Разное

Письмо царевне лягушке: Attention Required! | Cloudflare – Написать письмо Ивану Царевичу из сказки «Царевна-лягушка»…

Сказка о Царевне-Лягушке. ~ Проза (Юмор)

Давным-давно, буквально вчера, где-то далеко, за тридевять земель — а именно в Митино — жил себе Иван-Царевич. Царство его было небольшое — двушка в хрущобе — зато своё. Жены у Иван-Царевича не было — да и зачем? Девок в Москве — как дебилов в телевизоре. Много очень, то есть. Стотыщмильёнов. А подкатить грамотно он мог практически к любой — не дурак потому что. Иван-Дурак — это совсем другой персонаж, о нём как-нибудь потом.

Много-то много — но Иван-Царевичу же какую-нибудь этакую царевну подавай. С мозговым вывихом. В сказках их обычно называют «заколдованными», ага.

И прослышал он как-то, что если пустить стрелу в чистом поле… Короче, такие, вывихнутые, только на стрелы ловятся. Пожал Иван-Царевич плечами, достал эту винтажную приблуду — лук со стрелами — да и выпустил одну. С балкона своего в Митино. И — пошёл искать. Нет, не пешком, конечно, такси взял.

Такси его привезло к болоту. У болота сидела лягушка — а рядом с ней лежала стрела. Что — как таксист узнал куда ехать? Ну, в Москве и не по таким маршрутам ездят, как нефиг делать. Попробуйте, например, часов в 5 вечера от центра до Шереметьево за час доехать… И ведь доезжают же некоторые! А тут — стрелу найти… Фигня, вобщем.

И вдруг — лягушка заговорила (видимо, грибы вчера он съел несвежие):

-Ну — что? Как там в сказке было? Поцелуешь меня — и превращусь я в красоту невозможную с большими сиськами. Иначе неканонично будет. Я, знаешь ли, каноны чту на равне с Уголовным Кодексом.

Ну, и — подкатил Иван-Царевич к ней. Лягушка не обманула, красавицей оказалась — всё как и обещала. Но утром карета превратилась обратно в тыкву (зачёркнуто) красавица опять стала лягушкой.

И теперь, каждый раз, когда ему хотелось раскрутить её на секс… эээээ… превратить её в красавицу, то надо было пускать стрелу и ехать в её болото. Сложно как-то. Телодвижения лишние.

И однажды он решил, что отцвели уже хризантемы в саду — и пошёл вместо этого пить чай.

А лягушка его ждала. Долго. Обскакала весь окрестный лес — не завалялась ли где стрела Иван-Царевича? — да и решила сама к нему идти.

А меж тем, на соседнюю улицу, совсем рядом с двухкомнатным замком Иван-Царевича, привезли свежую фермерскую сметану на развес. Бидон у Иван-Царевича был, сметану он любил всегда — но ещё больше любил пиво хлестать с мужиками. Присели на лавочке, только отпили — как тут откуда-то раздался громкий писк. Долго не могли понять откуда такой истошный звук идёт — но потом, методом дедукции — а это умеет делать любой русский алкаш — вычислили бидон, а в бидоне отчаянно трепыхалась говорящая лягушка:

-Да туда ж ту Люсю! Помогите ж выбраться, аллоэ! Тону же, матьвашузаногу!

Митинские алкаши решили, что всё — беляши вчера точно были тухлые, уже и глюк пошёл, отравление на лицо — а лягушка всё продолжала орать, как раненый бегемот.
Потом оглянулась — а и нет никого. Иван-Царевич, кстати, первый свинтил, ещё до вычисления тухлого беляша, как источника всех бед.

Ну, а дальше что было в сказке? Правильно. Лягушка остервенела от такого гадства — и сбила сметану в масло.

Долго ли, коротко ли… Заскучал Иван-Царевич. Надоели ему простые девки, которых, как пять пальцев, и которые в трёх соснах, у которых полторы извилины — и те прямые. Вспомнил он о лягушке — и местами взгрустнул. Достал с антресолей лук со стрелами, смахнул пыль, надел новые трусы — да и пустил стрелу с балкона…
К болоту он приехал уже вечером. Лягушки нигде не было, а его сломанная в хлам стрела лежала рядом с надписью, нацарапанной на песке: «Нахрен ушёл отсюда!»
От досады Иван-Царевич даже с таксистом забыл расплатиться — за что был справедливо обруган и оставлен один в лесу у болота. Было холодно и сыро, на болоте глумливо квакали самые обычные, неволшебные лягушки. Смеркалось.

Расшифровка сказки царевна-лягушка. Чему учит сказка

Жили-были на Свете Белом Царь, что у каждого в Голове как Ум обитает и без которого в голове совсем плохо, ибо тогда там глупость пребывает. Да жила с ним и Царица, что зовется Мудрой Софией и в Золотом царстве сознания обитает, где собственно голова и находится.

И было у них три сына — мысли о том, как дальше жить, жизнь творить. А еще три сына — три состава человеческого сознания, а значит и семьи в целом, коя суть один большой организм:

  • старший сын — суть олицетворение золотого царства сознания, где мудрая София правит, но и где если лада нет — глупость обитает;
  • средний сын — олицетворяет среднее царство сознания — медное, где дева обида правит;
  • а младший — серебряное царство, коим боль управляет.

И надумали царь с царицей женить сыновей — чтоб каждый из них в своем царстве правил, целостность для себя и семьи общей обрел. Жену найти — жизнь самости начинать, обрести свою половинку — целостность обрести.

Дали им в руки по луку — намерению, да по каленой стрелочке — желанию-хотению и отправили в чисто поле — поле чистого сознания. Повернулись братья в разные стороны, да пустили стрелочки — свою судьбу пытать, счастья искать.

А попала-ка стрела старшего сына — мысли первой — в терем боярский (бо-яр — место, где ярь обитает) — чтобы мудрость не спала ей ярная сила, движение надобно.

Стрела среднего сына попала на купеческий двор (Купь — купа — купель — там вода, что чувства несет с солнцем Купалой венчается-еденится), чтобы чувства угомонить-управить, обиду усмирить надо солнце правды зажечь.

А стрела младшего далече улетела, с глаз скрылась, в дремучем лесе очутилась. И пошел Иван-дурак искать свою стрелу, свою судьбу заветную.

Долго ли коротко он шел, да на болото стоячее набрел, где мысли не текут и не плывут, а стоят, дремлют, от бездействия гниют-воняют, спящих в жизни поджидают, чтобы своим примером показать, как можно жизнь проспать, да без движения загнить-завонять, еще при жизни трупом стать.

Вдруг видит посереди болота сидит лягушка-квакушка, да его стрелу во рту держит. Кожа ее зеленая, сморщенная — красоты-то никакой и в помине нет. Хотел Иван назад без оглядки бежать, да вдруг говорит лягушка человеческим голосом:

— Постой Иван, не убегай, а возьми-ка ты меня себе в жены.

Делать нечего, так как что хотел — то нашел, коль не то помыслил, то не то и получил. Когда тобой боль правит, то мир тебя твоей же болью и ладит. Вот с болью Иван пошел — боль и нашел. Взял Иван лягушку, завернул в платочек, да понес домой.

А лягушка та не простая была, а Василиса Прекрасная Кощеем заколдованная — попала она к нему от мамки-няньки Бабы Яги Костяной Ноги, да не случайно, а в услужение, ума разума разумения.

Предложил ей Кощей женою стать — отказалась Василиса — не увидела, что Кощей не себя предлагает, а познать свою костность предлагает.

Кость — кощ — кощна — казна — богатство без развития.

