, варить пудинг и ставить его варить.Но когда горшок перевернулся и ошпарил Титти, начался роман. Табурет, который был настоящим и обычным и стоял у двери, оживился, он заговорил: «Титти умер, и поэтому я плачу»; и он прыгнул! Затем метла поймала ту же анимацию на ту же тему и унесла; заскрипела дверь; скрипело окно; старая форма носилась вокруг дома; ореховое дерево сбрасывает листья; маленькая птичка растрепала его прелестные перья; маленькая девочка пролила молоко; мужчина упал с лестницы; и ореховое дерево с грохотом упало, все опрокинуло и похоронило Титти в руинах.Все они научились передавать одно и то же сообщение. Обычное и привычное становилось необычным и необычным с необыкновенной жизнью, чувством и живым движением.

Другими романтическими сказками с большим реалистическим элементом являются «Три медведя», «Три свиньи» и «Три козла», сказки о животных, которые по необходимости должны быть в значительной степени реалистичными, поскольку их основа - в фактах о природе, привычках и чертах характера. животных, которых они изображают.

V. Романтическая сказка

Романтическая сказка отражает эмоции, содержит приключения и живописность; он касается снов, далеких мест, моря, неба и чудесных объектов, тронутых красотой и странностями.Цель романтика - вызвать эмоции, жалость или чувство героизма; и это часто преувеличивает характер и происшествия сверх нормы. Проверка романтической сказки, как и реалистической сказки, заключается в реальности, которой она обладает. Этой реальностью он будет обладать не только потому, что это правда, но и потому, что она верна и для жизни. И следует помнить, что из-за необычной обстановки в романтическом рассказе истина, которую он представляет, очень отчетливо выделяется с большой впечатляющей силой. Красная Шапочка - сказка более впечатляющая, чем «Три медведя».

Золушка - хороший образец старинной романтической сказки. Он неизменно привлекает детей, как и все народы мира; поскольку у этого рассказа есть целых триста сорок пять вариантов, которые были исследованы мисс Кокс. В этих вариантах есть много общих инцидентов, таких как жилище очага, полезное животное, маскировка героини, жестокая героиня, потерянная обувь, страдающий любовью принц, волшебные платья, волшебное дерево, тройной полет, ложная невеста и многие другие.Но единственный случай, который объявляет эту сказку собственно сказкой о Золушке, - это узнавание героини по ее туфле. В греческих Родопах туфлю уносит орел и бросает на колени царю Египта, который ищет хозяина и женится на нем. В индуистской сказке дочь раджи теряет туфлю в лесу, где ее находит принц. Интерпретация Золушки такова, что Дева, Рассвет, тусклая и серая вдали от яркости солнца. Сестры - это облака, которые тени зари, а мачеха - это ночь.Рассвет спешит прочь от преследующего Принца, Солнца, которое после долгих поисков настигает ее в ее великолепных облачениях заката.

Это сказка об индусе Содева Бай, бедной индейке зуни и англичанах Ришен Коати, Кап-о'Рушес и Кошка. Кошачья шкура, которую мистер Берчелл рассказал детям викария Уэйкфилда, Ньюэлл считает самым старым из золушек, появившихся в Страпароле в 1550 году, в то время как Золушка впервые появилась в Базиле в 1637 году. Кошачья кожа в балладной форме, как дано Холливелл, был напечатан в Олдермари Черчьярд, Англия, в 1720 году; и форма, данная Джейкобсом, хорошо иллюстрирует, как прозаическая сказка выросла из старой баллады.Две наиболее распространенные формы Золушки - это Перро и Гримм, каждая из которых подходит для очень маленького ребенка. «Золушка» Перро демонстрирует около двадцати отличий от сказки Гримма: -

(1) Он опускает приказ Матери о смертном одре Золушке.

(2) Без деревянной обуви и плаща.

(3) Мачеха поручает более современные задачи. В нем отсутствует задача с горохом и бобами.

(4) Золушка спит на чердаке, а не у очага.

(5) Он опускает Отца.

(6) Без ветви орешника.

(7) Три желания не учитываются.

(8) Заменяет фею-крестную на ореховое дерево и дружелюбных голубей.

(9) Заменяет преобразование на сотрясение дерева.

(10) В нем отсутствует эпизод с грушевым деревом и голубятней.

(11) В нем не используются продольные и топоры.

(12) Не включает фальшивую невесту и двух голубей.

(13) Заменяет две ночи на балу на три ночи.

(14) В конце концов делает прощающим и щедрым. Сестры не наказаны.

(15) Там тапочки из стекла вместо золотых.

(16) Он упрощает повествование, улучшает структуру и приводит состояние, которое является краеугольным камнем конструкции.

(17) В нем нет поэтического припева.

(18) Он более прямой и драматичный.

(19) Он прорисовывает персонажей более четко.

(20) Разве это не более искусственно и условно?

Этот контраст показывает, что сказка Гримма более поэтична, в то время как она более сложна и содержит более варварские и ужасные элементы, не подходящие для сегодняшнего ребенка. Однако из двух форм сказка Гримма кажется лучшей, и, если ее переписать в литературной форме, подходящей для ребенка, она может стать даже предпочтительнее.

«Спящая красавица», еще одна романтическая сказка, которая может претендовать на звание самой популярной сказки, посвящена долгому сну зимы и пробуждению весны.Богиня Земли, уколовшаяся зимним дротиком, погружается в глубокий сон, от которого ее пробуждает Солнце, которое ищет ее далеко. Эта сказка похожа на скандинавский Бальдр и греческую Персефону. Некоторые из его инцидентов появляются также в «Два брата», египетской сказке о девятнадцатой династии Сети II, в которой Хаторы, провозглашающие судьбу принца, соответствуют злой старой фее. Веретено, укол которого вызвал сонливость, - это стрела, ранившая Ахилла, шип, уколовший Зигфрида, омела, ранившая Бальдра, и отравленный гвоздь демона в Сурья Бай.В северной части повествования мы находим плющ - единственное растение, которое может переносить прикосновения зимы. Тема долгого сна встречается в средневековой легенде «Семь спящих в Эфесе», в английском «Король Англии и три его сына», поэтично, как Теннисон выразился в своем «Сне наяву», и в «Истории Брунгильды» в Зигфрид. Здесь огненная изгородь окружает Брунгильду, которая просыпается от прикосновения волшебного меча Зигфрида, точно так же, как Спящая красавица пробуждается поцелуем принца.Поцелуй может быть пережитком древней формы поклонения какой-то местной богине. В индуистском Панч-Рул Рани героиню окружают семь рвов, увенчанных семью преградами из копий. Из версий «Спящей красавицы» Перро и Гримм версия Перро длинна и сложна, потому что она содержит второстепенный рассказ о жестокой мачехе, добавленный к основному рассказу, в то время как «Вересковая роза Гримм» представляет собой модель структуры, которую легко разделить на десять главных эпизодов. «Спящая красавица» появилась в «Пентамероне» Базиля, где дается прекрасный случай, когда ребенок высасывает льняной шип из пальцев спящей матери.Версия Перро совпадает с версией Базиля в названии близнецов, которые являются Солнцем и Луной в Пентамероне, Дне и Рассвете.

