Разное

Ключ стихотворение: Стихотворение «Скрипичный ключ»

Содержание

Священный гребеневский ключ. Родник Гребнево. Поэт Державин в Гребнево. Гребневский литературный салон

10-я глава книги «Вторичное открытие села Гребнева».

Сохранилось сугубо поэтическое описание гребневской усадьбы 70-х годов XVIII века, принадлежащее перу Гавриила Романовича Державина.

Седящ, увенчан осокою,
В тени развесистых древес,
На урну, облегшись рукою,
Являющий лицо небес
Прекрасный вижу я источник.

Источник, милый и прозрачный
Текущий с горной высоты,
Поящий луга, долы злачны
Кропящий перлами цветы,
О, коль ты мне приятен зришься!

Ты чист и восхищаешь взоры,
Ты быстр и утешаешь слух;
Как серна скачуща на горы,
Так мой к тебе стремится дух,
Желаньем петь тебе горящий.

Когда в дуги твои сребристы
Глядится красная заря
Какие пурпуры огнисты
И розы пламенны, горя,
С паденьем вод твоих катятся!

Стадами гору покровенну
В тебе, любуясь, путник зрит.
В твоих водах изображенну
Дуброву ветерок струит,
Волнует жатву золотую.

При всех скидках на поэтический вымысел и условности, стихи рисуют картину расцвета усадьбы. Мотив обильно обводненного оазиса, такой редкий на русском суходоле. Державин не позволил бы себе выдумать, а выдумку положить в основу поэтического замысла оды. Державин, навещая поэта Михаила Матвеевича Хераскова, застал в Гребневе райский уголок Подмосковья, этакий «парадиз» с островным парком, ключом, фонтаном и цветниками.

В заключительной части оды Державин писал:

Сгорая стихотворства страстью,
К тебе я прихожу, ручей:
Завидую пиита счастью,
Вкусившего воды твоей,
Парнасским лавром увенчанна.

Напой меня, напой тобой,
Да воспою, подобно я,
И с чистою своей струею
Сравнится в песнях мысль моя,
А лирный глас с твоим стремленьем!

Да честь твоя пройдет все грады,
Как эхо с гор сквозь лес дремуч:
Творца бессмертной Россиады,
Священный гребеневский ключ
Поил водой ты стихотворства.

Ученик Сумарокова, отпрыск учебной дружины, выдающийся энтузиаст поэзии Херасков обосновал в Гребневе летний загородный приют, письменный стол и литературный салон.

Вся тварь желает жить
И все минует в поле,
Единый человек
Во град бежит оттоле.

Так характеризует сам Херасков свои сельские устремления.

Возможно, что своеобразный гребневский ландшафт, да и вся либеральная обстановка в поместье помогла молодому петербуржцу найти себя как поэта. Скорее, подлинность гребневских красот была необходима в качестве декорации к суховато-формалистической поэзии салона. Так или иначе, в результате доблестного восьмилетнего труда здесь было рождено первое русское произведение монументальной поэзии, поэма «Россиада», поэма о подвиге народном, о взятии Казани Грозным царем, о ликвидации остатков татарского ига.

Поэма не принадлежит к числу бессмертных памятников литературы, но резонанс ее появления был огромен. Отсюда и державинская ода, хвала Хераскову, и монументально-исторический подвиг Карамзина, и Жуковский, и многое в подготовительном к грядущему взлету, бурном развитии русской литературы конца XVIII — начала XIX века.

Со смертью Гомбургских пресекалось семейство Трубецкого-Большого. Незаконнорожденный Бецкой наследственных прав не имел, и Гребнево от княгини Настасьи перешло к двоюродному брату генерал-прокурору сената Никите Юрьевичу. Успешно отслужив семи монархам, князь Никита потерпел фиаско 28 июня 1763 г. при провозглашении Екатерины в казармах Измайловского гвардейского полка. Князь Никита при этом отсутствовал. Мало того, находился в свите свергаемого Петра, оказался вне рядов нового двора. Последовало изгнание, на первый раз — почетное. Князь Никита с женой Анной Даниловной отправился готовить Первопрестольную к новой коронации [46]. Распростившись с коварным Петербургом, чета и осела в Москве навсегда. Князь Никита — в городе, а Анна Даниловна — больше в Гребневе, которое вскоре и получила по разделу имений после смерти мужа (1767).

Из Петербурга в Москву, а из Москвы в Гребнево потянулись за Анной Даниловной два ее сына, известные неразлучники Николай Никитович и поэт Херасков. Их наезды в Москву, все более и более частые, привели в 70-е годы к окончательному переселению, вызвавшему подражания и не оставшемуся незамеченным, т. к. живы еще были в дворянской памяти следы ученой дружины.

Про этих неразлучников сама Екатерина ехидно заметит впоследствии: «Не удивляюсь, что братья дружны, но понять не могу, как бабы столь долго в одном доме уживаются». Одной из баб была русская де ля Суза, писательница Елизавета Васильевна Неронова.

Гребневский литературный салон — одно из первых общественных образований екатерининской школы. Он отпрыск организационно-педагогической деятельности Хераскова в качестве асессора в молодом еще Московском университете. Но, будучи сам поэтом от рождения, он успешно воспитывал здесь у будущих писателей трудолюбивый профессионализм.

«Чистите, ради бога, чистите ваши стихи от дурных слов», — пишет он поэту И. И. Дмитриеву.

Сознавая, что писательский зуд легко глохнет без публикаций, Херасков прибирает к рукам университетскую типографию, создает студенческие редакции, издает уже в начале шестидесятых годов журнал «Полезное увеселение».

Лира херасковского кружка посвящена мирной гражданственности. «Лавры победителей, — цитирует Херасков из своего перевода, — обычно кровью верных сынов отечества орошены бывают … воплем вдов и сирот сопровождаются …».

Эта лира просвещенного разума:

«От Рюрика и Ярослава
Ты можешь род свой произвесть,
Однако то чужая слава,

Чужие имена и честь».

Лира эта достаточна прогрессивна:

«… художества люби, науки почитай,
ко всем будь милостив и бедного питай».

В «Россиаде» поэт позволяет себе даже мечтать о временах

«Где бедный нищету,
Где сильный власть забудет,
Где каждый человек
Другому равен будет…».

Однако эти мотивы допускаются только в мечтаниях, всякие конкретные шаги в эту сторону почитаются опасными. Излишнее увлечение будущего драматурга Фонвизина Вольтером и проистекшее отсюда богохульство ужасало религиозного Хераскова.

Несмотря на всю выхолощенность у Хераскова идей просветительной философии века, его горячая учительная забота, неувядаемое трудолюбие, сила поэтического примера увенчалась в шестидесятых-семидесятых годах появлением целой плеяды писателей-учеников. Тут Богданович, Державин, Дмитриев, Карамзин, Мерзляков, Жуковский. Немало других, второстепенных.

Автор знаменитой поэмы «Душенька» Богданович, обращаясь к Хераскову, прямо признает, что он начал,

«Твоим пленяясь стихотворством
И петь тобою ободрен».

Это типично. Херасков многие годы сплачивал поэтов, помогал писателям.

«Кто чтит питомцев Муз,
Муз самих почитает», — писал о нем П. Политковский.

Священный гребневский ключ нашептывал симфонические мотивы не одному Державину, по всему видно, что не один ранний русский писатель гулял по живописному гребневскому парку.

Пушкин начал (еще в лицее) с острой неприязни к Хераскову. В лицее «Россиада», обязательная, как катехизис, опостылела ему вместе с таблицей слов на букву ять. Обе изучались наизусть. Каково это было грамотному Пушкину, Пушкину — классику с 15 лет! Неприязнь была неизбежна.

Зрелый Пушкин переменил взгляд на Хераскова. Именно через Пушкина стало известно, что благородный Михаил Матвеевич предпочитал талант современного ему поэта Е. К. Кострова собственному: «Это приносит большую честь и его сердцу, и его вкусу», — писал Пушкин.

Состав гребневского салона не ограничивался университетским кругом Хераскова. Вокруг его матери, воспетой Сумароковым Анны Даниловны, и брата, крайне общительного князя Николая Никитовича Трубецкого, действовали также широкие и значительные связи. Прежде всего, бросается в глаза связь с А. Н. Радищевым и А. М. Кутузовым, имена которых вскоре прочитала Россия на титульном листе знаменитого «Путешествия». Оба — однокашники Н. Н. Трубецкого по Лейпцигскому университету. Кутузов — постоянный корреспондент и пенсионер Трубецкого, источник его зарубежной информации. Здесь кроме самого Карамзина, связанного с Херасковым по университету, корреспондент Трубецкого, предполагаемый прообраз Бедной Лизы — Настасья Ивановна Плещеева. Сюда заезжал известный златоуст митрополит Платон (Левшин), усердно следивший за развитием вольтерьянства и столь же усердно обстраивавший по соседству Берлюковскую пустынь 

1.

Усадьба Гребнево, XVIII век

Образованию гребневского салона способствовала эпидемия чумы (1770—1771 гг.). В связи с чумой, временно выгнавшей знать из города, в Гребневе можно было видеть и московского главнокомандующего М. Н. Волконского, соседа по его селу Образцову, и целый ряд московских светил, друзей Анны Даниловны.

Через Гребнево лежали, как об этом сообщил академик Грот, пути Державина в родную ему Казань, эти же пути приводили сюда Бибиковых. Прежде всего, самого генерал-аншефа, отправлявшегося в последний роковой поход на Емельяна Пугачева.

Просвещённые хозяева извлекли из прошедших событий реальные уроки. Доходами от Гребнева пользовались с особой осторожностью. Шелкоткачество не только развивалось, но уже начало испытывать затруднения сбыта.

Из донесения С.-Петербургского городского магистрата в Мануфактур-коллегию в гребневском салоне неожиданно узнали, что 1776 года «августа 4 дня определенныя к искоренению неуказной розничной продажи смотрители…, шед Невской перспективой, и усмотрели разнощика с мешком… разноцветной тафты…, зделанной на собственной фабрике крестьянина Федора Иванова вотчины князь Николая Никитовича Трубецкого в Московском уезде Гребневе селе» [47].