Не увидела этого Василиса за своей красотой — вот и обратил ее Кощей в лягушку на тридцать три года — в лягушке красы нет — да отправил на болото, где силы прошлого стоят, мудрание творят — поразмыслить да мудрости набраться.

А личину другую дал, чтоб не о красоте Василиса думала, а в воды прошлого смотрела, двигаться вперед училась, дары Богов в богатство, а не казну превращать.

Приходит Иван домой, а там уж братья со своими женами пред батюшкой да матушкой стоят, свою охоту кажут, благословения просят. Стоит Иван стесняется, боль свою прячет.

Тут его черед дошел жену будущею казать, свою охоту рассказать. Иван смущается, платочек пред всеми развязывает, лягушку показывает. Люд удивляется, только царица с царем не смущаются.

Но на то и царь с царицей, чтоб мудрыми быть — вот и проверяют они по обычаю, кои предками еще заведен, охоту молодых — насколько готовы они семьи создать, ладом жить, да мир свой творить, друг друга целить.

Вот и говорит царь:

— А ну-ка милые сношеньки мои, коя из вас сноровистей будет, да к утру мне ковер соткет. Ступайте, да за дело принимайтесь.

Непростое дело царь задал — хитрое, то не просто ковер соткать в одну ночь нужно, а жизнь-судьбу показать, как ее строить да ладить молодые будут. Ведь ковер — дело мудрое — то ков-ание м-ир-а великое.

Пришел Иван домой, сел, голову повесил. Сидит мрачнее тучи, на себя и мир обиженный. Говорит ему лягушка:

— Не кручинься, Иванушка, утро вечера мудренее, ложись-ка спать, утром видно будет.

Солнце скрылось, Луна взошла, ударилась лягушка об пол, скинула кожу и предстала перед звездными очами Василиса Прекрасная.

Села она перед окном, взяла из тумана стан сотворила, нити лунные да звездные протянула, да ковер ткать принялась, звезды частые в него вплетать — устремление к небесам да звездной божественной мудрости казать.

А как Солнце всходить стало — работу закончила, лягушачью кожу натянула, да оземь ударилась — вновь в лягушку оборотилась. Проснулся Иван, взял ковер, да к батюшке пошел. А там уж братья старшие стоят, а царь-батюшка на троне сидит.

— Ну что ж, сыны милые, показывайте, что невестки сотворили, — молвил царь.

Развернул ковер старший сын:

— Ну что ж, этот ковер в сенях постелить, ноги вытирать будем.

То не оскорбление было, а честь не малая, ведь сени — место перед горницей, вход в нее, вход в мир своих хранящее, через сени в мир семьи зло проникнуть может — тут ков-ер оберегающий нужен, зло не пускающий.

Такое обережье уменье надо сотворить. Жена, что обережье творит, достойна мудрость семьи охранять.

Показал ковер средний сын:

— Ну а этот — на конюшню — лошадей покрывать да вытирать будем.

Чтобы чувства живы были, им резвость нужна, чтоб обида не возникала, да домом не правила ее на пользу направить можно — резвость действий творений подгонять.

Развернул ковер младший сын, а там часты звезды хоровод водят, Месяц средь небес бежит, Солнышко светит.

— Ну и ковер — всем коврам ковер! В горнице по праздникам такой вешать!

Мирозданье сей ковер изображал — путь души светлой к небесам напоминал. Вот и будет он гостям в празднике путь Богов в Ирий напоминать, пойти по сему пути душою призывать. А что еще нужно, чтобы боль избыть — о великом предназначении души напомнить.

— А теперь пускай-ка невестушки по рубашке мне к утру сотворят, посмотрим, как в этот раз справятся.

Рубашка дело особенное — мужу ее сотворить — себя показать, свое желание на развитие семьи указать. Свекру рубаху сотворить — знание о роде показать, как успела его узнать, корни понять, развитие рода как продолжить собралась.

Пришел домой Иван, опять голову повесил, а лягушка опять свое:

— Ложись Иван почивать, утро вечера мудренее.

Солнце скрылось, Луна взошла, ударилась лягушка об пол, скинула кожу и предстала перед звездными очами Василиса Прекрасная.

Взяла туман — полотно раскроила, холодную росу собрала — полотно отбелила, паутину скатала — нити спряла, краски с цветов ночных собрала. А как солнышко всходить стало — рубашка уж готова была, а Василиса опять лягушкой обернулась.

Проснулся Иван, взял сверток с рубашкой, да к батюшке пошел. А там уж братья старшие стоят, а царь-батюшка на троне сидит.

Развернул царь рубашку старшего сына:

 Ну что ж, хороша — на охоту одевать буду.

Охота — для резвости ума и души раздолье. Для мудрости достойное оживление.

Развернул царь рубашку невестой среднего сына сделанную:

— А эту после бани надевать буду.

Для того, чтоб обиду избыть лучше всего в баню сходить. Не только человек в бане очищается — грязь со всего рода там смывается.

Развернул царь рубашку младшего сына невестой вышитую, а там дерева по подолу колышутся, кони резвые по рукавам пляшут, часты звезды по вороту рассыпаются:

— Ну а эту только по праздникам надевать, народ удивлять!

Узор рубашки сей не просто родовое древо отражает, да семью царя, его сыновей изображает, а пожелание содержит — не просто царем на земле стать, а до Богов в небесах, к звездам подняться.

— Ну а теперь пусть испекут каравай к утру.

Каравай — пища не простая, а обрядовая, это пища богов, как ее невесты испекут, такие Боги и будут сию пищу вкушать.

Пришел Иван домой — пуще прежнего голову повесил. А лягушка и спрашивает:

— Что, Иван не весел, голову повесил? Что царь-батюшка уразумел-загадал?

Рассказал ей Иван о поручении царя-батюшки, а лягушка и говорит:

— Ложись Иван почивать, утро вечера мудренее.

Солнце скрылось, Луна взошла, ударилась лягушка об пол, скинула кожу и предстала перед звездными очами Василиса Прекрасная.

Взяла она пыльцу цветочную, молоко Млечного Пути, свет звезд ясных — в кадке все замесила, каравай сотворила. Солнышко взошло — Василиса опять в лягушку превратилась. Проснулся Иван — взял сверток с караваем, да к отцу пошел.

Развернул царь каравай невесты старшего сына:

— Этот каравай в голодный год есть.

А чтоб разум чист был, живот иногда в голоде держать надо. Недаром говорят: «К сытому брюху — учение глухо».

Развернул царь каравай невесты среднего сына:

— Этим гостей непрошенных угощать.

Непрошенный гость горечь вкушая — обидеться, попытается и в тебе обиду вызвать, чтобы одному душой не гореть.

Коли вылечиться от обиды хочешь — пилюлю не проглотишь, в себе будешь боль искать — душу себе и другому целить. Обиду с кем вкушаешь — с тем и вылечиться можешь.

Развернул царь каравай младшего сына, а там храмы макоглавые вверх стремятся, терема да сады высятся:

— Ну, этот только по праздникам кушать!

Боль правит в нашем мире, и в любом доме и, если уметь распознавать ее да вовремя узнавать, да тело от нее очищать, то любой дом дворцом покажется.

— Что ж, дорогие сыны, вы себя показали, судьбу по нраву себе нашли, завтра пир и разом все три свадьбы сыграем.

Пришел Иван домой — голову повесил, думает, как на пир с лягушкой идти, как с ней венчаться. Боль в душе его горела — не увидел он за работами невесты своей красоту души ее — печалился. А лягушка и говорит:

— Ступай-ка Иван завтра на пир один, а как услышишь стук да гром — не пугайся и гостям скажи — то моя лягушонка в коробчонке едет.