Красная Шапочка - еще одна романтическая сказка, которая может претендовать на звание самой популярной сказки из всех сказок. Подобные сказки встречаются в истории о греческом Кроносе, проглотившем своих детей, в легенде алгонкинов, повторенной в Гайавате, и в арийской истории о Драконе, проглотившем солнце и убитом богом солнца Индрой. «Красная шапочка» пробуждает чувство страха у ребенка, она вызывает острые ощущения, которые, если не слишком сильны, явно доставляют удовольствие.Но он радует менее заметно, возможно, из-за атмосферы любви и обслуживания, а также из-за того, что представляет собой изображение милой маленькой горничной. Любовь, подаренная бабушкой ребенку, ярко-красный капюшон, прощальный знак матери, изменение лица и голоса Волка под ребенка - все это прямо или косвенно подчеркивает любовь, нежность и понимание простого детства. Благодарность и любовь ребенка, игра в лесу, вера в присутствие дровосека - все это характерно для типичной маленькой горничной, которую нужно любить.В сказке есть и красота леса - цветы, птицы, и свежесть открытого воздуха. Финал сказки разнообразен. В Перро Волк съел бабушку, а затем и Красную Шапочку. В одной из версий Гримма говорится, что Охотник, услышав храп, пошел посмотреть, что нужно старушке. Он разрезал Волка, и Бабушка и Красная Шапочка ожили. Он набил Волка камнями. Проснувшись, Волк попытался убежать и умер. Все трое были счастливы; Охотник взял шкуру, бабушка получила свой торт и вино, а Красная Шапочка была в безопасности и получила урок послушания для своей маленькой девочки.Еще один финал Гримма - Красная Шапочка дошла до Бабушки раньше Волка, и, сказав ей, что она встретила его, они оба заперли дверь. Затем они наполнили корыто водой, в которой варили сосиски. Когда Волк попытался забраться внутрь и поднялся на крышу, его соблазнил запах, и он упал в корыто. При пересказе концовки этой сказки использовалась большая свобода, обычно с целью не дать Волку съесть Красную Шапочку. Что касается заключения Красной Шапочки, Теккерей сказал: «Я примирился с Волком, пожирающим Красную Шапочку, потому что я отказался от веры в то, что это моральная сказка в целом, и доволен тем, что воспринимаю ее как дикую, странную, удивительную. а не недобрую сказку.«

Интерпретация Красной Шапочки - о которой дети не должны знать - это то, что вечернее Солнце идет к своей бабушке, Земле, которая первой поглощается Волком Ночи и Тьмы. Красный плащ - это сумеречное сияние. Охотник может быть восходящим Солнцем, спасающим всех от Ночи. Красная Шапочка очаровательно раскрыта в романтических стихах Тика, и похожая история появляется в популярной шведской песне Jungfrun i'Blaskagen в Folkviser 3; 68, 69.

VI, VII. Старая сказка и современная сказка

Старинную сказку нужно отличать от современной. Большинство выбранных сказок были старинными сказками, потому что они обладают характеристиками, подходящими для маленького ребенка. Можно сказать, что современная сказка начинается со сказок Андерсена. Поскольку на Андерсена часто ссылались и как уже было дано исследование «Оловянного солдатика», работы Андерсена не могут быть здесь более подробно описаны.- Современная сказка со времен Андерсена еще не научилась простоте и искренности. Он часто бывает длинным и запутанным и представляет собой множество сбивающих с толку изображений. В нем отсутствуют великие художественные качества старинной сказки, центральное единство и гармония характера и сюжета. Идея должна быть душой повествования, и проблема состоит в том, чтобы заставить персонажей происходить то, что выражает идею. История должна сохранять свой интерес и быть искренней и неизбежной, чтобы быть убедительной.Он должен понимать, что способ выражения должен быть методом внушения, а не методом деталей. Старая сказка не ставила границ своему предположению. Он использовал конкретную артистичность; но поскольку символ выражал меньше, он подразумевал больше. Современная сказка более определенно преднамеренна и часто устанавливает границы для своего предположения, потому что символ выражает так много. Часто в нем подчеркивается сатирический и критический элемент, а его юмор зачастую тяжелый и неуклюжий. Как уже отмечалось, для того, чтобы быть литературой, помимо персонажей, сюжета, сеттинга и диалога, классик должен представлять истину; в нем должны быть эмоции и воображение, красиво воплощенные в форме языка; и он должен обладать силой классического, чтобы даровать уму постоянное обогащение.Любое рассмотрение современной сказки очень часто показывает несоблюдение этих требований.

Однако современная сказка не так уж и плоха, если мы упомянем такие сказки, как «Алиса в стране чудес» Льюиса Кэрролла, «Счастливый принц» Оскара Уайльда, «Постепенная фея» Алисы Браун, «Сказочный принц Фрэнсис Браун», «Маленький хромой принц Мисс Мюлок», «Питер Пэн Барри», «Джин Инджелоу». Мопса, Фея и Уфе в лесу, История Клауса Филда, Старые трубы Стоктона и дриада, Водяные младенцы Кингсли, Король Золотой реки Раскина, Пиноккио Коллоди, Синяя птица Метерлинка, Истории Киплинга Just-So Stories и рассказы о Книгах джунглей, чудесные приключения Нильса Сельмы Лагерлоф, рассказы дяди Рема о Харрисе и т. д.Но эта классика, за некоторыми исключениями, составляет богатство первичной и элементарной литературы. Современная сказка, подходящая для детского сада, находится в невыгодном положении, потому что, скорее всего, она спрятана в каком-то журнале, ожидая признания, чтобы привлечь к ней внимание. И в наши непростые дни трудно придумать сказку, простота которой подошла бы маленькому ребенку.