Фёдора Иванова поспешили выручить, указав ему в Петербург больше не соваться. В литературу херасковского круга факт не попал. Там занимались материями более высокими.

Анализ стихотворения Горячий ключ Фета

В жизни Афанасия Фета произошла редкая личностная трагедия, гибель любимой женщиной становится для него неизгладимой травмой, которая отразилась также и на творчестве поэта, внося в них определенную печаль и уныние. Литературоведы разделяют его произведения на два отрезка до смерти Марии Лазич и после нее. До этого момента его стихотворения являются достаточно легкими и приятными, но после вся его восторженность к окружающему миру и пейзажам пропадает. Он не может описывать их с должной восторженностью и любовью, фактически все затмевает его внутренние переживания и чувство вины.

Когда в его душе наступала тишина и спокойствие, то он обращал внимание на окружающие пейзажи, но все равно через призму собственной грусти и тоски, которая заставляет его печалиться и переживать о прошлых временах, которые он не в силах изменить.

Но среди позднего творчества встречаются стихотворения, которые похожи на ранние произведения, например, стихотворение «Горячий ключ», созданное в 1870 году является одним из них. В этот период времени автор уже не жил на территории столицы, он перебрался в имение, расположенное за городом, там он оставался до самой смерти, где писал последние произведения в своей жизни.

Там Афанасий Фет получил возможность жить спокойной и размеренной жизнью, ему не приходиться торопиться, все это хорошо сказывается на физическом и эмоциональном состоянии поэта. Данные чувства он облекает в поэтические строчки, которые рассказывают о мощном лесном роднике.

Автор говорит о том, что когда-то он был чистым и бегучим, при этом он всегда радовал взор автора, он вспоминает о том, что у него была достаточно безмятежная юность, во время которой он радовался жизни.

Но проходят годы, а Афанасий Фет успел обмелеть и остыть, словно родник, который уходит в землю. Он проводит параллель между родником и жизнью, которую ему пришлось пережить, его жизнь оказалась достаточно сложной, в ней множество противоречий, в которых он не может отыскать ответов на данные вопросы. Он постоянно находится в философских размышлениях, осмысливает свою жизнь, чтобы понять, где он допустил ошибку, которая приводит к данному результату.

Но несмотря на то, что поэт находится в постоянных поисках, он думает о том, что в нем есть силы найти в себе стремления и снова быть счастливым и полным сил. Он возвращается в родовое имение, чтобы восстановить сове состояние, он уверен, что сможет таким образом, сломить свою судьбу, преломить ее. Наверное, поэтому, он вспоминает о горячем ключе, который напоминает ему о собственной жизни, однажды он поразил его воображение, а теперь спустя время он намерен вернуться к нему.

Вариант 2

Произведение относится к поздней лирике поэта, проникнутой печальными, заунывными мотивами, связанными с утратой любимой женщины Марии Лазич, погибшей при пожаре.

Композиционная структура стихотворения представляет собой три восьмистишия, повествование в которых осуществляется посредством лирического героя.

Стихотворение создается поэтом в период его пребывания в загородном родовом имении, куда он перебирается из столицы и остается до конца жизни. Переезжая в деревенскую усадьбу, поэт надеется изменить собственное отношение к жизни, обретя потерянную радость, утраченную с гибелью возлюбленной. Именно поэтому основная тематика стихотворения выдержана в стиле раннего творчества поэта, воплощающего первозданность природного мира в чистоте воздуха, мощи лесных родниковых вод.

Лирический герой восторгается увиденной благостной картиной чистого и быстрого в былые годы родника, который теперь, как и сам поэт, находится в обмелевшем и остывшем состоянии. Тем самым проводится определенная взаимосвязь между жизнью автора и родником, сумевшим найти способ пробить толщу песка, навалившихся горных пород и выбраться на волю.

Среди средств художественной выразительности в стихотворении «Горячий ключ» присутствуют многочисленные эпитеты, разнообразные сравнения и необычайные метафоры.

Смысловая нагрузка произведения заключается в вере поэта в неизбежных жизненных переменах, способных изменить его собственную судьбу в лучшую сторону и избавиться от охватившей его грусти, печали, тоски, а также неизгладимом чувстве вины перед погибшей любимой женщиной.

Повествовательное содержание стихотворения «Горячий ключ» передает душевное состояние автора, мечтающего снова наслаждаться пейзажным великолепием в виде теплого весеннего утра, ласкового солнца, стремящегося безмятежно, искренне и честно восторгаться окружающим миром и существовать в тишине и спокойствии.

Финальная часть произведения демонстрирует душевное рвение и внутреннее состояние автора, сердце которого выражает глубокую тоску и вместе с тем осознание невозможности человеку изменить собственную прошлую жизнь, так как это совершает природный лесной родник, поскольку власть людей не распространяется на их прошлое.

Анализ стихотворения Горячий ключ по плану

Горячий ключ

Возможно вам будет интересно

  • Анализ стихотворения Камыши Бальмонта

    В данном произведении поэт, с помощью образов, смог передать тягостные и пессимистические настроения.

  • Анализ стихотворений Баратынского

    Евгений Баратынский – практически «основатель» русской поэзии, человек, создававший поэтический язык, переводчик и патриот. Его насыщенные стихи поражают до сих пор.

  • Анализ стихотворения Фантазия Фета

    Невозможно представить лирику А. А. Фета без сочетания тем природы, любви и человека в их гармоничном единстве. Еще одним доказательством этому является его стихотворение «Фантазия».

  • Анализ стихотворения Внимая ужасам войны Некрасова (10 класс)

    Произведение Внимая ужасам войны вышло из-под пера Некрасова в начале второй половины XIX века. Доминирующей темой этого стихотворения стала тема военных действий, жертвами которых стало много неповинных людей

  • Анализ стихотворения Творчество Ахматовой

    Произведение является составной частью поэтического сборника «Тайны ремесла», основной целью которого поэт представляет описание творческой процесса и объяснение появления поэтических строк.

Анализ стихотворения «Ключ» Гавриила Державина.

Первая стихотворная, величественная поэма в России, исторического содержания, была опубликована в 1779 году. Автор «Россиады» Михаил Матвеевич Херасков заслуженно получил известность читающей аудитории своего времени. Большинство жителей той эпохи с восхищением оценили поэтичность поэмы. Восторженные комментарии вдохновили на написание превосходного стихотворения Гавриила Романовича Державина. Свою позицию по отношению к поэтическому произведению Хераскова он выразил в «Ключе».
Эта хвалебная песнь увидела свет в 1779 году. Ее напечатал журнал «Санкт-Петербургский вестник». Как и в «Россиаде» Державиным была применена двухсложная стихотворная стопа с ударением на втором слоге. Но и утверждать, что автором оды «Ключ» был позаимствован слог Хераскова, нельзя. Его стихотворение имеет совсем иную композицию – оно включает в себя 10 четверостиший объемом по 5 строчек.
Предмет внимания стиха – восхваление великолепия ручья. Гавриил Романович демонстрирует чистоту и прелесть ключа, которая не зависит от того светит ли на небе солнце или господствует месяц, и приводит доводы, что напившись из ручья можно преисполниться счастьем.
Главные герои оды – родник и стихотворец. Начинается стих словами, что над ключом, берущим свое начало высоко в горах, восхищенно восседает лирический герой произведения. Ведя беседу с родником, он раскрывает тайну его красоты. Со слов человека становится понятно, что он посещает ключ уже не первый раз, и возвращается сюда вновь и вновь. Свой родник автор сравнивает со священным ключом Древней Греции, дарующим вдохновение поэтам и музыкантам.
Словно разноцветные картинки перед глазами читающего является взору природа, как произведение искусства. Центром каждого, так называемого, слайда является ключ, который переливается словно волшебный горный хрусталь. Его предназначение отражать основные черты природы. В то время, когда все успокаивается и собирается с силами, источник бодрствует, излучает свет и журчит. Чтобы высказать свою завороженность ручьем, Державину приходится призывать на помощь античную мифологию. Автор уверен, что о чистоте ключа прознают во всем мире, недаром же он поил создателя знаменитой поэмы «Россиада».
Произведение Державина выделяется богатыми поэтическими средствами, превалируют среди них определения, прибавляющие слову выразительность и красоту произношения. А также обороты, употребляемые в переносном значении на основе какой-либо аналогии сходства. В раскрашивании природы и отображении всех прелестей ручья Гавриилу Романовичу приходят на помощь эпитеты. Оживить природу, донести идею стихотворения – здесь основным инструментом выступает метафора. Выразить теплое отношение автора к ключу помогают риторические обращения.
Формирование стихотворения «Ключ» не совпадает с канонами направления в искусстве XVIII в., основанными на подражании античной поэзии. Темп произведения такой же быстротечный и порывистый, как и родник. Это выражается не только стихотворным размером, но и наличием формулировок, передающих сильные чувства и эмоции лирического героя.
Стихотворение Г.Р. Державина «Ключ» отображает великолепие не только лишь высокогорного ручья, а и природную сущность в целом. Кроме этого показывает, что подлинное стихотворчество должно быть не менее чистым, чем описанный им ключ. Невзирая на то, что в оде использованы устаревшие выражения, слова с измененными ударениями - это не мешает современному читателю постигнуть торжественное и радостное настроение произведения.

238,Анализ стихотворения «Ключ» Гавриила Державина

Рисунок к стихотворению Державина «ГОРЮЧИЙ КЛЮЧ» найденный в рукописях поэта

Под свесом шумных тополовых
Кустов, в тени, Кипридин сын
Покоился у вод перловых,
Биющих с гор, и факел с ним
Лежал в траве, чуть-чуть куряся.
Пришли тут Нимфы и, дивяся,
«Что нам?» сказали, «как с ним быть?
Дай в воду, в воду потопить,
А с ним и огнь, чем все сгарают!»
И вот! — кипит ключ пеной весь,
С купающихся Нимф стекают
Горящие струи поднесь.