Наступил день, съехались гости, столы накрыли, вот и царевичи пожаловали со своими невестами, лишь Иван один пришел, не весел. Вдруг как услышали все стук да гром — гости напугались, под лавки да столы попрятались. А Иван и говорит:

— Не пугайтесь, люди добрые, то моя лягушонка в коробчонке едет.

Подъезжает к палатам царским золотой возок, запряженный конями белыми, золотыми попонами укрытая. И выходит из нее краса — не пером описать, не в сказке сказать и подходит к Ивану, низко кланяется, да руку подает.

— Что ж ты Иван, бери свою невесту под руку, веди к родителям своим, проси благословения да женою нарекай, али не помнишь, что обещание дал, когда на болоте меня и свою стрелу нашел.

Обрадовался Иван, что суженая красавицей оказалась, взял ее за руку, к родителям повел, за стол рядом усадил. Пир веселый идет, народ гудет — праздник идет: молодых славят-величают, на жизнь наставляют.

А Иван сидит думу думает — боль в нем старая свербит, охоту вызывает — хочется Ивану иметь красивую жену, а не лягушку. А в это время танок царь объявляет — молодиц танцевать вызывает. Вышли царевичей жены молодые — красоту казать, охоту в царевичах-мужьях пробуждать.

Вышла Василиса Прекрасная, стала танок вести, левым рукавом махнула — озеро посередь залы образовалось, правым рукавом махнула — лебеди белые по озеру поплыли. Красуется Василиса, забыв, что не красотой надо лад создавать, а мудростью.

А Иван тем временем домой побежал, кожу лягушачью схватил, да в печь кинул — кожа то и сгорела. Прибежала Василиса домой, кинулась под лавку, где кожу лягушачью оставила — а кожи нет, смотрит, а она в печи догорает.

— Что же ты Иван наделал, всего три денечка до конца моего срока осталось, и была бы я твоею, а теперь ищи меня в царстве Кощея Бессмертного.

Налетел вихрь, закружил Василису, обернулась она кукушкою серой, и унес ее вихрь. Остался Иван один одинешенек. Потужил он, отцу с матерью повинился, да отправился Василису искать, из неволи ее добывать.

Долго ли коротко его путь шел — до границы царств дошел. Смотрит — стоит избушка на курьих ножках, сзади лес темнеет, в избе огонь горит.

— Избушка, избушка, встань ко мне передом, а к лесу задом, — говорит Иван.

Повернулась избушка, а оттуда голос:

— Это кто избушку повернул, меня разбудил. Чу, русским духом пахнет! Гой ли ты, добрый молодец?

— Накорми, напои, в баньке попарь, а потом молодца, старая, спрашивай, — отвечает Яге Иван.

А жила в той избушке на границе миров Баба Яга — жрица мудрая, баба вещая, коя для того жила, чтобы молодцев неразумных за мудростью посылать, судьбу свою искать, путь им подсказать. Поэтому и старой она величалась — мудрой значит называлась.

По теме: Русские сказы о тайне предназначения.


Накормила его волхвиня пищей не с этого мира, чтоб легче было пересечь было Ивану границу миров, напоила водою не живою ни мертвой, в баньке попарила, душу раненую от боли излечила, дух прочь изгнала, да обратно потом возвернула.

А после обо всем расспросила — куда идет, чего ищет, зачем путь держит. Поведал ей Иван, что натворил, что идет невесту свою искать — добывать, из неволи вызволять. Открыла ведунья, что трудная дорога ему предстоит в царство Кощея Бессмертного, что злато хранит — стережет, богам благодать никак не отдает.

Властвует в том царстве камень недвижимый, да кощь неотвратимый. А чтоб смерти избыть, надо смерть Кощея добыть, а смерть его в игле, а игла в яйце, яйцо в утке, а утка в зайце, а заяц в хрустальном ларце, а ларец на дубе, а дуб на острове Буяне на море на окияне.

Встал Иван по утру, стал в дорогу собираться, а Баба Яга ему в дорогу клубочек дала. Клубочек не простой — волшебный, путеводный. Поблагодарил ягиню Иван, в путь отправился.

Долго ли коротко он шел, трое сапог износил, три платья изорвал, глубоко в миры нави зашел. Только присел отдохнуть — глядь — медведь стоит, врата прикрывает. Натянул Иван тетиву, да говорит медведь человеческим голосом:

— Не губи меня, Иван, я тебе пригожусь.

Не стал Иван в медведя стрелять — понял — не простой то медведь, а сам Велес волохатый, хранитель врат из царств мертвых.

Дальше Иван пошел. Устал, притомился, проголодался — видит — заяц сидит. Натянул лук, хотел тетиву спустить, да взмолился заяц человеческим голосом:

— Не губи меня, Иван, я тебе пригожусь.

Отпустил Иван зайца. Догадался, что не просто заяц это был, а Страж Лунный, хранитель солнца Нави, который чувство-ведание помогает раскрывать, интуицию человеку возвращать.

Долго шел Иван, еще три царства прошел, трое сапог стер, три платья износил, три мира яви одолел. Видит — селезень плавает, хотел тетиву натянуть, да заговорил селезень человеческим голосим:

— Не губи меня, Иван, я тебе пригожусь.

Отпустил Иван селезня. Догадался, поумнел в дороге, что не простой селезень это был — а сам Род-хранитель, мира яви творитель. Это тот селезень, что в начале мира в море нырял, землю как остров Буян со дна доставал. Он помогает в себе зерно мечты доставать, родовую память в себе пробуждать.

Шел-шел Иван, в царство Прави зашел. Видит на берегу щука бьется. Взмолилась щука человеческим голосом:

— Отпусти меня, Иван, в воду, я тебе пригожусь.

Отпустил Иван щуку в воду. Понял — не простая то щука — Род то непроявленный, что весь мир на себе держит, весь мир родит. Помогает он в себе все познать, от личин в себе не бежать, к самому началу себя прийти.

Катился клубочек катился, да к терему кощея прикатился. Солнце высоко стоит — Кощей на злате спит. Видит Иван — у окошка Василиса сидит, думу думает. Окликнул ее Иван и спрашивает:

— Невестушка моя милая, что сидишь печалишься, али с белым светом прощаешься? Не кручинься — вот он я, жених твой, Иван-царевич.

— Здрав будь, добрый молодец, сердечный друг Иванушка! Как ты сюда попал?

— Прошел я три царства навных, три царства явных, забрался на поднебесную, семь пар сапог износил, семь одеж изорвал, так к тебе стремился, так хотел тебя найти, из неволи вызволить.

— Как же мы убежим отсюда, Иванушка?

— Знаю я, где смерть кощеева храниться, но как до нее добраться — не знаю.

— Схоронись, Иванушка, солнце садиться, скоро Кощей вернется, я у него про смерть его и вызнаю.

Тут раздался стук да гром, полыхнуло на небе, и приземлился на двор Змей о трех головах. Только и успел Иван в лопухи нырнуть. Ударился змей оземь и обратился в Кощея Бессмертного.

Кощей костями гремит, врата нави хранит, миром мертвого правит, злато ведает, что богатством не стало, а в кощну превратилось.

Учит он своим примером, как трупом при жизни не стать, в движении не остановиться, богатство богами данное не зарывать, а в дело пускать — не тот богат у кого казны палат, а тот богат, кто богатство в дело пускает, себя развивает.

— Чу, чую русским духом здесь пахнет!

— Почудилось тебе, Кощеюшка, сам над Русью налетался, духу того набрался, вот и чуется тебе — отвечает ему Василиса Премудрая.

Бдительность Кощея она усыпляет, чарами да красой обволакивает. За стол его сажает, беседу ведет — прошлый опыт привлекает, мудрой за то ее Кощей называет. Так в разговорах, да беседе вызнала Василиса как смерть Кощея найти, как к острову Буяну пройти. А как утро зачало, солнце взошло — Кощей улетел, а Иван в дорогу отправился.