Среди лучших сказок для маленьких людей - «Ганс и четыре великана» мисс Харрисон и «Маленькая Бета и Хромой великан».В «Маленькой Бете» и «Хромом гиганте» естественный ребенок помещен в необычную среду, где мягкость великана и сила любви маленькой девочки представляют собой сильные контрасты, которые радуют и удовлетворяют. «Морская фея» и «Фея земли» в фильме «Некоторые феи, которых я встречал» миссис Ставелл, хотя и обладают большим шармом и красотой, слишком сложны для маленьких людей. Это ссора Морской Феи и Феи Земли. Он отличается хорошей структурой, он представляет проблему во введении, имеет легкую фантазию, подходящую для его персонажей, пикантный диалог, хорошее описание, визуализированные выражения и представляет собой четкие изображения.Его метод прямой, и он сразу же попадает в историю. Его способ персонификации, который в этом, пожалуй, лучшем рассказе коллекции, довольно восхитителен, в некоторых других менее радостен и вызывает сомнения. «Как старые туфли двойного милого превратились в женские туфли» Кэндис Уиллер из «Св. Николая» - это действительно восхитительная современная сказка, которую можно прочитать маленькому ребенку. Это опыт маленькой девочки с новыми туфлями и ее мечта о своих старых туфлях. Но истории не хватает структуры, нет постоянного подъема к одному великому действию, эпизод с деревом Санта-Клауса несколько чуждый и ненужный, и вывод рушится, потому что конец, кажется, продолжается после того, как проблема была решена.

В «Портном гнома» Андерхилла много разговоров о вещах и косвенное использование языка, например, «побуди их ответить» и «продолжил задавать вопросы», что утомительно. Юмор временами тяжелый, цитируют пословицы, например: «Кувшин, который слишком часто ходит к колодцу, наконец сломался». Кульминация без интереса. Сцена с гномами у костра - в которой главный элемент юмора, кажется, состоит в том, что портной дает гному пощечину, - скорее глупая, чем смешная.Детали банальны, и трансформация не радует. Опять же, сюжета не так много, и история не вызывает интереса. В «Золотом уравнении и золотом петушке» Скаддера разговор не всегда по существу, носит банальный характер, и напряжение не выдерживается, потому что кульминация рассказывается заранее. «Старомодная книга сказок» миссис Бертон Харрисон очень приятна, но она была написана для двух ее сыновей, которые были старшими детьми. Он имеет недостаток в том, что он представляет слишком большое разнообразие изображений и ему не хватает простоты структуры.Его Джульетта, или Маленькая Белая Мышь, которая, кажется, является пересказом Хорошей Маленькой Мышки Д'Ольнуа, содержит хорошее описание старинного сказочного платья. «Deep Sea Violets», возможно, лучший из написанных в книге рассказов, дает хорошее представление о девушке, попавшей в царство водного. У Rosy's Stay-at-Homearts восхитительное воображение, как у Андерсена.

«Пять поросят» Кэтрин Пайл - это очаровательная маленькая современная история, которую может с интересом использовать ребенок, который знает «Историю трех поросят».«Петух» Саути - очень приятный реалистичный рассказ предельной простоты, который из-за говорящих животных может быть включен сюда. Критику этой сказки вместе со списком реалистичных историй, содержащих некоторые реалистичные сказки, подходящие для детского сада, можно прочитать в «Образовательных фондах» за октябрь 1914 года. «Курица, которая вылупила уток» Гарриет Бичер-Стоу - это приятный и веселый юмористический рассказ о мадам Фезертоп и ее удивительной семье из восьми уток, а также о мастере Сером Петушке, даме Скрэтчард и докторе Х.Перец. Современная сказка, которая очень приемлема для детей, - «Петух, Мышонок и Красный Илен» автора F61icit6 Lef6vre, который представляет собой пересказ истории о Маленькой рыжей курочке в сочетании с историей Маленького Рид Хина. . В этой сказке две старые классические истории сохранены, но пережиты заново, с такими деталями, которые были импровизированы, как естественно сам умный ребенок. Эти дополнительные детали обращаются к его воображению и придают живость и свежесть сказке, но они не умаляют впечатления от оригинала и не сбивают с толку характеры персонажей старых сказок.

Нельзя забывать Кролика Питера - увлекательную реалистичную сказку Беатрикс Поттер - и его товарищей, Бенджамина Банни, Пиглинга Блэнда, Тома Киттена и других, от которых дети никогда не устают. Кролик Питер, несомненно, является классикой детского сада. Примерно к тому же классу веселых сказок о животных относится серия рассказов Торнтона Бёрджесса «Св. Николая», 1915 г., «Томми и Камень желаний». Здесь ребенок наслаждается новым превращением: он превращается в ондатра, рябчика и тряпчика. Жаба, Гусь Хонкер и другие интересные персонажи.Современная сказка, которую с радостью принимают дети, - «Людвиг и Марлен» Джейн Хокси. Здесь у нас есть дружелюбный Фокс, который исполняет Людвигу желания, которые он просит для Марлин. Тема параллельна для маленьких людей очарованию Рыбака и его жены, сказке Грирна, подходящей для второго класса. Среди современных сказок о животных «Ребенок слона», одна из сказок Редьярда Киплинга «Просто так», занимает одно из первых мест как сказка, созданная для маленьких детей одним из великих литературных мастеров рассказа.

Современная сказка, основанная на чистом воображении и кажущаяся попыткой проследить за Гриммом и Андерсеном, - это «Быстрый сквош» из «Рассказов для невысоких людей» Аспинуолла. Он использует интерес маленького мальчика к саду - его саду. В центре его интереса - фея, волшебное семя, чудесная поездка и счастливый конец. Он использует простую повседневную жизнь и вкладывает в нее необычное и прекрасное, где нет ничего невозможного. В нем наиболее приятным образом сочетаются реалистичность и романтика.«Богатый гусь» Леоры Робинсон в «Перспективе» - это накопительный рассказ с интересным концом и неожиданностью. Элизабет Маккракен в книге мисс Брайант «Как рассказывать истории» «Почему поднимается утренняя слава» - это простая фантастическая сказка. «Маятник недовольства» Джейн Тейлор из «В детском мире» Поулссена - хорошая иллюстрация современной чисто фантастической сказки. То, что Банч и Джокер увидели на Луне в «Бодрствующем болтуне», около 1887 года, является самой восхитительной современной фантастической сказкой, хотя она лучше всего подходит для ребенка девяти или десяти лет.«Гринкап», написанная Рут Хейс в Сент-Николасе, июнь 1915 года, обращается к ребенку через опыт Сары Джейн, мать и отец которой путешествовали по Индии. Сара переехала жить к тете Джейн и там встретила Гринкап, который исполнил пресловутые «три желания». Алиса в стране чудес занимает отдельное место среди современных фантастических сказок, но она больше подходит для детей третьего и четвертого классов.

Современная сказка, которая подходит для простоты ребенка и которая будет стимулировать его собственное желание сочинить сказку, - это «Кукла, которая была сестрой принцессы», одна из историй игрушек Кэролайн Бейли, опубликованных издательством Kindergarten Review. в течение 1914-15 гг.Среди современных сказок, выбранных из «Сказок, пересказываемых Святым Николаем», есть несколько интересных, которые можно прочитать маленькому ребенку или рассказать в начальных классах. Среди них можно отметить: -

Баллада о сыновьях кузнеца, современная сказка в стихах Мэри Э. Уилкинс.