1797

Блок: 1/4 | Кол-во символов: 464
Источник: http://xn—-7sbb5adknde1cb0dyd.xn--p1ai/%D0%B4%D0%B5%D1%80%D0%B6%D0%B0%D0%B2%D0%B8%D0%BD-%D0%B3%D0%BE%D1%80%D1%8E%D1%87%D0%B8%D0%B9-%D0%BA%D0%BB%D1%8E%D1%87/

Анализ стихотворения «Ключ» Державина

Произведение «Ключ» Гавриила Романовича Державина – посвящение другу Михаилу Матвеевичу Хераскову, которого он не раз навещал в его усадьбе Гребнево.

Стихотворение написано в 1779 году. Его автору в этот момент 36 лет, он недавно счастливо женился, перешел на гражданскую службу. Полного литературного признания он еще не достиг, но и это приятное событие не за горами: через 3 года ода «Фелица» сделает его знаменитым. По жанру – ода, по размеру – ямб со сложной рифмовкой, где перекрестную дополняет в конце нерифмованная строка, 10 строф. Лирический герой – сам автор. Только в финальном пятистишии становится известен и адресат стихотворения, и объяснение, что за источник имеется в виду и что за статуя «седящ, на урну облегшись рукою». Это поэт М. Херасков, и гребневский ключ со статуей Скамандра (речного божества) в его имении в Подмосковье. Там он не раз гостил вместе со своей молодой женой. Поводом для этого торжественного послания стало издание М. Херасковым «Россияды» эпического полотна из истории России. Античных поэтов питал, к примеру, Кастальский ключ. Здесь Г. Державин проводит аналогию с ключом Гребневским. Вдохновение отечественного пиита аллегорически взращено природным, русским источником. «Напой меня»: Г. Державин тоже желает испить из него водицы, чтобы и его стихи зазвучали величаво и звучно. Вообще, 7 строф из 10 – чистое описание пейзажа, природы, собственно «струи ручья». Поэт распространяет его влияние на всю округу, все отражается в его водах: и солнце, и луна, гора и «дуброва». Как настоящий художник слова, Г. Державин пробирается к источнику «ночною темнотой», чтобы увидеть его неумолчное сверканье. В этом вечном движении он усматривает знак для себя. Усеченные формы слов: сребристы, изображенну, увенчанна. Уменьшительный суффикс: ветерок. Сравнения: как серна, как эхо с гор. Междометия: о! Повтор: напой. Эпитеты: долы злачны, пурпуры огнисты. Лексика возвышенная, местами устаревшая. Метафоры: стремится дух, туманов море. Олицетворения: горя, любуясь, зрит, солнце катится, рощи дремлют. Парнасский лавр: лавровый венок победителю в искусстве стихосложения.

Ода «Ключ» Г. Державина – отклик на выход «Россияды» М. Хераскова, образец восторженного повествования в античном духе, с щедрыми описаниями природы, с призывом чтить высокое назначение поэта, с желанием самому самозабвенно творить на благо России.

Читать стих поэта Гавриил Державин — Ключ на сайте РуСтих: лучшие, красивые стихотворения русских и зарубежных поэтов классиков о любви, природе, жизни, Родине для детей и взрослых.

Блок: 2/2 | Кол-во символов: 2577
Источник: https://rustih.ru/gavriil-derzhavin-klyuch/

Комментарий Я. Грота

В Объяснениях Державина сказано только, что это перевод из древнего греческого поэта. Настоящий источник этого стихотворения указан г. Печериным в статье О греческой эпиграмме (Современник за декабрь 1838 г., ч. XII). Приводим оттуда все место, относящееся как сюда, так и к пьесе Спящий Эрот (см. Том I, стр. 679): «Изредка только мелькают у наших поэтов переводы греческих эпиграмм, и то не с подлинника. У Державина, который так удачно умел передать нам на отечественном языке всю прелесть од Анакреона, находим только две пье

Блок: 2/4 | Кол-во символов: 550
Источник: http://xn—-7sbb5adknde1cb0dyd.xn--p1ai/%D0%B4%D0%B5%D1%80%D0%B6%D0%B0%D0%B2%D0%B8%D0%BD-%D0%B3%D0%BE%D1%80%D1%8E%D1%87%D0%B8%D0%B9-%D0%BA%D0%BB%D1%8E%D1%87/

Рисунок к стихотворению Державина «ГОРЮЧИЙ КЛЮЧ» найденный в рукописях поэта

Под свесом шумных тополовых
Кустов, в тени, Кипридин сын
Покоился у вод перловых,
Биющих с гор, и факел с ним
Лежал в траве, чуть-чуть куряся.
Пришли тут Нимфы и, дивяся,
«Что нам?» сказали, «как с ним быть?
Дай в воду, в воду потопить,
А с ним и огнь, чем все сгарают!»
И вот! — кипит ключ пеной весь,
С купающихся Нимф стекают
Горящие струи поднесь.

1797

Комментарий Я. Грота

В Объяснениях Державина сказано только, что это перевод из древнего греческого поэта. Настоящий источник этого стихотворения указан г. Печериным в статье О греческой эпиграмме (Современник за декабрь 1838 г., ч. XII). Приводим оттуда все место, относящееся как сюда, так и к пьесе Спящий Эрот (см. Том I, стр. 679): «Изредка только мелькают у наших поэтов переводы греческих эпиграмм, и то не с подлинника. У Державина, который так удачно умел передать нам на отечественном языке всю прелесть од Анакреона, находим только две пьесы, заимствованные из Антологии. Первая, Горючий ключ, есть перевод эпиграммы Мариана схоластика, находящейся в IX отделении Палатинской Антологии. Вторая, составляющая первую половину стихотворения Спящий Эрот, заимствована из отрывка, приписываемого Платону философу (210 эпигр. 4 книги Anthol. Planud.), так что все главные черты прекрасной картины, изображающей спящего Эрота, принадлежат древнему поэту; последняя половина этого стихотворения есть 30-я ода Анакреона с некоторыми только изменениями. Соединение двух греческих стихотворений в одно прекрасное целое заставляет удивляться искусству нашего поэта.»

О Мариане неизвестно никаких подробностей; ему приписывают пять эпиграмм. Приводим подлинник Горючего ключа вместе с подстрочным его переводом:

Τᾷδ’ ὑπὸ τὰς πλατάνους ἁπαλῷ τετρυμένος ὕπνῳ
εὗδεν Ἔρως, Νύμφαις λαμπάδα παρθέμενος.
Νύμφαι δ’ ἀλλήλῃσι, τί μέλλομεν; αἴθε δὲ τούτῳ
σβέσσαμεν, εἶπον, ὁμοῦ πῦρ κραδίης μερόπων.
λαμπὰς δ’ ὡς ἔφλεξε καὶ ὕδατα, θερμὸν ἐκεῖθεν
Νύμφαι Ἐρωτιάδες λουτροχοεῦσιν ὕδωρ.
(Якобса Anthologia graeca, т. III, стр. 213).

«Здесь под яворами уснул сладким сном изнуренный Эрот, положив возле Нимф факел. Нимфы же друг другу сказали: Что медлим? Потушить бы нам вместе с этим огонь человеческого сердца. Но когда от факела зажглась и вода, то Эротовы Нимфы стали черпать оттуда для купанья горячую воду».

Горючий ключ напечатан в Анакр. песнях 1804 г., стр. 70, и в издании 1808 г. ч. III, XXXIV.

Содержание рисунков.: 1) Испуганная Нимфа отвращается от дымящихся вод, окруженных кипарисным лесом, у которого под скалою сидит старец, образ ключа. 2) Опрокинутый сосуд Нимфы вместо чистой воды испускает тучу дыма (рукоп.).

Блок: 3/4 | Кол-во символов: 2684
Источник: http://xn—-7sbb5adknde1cb0dyd.xn--p1ai/%D0%B4%D0%B5%D1%80%D0%B6%D0%B0%D0%B2%D0%B8%D0%BD-%D0%B3%D0%BE%D1%80%D1%8E%D1%87%D0%B8%D0%B9-%D0%BA%D0%BB%D1%8E%D1%87/

Иллюстрация к стихотворению «ГОРЮЧИЙ КЛЮЧ» найденная в рукописях Державина

Далее →

© «Онлайн-Читать.РФ»
Обратная связь

Блок: 4/4 | Кол-во символов: 148
Источник: http://xn—-7sbb5adknde1cb0dyd.xn--p1ai/%D0%B4%D0%B5%D1%80%D0%B6%D0%B0%D0%B2%D0%B8%D0%BD-%D0%B3%D0%BE%D1%80%D1%8E%D1%87%D0%B8%D0%B9-%D0%BA%D0%BB%D1%8E%D1%87/

Кол-во блоков: 6 | Общее кол-во символов: 6616
Количество использованных доноров: 3
Информация по каждому донору:
  1. https://rustih.ru/gavriil-derzhavin-klyuch/: использовано 1 блоков из 2, кол-во символов 2577 (39%)
  2. https://www.sochinyashka.ru/russkaya_literatura/analiz-ody-derjavina-klyuch.html: использовано 1 блоков из 2, кол-во символов 193 (3%)
  3. http://xn—-7sbb5adknde1cb0dyd.xn--p1ai/%D0%B4%D0%B5%D1%80%D0%B6%D0%B0%D0%B2%D0%B8%D0%BD-%D0%B3%D0%BE%D1%80%D1%8E%D1%87%D0%B8%D0%B9-%D0%BA%D0%BB%D1%8E%D1%87/: использовано 4 блоков из 4, кол-во символов 3846 (58%)

Л. Чернышев КЛЮЧ ЗЕМЛИ Стихотворение. Южный Урал, № 5

Л. Чернышев

КЛЮЧ ЗЕМЛИ

Стихотворение

Есть камень — ключ земли. До времени его никому не добыть: ни простому, ни терпеливому, ни удалому, ни счастливому. А вот когда народ по правильному пути за своей долей пойдет, тогда тому, который передом идет и народу путь кажет, этот ключ земли сам в руки дастся.. Тогда все богатства земля откроются, и полная перемена жизни будет…

П. БАЖОВ

Передо мной поднялся снова

Урал седых, далеких лет

Вот в этом томике Бажова,

Где каждый сказ как самоцвет…

Лежал Урал медведем сонным,

Прикрыв богатства гор и рек,

А в рудниках с тяжелым стоном

Во мгле трудился человек.