Долго ли коротко шел Иван, пришел к морю, видит — остров Буян. Не простой это остров — с начал времен стоит. А на острове том дуб стоит — вершиной небеса подпирает, корнями исподний мир держит, ствол его между небесами Яви и Прави покоится. А на дубе том на цепях ларец хрустальный висит. Широк дуб, могуч — не обхватишь его, не повалишь его.

Вдруг откуда не возьмись Велес-медведь. Дуб лапами обнял, раскачал, да вырвал его с корнями, вниз макушкой опустил, корнями вверх задрал. Повалился сундук — раскололся, выбежал оттуда заяц, да как припустит.

Оглянуться Иван не успел, как заяц лунный зайца настиг, лапкой стукнул, да из него утка выпорхнула. Летит утка, выше поднебесной поднимается. Глядь, селезень ввысь взмывает, утку ту нагоняет, клювом ее разбивает, а оттуда яйцо падает, да в самое Окиан-море!

Закручинился Иван — как яйцо со дна достать. Глядь, а в море щука плещется. Щука в море ныряла, яйцо доставала, Ивану возвращала.

Иван не просто яйцо разбивал, иглу доставал — мир заново создавал: мировой столб-дуб медведь Велес повернул — время заново начал, зайца заяц разбил — Солнце да Луну заново родил, утку селезень поймал — мир заново зачинал, щука-Род яйцо достала — вселенную заново зачинала.

То не просто смерть Кощея на конце иглы — то смерть старого мира, а за ним начало нового, где бог не казну хранит, а богатство творит, где красота не просто напоказ блистает — мир и бога ладит и правит.

Иван-дурак иглу сломал — Кощею и миру старому смерть послал. Свет заново зачинался, остров Буян и мир заново нарождался. А в нем уже Иван не дурак, а царевич, Василиса не просто Прекрасная, а Премудрая.

Иван смог боль да страх в дороге избыть, себя старого перекроить, Василиса у Кощея в ученицах была, в болоте сидела — из прошлого опыт извлекать неумела.

А там дорога не дальняя — близкая к родителям в дом, царю с царицей поклон. В трудах да старанье Иван и Василиса себя обрели, целым стали, семьей называться стали, чего и вам пожелали.

Был и я на их пиру — поучился разуму да уму, как боль и гордыню избыть, себя не забыть, к себе идти, мир творить, семью ладить.

Расшифровка сказки царевна-лягушка. Арина Никитина

П.С. Познать мудрость, заложенную в русских сказках, и объяснить детям простые вещи об отношениях и мироустройстве, поможет семинар «Тайный шифр русских сказок».

Царевна лягушка ~ Поэзия (Шуточные стихи)

Жила на болоте в избушке,
Красавица царевишна лягушка.
В ней было все неотразимо,
Жаль, что царевичи не ездили здесь мимо.
Уж больно хороша была лягушка,
Зеленый чистый цвет, кудрявая макушка.
Глаза навыкате, и рот аж до ушей.
По ней сума сходил сам Батюшка-Кощей.
Жилье у девушки в элитном было месте,
И экология, и воздух, все как в песне.
Вот только не было дорог к болоту,
Прорабы дорого лупили за работу.
От их запросов кошелек трещал,
А спонсоров никто здесь не видал.
Те, кто желали брак с ней заключить,
Мечтали сами доступ к средствам получить.
Года идут, царевичей не видно.
Ей как красавице становится обидно.
Ночами плакать хочется, днем колотить посуду,
Доколе ж я без брачного союза буду?
Но тут по лесу прокатились слухи,
Их принесли из Африки две мухи.
Что сын вождя из племени Бум-буси,
Желает в брак вступить с царевишной Марусей.
Отец его владелец рудников алмазных,
Сам прынц воспитан, ликом не ужасный.
Он в детстве наших сказок начитался,
И русским духом насквозь пропитался.
Мечтает он пальнуть из лука на болоте,
Красавица стрелу должна поймать в полете.
А дальше по сценарию, как в сказке,
Все подойдет к логической развязке.
Лягушка поняла: Фортуна шанс дает,
Заморский прынц от брака не уйдет.
Поймать стрелу она легко сумеет,
Разминки были, навыком владеет.
Собрали всех министров на совет,
И после долгих прений приняли декрет.
С визитом к жениху поедет сам Кощей,
Чтоб доказать — лягушки нет милей.
В подарок отвезет портрет ее – камею.
Все на ура одобрили идею.
И получив наказ вернуться с женихом,
Кощей уехал за заморским лопухом.

***

Тем временем в болоте шел субботник,
Из Рима приглашен был плотник.
В избушке сделали дизайн с ремонтом,
С инструктором царевна занималась спортом.
Оттачивала свой прыжок и скорость,
И вот из Африки в болото поступает новость.
Кощей исполнил миссию достойно,
Он в племени был встречен хлебосольно.
Вождю Бум-буси по душе родство такое,
Прынц покорен, но есть желание простое:
Чтоб после стрельбища и свадьбы на болоте,
Порядки племени, там были бы в почете.
Язык, законы, кухня и наряды,
А также все бумбусские обряды.
За это все добытые алмазы,
Погрузятся в раллийные КАМАЗы.
С доставкою прибудут вслед за прынцем,
Который будет править новою столицей.
От радости болото все ликует,
Лягушка брейк с ламбадою танцует.
Дорога будет, новые наряды,
Чихать на все бумбусские обряды.
И не такие умники в трясине взгляд меняли.
Когда к нам ненадолго приезжали.
Тут главное алмазы встретить,
Да свадебку по-нашему отметить.
А там посмотрим кто кого,
Походим в бусах, перьях, ничего.
Когда в карманах камушки гремят,
Законом может стать любой обряд.
Кощея с прынцем встретили по-царски,
Фуршет сготовил повар по-швейцарски.
На жениха смотрели с интересом,
Как ест, что говорит, следили за процессом.
И про себя постановили: подойдет,
Вон водочку как без закуски пьет.
Чуток он, правда, черноватый,
Так попривыкнем, главное – богатый.
Из лука стрельнуть предложили завтра,
Чтоб больше было в женихе азарта.
Прынц много ел и пил не хуже,
Хорошим будет нашей крале мужем.
Решили жители болота,
Еще алмазы получить охота.
Эх, заживем! Покруче заграницы,
К нам в гости будут ездить даже с Ниццы.
Как ночь пришла усталого Бум-буси,
На отдых повели подальше от Маруси.
А та еще раз повторила тренировку,
Проверила свою экипировку.
И стала ждать как время «Ч» настанет,
Она надежд болота не обманет.

***

Светает, утро на подходе,
Жених оделся по бумбусской моде:
Лук, перья, бусы и немножко меха,
Царевишне вокруг желали все успеха.
Нацелен лук, стрела летит в тумане,
Все замерло в тревоге на поляне.
Лягушка выдала отличный результат,
По ловле стрел природный был талант.
Ликуют жители, в восторге прынц,
Болото ждет богатство без границ.
Банкет и свадьба по последней моде,
Столы накрыли на природе.
Кощей был главным тамадой
Наряд царевишны оформлен был фатой.
Транслировали брак по всем каналам,
Начало было, только нет финала.
Жених давно забыл о том, что он Бум-буси,
Уже и песни начал петь по-русски.
Дороги нет, алмазы все украли,
Царевишна! Тебе ли быть в печали?
Мечтала замуж? Вышла без мороки,
Супруг не жадина, с характером широким.
А папа в Африке пороет в руднике.
И будет снова выход в тупике.