Касперл, Х. К. Баннер, современная сказка о Спящей красавице. Этот рассказ не является сложным и подробным: в его основе лежит идея о том, что «люди, которые помогают другим, обладают силой, превосходящей их собственные.«

Десять маленьких гномов, Софи Дорси, из французского Эмиля Сувестра. В нем рассказывается о десяти гномиках, живших в пальцах Доброй жены.

Удивительный Том, Мэри Мейпс Додж. Это яркая история о мальчике, который, как Гамлет, не решался действовать. Тому всегда было интересно. В этой истории есть фея Кумтоотепойнт, которая сидела на поганке и выглядела очень серьезной. Это реалистично и романтично, с тонкой юмором. В нем рассказывается, как Чудо-Том превратился в Королевского судостроителя.

Энн Клив, как эльф устраивает домашнее хозяйство. Это хорошая фантазия. Эльф устроил хозяйство на лилии и получил занавеску от паука, пух из чертополоха, табурет от жабы, которая жила в оранжерее в лесу, и т. Д.

Кольцо желаний, перевод с немецкого Анны Эйхберг. Это сказка с подразумеваемым посылом о том, что «лучший способ добиться своего лучшего желания - это работать для этого».

«Человек-хоп о человеке» Агнес Хербертсон в журнале Little Folks Magazine - очень приятная современная романтическая сказка для маленьких детей.Ви Вун был гномом, который жил на лугу Бай-Бай в прекрасном новом доме, который он любил. Когда он летел через Луг, его карманы были полны синих семечек. На Лугу он нашел пару туфель, синего и серебряного, и, конечно же, отнес их домой, в свой новый дом. Но сначала он рассыпал синие ветвящиеся семена по садовой стене в саду «Штир-о-жен», где росли золотые одуванчики. И семена выросли и вытеснили одуванчики. На следующий день Ви Вун обнаружил большое синее семя, которое он посадил возле своего дома; а на следующее утро большой синий порох, выросший за ночь, сделал его дом темным.Поэтому он пошел к Зеленому Огру, чтобы заставить его забрать его. Вернувшись домой, он обнаружил сидящего в своем кресле Хоп-О-Мена, который приехал жить с ним. Об этом его предупредили маленькие синие туфли, когда они прыгали по комнате и пели: -

Ring-a-ding-dill, ring-a-ding-dill,
Хоп-о-человек переходит через холм.
Зачем он идет и что он увидит?
Шаткий, шаткий - раз, два, три.

Затем история описывает проблемы Ви Вуна с Хоп-О-Мэн, который оставался нежеланным обитателем дома, где Ви Вун любил сидеть совсем один.Хоп-о-человек заставил все скакать до тех пор, пока Ви Вун не исправит все небрежность и пока он не вернет ему свои сине-серебряные туфли. Однажды Ви Ван стал заботливым домработником и вычистил из сада одуванчиков все синие ветвистые растения, выросшие из семян, которые он разбросал в саду Штир-О-Жены, и когда он вернулся домой, его проблемы были позади , и Хоп-о-человек исчез.

Возможно, одна из причин частых неудач современной сказки в том, что она не идет в ногу со временем.Подобно тому, как современный роман развился от романтизма Хоторна, реализма Теккерея через психологию Джорджа Элиота и философию Джорджа Мередита, так и история маленького ребенка, которая, как и история взрослых, является выражением духа. времени должны признать эти современные тенденции. Он должен усвоить у Алисы в стране чудес и Детского сада стихов, что современная сказка - это не Золушка или Спящая красавица, но современная сказка - это ум ребенка.Настоящий сказочный мир - это чуждость и красота детской точки зрения. Долг и привилегия современной сказки - истолковать психологию ребенка и представить его жизненную философию.


Далее: Глава VI. Источники материала для сказок

Новая одежда императора | Ганс Христиан Андерсен Сказка

Много лет назад жил император, который так любил новую одежду, что он потратил все свои деньги на одежду.Он не беспокоил он хоть немного о своих солдатах; и он не хотел идти ни к театр или погоня, за исключением возможностей, которые тогда предоставили ему для демонстрации его новой одежды. У него был другой костюм на каждый час день; и, как любой другой король или император, принято говорить: «он сидит в совете, - всегда говорили о нем. - Император сидит в своем шкафу ".

Время шло весело в большом городе, который был его столицей; чужие люди каждый день приходил в суд.Однажды два негодяя называют себя ткачи. Они сказали, что знают, как ткать ткани самых красивых цветов и сложных узоров, одежду, изготовленную из которой должны обладать чудесным свойством оставаться невидимым для всех, кто был непригоден для занимаемой им должности, или который был необычайно простым по характеру.

"Это действительно должна быть великолепная одежда!" подумал Император. "Если бы я такой костюм, я мог бы сразу узнать, какие мужчины в моих королевствах непригодны для своей должности, а также уметь отличать мудрых от глупо! Этот материал должен быть соткан для меня немедленно."И он вызвал большие суммы денег должны быть даны обоим ткачихам, чтобы они могут начать свою работу напрямую.

Таким образом, два притворных ткача установили два ткацких станка и очень постарались деловито, хотя на самом деле они вообще ничего не делали. Они просили нежнейший шелк и чистейшая золотая нить; вложить оба в свои рюкзаки; а затем продолжили свою притворную работу на пустых ткацких станках. до поздней ночи.

«Я хотел бы знать, как ткачи идут с моей тканью», сказал себе император, по прошествии некоторого времени; он был, однако довольно смутился, когда вспомнил, что простак, или один непригодный для своего офиса, не сможет увидеть мануфактуру.Быть конечно, он думал, что ему нечем рисковать лично; но все же он предпочел бы послать кого-нибудь еще, чтобы он узнал о ткачей и их работой, прежде чем он увлекся этим делом. Все люди по всему городу слышали об удивительной собственности ткань должна была владеть; и все очень хотели узнать, как мудрые или как невежественными могут оказаться их соседи.

«Я пошлю моего верного старого министра к ткачам», - сказал Император. наконец, после некоторого размышления "он сможет лучше понять, как ткань выглядит; потому что он разумный человек, и никто не может быть более подходящим для его офиса, чем он."

Итак, верный старый служитель вошел в зал, где находились негодяи. работают изо всех сил на своих пустых станках. "Что может быть смысл этого? »- подумал старик, широко открыв глаза.« Я не может обнаружить ни малейшего кусочка нити на ткацких станках ». Однако он не выражать свои мысли вслух.

Самозванцы очень вежливо попросили его проявить любезность и приехать. ближе их ткацкие станки; а потом спросил его, понравился ли дизайн ему, и были ли цвета не очень красивыми; в то же время указывая на пустые рамки.Бедный старый министр смотрел и смотрел, он не мог ничего обнаружить на ткацких станках по очень уважительной причине, а именно: там ничего не было. "Какая!" подумал он снова. "Является ли это возможным что я простак? Я никогда так не думал; и никто не должен знаю это сейчас, если я такой. Неужели я непригоден для работы в офисе? Нет этого тоже нельзя сказать. Я никогда не признаюсь, что не видел вещи."