Он строил пышные хоромы,

Где жил заводчик, генерал.

А сам в землянке, на соломе,

Под плач детишек умирал.

Но, умирая, верил: будет

Счастливой жизнь! Пройдут года,

Расправив плечи, выйдут люди

На путь свободного труда…

С такой же светлою мечтою,

Когда снега мели вокруг,

Васенка круглой сиротою

Шла без друзей и без подруг.

И часто ночью, до рассвета

Она шептала: «Ключ земли!

Ключ правды, счастья… где ты, где ты?

Тебя найти мы не смогли…»

Но если б бедная девчонка

Открыть глаза могла сейчас,

Услышать смех свободный, звонкий,

Взглянуть на блеск ребячьих глаз,

Увидеть комбинат металла,

Пройтись по светлым корпусам,

Она бы сказкой жизнь считала,

Она б не верила глазам.

На месте сумрачных подвалов

Дворцы культуры там и тут,

В тайге, на севере Урала

Сады фруктовые цветут…

Везде плоды народной власти,

Повсюду ленинский размах.

Ключи свободы, мира, счастья

В надежных сталинских руках!

Федерико Гарсиа Лорка - Ключ: стихотворение на русском

Отрывок

В долине задремали тени,
ключи запели.

Увидев зимних сумерек пространность,
заснуло сердце.
О, кто ключи понять сумеет,
воды секреты
новорожденной, песню,
укрытую от зренья
духовного, с мелодией
сладчайшей, запредельной?..

Ключ распевал, сгибаясь
под грузом тени.
Я подошел его послушать,
но сердце было глухо к пенью.

На целомудренной траве
цвели незримые планеты.
Глагол земли рождался,
зачатый непорочным чревом.

Среди долины рос столетний тополь,
его листва зашелестела.
Листва заката трепетала,
серебряная, как планеты.
Средоточьем неба
был великий тополь.
Нежной,
от сумрака неясной
ключа мне показалась песня.

Написаны те темные слова
на азбуке каких рассветов?
Что говорят они далеким звездам?
И чьи уста прошепчут это?
Душою, господи, я зол. Сжигает
огонь греховный тело.
Море, что я вместил в себе,
утратило свой берег.
Маяк твой, господи, погас.

Одно лишь мое сердце морю светит.
Но неужели эти тайны ночи,
воды секреты
таинственны лишь для очей
людского разуменья?
Неужто сумрак тайн не будоражит
долины, горы, бабочек, деревья?
Неужто ужас тьмы не ощущают
ни камни, ни коренья?
Неужто только я глаголю,
а чистый ключ сказать свое не смеет?

Но что-то вдруг почувствовал в воде я,
и это будоражит… словно ветер
в моей душе качает ветви.

Стань деревом!
(Вдали мне голос шепчет.)
И водопадом хлынули светила
на незапятнанное небо.

С печалью и тревогой
впечатываюсь в тополь тот столетний,
как Дафна, убегающая в страхе
от Аполлона сумрака и тени.
Душа моя листвою поглотилась,
и соком стала кровь моя древесным,
а слез моих источник
смолою обернулся цепкой.
Опустилось в корни сердце,
а страсти человечьи
покинули меня и убежали,
изранив тело.

Увидев зимних сумерек пространность,
ломал я ветви
и радовался незнакомым ритмам
порывов ледяного ветра.

Я ласку крыльев ощущал руками,
гнезд нежных трогал тело,
и тысячами пчелы полевые
ко мне летели.
Целый улей золота живого
таил я в дряхлых недрах.

Пейзаж и вся земля исчезли.
Осталось только небо,
и я дыхание горы услышал
и звездный шелест.

Поймут ли нежные мои листочки
воды секреты?
Достигну ли корнями королевства,
в котором родилась вода и зреет?
К отраженному волнами небу
склонивши ветви,
смыл листву я в голубом, певучем
алмазе светлом
и клокотание ключей услышал,
как слышал их, когда был человеком.
Исполнено неведомого знанья,
а также музыки струенье.

Огромнейшие руки воздымая,
лицом к голубизне я
стоял, исполненный росы, тумана
и угасающего света.

Я чувствовал великое томленье,
тоску деревьев,
желанье устремиться к белым звездам
с ветрами вместе.
Но из камней мне тихо и печально
шепнуло сердце:
«Когда тебе слова ключа невнятны,
умри и обломай все ветви!»

«О боже, вырви из земли меня! Дай слух мне,
который воду разумел бы!
Дай голос, чтобы он любви во имя
похитил у волны секреты пенья.
Мне только масла слова не хватает,
чтобы маяк твой снова загорелся!»

«Стань соловьем!» — послышался мне голос,
что был вдали затерян.
Ночь не устерегла, и грудь разверзлась,
и звезды хлынули потоком светлым.
…………….
…………….


Стихотворение Саши Чёрного, которое нужно перечитывать в трудную минуту

Это, пожалуй, одно из самых вдохновляющих и ободряющих стихотворений в творчестве Саши Чёрного. Поделитесь им с теми, кто, кажется, уже готов сдаться и опустить руки.

Больному

Есть горячее солнце, наивные дети,
Драгоценная радость мелодий и книг.
Если нет — то ведь были, ведь были на свете
И Бетховен, и Пушкин, и Гейне, и Григ...

Есть незримое творчество в каждом мгновеньи -
В умном слове, в улыбке, в сиянии глаз.
Будь творцом! Созидай золотые мгновенья.
В каждом дне есть раздумье и пряный экстаз...

Бесконечно позорно в припадке печали
Добровольно исчезнуть, как тень на стекле.
Разве Новые Встречи уже отсияли?
Разве только собаки живут на земле?

Если сам я угрюм, как голландская сажа
(Улыбнись, улыбнись на сравненье моё!),
Этот чёрный румянец — налёт от дренажа,
Это Муза меня подняла на копьё.

Подожди! Я сживусь со своим новосельем -
Как весенний скворец запою на копье!
Оглушу твои уши цыганским весельем!
Дай лишь срок разобраться в проклятом тряпье.

Оставайся! Так мало здесь чутких и честных...
Оставайся! Лишь в них оправданье земли.
Адресов я не знаю — ищи неизвестных,
Как и ты, неподвижно лежащих в пыли.

Если лучшие будут бросаться в пролёты,
Скиснет мир от бескрылых гиен и тупиц!
Полюби безотчётную радость полёта...
Разверни свою душу до полных границ.

Будь женой или мужем, сестрой или братом,
Акушеркой, художником, нянькой, врачом,
Отдавай — и, дрожа, не тянись за возвратом.
Все сердца открываются этим ключом.

Есть ещё острова одиночества мысли.
Будь умён и не бойся на них отдыхать.
Там обрывы над тёмной водою нависли -
Можешь думать... и камешки в воду бросать...

А вопросы... Вопросы не знают ответа -
Налетят, разожгут и умчатся, как корь.
Соломон нам оставил два мудрых совета:
Убегай от тоски и с глупцами не спорь.

Саша Чёрный, 1910

Также читайте: «Мой роман» Саши Чёрного

Поэма или песня: что написал в ту ночь Фрэнсис Скотт Ки?

Отправлено: 12 сентября 2014 г.
от Марка Липсона

Фрэнсис Скотт Ки любил поэзию. С детства он с большой регулярностью сочинял рифмующиеся стихи - стихи, которые, за одним гигантским исключением, в лучшем случае были чрезмерно цветистыми, а в худшем - смущающе дилетантскими. Стихи, которые их автор никогда не хотел видеть и читать вне круга своей семьи и друзей.

Гигантским исключением была патриотическая песнь американскому флагу, которую он написал в роковую ночь с 13 на 14 сентября 1814 года во время одного из самых жестоких и решающих сражений войны 1812 года - битвы при Балтиморе.Той ночью массивный британский флот военных кораблей попытался подчинить город постоянным потоком около 1500 бомб, минометов и реактивных снарядов, поскольку сильная гроза акцентировала темноту.


Форт МакГенри, место, где Фрэнсис Скотт Ки заметил, что «флаг все еще был на месте», и написал слова в «Усеянном звездами знаменем» после сражения с вторгшимися британцами во время войны 1812 года. Балтимор, штат Мэриленд. Изображение находится в открытом доступе через Библиотеку Конгресса.

Слова, написанные в ту ночь тридцатипятилетним Фрэнсисом Скоттом Ки, впервые озаглавлены «Защита Ft. М'Генри »- содержали строчки, которые вошли в ткань американской жизни. Помещенные на мелодию «To Anacreon in Heaven», хорошо известной песни того времени, слова трансформировались в «Усеянное звездами знамя», которое стало официальным национальным гимном в 1931 году.

Один гигантский вопрос связан с тем, что в ту ночь написал опытный адвокат из Вашингтона, округ Колумбия: написал ли Фрэнк Ки (так его называли родным и друзьям) стихотворение или песню? Описанный членами семьи как «немузыкальный», Ки никогда в своей жизни не писал песен (кроме нескольких религиозных гимнов), поэтому маловероятно, что он думал о музыке в Балтиморской гавани, когда нацарапал слова «О, скажите, вы можете видеть по Ранний свет рассвета »на обороте письма, которое он выудил из кармана.

С другой стороны, стихи, которые он написал в Балтиморе (а также слова, написанные им семью годами ранее), были установлены по рифме и размеру точно так, чтобы «Анакреонту на Небесах».

Мало что нужно сказать

Загадка усугубляется тем фактом, что Фрэнсис Скотт Ки мало что мог сказать о стихотворении (или песне) после того, как написал его. Он не упомянул об этом в одном письме, написанном им после битвы, в котором он рассказал о своей миссии в Балтиморе по освобождению своего друга Доктора.Уильям Бинс, попавший в плен после битвы при Блейденсбурге. И похоже, что он говорил о песне публично только однажды - в политической речи в 1834 году, почти двадцать лет спустя, в которой Ки почтительно сказал, что настоящая заслуга в этой песне принадлежит защитникам Балтимора, а не юристу / поэту. кто записал слова.