***

Вот и рассказана вам сказка о лягушке,
Ее с хвоста мне сбросила кукушка.
Она клялась, что на пиру была,
Шампанское, коньяк и даже ром пила.
А верить или нет, тут ваше право,
Я ж написала так, как Муза подсказала.

Царевна лягушка(новорусская сказка) — Владимира Лактионова ~ Поэзия (Юмористические стихи)

ЦАРЕВНА-ЛЯГУШКА
(новорусская сказка)

Сказочник

В этой сказочке известной
Современники прелестны,
Есть и ложь, есть и намек,
Добрым молодцам урок.

Прочитав однажды сказку,
Возвращаюсь в к ней я вновь.
Может,в сказке сделать встряску,
Сказка эта про любовь.

Как живут ее герои,
Как дела у них идут,
Кто кого сегодня строит,
Раз собрался, значит, в путь.

Долго я в лесах блуждал,
Всё же в сказочку попал.
Изменения такие,
Даже схожесть есть с Россией.

И я честно говорю –
Сразу двинулся к царю.
Царь устроил мне прием
И поведал вот о  чём?

Монолог царя

Пришло в упадок царство,
Нет славы, нет богатства,
Царевичи всё время
Проводят в казино.

Полвойска разбежалось,
А что служить осталось
По кабакам хлебают
Паленое вино.

Мне не нужны награды,
Женить парнишек надо
Вчера в стрелковом клубе
Три лука одолжил.

Пора за дело взяться-
Довольно тунеядцам
Проматывать те деньги,
Что честно я скопил.

Пусть лук согнут дугою
И твердою рукою
Запустят в небо стрелы
Из нашего двора.
.
Найдет стрелу невеста
И принесет из места,
Где юная особа
Жила еще вчера.

Всё про невест узнаем,
Дворец им станет раем,
А кризис, что свалился
Нам будет нипочем,

А лучшую девицу
Мы наречем царицей!
А то не царство стало,
А эдакий дурдом.
* * *
Сказочник

Потрясен царя рассказом,
Встретил я Ванюшу сразу,
Он чинил свое авто
(В новом кожаном пальто).

Мне сказал, что на охоту,
Газу дал — и на болото.
Завел «Оку» Ванюша
И, сотрясая душу,

Доехал до болота,
Куда ушла стрела.
Отвратная картина-
Вонючая трясина!

И он шагнул на кочку,
Была мол ,не была!
У леса на опушке
Заквакали лягушки-

Ведь там Иван-царевич
Стрелу свою искал,
А были те лягушки
Старинные подружки

Влюбились все в Ванюшу
За то, что он нахал.
Лягушка Василиса,
Известная актриса

Хитрейшая особа,
Подружек провела.
Стрелу нашла у мыса,
В том помогла ей крыса

И за удачу с нею
Винишко допила.
Когда Иван в болото
Забрался с неохотой,

К нему лягушка прыгнула
И, пригрозив стрелой,
Царевичу сказала:
«Всё про тебя узнала,

Не рыпайся Ванюша,
Теперь ты будешь мой!»
Забрал Иван лягушку
И с горя выпил кружку

То ли болотной жижи,
То ль крепкого вина,
А утром с «похмелюги»
Он не узнал подруги:

Красавица царевна !
Стояла у окна.
Съел мухоморов блюдо,
(Ему вдруг стало худо),

Но во дворец отправился
С избранницей своей.
Наверняка от «глюка»
В братьёв стрелял из лука —
,
Он получить полцарства
Старался побыстрей.
А на пиру с досады,
Объевшись винограда,

Невестки для папаши
Устроили стриптиз!
Летели градом кости!…
Прочь разбежались гости!

Царь-батюшка со страху
Забрался на карниз.
И царь решил, что хватит-
Сыны храпят в салате…

Тут вдруг схватил Ванюша
Папашу за грудки,
Мол, я достоин трона,
Гони сюда корону,

Ты посмотри на братьев-
Совсем не мужики!
А танец Василисы
Был посильней стриптиза

Царь-батюшка, поморщившись,
Кивнул ему в ответ-
Полцарства и болото
В заказнике охота,
А Василисе маяться
В лягушках пару лет.
* * *
Купчиха и дворянка
Собрались спозаранку
И против Василисы
Устроили совет:

Решили две подружки,
Не надо, чтоб лягушка
Была у них царицей
И выходила в свет.

Ночами на матрасе,
В подсобке и на трассе
Купчиха и дворянка
«Крутили» мужиков.

Но те от них сбегали,
Оставив лишь сандалии
И на бегу кричали-
Пусть ловят дураков!
Усы купчиха бреет,

От яств она толстеет,
И тайские таблетки
Не пьет она давно.
Дворянка, словно вобла,

Ей вслед кричат: «Оглобля!»
Болезнь анорексия,
Смеяться тут грешно!
Теперь еще лягушка

Прикинулась простушкой:
Царицей если станет,
То всё перевернет-
Загонит всех в болото

И отобьет охоту
Под каблуком царевич,
Дурак и идиот.
* * *
Сказочник

Устав от потрясений,
Решил я в воскресенье
Загадки и кроссворды
Доставить пауку.

Паук сидел в печали:
Меч — кладенец украли,
И мне про всё поведал,
Как старому дружку.

МОНОЛОГ ПАУКА

Облапошил Иван, утащил кладенец,
Сделал в сетке дыру и удрал молодец.
Из Швейцарии выпишу новую дверь-
И отмычкой замок не откроешь теперь.

А Горынычу надобно телекс послать,
Пусть детишек спасает, ети его мать,
Ведь погибель несет этот меч-кладенец,
От него и Кощею наступит конец.

Не спасет старикашку крутая игла —
Это баба Яга дурака» навела»,
Ведь они с Василисой разработали план,
Обвели вокруг пальца, я попал как болван.

Поскорее смотать надо драную сеть
И к открытию лавки поскорее успеть,
Может, спьяну Иван заложил кладенец,
Тогда точно напьюсь, тут и сказке конец.

продолжение сказкиhttps://www.chitalnya.ru/work/1681944/

Урок по русской литературе на тему: «Царевна лягушка»

Царевна лягушка

Цели: Закрепить знания детей по изученному произведению. Формировать прочный навык беглого осознанного, правильного выразительного чтения. Развивать познавательную активность детей, образное и логическое мышление, речь, память, артистические способности. Воспитывать самые важные человеческие качества-добродетели: доброту, сострадание, любовь и бережное отношение к природе, к животному миру.

Оборудование: у учителя — рисунок лягушки, изображения лебедей из спичек, математические бусы, маски героев для инсценирования; у учащихся — цветные карандаши, спички, тетрадь в клетку, рисунок «Василиса Премудрая».

Ход урока

Прямо на болото упала стрела,

А в этом болоте царевна жила.

Как звали царевну, скажи мне на ушко ?

Язнаю, ты помнишь -… (Царевна-лягушка).

  • Как вы думаете, почему я вам загадала эту загадку?

  • Кто автор этого произведения?

Сегодня я предлагаю вам перелистать страницы русской народной сказки «Царевна-лягушка», вспомнить сюжет, а заодно выполнить некоторые задания, которые будут способствовать развитию вашего внимания, памяти, мышления и других важных качеств умственной деятельности.

Итак, начнём вспоминать сказку. (Пересказ начала сказки).

  1. Интересно, как же выглядела та лягушка? (на доску помещается рисунок). Посмотрите, пожалуйста, на доску. Внимательно рассмотрите рисунок в течение одной минуты, постарайтесь запомнить.

(По истечении одной минуты рисунок снимается, дети рисуют по памяти. Проверка).

А вы знаете, что существует рекордсмен среди лягушек — лягушка-голиаф? Живёт она в Африке. Её длина достигает 40 сантиметров.

