Разное

Царь и царица: Читать онлайн — Гурко Василий. Царь и царица – Царица Савская — Википедия

Страстотерпцы царь Николай II, царица Александра, царевич Алекси́й, великие княжны Ольга, Татиа́на, Мария и Анастаси́я

Страстотерпцы царь Николай II, царица Александра, царевич Алексий, великие княжны Ольга, Татиана, Мария и Анастасия

Бу­ду­щий им­пе­ра­тор Все­рос­сийский Ни­ко­лай II ро­дил­ся 6 (18) мая 1868 го­да, в день свя­то­го пра­вед­но­го Ио­ва Мно­го­стра­даль­но­го. Он был стар­шим сы­ном им­пе­ра­то­ра Алек­санд­ра III и его су­пру­ги им­пе­ра­три­цы Ма­рии Фе­одо­ров­ны. Вос­пи­та­ние, по­лу­чен­ное им под ру­ко­вод­ством от­ца, бы­ло стро­гим, по­чти су­ро­вым. «Мне нуж­ны нор­маль­ные здо­ро­вые рус­ские де­ти» – та­кое тре­бо­ва­ние вы­дви­гал им­пе­ра­тор к вос­пи­та­те­лям сво­их де­тей. А та­кое вос­пи­та­ние мог­ло быть по ду­ху только пра­во­слав­ным. Еще ма­леньким ре­бен­ком на­след­ник це­са­ре­вич про­яв­лял осо­бую лю­бовь к Бо­гу, к Его Церк­ви. Он по­лу­чил весь­ма хо­ро­шее до­маш­нее об­ра­зо­ва­ние – знал не­сколько язы­ков, изу­чил рус­скую и ми­ро­вую исто­рию, глу­бо­ко раз­би­рал­ся в во­ен­ном де­ле, был ши­ро­ко эру­ди­ро­ван­ным че­ло­ве­ком. У им­пе­ра­то­ра Алек­санд­ра III бы­ла про­грам­ма всесто­рон­ней под­го­тов­ки на­след­ни­ка к ис­пол­не­нию мо­нар­ших обя­зан­но­стей, но этим пла­нам в пол­ной ме­ре не суж­де­но бы­ло осу­ще­ствить­ся…

Им­пе­ра­три­ца Алек­санд­ра Фе­одо­ров­на1 (прин­цес­са Али­са Вик­то­рия Еле­на Лу­и­за Бе­ат­ри­са) ро­ди­лась 25 мая (7 июня) 1872 го­да в Дарм­штад­те, сто­ли­це не­боль­шо­го гер­ман­ско­го гер­цог­ства, к то­му вре­ме­ни уже на­сильствен­но вклю­чен­но­го в Гер­ман­скую им­пе­рию. От­цом Али­сы был ве­ли­кий гер­цог Гес­сен-Дарм­штадт­ский Лю­двиг, а ма­те­рью – прин­цес­са Али­са Ан­глий­ская, тре­тья дочь ко­ро­ле­вы Вик­то­рии. В мла­ден­че­стве прин­цес­са Али­са – до­ма ее зва­ли Али­кc – бы­ла ве­се­лым, жи­вым ре­бен­ком, по­лу­чив за это про­зви­ще «Сан­ни» (Сол­ныш­ко). Де­ти гес­сен­ской че­ты – а их бы­ло се­ме­ро – вос­пи­ты­ва­лись в глу­бо­ко пат­ри­ар­халь­ных тра­ди­ци­ях. Жизнь их про­хо­ди­ла по стро­го уста­нов­лен­но­му ма­те­рью ре­гла­мен­ту, ни од­ной ми­ну­ты не долж­но бы­ло про­хо­дить без де­ла. Одеж­да и еда де­тей бы­ли очень про­сты­ми. Де­воч­ки са­ми за­жи­га­ли ка­ми­ны, уби­ра­ли свои ком­на­ты. Мать ста­ра­лась с дет­ства при­вить им ка­че­ства, ос­но­ван­ные на глу­бо­ко хри­сти­ан­ском под­хо­де к жиз­ни.