"Хорошо, сэр министр!" - сказал один из мошенников, все еще делая вид, что работает. "Вы не говорите, нравится ли вам этот материал."

"О, это отлично!" - ответил старый министр, глядя на ткацкий станок через его очки. "Этот узор, и цвета, да, я скажу Император без промедления, какими прекрасными я считаю их. "

«Мы будем вам очень признательны», - сказали самозванцы, а затем назвал разные цвета и описал узор якобы прочее. Старый министр внимательно выслушал их слова, чтобы чтобы он мог повторить их Императору; а потом негодяи попросили больше шелка и золота, говоря, что необходимо завершить то, что они начали.Однако все, что им было дано, они вложили в свои рюкзаки; и продолжал работать с таким же явным усердием, как раньше на своих пустых ткацких станках.

Император послал еще одного придворного офицера посмотреть, как люди продвигались, и проверить, скоро ли ткань будет готов. С этим господином было то же самое, что и с министром; он осмотрел ткацкие станки со всех сторон, но ничего не увидел, кроме пустые рамки.

"Разве это не кажется вам таким прекрасным, как милорду министр? »- спросили самозванцы второго посла Императора; в то же время делая те же жесты, что и раньше, и говоря о дизайн и цвета, которых не было.

"Я, конечно, не дурак!" - подумал посыльный. "Должно быть, я мне не подходит мой хороший прибыльный офис! Это очень странно; однако нет каждый должен знать об этом что угодно ". И соответственно он похвалил материал он не мог видеть, и заявил, что был в восторге от обоих цветов и узоры. «В самом деле, пожалуйста, ваше Императорское Величество», - сказал он своему государя, когда он вернулся, "ткань, которую ткачи готовят необычайно великолепен ".

Весь город говорил о великолепных тканях, которые носил император. приказал соткать за свой счет.

А теперь сам Император пожелал увидеть дорогостоящую мануфактуру, а он все еще был в ткацком станке. В сопровождении избранного числа офицеров двор, среди которых были два честных человека, которые уже восхищались ткань, он отправился к хитрым самозванцам, которые, как только они зная о приближении Императора, продолжал работать более усердно, чем Когда-либо; хотя они все еще не пропустили ни одной нити через ткацкие станки.

«Разве работа не великолепна?» сказали два офицера корона, уже упоминалось."Если ваше величество будет только приятно смотреть на него! Какой великолепный дизайн! Какие великолепные краски! »И вместе с тем время указали на пустые рамки; потому что они представляли, что все еще можно было увидеть это изысканное произведение искусства.

"Как это?" - сказал себе император. "Я ничего не вижу! Это это действительно ужасное дело! Я простак, или я не годен на то, чтобы быть Император? Это было бы худшим, что могло случиться ... О! ткань - очаровательно, - сказал он вслух. - Я полностью одобряю это." И он очень любезно улыбнулся и внимательно посмотрел на пустые станки; по нет сказал бы он, что не мог видеть, что двое из офицеров его двор так хвалил. Вся его свита теперь напрягла глаза, надеясь обнаружить что-то на ткацких станках, но они больше не видели чем другие; тем не менее, все они воскликнули: «О, как красиво!» и посоветовал его величеству сшить новую одежду из этого великолепного материал, для приближающегося шествия. «Великолепно! Очаровательно! Отлично! »- разносились со всех сторон, и все были необычайно веселыми.В Император разделял общее удовлетворение; и представил самозванцев с лентой рыцарского ордена, чтобы носить в их петлицы и титул «Господа ткачи».

Мошенники просидели всю ночь перед днем, когда Шествие должно было состояться, и было зажжено шестнадцать огней, так что каждый мог видеть, как они хотели закончить новый императорский подходить. Они сделали вид, что скатывают ткань с ткацких станков; разрезать воздух их ножницы; и шили иглами без ниток."Видеть!" воскликнули они, наконец. "Новая одежда императора готова!"

И вот император со всеми вельможами своего двора прибыл в ткачи; и негодяи подняли руки, как будто удерживая что-то, сказав: "Вот брюки вашего величества! Вот шарф! Вот мантия! Весь костюм легкий, как паутина; можно подумать, что на нем совсем ничего нет, когда он одет; тот, однако, в этом большое достоинство этой тонкой ткани ".

"Да, в самом деле!" сказали все придворные, хотя никто из них не мог видеть что-нибудь из этого изысканного производства.

"Если Ваше Императорское Величество будет любезно рад снять с себя одежду мы поместим в новый костюм перед зеркалом ».

Император был раздет, и негодяи сделали вид, что одеть его в новый костюм; Император поворачивается из стороны в сторону, перед зеркалом.

"Как великолепно выглядит его величество в своей новой одежде и как хорошо они подходят! »- закричали все. -« Какой дизайн! Какие цвета! Это действительно королевские мантии! "

"Навес, который будет нести Ваше Величество в процессии, ждет », - объявил главный церемониймейстер.

«Я вполне готов», - ответил Император. "Моя новая одежда хорошо сидит?" - спросил он, снова оборачиваясь перед зеркалом, чтобы что он, возможно, рассматривает свой красивый костюм.

Хозяева спальни, которым предстояло нести поезд Его Величества, войлочные примерно на земле, как если бы они поднимали концы мантии; и сделал вид, что несёт что-то; потому что они ни в коем случае предавать что-либо вроде простоты или непригодности для их должности.

Итак, теперь Император шел под своим высоким навесом посреди холма. шествие по улицам его столицы; и все люди стояли рядом, а те, у окна, кричали: «О! новая одежда нашего Императора! Какой там великолепный поезд мантия; и как изящно висит платок! »короче, никто бы не допустить, что он не мог видеть эту вызывающую восхищение одежду; потому что в поступая так, он объявил бы себя либо простаком, либо непригодным для своего офиса.Конечно, ни один из различных костюмов Императора никогда не произвел такое сильное впечатление, как эти невидимые.

"Но у Императора вообще ничего нет!" сказал маленький ребенок.

"Слушайте голос невиновности!" воскликнул его отец; и что за ребенок сказал, что перешептывался от одного к другому.

"Но у него вообще ничего нет!" наконец закричал весь народ. Император был раздосадован, потому что знал, что люди правы; но он думал, что процессия должна продолжаться! И повелители спальни приложил больше усилий, чем когда-либо, чтобы задержать поезд, хотя На самом деле поезда не было.