А самая крохотная лягушка в мире живёт в лесах Центральной Америки. Называется она древолаз. Вес этой лягушки 3-5 граммов, рост 1-2 сантиметра. Плавать она не умеет. Весь день она путешествует по лесу в поисках мелких насекомых, а ночью забирается наствол или листик дерева и спит. Эта лягушка не квакает, а посвистывает, как сверчок. (Показ иллюстрации).

2. Пойдем дальше.Какое решение принял Иван-царевич? Какие из этих фигур лишние? Почему?

hello_html_77c97fd7.jpg

  • У кого рубашка и хлеб оказались лучше?

  • В тексте найдите, что царь сказал о хлебе, который принёс ему Иван-царевич.

  • Опишите, как вы представляете себе этот хлеб?

  • А почему царь не похвалил хлеба других невесток? (Пересказ)

  • Что в третий раз приказал царь сыновьям?

  • Как же лягушка приехала на пир?

3. Найдите и зачитайте описание Василисы Премудрой.

Вашим домашним заданием было нарисовать портрет Василисы Премудрой. (Дети выходят по группам и демонстрируют свои рисунки)

Посмотрите на изображение лебедя, выложенного из спичек. Выложите у себя на партах такое же. Спичечные головки должны смотреть в ту же сторону. (Самостоятельная работа. Взаимопроверка).

А теперь взгляните на другой рисунок. Найдите отличия. Внесите изменения в свою работу.

У Василисы Премудрой были вот такие математические бусы. Выполните все нужные действия и узнайте, какое число спряталось в застёжке:

hello_html_e8c94ee.jpg

Что означает цифра 3 в нашей сказке? (3 дня осталось Василисе Премудрой быть лягушкой).

Почему она вернулась в царство к Кащею?

  1. Пошёл Иван-царевич куда глаза глядят. Представьте себя Иваном-царевичем. Вот идёте вы по дремучему лесу, всюду деревья разрослись. Вот у одного дерева ветки так разрослись, что нам не пройти через них, нужно пригнуться. Идём мы дальше, перед нами поваленное дерево лежит. Нам нужно через него перелезть. Дальше на пути у нас бурная река. Нужно идти по мосту. Он очень длинный и
    узкий. Держимся за перила и потихоньку идём по нему. А река внизу шумит. Ой, мост шатается, держитесь крепче за перила. Всё, ступили на землю, сядем отдохнём. (Дети имитируют все движения.)

  2. Что же дальше было на пути у Ивана-царевича? (Инсценирование сюжета сказки — встреча Ивана-царевича с медведем, селезнем, зайцем и щукой.)

Подумайте, на сколько групп можно разделить этих животных? (3)

С кем потом повстречался Иван-царевич? Что рассказала ему Баба Яга?

Вам даются части иллюстраций, вы должны составить из них картину и рассказать, что на ней изображено (работа в группах)

Чем закончилась сказка? Чему она нас учит?

Расшифруйте замечательные крылатые слова, которые выражают главную мысль сказки:

ОРБОДЬ

ТАЛЕДЕ

ТИШЕПС

(Спешите делать добро)

Как вы понимаете эти слова?

6. Чтение детьми стихотворения «Доброта»:
Добрым быть совсем не просто.

Не зависит доброта от роста,

Не зависит доброта от цвета,

Доброта не пряник, не конфета.

Только надо очень добрым бытъ,

Чтоб в беде друг друга не забытъ.

И народы будут жить дружней,

Если будем мы с тобой добрей.

Доброта приносит людям радость

И взамен не гпребует награды.

Доброта с годами не стареет.

Доброта от холода согреет.

Если доброта как солнце светит,

Радуются взрослые и дети.

Учитель читает стихотворение:

Достаётся недёшево

Счастье трудных дорог.

Что ты сделал хорошего,

Чем ты людям помог?

Не стой в стороне равнодушно,

Когда у кого-то беда.

Рвануться на выручку нужно

В любую минуту, всегда.

И если кому-то поможет

Твоя добропга, улыбка твоя,

Ты счастлив, что день

Не напрасно был прожит,

Что годы живёшъ ты не зря!

7. Вы сегодня хорошо поработали.

И сейчас я предлагаю вам самим оценить свою работу на уроке. Перед вами стрелы разных цветов: жёлтые, красные и зелёные.

  • Если вы считаете, что на уроке вы очень хорошо поработали, всё у вас получалось, то возьмите себе стрелу жёлтого цвета;

  • Если вы хорошо работали, но у вас что-то не получалось, или вы не знали ответ на какой-нибудь вопрос, то возьмите себе зелёную стрелу;

  • Если вы считаете, что плохо сегодня работали, у вас ничего не получалось, то возьмите себе красную стрелу.

Домашнее задание вам сегодня будет задано на выбор:

  • Пересказ понравившегося отрывка

  • Написание письма Ивану-царевичу

  • Записать 5 пословиц о доброте Понравился вам сегодняшний урок?

Царевна-лягушка

Русская народная сказка

  старые годы у одного царя было три сына. Вот, когда сыновья стали на возрасте, царь собрал их и говорит:

— Сынки, мои любезные, покуда я ещё не стар, мне охота бы вас женить, посмотреть на ваших деточек, на моих внучат.

Сыновья отцу отвечают:

— Так что ж, батюшка, благослови. На ком тебе желательно нас женить?

— Вот что, сынки, возьмите по стреле, выходите в чистое поле и стреляйте: куда стрелы упадут, там и судьба ваша.

Сыновья поклонились отцу, взяли по стреле, вышли в чистое поле, натянули луки и выстрелили.

У старшего сына стрела упала на боярский двор, подняла стрелу боярская дочь. У среднего сына упала стрела на широкий купеческий двор, подняла её купеческая дочь.

А у младшего сына, Ивана-царевича, стрела поднялась и улетела сам не знает куда. Вот он шёл, шёл, дошёл до болота, видит — сидит лягушка, подхватила его стрелу. Иван-царевич говорит ей:

— Лягушка, лягушка, отдай мою стрелу. А лягушка ему отвечает:

— Возьми меня замуж!

— Что ты, как Я возьму себе в жёны лягушку?

— Бери, знать, судьба твоя такая.

Закручинился Иван-царевич. Делать нечего, взял лягушку, принес домой. Царь сыграл три свадьбы: старшего сына женил на боярской дочери, среднего — на купеческой, а несчастного Ивана-царевича — на лягушке.

Вот царь позвал сыновей:

— Хочу посмотреть, которая из ваших жён лучшая рукодельница. Пускай сошьют мне к завтрему по рубашке.

Сыновья поклонились отцу и пошли.

Иван-царевич приходит домой, сел и голову повесил. Лягушка, по полу скачет, спрашивает его:

— Что, Иван-царевич, голову повесил? Или горе какое?

— Батюшка, велел тебе к завтрему рубашку сшить. Лягушка отвечает:

— Не тужи, Иван-царевич, ложись лучше спать, утро вечера мудренее.

Иван-царевич лег спать, а лягушка, прыгнула на крыльцо, сбросила с себя лягушечью кожу и обернулась Василисой Премудрой, такой красавицей, что и в сказке, не расскажешь.

Василиса Премудрая ударила в ладоши и крикнула:

— Мамки, няньки, собирайтесь, снаряжайтесь! Сшейте мне к утру такую рубашку, какую видела я у моего родного батюшки.

Иван-царевич утром проснулся, лягушка, опять по полу скачет, а уж рубашка лежит на столе, завернута в полотенце. Обрадовался Иван-царевич, взял рубашку, понес к отцу. Царь в это время принимал дары от больших сыновей. Старший сын развернул рубашку, царь принял её и сказал:

— Эту рубашку, в черной избе носить. Средний сын развернул рубашку, царь сказал:

— В ней только, в баню ходить.