Писал ли Фрэнк Ки стихотворение, когда той ночью нацарапал стихи и отполировал их на следующее утро? Или он писал слова к песне, которую нужно спеть на мелодию «Анакреону на небесах»? Поскольку Ки никогда не касался этого вопроса публично, мы можем ограничиться лишь несколькими отрывками конкретных исторических свидетельств.

Ки всю жизнь был поэтом-любителем, а не автором песен; ничто в стихах без названия, которые он написал в Балтиморе, не указывало на то, что они были чем-то иным, кроме стихотворения; а Ки был в лучшем случае немузыкальным и, возможно, глухим. За исключением нескольких религиозных гимнов и, возможно, одной патриотической песни, он не писал слов ни к одной песне до 1814 года - или после этого, если на то пошло. И, несмотря на то, что он дважды называл написанное им «песней» в речи 1834 года, он произнес эти слова спустя много времени после того, как его стихотворение без названия превратилось в патриотическую песню под названием «Усеянное звездами знамя».”

Журналист и писатель В. У. Хензель исследовал вопрос о поэме или песне в начале 1880-х годов. После интервьюирования потомков Ки, Хенсель пришел к выводу, что Фрэнсис Скотт Ки «не знал музыкальной композиции» и «не мог отличить одну мелодию от другой». Такие песни, как «Old Hundred», «Yankee Doodle», «Hail Columbia» и «Звездное знамя», - писал он, - «были совершенно неотличимы для уха Фрэнсиса Скотта Ки».

В качестве доказательства Хенсель указал на инцидент, который якобы произошел в Таскалузе, штат Алабама, в 1833 году, когда местная группа сыграла «Усеянное звездами знамя» на приеме, устроенном в честь Ки.«К великому удивлению и развлечению окружающих его джентльменов, - писал Хенсель, - Ки невинно заметил, что« это было мило », совершенно не зная о мелодии, которую они играли».

Свидетельства, указывающие на то, что Ки написал песню в ночь с 13 на 14 сентября, также в основном спекулятивны. Это включает в себя тот факт, что рифма и размер стихотворения почти полностью соответствуют таковым в «Анакреонту на Небесах». И тот факт, что Фрэнк Ки, вне зависимости от того, является ли он музыкальным или нет, определенно слышал эту мелодию, поскольку она использовалась во многих других популярных песнях того времени, включая «Адамс и Либерти», про-федералистскую политическую песенку, написанную в 1798 году Робертом Трит Пейном. , МладшийИ что в начале 19 века было обычной практикой использовать новые слова в популярных тонах.

Плюс почти наверняка, что девятью годами ранее Ки написал патриотическое стихотворение, которое превратилось в песню. Повод: 6 декабря 1805 года, ужин в таверне Маклафлина в Джорджтауне в честь военно-морских героев Триполитанской войны Стивена Декейтера и Чарльза Стюарта. Собравшиеся в тот вечер гости спели песню, «которая была подготовлена ​​по этому случаю примерно за час до ужина джентльменом из Джорджтауна», - сообщила местная газета.

Эту «Песню» иногда называют ее первыми словами: «Когда воин возвращается». Предвещая своего знаменитого преемника, «Song» содержит строки:

И бледным лучом Полумесяца, его великолепием не видно
В свете усыпанного звездами флага нашей страны.

Более того, в тот вечер он был спет на мелодию «Анахреону небесному».

Недавнее исчерпывающее исследование, проведенное историком музыки Дэвидом Хильдебрандом, которое принимает во внимание все свидетельства сопоставления стихов и песен, делает вывод, что Фрэнк Ки действительно написал песню во время битвы при Балтиморе.

«Я убежден, что эта мелодия пришла ему в голову», - сказал в 2012 году Хильдебранд, директор Института колониальной музыки.


МАРК ЛИПСОН - автор восьми книг, в том числе «Лафайет», «Отчаянная помолвка», «Спасение Монтичелло» и «Флаг». Бывший штатный автор журнала Congressional Quarterly, его работы публиковались, среди прочего, в Smithsonian, The Washington Post, The New York Times, The Wall Street Journal, Christian Science Monitor и USA Today.У него брали интервью для телеканалов Today, MSNBC, CNBC, CNN, BBC's Newshour и History Channel. Он живет в Миддлбурге, Вирджиния. Его последняя книга - «Что мы так гордо провозгласили»

. Теги: Форт Мченри, Фрэнсис Скотт Ки, Марк Лепсон, национальный гимн, Усеянное звездами знамя, история США, война 1812 года

Стихотворение на День независимости Фрэнсиса Скотта Ки

  • Оборона форта МакГенри
  • О! скажем, вы видите, при раннем свете зари,
  • То, что мы так гордо приветствовали при последнем сиянии сумерек,
  • Чьи широкие полосы и яркие звезды в опасной битве,
  • О, валы, которые мы смотрели, так храбро транслировались?
  • И красные блики ракет, взрывы бомб,
  • Ночью доказали, что наш флаг все еще там -
  • О! скажем, этот усеянный звездами баннер еще волна
  • Это земля свободных и дом храбрых?
  • На берегу, смутно просматриваемом сквозь туманы бездны,
  • Где в ужасном молчании покоится надменное войско врага,
  • Что это за ветерок над возвышающимся обрывом?
  • Как порывисто дует, половина скрывает, половина раскрывает?
  • Теперь он ловит проблеск утреннего луча,
  • В полной красе отраженное сияет теперь на ручье -
  • «Это звездное знамя, о! долго пусть волна
  • Это земля свободных и дом храбрых.
  • А где та банда, которая так хвастливо ругалась
  • Разгром войны и неразбериха битвы
  • Дом и страна не должны больше нас покидать?
  • Их кровь смыла грязь с их грязных ступенек,
  • Никакое убежище не могло спасти наемника и раба,
  • От ужаса бегства или мрака могилы;
  • И усыпанное звездами знамя торжествует волну
  • Это земля свободных и дом храбрых.
  • О! так будет всегда, когда свободные люди будут стоять
  • Между их любимым домом и запустением войны,
  • Благословенна победой и миром, пусть тяжело не спасенная земля
  • Слава силе, которая создала и сохранила нас нацию!
  • Тогда мы должны побеждать, когда наше дело справедливо,
  • И это будет наш девиз: «Мы уповаем на Бога! ‘
  • И звездное знамя торжествующе взмахнет
  • Это земля свободных и дом храбрых.

Фрэнсис Скотт Ки

Фрэнсис Скотт Ки (1779-1843) был американским поэтом, наиболее известным своей поэмой «Оборона форта МакГенри», которая стала лирикой к «Усеянному звездами знамени», государственному гимну Соединенных Штатов. Ки был вдохновлен на написание стихотворения после того, как стал свидетелем британской бомбардировки форта МакГенри в 1814 году в разгар войны 1812 года. Поэма была опубликована в течение недели с предложенной мелодией «Анакреону на небесах» в качестве аккомпанемента. Вскоре стихотворение стало неотделимо от мелодии, и медленно, но верно песня стала популярной по всей стране.Более века спустя, 3 марта 1931 года, президент Герберт Гувер подписал закон о признании песни официальным гимном страны. Девиз страны «Мы верим в Бога», который привел в ужас многих американских атеистов, был заимствован из строки в стихотворении Ки.

Фрэнсис Скотт Ки, упорный патриот | История

Одно за другим загорелись здания американского правительства. Вечером 24 августа 1814 года британские войска сожгли Капитолий, Казначейство, Дом президента (еще не называемый Белым домом).Все горело яростно, как и здания Военного ведомства и государственных ведомств. Закаленные в боях красные мундиры сокрушили и рассеяли в основном неподготовленных и плохо руководимых американских ополченцев и регулярных войск, которые были направлены, чтобы помешать им добраться до столицы. Президент Джеймс Мэдисон вместе со своим генеральным прокурором и государственным секретарем бежали в безопасное место через реку Потомак. Сообщая новости о разгроме, лондонский « Courier » кукарекал: «Америка будет вести войну, и война у нее есть.”

Когда в тот душный августовский вечер над столицей вспыхнуло пламя, решение американского правительства двумя годами ранее объявить войну Британии - в конфликте, который впоследствии стал известен как война 1812 года - казалось безрассудным и саморазрушительным. Англия оставалась могущественной мировой державой, в то время как молодые Соединенные Штаты испытывали нехватку денег, страдали от внутренних разногласий и были слабыми в военном отношении. Дональд Хики, автор книги Война 1812 года: Забытый конфликт , говорит: «Армия была недоукомплектована, необучена, плохо оснащена и возглавлялась некомпетентными офицерами, имеющими пенсию по старшинству.Военно-морской флот просто превосходил Королевский флот ».

Британцы несли большую ответственность за провоцирование боевых действий. Запертые в жестокой борьбе за мировое господство с Францией императора Наполеона, они беззастенчиво вмешивались в прибыльную морскую торговлю нейтральной Америки с Европой, захватив американские корабли и вынудив похищенных американских моряков удовлетворить потребность в рабочей силе на британских военно-морских судах. «В этот момент, - говорит историк Дуглас Эгертон, автор книги « Восстание Габриэля »и других работ о довоенной Америке, - Англия по-прежнему считала американскую торговлю частью своей области - даже после революции.Британия хотела помешать доставке американских продуктов питания и других товаров во Францию; им нужно было прекратить эту торговлю, чтобы помочь им победить Наполеона ».

Независимо от того, насколько неравным был баланс сил между Соединенными Штатами и Великобританией, президент Мэдисон, тем не менее, осудил британскую «прогрессивную узурпацию и накопление несправедливости», заявив, что такие бесчинства не будут допущены нацией, которая заслужила свое право на международное уважение. благодаря победе в Американской революции тремя десятилетиями ранее.

С момента начала боевых действий, в июле 1812 года, британские военно-морские корабли вступили в бой с судами США вдоль восточного побережья, а британские и американские войска начали стычку вдоль северо-западной границы и в Канаде. В Конгрессе ястребы выступали за попытку аннексировать Канаду, тем самым уменьшив британское влияние на оспариваемом Северо-Западе. Томас Джефферсон, бывший президент, предсказал, что такое предприятие будет «простым маршем».