Конец

Рождественских историй для детей

Мы прочитали и просмотрели более 100 Рождественских историй . Мы чувствовали, что дети младшего возраста получат наибольшее удовольствие от 30 названий, которые мы выбрали ниже. Мы надеемся, что вам понравится читать их своим детям, внукам или ученикам в классе.

  • Эльфы и сапожник от братьев Гримм

    Бедный сапожник и его жена заканчивают свой последний кусок кожи, когда их судьба меняется благодаря помощи талантливых эльфов.

  • Бархатный кролик Марджери Уильямс

    " Когда ребенок любит вас долгое время, не просто для игры, а ДЕЙСТВИТЕЛЬНО любит вас, тогда вы становитесь Настоящим. "

  • Это была ночь перед Рождеством Клемент Кларк Мур

    Обязательно прочитать в канун Рождества!

  • Елка Ганса Христиана Андерсена

    Дереву не терпится вырасти и достичь великих дел, а не ценить настоящее.

  • Последний сон о старом дубе - Ганс Христиан Андерсен

    Невероятный разговор между старым дубом и поденкой.

  • Портной из Глостера, автор Беатрикс Поттер
    Подобно Эльфам и Сапожнику, эти милые мышки берут на себя шитье для престарелого портного на Рождество, но должны «лапать» его кошку!
  • Рождественские поздравления от феи ребенку Льюиса Кэрролла
    Праздничное стихотворение ( забывая фокусы и на мгновение поиграть с эльфами ) любимого автора «Алисы в стране чудес»
  • Письмо Санта-Клауса от Марка Твена

    Твен обращается к нам со своим игривым и сухим остроумием в ответах своего Санты на детские письма.

  • Веточка падуба Фрэнка Стоктона

    Карлик требует год жизни детей в обмен на последний кусок падуба. Они согласятся?

  • Ночь после Рождества от Anonymous

    Спектакль стихов из «Twas the Night Before», есть много восстановления после самого большого праздника года.

  • Рождество каждый день Уильям Дин Хауэллс

    После прочтения маленькие дети могут постоянно переосмысливать свое желание иметь Рождество.

  • Истинное значение Рождества (произносится Линусом) из Библия, версия короля Джеймса, Лука
  • Жизнь и приключения Санта-Клауса Л.Фрэнк Баум

    Вся история: юность в лесу Бурзи, зрелость, когда он начинает свой путь с оленями, и старость к мантии бессмертия.

  • Рождество Джимми Пугала от Мэри Э. Уилкинс Фриман

    Санта нанял это пугало, чтобы отпугнуть полярников и посеять радость на Рождество.

  • Рождество; или «Добрая фея» Гарриет Бичер-Стоу

    Драгоценная история о радостях, связанных с продуманным подарком и подарком благодарным получателям.

  • Рождественский гимн Птиц, Кейт Дуглас Виггин

    «Настоящего рождественского ребенка нельзя было назвать легкомысленным, вся семья согласилась с этим».

  • История кузена Скорби Луизы Мэй Олкотт

    Душевная история о параде овсянки и «детях-ангелах», которые помогают нуждающейся семье.

  • Рождество Домового Мэри Э. Уилкинс Фриман

    Дети дарят Рождество Домовой впервые за тысячу лет!

  • Снежный человек от Анонима

    Нет ничего веселее, чем слепить большого снежного человека!

  • Маленький Джек Хорнер от Mother Goose

    Мы не могли пропустить этот классический детский стишок с рождественским пирогом!

  • Особое Рождество Папы Панова - Лев Толстой

    Старик приветствует незнакомцев в своем доме. История сострадания и доброты.

  • Рождественский бал Мэри Э. Уилкинс Фриман

    Захватывающая история о детях и феях, танцующих под тенью рождественской елки.

  • Хороший Санта-Клаус на санях. Автор Кэтрин Ли Бейтс.
  • Снежинка. Мэри Э. Уилкинс Фриман.

    Красивое зимнее стихотворение, описывающее заснеженное дерево.

  • Рождественский сон и как он сбылся. Автор Луиза Мэй Олкотт.
  • Воровка в кладовой, автор Анонимно.

    В это время года, когда кладовые полны вкусностей, вот очаровательная история о сострадании маленькой девочки к мышь, которая узнает разницу между воровством и дарением.

  • «Пони-паровозик» и «Тихоокеанский экспресс» Уильяма Дина Хауэллса

    Кому не нравятся истории о поездах на Рождество?

  • Рождественский маскарад Мэри Э. Уилкинс Фриман

    Что будут делать родители, когда их дети «застрянут» в рождественских праздничных костюмах и станут персонажами, которыми они только притворялись?

  • Индейки превращают столы Уильям Дин Хауэллс

    Предостережение: после прочтения ваши дети могут захотеть освободить, а не съесть индюков в этот праздник!

  • Тыквенная слава Уильяма Дина Хауэллса

    Эта история актуальна в любое время между Днем Благодарения и Новым годом.

  • Рождество в семнадцать семьдесят шесть, Энн Холлингсворт Уортон

    Действие происходит во время Войны за независимость. Семья с нетерпением ожидает возвращения своего капитана-отца после внезапного нападения на Рождество, совершенного при пересечении реки Делавэр.

  • Рождественская корзина от Анонима

    Пара умных стихов, подходящих по сезону.

  • Похищенный Санта-Клаус. Автор Л. Фрэнк Баум

    Санта просто разоряет их бизнес, и надо что-то делать немедленно!

  • Маленький кролик-булочка Л.Фрэнк Баум

    Дороти и кролик обсуждают Санту.

  • Легенда о Бабушке от Анонима

    Русская сказка о старушке, которая заблудилась на пути к младенцу Христу. Легенда гласит, что она все еще ищет и по пути доставляет подарки.

  • «Как Рождество пришло в апартаменты Санта-Мария» Элиа В. Питти

    Как Санта будет доставить подарки? В договоре говорится, что разносчики или агенты не могут входить в многоквартирный дом - как туда попадет самый известный разносчик игрушек?

  • Вокруг Святочного бревна: Рождество в Норвегии Питер Кристен Асбьорнсен

    Это норвежская народная сказка о озорных троллях, которые вторгаются на ферму каждую ночь в сочельник.

  • Детское Рождество в Уэльсе Дилан Томас

    Даже маленькие дети могут вспомнить более простые дни прошлого Рождества.

  • Рождество на складе Fezziwig, Чарльз Диккенс
  • Новогодний ужин дяди Ричарда, Люси Мод Монтгомери
    Ничто так не растопит старую семейную вражду, как домашний ужин от души, чтобы начать год правильно. Автор книги Энн из Зеленых крыш.
  • Новый год Уильяма, Ричмал Кромптон

    Представьте себе, что вам было одиннадцать лет и вам нужно было управлять кондитерской в ​​Новый год!