Иван-царевич развернул рубашку, изукрашенную златом-серебром, хитрыми узорами. Царь только взглянул:

-Ну, вот это рубашка — в праздник её надевать. Пошли братья по домам — те двое — и судят между собой:

— Нет, видно, мы напрасно смеялись над женой Ивана-царевича: она не лягушка, а какая-нибудь хитра… Царь опять позвал сыновей:

— Пускай ваши жёны испекут мне к завтрему хлеб. Хочу узнать, которая лучше стряпает.

Иван-царевич голову повесил, пришёл домой. Лягушка, его спрашивает:

— Что закручинился? Он отвечает:

— Надо к завтрему испечь царю хлеб.

— Не тужи, Иван-царевич, лучше ложись спать, утро вечера мудренеё.

А те невестки, сперва-то смеялись над лягушкой, а теперь послали одну бабушку-задворенку, посмотреть, как лягушка будет печь хлеб.

Лягушка хитра, она это смекнула. Замесила квашню; печь сверху разломала да прямо туда, в дыру, всю квашню и опрокинула. Бабушка-задворенка прибежала к царским невесткам; все рассказала, и те так же стали делать.

А лягушка прыгнула на крыльцо, обернулась Василисой Премудрой, ударила в ладоши:

— Мамки, няньки, собирайтесь, снаряжайтесь! Испеките мне к утру мягкий белый хлеб, какой я у моего родного батюшки ела.

Иван-царевич утром проснулся, а уж на столе лежит хлеб, изукрашен разными хитростями: по бокам узоры печатные, сверху города с заставами.

Иван-царевич обрадовался, завернул хлеб в ширинку, понес к отцу. А царь в то время принимал хлебы от боль-ших сыновей. Их жены-то поспускали тесто в печь, как им бабушка-задворенка сказала, и вышла у них одна горелая грязь. Царь принял хлеб от старшего сына, посмотрел и отослал в людскую. Принял от среднего сына и туда же отослал. А как подал Иван-царевич, царь сказал:

— Вот это хлеб, только, в праздник его есть. И приказал царь трем своим сыновьям, чтобы завтра явились к нему на пир вместе с жёнами.

Опять воротился Иван-царевич домой невесел, ниже плеч голову повесил. Лягушка, по полу скачет:

— Ква, ква, Иван-царевич, что закручинился? Или услыхал от батюшки слово неприветливое?

— Лягушка, лягушка, как мне не горевать! Батюшка наказал, чтобы я пришёл с тобой на пир, а как я, тебя людям покажу?

Лягушка отвечает:

— Не тужи, Иван-царевич, иди на пир один, а я вслед за тобой буду. Как услышишь стук да гром, не пугайся. Спросят тебя, скажи: “Это моя лягушонка, в коробчонке едет”.

Иван-царевич и пошёл один. Вот старшие братья приехали с жёнами, разодетыми, разубранными, нарумяненными, насурьмленными. Стоят да над Иваном-царевичем смеются:

— Что же ты без жены пришёл? Хоть бы в платочке её принес. Где ты такую красавицу выискал? Чай, все болота исходил.

Царь с сыновьями, с невестками, с гостями сели за столы дубовые, за скатерти браные — пировать. Вдруг поднялся стук да гром, весь дворец затрёсся. Гости напугались, повскакали с мест, а Иван-царевич говорит:

— Не бойтесь, честные гости: это моя лягушонка, в коробчонке приехала.

Подлетела к царскому крыльцу золоченая карета о шести белых лошадях, и выходит оттуда Василиса Премудрая: на лазоревом платье — частые звезды, на голове — месяц ясный, такая красавица — ни вздумать, ни взгадать, только, в сказке сказать. Берёт она Ивана-царевича за руку и ведёт за столы дубовые, за скатерти браные.

Стали гости есть, пить, веселиться. Василиса Премудрая испила из стакана да последки себе за левый рукав вылила. Закусила лебедем да косточки, за правый рукав бросила.

Жёны больших-то царевичей увидали её хитрости и давай то же делать.

Попили, поели, настал черед плясать. Василиса Премудрая подхватила Ивана-царевича и пошла. Уж она плясала, плясала, вертелась, вертелась — всем на диво. Махнула левым рукавом — вдруг сделалось озеро, махнула правым рукавом — поплыли по озеру белые лебеди. Царь и гости диву дались.

А старшие невестки пошли плясать: махнули рукавом — только гостей забрызгали, махнули другим — только кости разлетелись, одна кость царю в глаз попала. Царь рассердился и прогнал обеих невесток.

В ту пору Иван-царевич отлучился потихоньку, побежал домой, нашёл там лягушечью кожу и бросил её в печь, сжёг на огне.

Василиса Премудрая возвращается домой, хватилась — нет лягушечьей кожи. Села она на лавку, запечалилась, приуныла и говорит Ивану-царевичу:

— Ах, Иван-царевич, что же ты наделал! Если бы ты ещё только три дня подождал, я бы вечно твоей была. А теперь прощай. Ищи меня за тридевять земель, в тридесятом царстве, у Кощея Бессмертного…

Обернулась Василиса Премудрая серой кукушкой и улетела в окно. Иван-царевич поплакал, поплакал, поклонился на четыре стороны и пошёл куда глаза глядят — искать жену, Василису Премудрую. Шёл он близко ли, далёко ли, долго ли, коротко ли, сапоги проносил, кафтан истёр, шапчонку дождик иссёк. Попадается ему навстречу старый старичок.

— Здравствуй, добрый молодец! Что ищешь, куда путь держишь?

Иван-царевич рассказал ему про своё несчастье. Старый старичок говорит ему:

— Эх, Иван-царевич; зачем ты лягушечью кожу спалил? Не ты её надел, не тебе её было снимать. Василиса Премудрая хитрей, мудреней своего отца уродилась. Он за то осерчал на неё и велел ей три года быть лягушкой. Ну, делать нечего, вот тебе клубок: куда он покатится, туда и ты ступай за ним смело.

Иван-царевич поблагодарил старого старичка и пошёл за клубочком. Клубок катится, он за ним идет. В чистом поле попадается ему медведь. Иван-царевич нацелился, хочет убить зверя. А медведь говорит ему человеческим голосом:

— Не бей меня, Иван царевич, когда-нибудь тебе пригожусь.

Иван-царевич пожалел медведя, не стал его стрелять, пошёл дальше. Глядь, летит над ним селезень. Он нацелился, а селезень говорит ему человеческим голосом:

— Не бей меня, Иван-царевич! Я тебе пригожусь, Он пожалел селезня и пошёл дальше. Бежит косой заяц. Иван-царевич опять спохватился, хочет в него стрелять, а заяц говорит человеческим голосом:

— Не убивай меня, Иван-царевич, я тебе пригожусь. Пожалел он зайца, пошёл дальше. Подходит к синему морю и видит — на берегу, на песке, лежит щука, едва дышит и говорит ему:

— Ах, Иван-царевич, пожалей меня, брось в синеё море!

Он бросил щуку в море, пошёл дальше берегом. Долго ли, коротко ли, прикатился клубочек к лесу. Там стоит избушка на курьих ножках, кругом себя поворачивается.

— Избушка, избушка, стань по-старому, как мать поставила: к лесу задом, ко мне передом.

Избушка повернулась к нему передом, к лесу задом. Иван-царевич взошёл в неё и видит — на печи, на девятом кирпичи, лежит Баба-яга, костяная нога, зубы — на полке, а нос в потолок врос.