Поджог столицы был назван местью за поджог зданий в Йорке (недалеко от современного Торонто) американскими войсками в начале войны.Теперь тревога и тревога охватили всю страну. Будет ли Нью-Йорк следующим? Филадельфия? Королевский флот мог высадить войска в любом месте Атлантического побережья.

Несмотря на такие предчувствия, поджог Вашингтона не стал предвестником катастрофы для разбивающегося дела Америки. Напротив, это оказалось прелюдией к одному из самых знаменитых проявлений патриотического рвения в истории молодой страны: композиции Фрэнсиса Скотта Ки «Звездное знамя», написанной после британского нападения на Балтимор-Харбор через три недели после нападения. по столице.

После поджога Вашингтона и налета на соседнюю Александрию, Вирджиния, британцы повернули на Балтимор, в 40 милях к северу. Они с уверенностью ожидали, что третий по величине город Америки (уступающий по населению только Нью-Йорку и Филадельфии) падет так же легко, как и столица. Флот Королевского флота проследовал из Чесапикского залива в широкое устье реки Патапско и занял позицию для бомбардировки форта Мак-Генри у входа в Балтимор-Харбор. Это должна была быть скоординированная операция между сушей и морем.Как предсказывали британские стратеги, после того, как форт будет заглушен, красные мундиры возьмут и разграбят Балтимор, пытаясь подчеркнуть тщетность любых дальнейших вызовов со стороны американцев.

Британцы начали разрушительную бомбардировку форта МакГенри дождливым 13 сентября. На протяжении большей части атаки снаряды и ракеты падали на форт со скоростью почти одна минута. Американский майор Джордж Армистед, командующий фортом МакГенри, подсчитал, что во время атаки было выпущено «от пятнадцати до восемнадцати сотен снарядов».

В то время Фрэнсис Скотт Ки, 35-летний вашингтонский юрист и автор случайных стихов, оказался в заключении на британском корабле в пределах видимости форта. Сын выдающегося судьи, он родился в семье богатых владельцев плантаций из Кеймара, штат Мэриленд.

Ки находился под стражей в Великобритании из-за инцидента, произошедшего двумя неделями ранее, когда 65-летний врач Уильям Бинс столкнулся с британскими солдатами, которые пытались ограбить его дом в Верхнем Мальборо, штат Мэриленд.Один из солдат пожаловался своим офицерам, которые арестовали врача. Его сопроводили к одному из их судов в Чесапикском заливе. Узнав о заключении от Ричарда Уэста, зятя его жены, Ки согласился действовать от имени Бинса и получил разрешение от президента Мэдисона попытаться договориться о его освобождении.

На первый взгляд Ки казался маловероятным кандидатом для написания того, что станет национальным гимном. Он назвал конфликт «отвратительным» и «комом зла», поддерживая многих американцев - большинство, по словам конгрессмена от республиканской Южной Каролины Уильяма Лаундса, - которые считали, что дипломатическое соглашение с Великобританией могло бы полностью избежать военных действий.

Сенат проголосовал за объявление войны 17 июня 1812 года, разделившись на 19 голосов против 13, что отражает фундаментальные различия между членами в основном провоенных республиканцев и в основном антивоенных федералистов. В Палате представителей проголосовали 79 против 49, и республиканцы снова проголосовали за. Это было самое близкое голосование по поводу объявления войны в истории Америки.

Оппозиция была особенно ожесточенной на Северо-Востоке. Осенью 1812 года в Нью-Йорке антивоенные кандидаты-федералисты добились значительных успехов на выборах в соревнованиях в Конгрессе.К концу того года законодательный орган Массачусетса принял резолюцию, призывающую граждан сопротивляться военным усилиям. Антивоенные настроения были глубоки и в других частях страны. Друг Ки, независимый конгрессмен-республиканец Джон Рэндольф из Вирджинии, сказал, что война будет финансироваться «кровью и сокровищами народа». Критики также утверждали, что «военные ястребы» Конгресса - по большей части юг - продвигали дело поселенцев и спекулянтов, которые с нетерпением наблюдали за землями в контролируемых британцами Канаде и испанской Флориде.Война 1812 года, по словам историка Хики, была, даже с учетом Вьетнама, самой «энергичной войной против иностранной державы в нашей истории».

Когда новости о войне достигли Новой Англии, через несколько дней после голосования 17 июня в Конгрессе, церковные колокола во многих северо-восточных городах и деревнях медленно звенели в трауре, а владельцы магазинов закрыли свои предприятия в знак протеста. К тому времени, как военные действия затянулись на полтора года безрезультатно, делегаты из Новой Англии собрались в Хартфорде, штат Коннектикут, чтобы обсудить, следует ли северо-восточным штатам выйти из Союза и создать отдельную американскую нацию.Губернатор Массачусетса Калеб Стронг сделал предложение британскому командующему в Галифаксе, Новая Шотландия, сэру Джону Коупу Шербруку, рассмотреть перспективы сепаратного мира. Историк Эгертон считает, что, если бы война продолжалась намного дольше, этот «процесс разделения обязательно бы начался». В то время, по его словам, «казалось, что война может продолжаться бесконечно. С точки зрения [жителей Новой Англии], у них был президент, который разрушил их морскую экономику, а также убивал американцев в ненужной войне.”

Каким бы противником ни было вступление Америки в войну, Ки был возмущен британским вторжением на Чесапик, нападением на столицу страны и захватом Бинса. 7 сентября 1814 года Ки в сопровождении американского офицера по обмену Джона Скиннера поднялся на борт корабля Tonnant , флагмана британского флота, на котором держали Бинса. Они везли с собой письма от британских офицеров, которых Бинз лечил после ранения во время стычки в Блейденсбурге, штат Мэриленд.Через несколько часов американцы убедили британского командира генерал-майора Роберта Росс освободить доктора. К тому времени, однако, штурм Балтимора был неизбежен; Трое американцев, охраняемых британской морской пехотой, были вынуждены переждать битву на борту британского шлюпа примерно в восьми милях вверх по реке от форта Мак-Генри.

С корабля они с тревогой наблюдали за бомбардировкой форта в светлое время суток 13 сентября. По словам Ки, «казалось, будто мать-земля открылась и извергала выстрелы и снаряды в слой огня и серы.Но когда сгустилась тьма, Ки мог видеть не больше битвы, чем «красные блики» вражеских пороховых ракет новой конструкции Конгрив, высекающих огненные дуги в небе. «Небеса пылали бурлящим морем пламени», - позже писал он своему другу Джону Рэндольфу. В «гневном море», как Ки описал условия той штормовой ночи, шлюп с флагом перемирия был «подброшен, словно во время бури». Ки был встревожен звуком «взрывающихся в воздухе бомб» - британских снарядов, взорвавшихся недалеко от цели.

Казалось маловероятным, как позже вспоминал Ки, что американское сопротивление в форте могло выдержать такой удар. Только на рассвете 14 сентября туман рассеялся, и он узнал исход битвы. «Наконец, - писал он позже, - яркая полоса золота, смешанная с малиновым пятном, пересекла восточное небо, за ней последовала еще одна, и еще одна, когда взошло утреннее солнце». Постепенно он смог различить не британский Юнион Джек, которого он боялся, но все же демонстративно огромный американский флаг, развевающийся на ветру на флагштоке непобедимого форта Макгенри.Форт не пал: Балтимор остался в безопасности. Позже он писал, что это было «самое милосердное избавление».

Майор Армистед, командир форта, мог поверить в впечатляющий размер флага - 30 на 42 фута. Не оставляя деталей на волю случая в своих приготовлениях к обороне форта, он задумал драматическую эмблему, поручив мастеру балтиморского флага Мэри Янг Пикерсгилл вышить такое большое знамя, что противнику «не составит труда увидеть его на расстоянии». Миссис Пикерсгилл должным образом предоставила массивный флаг, сшитый из овсянки.Каждая из его 15 звезд была около двух футов в поперечнике; его 15 полос были около двух футов шириной.

История не знает с уверенностью, был ли флаг, который видел Ки в то роковое утро, был тем флагом, который был поднят во время самой бомбардировки. Некоторые историки предполагают, что штормовой флаг размером 17 на 25 футов, также сшитый миссис Пикерсгилл, мог быть поднят на флагшток во время ливня, что соответствует обычной практике. Знаменитое усыпанное звездами знамя - сегодня одно из величайших сокровищ Смитсоновского национального музея истории Америки - могло быть поднято только с первыми лучами солнца 14 сентября.«На рассвете 14-го, - писал милиционер Айзек Монро из Baltimore Fencibles, - из нашего утреннего ружья стреляли, флаг был поднят, [и] играл Янки Дудл. . . . ”

Подробно подробного описания этого необычного момента не существует, но мы знаем, что Ки все еще был на борту Tonnant , когда он начал сочинять стих об этом опыте - и его облегчение, увидев, как Звездно-Полосатые Звезды все еще колышутся. Он использовал единственную под рукой писчую бумагу: оборотную сторону письма, которое он вытащил из кармана.Он еще не узнал, что британский командующий, который был освободителем Бинса, генерал-майор Роберт Росс, был убит снайпером по пути в Балтимор. Практически сразу весь британский флот начал отход. Ки и его товарищи, включая Бинса, были отпущены. На обратном пути к берегу Ки расширил несколько нацарапанных строк. На следующий день в своей квартире в гостинице в Балтиморе он разделил свой проект на четыре строфы.

Шурин Ки Джозеф Николсон, командир ополчения в Форт-Мак-Генри, напечатал стихотворение для распространения среди общественности.Куплет, озаглавленный «Оборона форта М’Генри», сопровождался предложением поставить его на музыку английской застольной песни. Еще до того, как истекла неделя, стихотворение было перепечатано на страницах газеты Baltimore Patriot , в которой было объявлено, что оно «прекрасное и оживляющее излияние», которому суждено «надолго пережить порыв, породивший его». Вскоре после этого слова Ки были переименованы в «Звездное знамя». В течение нескольких недель его слова были опубликованы в газетах по всей стране.