  • Легенда о феях | Чтение - Средний B1

    (1) Сегодняшние феи - это предмет детских сказок, маленькие волшебные человечки с крыльями, часто сияющие светом.Обычно красивые и женские, как Тинкербелл в Питер Пэн , , они обычно используют свою магию для мелких вещей и в основном дружелюбны к людям.

    (2) Многие из наших современных представлений о феях унаследованы Шекспиром и рассказами 18-19 веков. Хотя мы можем увидеть происхождение фей еще у древних греков, мы можем видеть подобных существ во многих культурах. Самые ранние сказочные существа можно найти в греческой идее о том, что деревья и реки имели духов, называемых дриадами и нимфами.Некоторые люди думают, что эти существа изначально были богами более ранних языческих религий, поклонявшихся природе. Они были заменены греческими и римскими богами, а затем христианским Богом, и стали меньшими, менее могущественными фигурами, поскольку потеряли свое значение.

    (3) Другое объяснение предполагает, что происхождение фей - это воспоминания реальных людей, а не духов. Так, например, когда племена с металлическим оружием вторглись на землю, где люди использовали только каменное оружие, некоторые из людей сбежали и спрятались в лесах и пещерах.Дальнейшее подтверждение этой идеи состоит в том, что феи боялись железа и не могли прикоснуться к нему. Живя вне общества, скрывающиеся люди, вероятно, крали еду и нападали на деревни. Этот код может объяснить, почему фей часто описывают как шутки над людьми. Сотни лет назад люди действительно верили, что феи крадут новых младенцев и заменяют их «подменышами» - феями-младенцами - или что они берут молодых матерей и заставляют их кормить сказочных младенцев своим молоком.

    (4) Хотя большинство людей больше не верят в фей, всего сто лет назад некоторые люди очень хотели думать, что они могут существовать. В 1917 году 16-летняя Элси Райт сделала две фотографии своей кузины, девятилетней Фрэнсис Гриффитс, сидящей с феями. Некоторые фотографы думали, что они подделки, а другие не были уверены. Но Артур Конан Дойль, автор детективных рассказов о Шерлоке Холмсе, считал их настоящими. Он опубликовал в журнале The Strand в 1920 году оригинальные фотографии и еще три , еще девушки, сделанные для него.Девушки только признались, что фотографии были фальшивыми, спустя годы, в 1983 году, и были созданы с использованием фотографий танцоров, скопированных Элси из книги.

    Репа - Гримм

    Жили когда-то два брата, которые оба служили солдатами; один из них был богат, а другой беден. Тогда бедняга, спасаясь от бедности, снял солдатскую шубу и превратился в крестьянина. Он выкопал и вспахал свой участок земли и засеял его семенами репы. Семя взошло, и там выросла одна репа, которая стала крупной и сильной, и заметно росла все больше и больше, и казалось, что она никогда не перестанет расти, так что ее можно было бы назвать принцессой репы, потому что никогда не было такой один видел раньше, и никогда больше такого не увидит.
    В конце концов, он был настолько огромен, что сам по себе заполнил целую телегу, и потребовалось два вола, чтобы тянуть его, и фермер не имел ни малейшего представления, что ему делать с репой и будет ли это состояние для него. или несчастье. В конце концов он подумал: «Если ты продашь это, то что ты за это получишь, что имеет хоть какое-то значение, и если ты съешь это сам, то репа принесет тебе столько же пользы; лучше бы взять ее королю, и подари ему это ".

    И он поместил его в телегу, запряг двух волов, отнес во дворец и подал царю."Что это за странная вещь?" сказал король. «Много чудесного происходило перед моими глазами, но никогда не было такого чудовища, как это! Из какого семени это могло произойти, или вы - дитя удачи и случайно встретили его?» - "Ах, нет!" - сказал фермер, - мне не повезло, ребенок. Я бедный солдат, который, поскольку больше не мог содержать себя, повесил свою солдатскую шубу на гвоздь и отправился в сельское хозяйство. У меня есть брат, который богат и хорошо известен вы, лорд король, а меня, потому что у меня ничего нет, все забыли.

    Тогда король почувствовал к нему сострадание и сказал: «Ты выйдешь из бедности твоей и будешь иметь такие дары от меня, что сравняешься с твоим богатым братом». Затем он подарил ему много золота, и земли, луга и стада и сделали его безмерно богатым, так что богатство другого брата нельзя было сравнивать с его. Когда богатый брат услышал, что бедный приобрел для себя одной репой, он завидовал ему , и всячески думал, как бы ему тоже заполучить подобную удачу.Однако он поступил бы гораздо мудрее: взял золото и лошадей и отнес их королю, и удостоверился, что король даст ему взамен гораздо больший подарок. Если бы его брат получил столько за одну репу, что бы он не унес с собой в обмен на такие прекрасные вещи? Король принял его подарок и сказал, что не может дать ему взамен ничего более редкого и превосходного, чем большая репа. Итак, богатому человеку пришлось положить репу своего брата в телегу и отвезти ее к себе домой.Там он не знал, на кого излить свой гнев и гнев, пока к нему не пришли дурные мысли, и он решил убить своего брата. Он нанял убийц, которые должны были устроить засаду, а затем он пошел к своему брату и сказал: «Дорогой брат, я знаю спрятанное сокровище, мы выкопаем его вместе и поделим между собой». Другой согласился на это и без подозрений сопровождал его. Однако, когда они были в пути, убийцы напали на него, связали его и хотели бы повесить на дереве. Но как только они это делали, вдали послышалось громкое пение и топот лошадиных ног.От этого их сердца наполнились ужасом, и они засунули голову пленника в мешок, повесили его на ветке и обратились в бегство. Однако он работал там, пока не проделал дыру в мешке, через которую можно было просунуть голову. Мимо проезжал человек, не кто иной, как странствующий студент, молодой человек, который ехал по лесу, радостно распевая свою песню. Когда тот, кто был наверху, увидел, что кто-то проходит под ним, он воскликнул: «Добрый день! Вы пришли в удачное время.«Ученик огляделся со всех сторон, но не знал, откуда раздался голос. Наконец он сказал:« Кто меня зовет? »Тогда ответ пришел с вершины дерева:« Поднимите глаза; вот я сижу в Мешке Мудрости. За короткое время я многому научился; по сравнению с этим все школы - шутка; за очень короткое время я узнаю все и пойду мудрее всех остальных людей. Я понимаю звезды, знаки Зодиака, следы ветров, морской песок, исцеление от болезней и достоинства всех трав, птиц и камней.Если бы вы однажды были в нем, вы бы почувствовали, какие благородные вещи исходят из Мешка знаний ».