Пер­вое го­ре Аликс пе­ре­нес­ла в шесть лет – от диф­те­рии в воз­расте трид­ца­ти пя­ти лет умер­ла ее мать. По­сле пе­ре­жи­той тра­ге­дии ма­ленькая Аликс ста­ла за­мк­ну­той, от­чуж­ден­ной, на­ча­ла сто­ро­нить­ся не­зна­ко­мых лю­дей; успо­ка­и­ва­лась она только в се­мей­ном кру­гу. По­сле смер­ти до­че­ри ко­ро­ле­ва Вик­то­рия пе­ре­нес­ла свою лю­бовь на ее де­тей, осо­бен­но на млад­шую, Аликс. Ее вос­пи­та­ние, об­ра­зо­ва­ние от­ны­не про­хо­ди­ло под кон­тро­лем ба­буш­ки.

Пер­вая встре­ча шест­на­дца­ти­лет­не­го на­след­ни­ка це­са­ре­ви­ча Ни­ко­лая Алек­сан­дро­ви­ча и со­всем юной прин­цес­сы Али­сы про­изо­шла в 1884 го­ду, ко­г­да ее стар­шая сест­ра, бу­ду­щая пре­по­доб­но­му­че­ни­ца Ели­за­ве­та, всту­пи­ла в брак с Ве­ли­ким кня­зем Сер­ге­ем Алек­сан­дро­ви­чем, дя­дей це­са­ре­ви­ча. Меж­ду мо­ло­ды­ми людь­ми за­вя­за­лась креп­кая друж­ба, пе­ре­шед­шая за­тем в глу­бо­кую и все воз­рас­та­ю­щую лю­бовь. Ко­г­да в 1889 го­ду, до­стиг­нув со­вер­шен­но­ле­тия, на­след­ник об­ра­тил­ся к ро­ди­те­лям с прось­бой бла­го­сло­вить его на брак с прин­цес­сой Али­сой, отец от­ка­зал, мо­ти­ви­руя от­каз мо­ло­до­стью на­след­ни­ка. При­шлось сми­рить­ся пе­ред от­цов­ской во­лей. В 1894 го­ду, ви­дя не­по­ко­ле­би­мую ре­ши­мость сы­на, обыч­но мяг­ко­го и да­же роб­ко­го в об­ще­нии с от­цом, им­пе­ра­тор Алек­сандр III да­ет бла­го­сло­ве­ние на брак. Един­ствен­ным пре­пят­стви­ем оста­вал­ся пе­ре­ход в пра­во­сла­вие – по рос­сийским за­ко­нам не­ве­ста на­след­ни­ка рос­сийско­го пре­сто­ла долж­на быть пра­во­слав­ной. Про­те­стант­ка по вос­пи­та­нию, Али­са бы­ла убеж­де­на в истин­но­сти сво­е­го ис­по­ве­да­ния и по­на­ча­лу сму­ща­лась не­об­хо­ди­мо­стью пе­ре­ме­ны ве­ро­ис­по­ве­да­ния.

Ра­дость вза­им­ной люб­ви бы­ла омра­че­на рез­ким ухуд­ше­ни­ем здо­ро­вья от­ца – им­пе­ра­то­ра Алек­санд­ра III. По­езд­ка в Крым осе­нью 1894 го­да не при­нес­ла ему об­лег­че­ния, тя­же­лый не­дуг не­у­мо­ли­мо уно­сил си­лы…

20 ок­тяб­ря им­пе­ра­тор Алек­сандр III скон­чал­ся. На сле­ду­ю­щий день в двор­цо­вой церк­ви Ли­ва­дийско­го двор­ца прин­цес­са Али­са бы­ла при­со­еди­не­на к пра­во­сла­вию че­рез Ми­ро­по­ма­за­ние, по­лу­чив имя Алек­сан­д­ры Фе­одо­ров­ны.

Не­смот­ря на тра­ур по от­цу, бы­ло ре­ше­но не от­кла­ды­вать бра­ко­со­че­та­ние, но оно со­сто­я­лось в са­мой скром­ной об­ста­нов­ке 14 но­яб­ря 1894 го­да. На­сту­пив­шие за­тем дни се­мей­но­го сча­стья вско­ре сме­ни­лись для но­во­го им­пе­ра­то­ра не­об­хо­ди­мо­стью при­ня­тия на се­бя все­го бре­ме­ни управ­ле­ния Рос­сийской им­пе­ри­ей.