В Англии известие о неудаче в Балтиморе было встречено с тревогой. Лондонская Times назвала это «прискорбным событием». Британская общественность становилась все более критичной по отношению к конфликту, ее разочарование усугублялось серьезными потерями для британской экономики; приостановка прибыльной торговли с Америкой вкупе с колоссальными издержками, которые Британия понесла во время войны с наполеоновской Францией, вызвали лишения по всей стране. «Налоговое бремя для британских граждан было огромным, - говорит историк Хики.«Англия вела войну с Францией более двух десятилетий».

США тоже считали расходы. Столкнувшись с финансовым кризисом, вызванным войной, и осознанием того, что в результате конфликта вряд ли будут получены существенные выгоды, президент Мэдисон и Конгресс признали, что пришло время достичь мирного урегулирования. Переговоры, проведенные на нейтральной территории в Бельгии в Генте, были быстро завершены; договор, который не давал ни одной стране серьезных уступок, был подписан 24 декабря 1814 года.Никаких значительных территориальных обменов не произошло. Соединенные Штаты молчаливо признали свой отказ аннексировать Канаду. Что касается преследования со стороны Великобритании американской морской торговли, то большая часть этого прекратилась, когда несколько месяцев назад британо-французские наполеоновские войны закончились поражением французского императора.

Хотя ни одна из сторон не достигла решающего или прочного военного успеха, конфликт все же имел благотворные последствия для Соединенных Штатов. Нация стала сильнее, по крайней мере, в международном масштабе.Независимо от того, насколько плохо были подготовлены Соединенные Штаты, готовность правительства выступить против могущественного врага существенно повысила престиж Америки за рубежом. Бывший президент Томас Джефферсон сказал, что война продемонстрировала, что «наше правительство. . . может выдержать шок войны ». Сенатор штата Делавэр Джеймс Баярд выразил широко распространенное мнение, когда пообещал: «Пройдет много времени, прежде чем нас снова потревожит какая-либо из держав Европы». Действительно, в течение десяти лет преемник Мэдисона, Джеймс Монро, сформулировал доктрину Монро, которая предупредила «европейские державы» о том, что Соединенные Штаты не потерпят дальнейшей колонизации на «американских континентах».”

Война имела и внутренние последствия. Хики считает, что Америка фактически проиграла войну, «потому что мы не достигли наших военных целей - возможно, что наиболее важно, мы не смогли реализовать наши территориальные амбиции по завоеванию или аннексии Канады». По оценке Хики, Мэдисон показал себя «одним из самых слабых военных президентов в истории Америки» из-за неспособности эффективно работать с Конгрессом, контролировать его кабинет или обеспечивать последовательное руководство.

Но в общественном сознании его успехи - защита форта МакГенри и поражение, несмотря ни на что, эскадры Королевского флота на озере Шамплейн - перевешивали его недостатки.Величайшим стимулом для самоуважения американцев стала победа генерала Эндрю Джексона в битве за Новый Орлеан, которая произошла после того, как война официально закончилась - мирный договор был подписан в далекой Бельгии более недели назад. «Американцы знали о многих неудачах на войне», - говорит Эдвард Скин, автор книги « Гражданских солдат в войне 1812 года и », но «завершение войны на высокой ноте определенно подпитывало американскую гордость», особенно с тех пор, как «Большинство считает простым выживание [на войне] своей победой.”

Патриотические эмоции привели к уменьшению, по крайней мере временно, политического и регионального соперничества, разделявшего американцев с момента основания нации. Бывший министр финансов Альберт Галлатин, один из переговорщиков Соединенных Штатов в Генте, считал, что его соотечественники теперь чувствуют себя более американскими, чем когда-либо. «Они чувствуют себя и действуют», - сказал он, - «больше как нация».

Это возникающее чувство национальной идентичности также стало мощной эмблемой.До бомбардировки BaltimoreHarbor «Звездно-полосатое» значение не имело особого значения: оно служило главным образом знаменем для обозначения гарнизонов или фортов. Теперь флаг - и песня Ки, неразрывно связанная с ним, - стал эмоционально заряженным символом.

Ки «Земля свободных и дом храбрых» вскоре стала неотъемлемой частью политических кампаний и основным продуктом празднования четвертого июля. Тем не менее, прошло более века с момента его создания до того момента, когда в 1931 году президент Герберт Гувер официально провозгласил его национальным гимном Соединенных Штатов.Даже тогда критики возражали, что тексты, длинные и богато украшенные, были слишком незнакомы для большей части публики. Другие возражали, что стихотворение Ки превозносит военную славу, приравнивая патриотизм «к убийству и быть убитым». . . с сильной ненавистью, яростью и насилием », - как сказал в 1930 году Клайд Миллер, декан педагогического колледжа Колумбийского университета. Газета New York Herald Tribune писала, что в песне есть« слова, которые никто не может запомнить, но мелодию, которую никто не может спеть ». Критики, в том числе общественный деятель Нью-Йорка Альберт С.Бард утверждал, что «Прекрасная Америка» может стать более подходящим гимном для пения.

Несмотря на придирки, Конгресс и Гувер присвоили официальный статус «Усеянному звездами знамя» 3 марта 1931 года. Сторонники одержали победу только после того, как кампания, в которой участвовали два сопрано при поддержке группы военно-морского флота, продемонстрировала «уникальность» песни. »Перед Судебным комитетом Палаты представителей.

Что касается огромного флага, вдохновившего на написание гимна, то он попал в руки командиру форта Армистеду вскоре после битвы при форте Мак-Генри и оставался во владении его семьи до 1907 года, когда его внук, Эбен Эпплтон, предложил его Смитсоновскому институту. Учреждение.Сегодня специалисты Смитсоновского института кропотливо сохраняют флаг. Помещенный в лабораторию с контролируемым климатом, он является центральным элементом выставки в Национальном музее американской истории. Ожидается, что лечение, которое длилось пять лет, завершится в этом году.

Хотя Фрэнсис Скотт Ки был плодовитым писателем, единственным из его стихотворений, выдержавшим испытание временем, было «Усеянное звездами знамя». Хотя это в конечном итоге вознесло его в пантеон американских героев, Ки при жизни был известен прежде всего как уважаемая фигура в юридических и политических кругах.Как друг и советник президента Эндрю Джексона, он помог разрядить конфронтацию между федеральным правительством и штатом Алабама до начала Гражданской войны.

Религиозный человек, Ки считал рабство грехом; он выступал за подавление работорговли. «Где еще, кроме рабства, - спросил он, - когда-либо было приготовлено такое ложе пыток?» Однако тот же человек, который придумал выражение «земля свободных», сам был владельцем рабов, которые защищали в суде права рабовладельцев на владение человеческой собственностью.

Ки считал, что лучшим выходом для афроамериканцев было «вернуться» в Африку, хотя к тому времени большинство из них родилось в Соединенных Штатах. Он был одним из основателей Американского общества колонизации, организации, занимающейся этой целью; его усилия привели к созданию независимой Либерии на западном побережье Африки в 1847 году. Хотя усилия общества были направлены на небольшой процент свободных чернокожих, Ки полагал, что подавляющее большинство рабов в конечном итоге присоединится к исходу.Это предположение, конечно, оказалось заблуждением. «В конечном счете, - говорит историк Эгертон, - сторонники колонизации представляют собой провал воображения. Они просто не могут представить себе многорасовое общество. Идея перемещения людей в качестве решения была широко распространена и применялась также к индийцам ».

Когда Ки умер в возрасте 63 лет 11 января 1843 года, газета Baltimore American провозгласила, что «до тех пор, пока патриотизм живет среди нас, до тех пор эта Песня будет темой нашей нации».По всей Америке воздвигнуты статуи в его память. Джорджтаунский дом Ки, где он жил со своей женой Полли и 11 детьми, был снесен, чтобы освободить место для шоссе в 1947 году. Двухэтажный кирпичный дом, по любым меркам являющийся национальной достопримечательностью, был разобран и сдан на хранение. К 1955 году здание до последнего кирпича исчезло со склада; считается, что это потеряно для истории. Согласно совместной резолюции Конгресса с 30 мая 1949 года над памятником, знаменующим место его рождения в Кеймаре, штат Мэриленд, непрерывно развевается флаг.Он отмечает важную роль Ки в формировании, как однажды написали историки Брюс и Уильям Б. Кэттон, веры американцев «не только в самих себя, но и в свое будущее. . . лежащий сразу за западным горизонтом ».

Оборона форта М'Генри, Фрэнсис Скотт Ки

О! скажи, видишь ли ты, при раннем свете зари,

Что мы так гордо приветствовали в последний блеск сумерек,

Чьи широкие полосы и яркие звезды сквозь опасную битву,

Мы Watch'd, так галантно транслировались?

И красные блики ракет, взрывы бомб,

Ночью доказали, что наш флаг все еще там -

О! скажите, разве это усыпанное звездами знамя еще размахивает

Над землей свободных и домом храбрых?

На берегу, смутно видимом сквозь туманы бездны,

Где в ужасной тишине покоится надменное войско врага,

Что это за ветерок над возвышающимися крутыми склонами,

Как он судорожно дует, половина скрывает, половина раскрывает?

Теперь он ловит блеск первого утреннего луча,

В полной красе отражается теперь на ручье -

'Это усыпанное звездами знамя, О! пусть она волна

Над страной свободных и домом храбрых.

И где та банда, которая так хвастливо клялась

Что хаос войны и беспорядок битвы

Дом и страна больше не должны оставлять нас?

Их кровь смыла грязь их грязных ступенек,

Никакое убежище не могло спасти наемника и раба,

От ужаса бегства или мрака могилы;

И усыпанное звездами знамя торжествующе волнует

Над землей свободных и домом храбрых.

О! так будет всегда, когда свободные люди будут стоять

Между своим любимым домом и опустошением войны,

Блаженны победой и миром, пусть тяжелая и не спасенная земля

Хвала силе, которая имеет создал и сохранил нас нацию!

Тогда мы должны побеждать, когда наше дело справедливо,

И это наш девиз - «В Боге мы уповаем!»

И звездное знамя с торжеством взмахнет

Над землей свободных и домом храбрых.