— Зачем, добрый молодец, ко мне пожаловал? — говорит ему Баба-яга. — Дело пытаешь или от дела лытаешь?

Иван-царевич ей отвечает:

— Ах ты, старая хрычовка, ты бы меня прежде напоила, накормила, в бане выпарила, тогда бы и спрашивала.

Баба-яга его в бане выпарила, напоила, накормила, в постель уложила, и Иван-царевич рассказал ей, что ищет свою жену, Василису Премудрую.

— Знаю, знаю, — говорит ему Баба-яга, — твоя жена теперь у Кощея Бессмертного. Трудно её будет достать, нелегко с Кощеем сладить: его смерть на конце иглы, та игла в яйце, яйцо в утке, утка в зайце, тот заяц сидит в каменном сундуке, а сундук стоит на высоком дубу, и тот дуб Кощей Бессмертный, как свой глаз, бережёт.

Иван-царевич у Бабы-яги переночевал, и наутро она ему указала, где растет высокий дуб. Долго ли, коротко ли, дошёл туда Иван-царевич, видит — стоит, шумит высокий дуб, на нем казённый сундук, а достать его трудно.

Вдруг, откуда ни взялся, прибежал медведь и выворотил дуб с корнем. Сундук упал и разбился. Из сундука выскочил заяц — и наутек во всю прыть. А за ним другой заяц гонится, нагнал и в клочки .разорвал. А из зайца вылетела утка, поднялась высоко, под самое небо. Глядь, на неё селезень кинулся, как ударит её — утка яйцо выронила, упало яйцо в синее море.

Тут Иван-царевич залился горькими слезами — где же в море яйцо найти! Вдруг подплывает к берегу щука и держит яйцо в зубах. Иван-царевич разбил яйцо, достал иголку и давай у неё конец ломать. Он ломает, а Кощей Бессмертный бьется, мечется. Сколько ни бился, ни метался Кощей, сломал Иван-царевич у иглы конец, пришлось Кощею помереть.

Иван-царевич пошёл в Кощеевы палаты белокаменные. Выбежала к нему Василиса Премудрая, поцеловала его в сахарные уста. Иван-царевич с Василисой Премудрой воротились домой и жили долго и счастливо до глубокой старости.


О странностях сказки «Царевна-лягушка» — Альтернативный взгляд Salik.biz

«Царевна-лягушка» — очень древняя история, ее возраст, скорее всего, исчисляется не одним тысячелетием.

Однако проблема в том, что сюжет этот, проходя через множество «рук», видоизменился и потерял некоторые логические звенья.

— Salik.biz

В итоге вышла забавная и несколько нелогичная история. Разберем вариант сказки № 269 из собрания Афанасьева.

Итак, царь задумал женить трех сыновей. В начале повествования он говорит следующее:


— Сынки мои любезные, покуда я ещё не стар, мне охота бы вас женить, посмотреть на ваших деточек, на моих внучат.

Выбор невесток он осуществляет весьма ненадежным способом. Стрела, в конце концов, может попасть в какие-нибудь трущобы.

Но ему везет: две стрелы, выпущенные из лука в чистом поле, пройдя по какой-то немыслимой траектории, падают на боярский и купеческие дворы.

И только у меньшого сына стрела попадает в болото.

Царевич находит там лягушку и просит отдать стрелу. И тут лягушка, не желая тратить время на китайские церемонии, выдвигает неожиданное требование:

Рекламное видео:

— Возьми меня замуж!

— Что ты, как я возьму в жены лягушку?

— Бери, знать судьба твоя такая.

Царевич ведет себя очень странно: он никак не удивлен способностью лягушки вербально оформлять свои мысли, и, не оказав даже минимального сопротивления, соглашается на самый удивительный в истории мезальянс.

Он просто «закручинился» и безропотно понес домой нахальное земноводное.

Диалога с родителем сказка почему-то не приводит, просто сообщает, что «царь сыграл три свадьбы».

Мы знаем сотни и тысячи разных историй, сказок, романов, где родители противятся выбору своих детей. А тут — ничего! Ну лягуша и лягуша.

Заметим еще, что царь хотел внучат. Женитьба младшего сына на неведомой зверушке внуков не предполагает…

Затем царь дает разные задания, проверяя невесток на «профпригодность». Логичнее испытывать кулинарно-швейные таланты до свадьбы, но здесь у всех персонажей какая-то своя нелинейная логика.

Лягушка оборачивается Василисой Премудрой и зовет на помощь мамок-нянек, которые шьют красивую рубашку, пекут вкусный хлеб и так далее.

Для чего, кстати, говорящей лягушке оборачиваться человеком, если она и так в состоянии позвать мамок-нянек?

Но опустим эту деталь. Продолжает удивлять Иван-царевич: находя утром на тумбочке рубашки и пироги, он просто радостно несет их отцу, не удосужившись уточнить у супруги, откуда это все появилось.

И еще: если старшие невестки не умели хорошо шить и готовить, почему не обратились к своим мамкам-нянькам? Сказка просто умиляет отсутствием морали: прав тот, кто хитрее! Старшие невестки, получается, честно вступили в конкурентную борьбу, но Василиса загребает жар чужими руками — к ней (очевидно, с болота) прибегают ночью помощницы. И вместо желтой карточки Василиса получает рукоплесканья.

Потом царь приглашает все три супружеские пары на пир.

И опять Иван-царевич в своем репертуаре:

— Лягушка, лягушка, как мне не горевать? Батюшка наказал, чтобы я пришёл с тобой на пир, а как я тебя людям покажу?

Из этого я могу сделать лишь вывод, что его бракосочетание с лягушкой проходило то ли в полной темноте, то ли при полном отсутствии гостей.

Затем начинается пир. Василиса появляется триумфально, в человеческом обличье, танцуя свой легендарный танец ( о нем можно прочесть здесь).

Не спрашивайте, почему она не могла презентовать себя Ивану в антропоморфном виде раньше. Наверное, разгадка в песне «Полюби меня такой, какая я есть».

Пока она удивляет всех плясками, Иван бежит домой и сжигает шкуру. Ну, он всегда действует не по инструкции, что делать…

Кстати, если уж Василиса — Премудрая, то могла бы спецодежду свою хранить в сейфе, а не разбрасывать в легкодоступных местах.

Василиса возвращается, обнаруживает пропажу и выдает удивительную реплику:

— Ах, Иван-царевич, что же ты наделал? Если бы ты ещё только три дня подождал, я бы вечно твоей была. А теперь прощай. Ищи меня за тридевять земель, в тридесятом царстве, у Кощея Бессмертного…

С чего вдруг ей понадобилось к Кощею, не объясняется. И вообще, она регулярно вылезает из шкуры, и никто ее не наказывает за это. Откуда Кощею знать о сожженной шкуре и при чем тут он?

Этого сказка не сообщает, зато информирует нас о способе перемещения Василисы в пространстве.

Обернулась Василиса Премудрая серой кукушкой и улетела в окно.

В иных вариантах она превращается в лебедь, но в № 269 Василиса решила быть солидарной с Ярославной («Обернусь я, бедная, кукушкой…»)

Потом Иван отправляется на поиски жены, узнав, что

Василиса Премудрая хитрей, мудрёней своего отца уродилась. Он за то осерчал на неё и велел ей три года быть лягушкой.

Из этого сделаем вывод, что папу Василисы на свадьбу не приглашали. И вообще, ему явно все равно, где его дщерь — на болоте, у Кощея, замужем… Лишь бы глаза не мозолила.

Все заканчивается хорошо: Иван убивает Кощея (последний Василису даже не похищал, но «вот роль у него такая» — быть убитым.)

А если серьезно — перед нами сильно измененный и сокращенный вариант истории, которая выглядела несколько иначе…

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о