Ран­няя смерть Алек­санд­ра III не поз­во­ли­ла впол­не за­вер­шить под­го­тов­ку на­след­ни­ка к ис­пол­не­нию обя­зан­но­стей мо­нар­ха. Он еще не был пол­но­стью вве­ден в курс выс­ших го­су­дар­ствен­ных дел, уже по­сле вос­ше­ствия на пре­стол мно­гое ему при­шлось узна­вать из до­кла­дов сво­их ми­ни­стров.

Впро­чем, ха­рак­тер Ни­ко­лая Алек­сан­дро­ви­ча, ко­то­ро­му при во­ца­ре­нии бы­ло два­дцать шесть лет, и его ми­ро­воз­зре­ние к это­му вре­ме­ни впол­не опре­де­ли­лись.

Ли­ца, сто­яв­шие близ­ко ко дво­ру, от­ме­ча­ли его жи­вой ум – он все­гда быст­ро схва­ты­вал су­ще­ство до­кла­ды­ва­е­мых ему во­про­сов, пре­крас­ную па­мять, осо­бен­но на ли­ца, бла­го­род­ство об­ра­за мыс­лей. Но це­са­ре­ви­ча зас­ло­ня­ла мощ­ная фи­гу­ра Алек­санд­ра III. Ни­ко­лай Алек­сан­дро­вич сво­ей мяг­ко­стью, так­тич­но­стью в об­ра­ще­нии, скром­ны­ми ма­не­ра­ми на мно­гих про­из­во­дил впе­чат­ле­ние че­ло­ве­ка, не уна­сле­до­вав­ше­го силь­ной во­ли сво­е­го от­ца.

Ру­ко­вод­ством для им­пе­ра­то­ра Ни­ко­лая II бы­ло по­ли­ти­че­ское за­ве­ща­ние от­ца: «Я за­ве­щаю те­бе лю­бить все, что слу­жит ко бла­гу, че­сти и до­сто­ин­ству Рос­сии. Охра­няй са­мо­дер­жа­вие, па­мя­туя при­том, что ты не­сешь от­вет­ствен­ность за судь­бу тво­их под­дан­ных пе­ред Пре­сто­лом Все­выш­не­го. Ве­ра в Бо­га и свя­тость тво­е­го цар­ско­го дол­га да бу­дет для те­бя ос­но­вой тво­ей жиз­ни. Будь тверд и му­же­ствен, не про­яв­ляй ни­ко­г­да сла­бо­сти. Выслу­ши­вай всех, в этом нет ни­че­го по­зор­но­го, но слу­шай­ся са­мо­го се­бя и сво­ей со­ве­сти».

С са­мо­го на­ча­ла сво­е­го прав­ле­ния дер­жа­вой Рос­сийской им­пе­ра­тор Ни­ко­лай II от­но­сил­ся к не­се­нию обя­зан­но­стей мо­нар­ха как к свя­щен­но­му дол­гу. Го­су­дарь глу­бо­ко ве­рил, что и для сто­мил­ли­он­но­го рус­ско­го на­ро­да цар­ская власть бы­ла и оста­ет­ся свя­щен­ной. В нем все­гда жи­ло пред­став­ле­ние о том, что ца­рю и ца­ри­це сле­ду­ет быть бли­же к на­ро­ду, ча­ще ви­деть его и боль­ше до­ве­рять ему.

1896 год был оз­на­ме­но­ван ко­ро­на­ци­он­ны­ми тор­же­ства­ми в Москве. Вен­ча­ние на цар­ство – важ­ней­шее со­бытие в жиз­ни мо­нар­ха, в осо­бен­но­сти ко­г­да он про­ник­нут глу­бо­кой ве­рой в свое призва­ние. Над цар­ской че­той бы­ло со­вер­ше­но Та­ин­ство Ми­ро­по­ма­за­ния – в знак то­го, что как нет вы­ше, так и нет труд­нее на зем­ле цар­ской вла­сти, нет бре­ме­ни тя­же­лее цар­ско­го слу­же­ния, Гос­подь… даст кре­пость ца­рем на­шим (1Цар.2,10). С это­го мг­но­ве­ния го­су­дарь по­чув­ство­вал се­бя под­лин­ным по­ма­зан­ни­ком Бо­жи­им. С дет­ства об­ру­чен­ный Рос­сии, он в этот день как бы по­вен­чал­ся с ней.