Поэма под названием «Ключ» - REDLILY

На этой неделе RedLily ™ имеет честь представить поэту и писательницу Кимберли Петерсон, которая проживает в сельской местности недалеко от Оттавы, Онтарио. Ее увлекательное стихотворение «Ключ» было вдохновлено пугающим личным опытом после напряженной 12-часовой смены медсестрой. Мы надеемся, что вам понравится стихотворение под названием «Ключ» .

Вдохновение за стихотворение

«Я задержался допоздна, чтобы убедиться, что насущные потребности пациентов были удовлетворены, прежде чем я покину медпункт; так что я пошла в раздевалку в подвале одна.Именно здесь я встретил трех молодых людей, которые бродили вокруг… Я выгнал их из здания, только чтобы увидеть их позже, когда я выходил из здания. Эта пугающая встреча оставила неизгладимый след в моем чувстве безопасности, которое длится до сих пор ». ~ Кимберли Петерсон.

 «Ключ»

Три волчонка омега носят вызов, бейсбол
кепки задом наперед, мешковатые штаны, крепление громоздкими цепями
пустые кошельки, в резком интервале
персиково-пушистых подбородков и каркающих голосов.Я шу
их из темного подвала больницы
по пути в раздевалку.

Когда я выхожу, дверь для персонала щелкает
заперт за мной. Я вижу их освещенными
при свете фонарей, кружась,
стая на берегу
в ожидании своей добычи
исчерпать себя
плавание.

Роюсь в сумочке,
вместо моего штатного значка
который открывает дверь,
Я нахожу кольцо для ключей.

Игнорирование трепета колибри
Крылья в клетке за ребра, я шагаю
через них, подбородок вверх, плечи квадратные,
сделать это на полпути к моей машине
прежде чем я услышу ноги
шлепки ближе, громко
как бобровый хвост, бросающийся в воду пруда.Я вращаюсь, ключи торчат
из моего сжатого кулака, как когти.

Они замирают на полушаге,
повернуться к отступлению в унисон.

Ты чертовски храбрый, когда я смотрю на тебя,
швыряли им в спину в качестве страховки.

Как только я заперся в машине,
Я дрожу как березовые листья
вечерний ветерок,

бороться, чтобы остановить
поток новостной ленты
альтернативных уродливых концовок

медный запах крови,
трещина сломанных костей,
зазубренный гравий в ранах,
фиолетовый кружит черный
центр распространения синяков
через кожу и уверенность,

ярко поставленный
по моему медсестринскому опыту.Я представляю себе тех подростков
смеясь над безобидным
только шутливое развлечение

но

лет спустя
все еще не могу выйти из здания
без сцепления ключей
в моей руке
правая рука,
более сильный. 

Об авторе : Кимберли Петерсон пишет стихи и творческую научную литературу. Ее опыт работы медсестрой с хроническими больными и паллиативными пациентами свидетельствует о горе, утрате, стойкости и радостях повседневной жизни, которые она исследует в рукописи стихов, над которыми она работает.Больше ее работ читайте на kimberlypeterson.ca.

~~

Примечание редактора. Вы любите писать стихи, но не знаете, где ими поделиться? Мы принимаем стихи, фотоочерки и творческие работы для ближайших номеров. Напишите на [email protected] для получения дополнительной информации. Ознакомьтесь с еще несколькими мотивационными материалами.

Поэтов и стихотворений: «Ключи для сна» Жана Спракленда

У всех нас есть коробка или что-то вроде коробки, может быть, больше одной, наполненная старыми монетами, скрепками, комбинациями замков, выброшенными много лет назад, дополнительными винтами для торшера, которые мы купили в Target (требуется некоторая сборка), и старые ключи от смутно запоминающихся замков.На самом деле, довольно бесполезный материал, но мы не можем заставить себя все это выбросить. Что-то могло быть спрятано среди беспорядка.

Эти Спящие ключи составляют предмет заглавного стихотворения в новом сборнике поэта Джин Спракленд, опубликованном ранее в этом году:

Напечатано старыми розами или тартаном и чертополохом,
такая форма для печенья есть в каждом доме.
Снимите крышку и почувствуйте запах кремня
старых ключей, списанных и спящих.

Подобно неизрасходованным
франков, немецких марок и драхм, они накапливаются здесь, инертные и не имеющие будущего,
, хотя каждая в свое время была мощной:
, вырезанные с высокой точностью на колесе искр.

Выложите их на стол в пустой кухне
и перебейте их в последний раз.
Врезка для первой входной двери,
Йель для крыльца, заменена десять лет назад
(никогда не была хорошей копией, на повороте не выдержала).

Эти предметы антиквариата предназначались для внутренних дверей,
это, наверное, старая ванная, где
он тихонько постучал, и вы вышли из ванны
и напечатали голые доски ногами
, когда вы поспешили открыть дверь и впустить его.

Ключей от навесных замков для сараев и велосипедов, и набор
с яркой биркой для соседнего дома, хотя
люди сейчас другие, и вы не можете себе представить
, бегая вокруг и поливая растения.

Посчитайте их устаревшие сокровища на столе,
Загадочные, как броши и шляпные булавки вашей бабушки
и с той же остаточной массой -
блестящие, потертые, те, что нарезаны
на крепкие или скрепки, или с маркировкой Tipp-Ex,
миниатюры для аптечек и пианино -

затем сгребите партию в мусорное ведро, потому что
никто никогда не откроет замок снова
, чтобы впустить его в ваше пространство, а вы - в его.
Больше не будет ни легкого щелчка лезвия, которое захватывает
, ни отталкивания болта, ни его ухмылки, когда он вошел
в комнату пара, уже соскользнув с рубашки.

Метафора спящих ключей формирует стихотворения в сборнике, будь то о жизни, любви, саду или умирающей матери. Эти воспоминания лежат перемешанными, возможно, ценными, а возможно, и нет, в тихом ожидании открытия крышки, вызванные мыслью, воспоминанием, письмом.

А старые буквы - это дополнительные спящие клавиши.Спракленд вставляет стихи под названием «Письмо домой» между более длинными стихами сборника. Короткая и заостренная, каждая буква фиксирует воспоминание, а то, что существует только в памяти.

Потому что это то, о чем в основном рассказывается Sleeping Keys : память и воспоминания, как они формируют то, кем мы являемся, и как они часто могут лежать без дела, ожидая появления вдохновения, чтобы момент снова стал реальным. Или они могут остаться в коробке с печеньем, навсегда забытые и никогда не вспоминаемые.

Спракленд - старший преподаватель кафедры творческого письма в Манчестерском столичном университете и попечитель Poetry Archive, «крупнейшего в мире онлайн-собрания записей поэтов, читающих свои произведения.Она выиграла премию Costa Poetry Award (2008) и Portico Prize за научно-популярную литературу (2012), а также вошла в шорт-лист премий Forward Prize и T.S. Элиота.

Sleeping Keys - это тихая коллекция, которая подчеркивает важность того, что остается неузнанным и забытым в нашей жизни. Возможно, забыт, но тем не менее важен.

Изображение никем. Источник через Flickr. Сообщение Глинн Янг , автор романов Dancing Priest и A Light Shining .

Просмотрите другие стихи и стихи.

___________________________

Мы сделаем ваши субботы счастливыми, регулярно доставляя самые лучшие стихи и поэтические произведения.

Нужно немного убедить? Наслаждайтесь бесплатным образцом.

Глинн Янг живет в Сент-Луисе, где недавно ушел на пенсию с должности руководителя группы по онлайн-стратегии и коммуникациям компании из списка Fortune 500. Глинн пишет стихи, рассказы и художественную литературу, и он любит кататься на велосипеде.Он является автором «Поэзии за работой» и «Танцующего священника». Найдите Глинна в Faith, Fiction, Friends. Последние сообщения Глинна Янга (посмотреть все)

Связанные

❤️✨ Поделиться - это забота

Стихотворение «Белый ключ» на музыку

Композитор Йельского университета Рина Эсмаи (слева) была так тронута стихотворением Кэрол Маске-Дьюкс, что положила его на музыку.

«Белый ключ», стихотворение калифорнийского поэта-лауреата Кэрол Маске-Дьюкс из колледжа литературы, искусств и наук Дорнсифа Университета Калифорнии, было положено на музыку композитором Йельского университета Риной Эсмаил и будет исполнено знаменитым голосовым ансамблем Вольти. 20 профессиональных хоральных исполнителей в Сан-Франциско 2, 3 и 4 марта.

В рамках программы, включающей пять композиций, Вольти исследует границу между поэзией слов и чистыми музыкальными звуками. В «Белом Ключе», премьере на Западном побережье, Эсмаил передает чистые эмоции стихотворения Маски-Дьюка о ожиданиях новой любви.

«Стихотворение Кэрол вызывает чувство отстраненности», - сказала Эсмаил. «Поскольку она висит в воздухе между двумя городами, она также подвешена между двумя жизнями».

Маске-Дьюкс изначально написал стихотворение для своего покойного мужа Дэвида Дьюкса вскоре после того, как они встретились в Италии и полюбили друг друга.Она жила в Нью-Йорке в то время, когда Дьюкс был в Лос-Анджелесе. Стихотворение описывает, что она чувствовала после полета на встречу с ним на пороге их отношений.

«Стихотворение призвано передать то опьяняющее, неопределенное,« разоблачительное »время начала любви», - сказал Маске-Дьюкс. «Я написал его в самолете из Лос-Анджелеса в Нью-Йорк, когда вернулся из своего первого путешествия по стране к Дэвиду».

Начало стихотворения:

Горы закрывают свои двери,
Один раз, дважды, в тени самолета
Поворачивая на восток над континентом,

Как он расширяется, как свет на кровати
В синей комнате, где я в последний раз держал тебя.

Пара поженилась и родила дочь Энни, прежде чем Дьюкс, номинированный на премию Тони актер театра, кино и телевидения, умер от сердечного приступа в 2000 году. похороны. Эсмаил, подруга детства Энни, которая хорошо знала герцогов и присутствовала на его похоронах, услышала стихотворение и была вдохновлена.

«Это интимная и мощная вещь - иметь возможность вглядываться в ее мысли, когда она начинает разбираться в масштабах того, что произошло», - сказала Эсмаил о стихотворении.

Leave a Reply