    Студент, услышав все это, был удивлен и сказал:« Благословен час, в который я нашел тебя! Могу ли я также войти в мешок на время? »Тот, кто был наверху, ответил как бы неохотно:« На короткое время я позволю тебе сесть в него, если ты вознаградишь меня и скажешь мне добрые слова; но вы должны подождать еще час, потому что остается одно, чему я должен научиться, прежде чем я это сделаю ». Когда студент выждал некоторое время, он стал нетерпеливым и умолял позволить ему войти немедленно, его жажда знаний была такой очень здорово.Итак, тот, кто был наверху, сделал вид, что наконец уступил, и сказал: «Чтобы я мог выйти из дома знания, вы должны спустить его на веревке, и тогда вы войдете в него». Итак, ученик опустил мешок, развязал его и отпустил, а затем закричал: «А теперь вытащи меня сейчас же» и собирался залезть в мешок. "Стой!" сказал другой: "это не годится", и взял его за голову, и положил вверх ногами в мешок, закрепил его и потянул ученика мудрости вверх по дереву на веревке. Затем он взмахнул им в воздухе и сказал: «Как дела, мой дорогой? Вот, ты уже чувствуешь приближение мудрости и приобретаешь ценный опыт.Сохраняй полную тишину, пока не станешь мудрее ». После этого он сел на лошадь ученика и уехал, но через час послал кого-то, чтобы тот снова выпустил ученика.

    6 Известных писателей и коллекционеров сказок

    Большинство из нас знает несколько сказок и народных сказок и выросли, видя множество их интерпретаций и пересказов. Но меньше из нас знакомы с коллекциями, которые их популяризировали, или с авторами, написавшими версии, которые мы знаем сегодня.Так что я подумал, что мне стоит взглянуть на 6 коллекционеров и писателей сказок, которые подарили нам некоторые из наших самых любимых сказок:

    (Я сосредотачиваюсь на версиях сказок, которые хорошо известны носителям английского языка, потому что это мой личный опыт, и в результате перечисленные мной коллекционеры и писатели в основном европейцы. Для получения дополнительной информации о коллекциях и коллекционерах за пределами Европы, ссылки в конце.)

    1. Якоб и Вильгельм Гримм

    (г.k.a. Братья Гримм)

    Эти немецкие ученые, которые действительно были братьями, являются, пожалуй, самыми известными коллекционерами сказок (хотя сбор сказок был лишь небольшой частью академической работы, которую они выполняли при жизни). В 1800-х годах они собирали различные народные сказки и сказки со всей Германии, а первая версия их коллекции Kinder- und Hausmärchen была опубликована в 1812 году. Последующие версии коллекции добавляли еще много сказок, а также изменяли многие, чтобы приукрашивать их. или дезинфицировать более жестокие элементы.

    Многие популярные сказки достигли более широкой аудитории благодаря этому сборнику, в том числе:

    • Красная Шапочка
    • Гензель и Гретель
    • Белоснежка
    • Спящая красавица
    • Принц-лягушка
    • Рапунцель (примечание, это считается адаптированным из оригинальной сказки «Персинетта» Шарлотты-Роуз де Комон де Ла Форс)

    2.Шарль Перро

    Шарль Перро был французским писателем, который жил в 1600-х годах и писал рассказы, вдохновленные народными сказками. Его иногда называют отцом сказок, и его коллекция Les Contes de ma Mère l'Oye (Истории матери-гусыни) оказала очень большое влияние - например, его версия Золушки, например, является той, с которой англоговорящие люди больше всего знакомы. (с крестной феей и кареткой из тыквы и т. д.), и она сильно отличается от версии братьев Гримм.

    Некоторые сказки, которыми он наиболее известен, включают:

    • Красная Шапочка
    • Спящая красавица
    • Золушка
    • Синяя Борода
    • Кот в сапогах

    3.Мария-Катрин д'Ольнуа

    Мадам д'Ольнуа была французской графиней / баронессой и писательницей, опубликовавшей два сборника сказок и назвавшей свой сборник 1697 года Les Contes des Fées (Сказки), придумав термин «сказки», который мы сейчас используем. для жанра. Хотя ее сказки сегодня не являются самыми популярными версиями, она была влиятельной фигурой в истории жанра.

    Некоторые сказки из собрания Аульного:

    • Finette Cendron (сказка, похожая на Золушку)
    • Грасиоза и Персине (похожая на Белоснежку сказку)
    • Белый кот

    4.Ганс Христиан Андерсен

    Андерсен был датским писателем сказок, работавшим в 1800-х годах. Его сборники Eventyr (Сказки) содержат множество любимых и популярных сказок, которые с тех пор вдохновили на множество адаптаций и пересказов, и его имя является синонимом сказок.

    Известные сказки включают:

    • Русалочка
    • Снежная королева
    • Дюймовочка
    • Гадкий утенок
    • Принцесса на горошине
    • Стойкий оловянный солдатик
    • Соловей

    5.Джозеф Джейкобс

    Джозеф Джейкобс - австралийский фольклорист, опубликовавший несколько сборников классических английских сказок. Его коллекции English Fairy Tales (1890) и More English Fairy Tales (1894) содержат то, что сейчас являются одними из самых известных версий знаменитых сказок, и имели большое влияние. Он также собирал сказки из еврейской, индийской и кельтской культур и редактировал журналы и книги по фольклору.

    Некоторые известные сказки из коллекции Джейкобса:

    • Три поросенка
    • Джек и бобовый стебель
    • Златовласка и три медведя
    • Джек-убийца гигантов
    • История Tom Thumb

    6.Эндрю Лэнг

    Эндрю Лэнг, шотландский поэт и писатель, опубликовал 25 иллюстрированных сборников сказок в период с 1889 по 1913 год, первым из которых был The Blue Fairy Tale Book . Он известен тем, что собрал обширную и обширную коллекцию сказок из различных культур и впервые опубликовал многие из этих сказок на английском языке. Его « Arabian Nights » - версия арабской коллекции «1001 Nights» (очень старая коллекция, собираемая на протяжении веков многочисленными переводчиками и авторами) была особенно влиятельной.Его жена Леонора Бланш Аллейн помогла с переводом и пересказом многих сказок.

    Некоторые популярные сказки из сборников Ланга:

    • Аладдин
    • Семь путешествий моряка Синдбада
    • Красавица и чудовище (сказка, первоначально написанная Габриэль-Сюзанн Барбо де Вильнёв)
    • Сорок разбойников
    • Крысолов, он же Крысолов из Гамлена (немецкая сказка, которая также появилась в трудах Гете и братьев Гримм)

    Стоит упомянуть

    Следует упомянуть и других сказочников и переводчиков:

    • Габриэль-Сюзанна Барбо де Вильнёв - французский романист, написавший оригинальный рассказ о Красавице и Чудовище.
    • Антуан Галланд - который перевел сборник «1001 ночь» на французский с арабского оригинала и, как полагают, изобрел популярные рассказы «Аладдин и Али-Баба», потому что они не появляются в оригинальных арабских версиях.

    Leave a Reply