К ве­ли­кой скор­би го­су­да­ря, тор­же­ства в Москве бы­ли омра­че­ны ка­та­стро­фой на Ходын­ском по­ле: в ожи­дав­шей цар­ских по­дар­ков тол­пе про­изо­шла дав­ка, в ко­то­рой по­гиб­ло мно­го лю­дей. Став вер­хов­ным пра­ви­те­лем огром­ной им­пе­рии, в ру­ках ко­то­ро­го прак­ти­че­ски со­сре­до­та­чи­ва­лась вся пол­но­та за­ко­но­да­тель­ной, ис­пол­ни­тель­ной и су­деб­ной вла­сти, Ни­ко­лай Алек­сан­дро­вич взял на се­бя гро­мад­ную исто­ри­че­скую и мо­раль­ную от­вет­ствен­ность за все про­ис­хо­дя­щее во вве­рен­ном ему го­су­дар­стве. И од­ной из важ­ней­ших сво­их обя­зан­но­стей по­чи­тал го­су­дарь хра­не­ние ве­ры пра­во­слав­ной, по сло­ву Свя­щен­но­го Пи­са­ния: «царь… за­клю­чил пред ли­цем Гос­под­ним за­вет — по­сле­до­вать Гос­по­ду и со­блю­дать за­по­ве­ди Его и от­кро­ве­ния Его и уста­вы Его все­го серд­ца и от всей ду­ши» (4Цар.23,3). Че­рез год по­сле сва­дь­бы, 3 но­яб­ря 1895 го­да, ро­ди­лась пер­вая дочь – ве­ли­кая княж­на Оль­га; за ней по­сле­до­ва­ло по­яв­ле­ние на свет трех пол­ных здо­ро­вья и жиз­ни до­че­рей, ко­то­рые со­став­ля­ли ра­дость сво­их ро­ди­те­лей, ве­ли­ких кня­жон Та­ти­а­ны (29 мая 1897 го­да), Ма­рии (14 июня 1899 го­да) и Ана­с­та­сии (5 июня 1901 го­да). Но эта ра­дость бы­ла не без при­ме­си го­ре­чи – за­вет­ным же­ла­ни­ем цар­ской че­ты бы­ло рож­де­ние на­след­ни­ка, что­бы Гос­подь при­ло­жил дни ко дням ца­ря, ле­та его про­длил в род и род (Пс.60,7).

Дол­го­ждан­ное со­бытие про­изо­шло 12 ав­гу­ста 1904 го­да, че­рез год по­сле па­лом­ни­че&s

Библейские истории — 5. царь Соломон и царица Савская. ~ Проза (Мистика)


Было тогда на юге Аравийского полуострова достаточно известное на всё Средиземноморье царство Сабское. Это по-древнеэфиопски. А на иврите это царство называлось Савским. Правила этим царством умная и красивая царица Савская.

В то время доминировал над всеми царствами региона северо-восточной Африки и Аравии сын царя Давида царь Соломон, прославившийся своей мудростью, дворцами и бесчисленными богатствами.

Его царство простиралось от реки Евфрат до земли Филистимской и пределов Египта. Его дворец был увешан 200-ми щитами из кованого золота. Пил Соломон только из золотых сосудов. Серебра были горы, но оно ни во что не вменялось. Престол его был сделан из слоновой кости, обложенной чистым золотом.

К престолу вели шесть ступеней. На каждой из ступеней по бокам стояли изваяния львов. И у самого престола тоже стояли два льва.

Такого великолепия невозможно было увидеть нигде, кроме, как у царя Соломона. О его роскоши ходили легенды. У царя Соломона было 700-от жён и 300-та наложниц.

царь Соломон среди своих жён и наложниц.
Узнав о мудрости, богатстве и славе царя Соломона, царица Савская направилась в Иерусалим, чтобы лично засвидетельствовать ему своё почтение, уважение и восхищение.

                              Царица Савская по пути к Иерусалиму.

Путь её был не лёгок и занял 3-ри долгих года. Она пришла к Соломону с огромными богатствами в виде драгоценных камней, благовоний и 120-тью талантами золота (3120 кг). Целый караван верблюдов привёз всё это к ногам мудрейшего Иудейского царя Соломона в дар от царицы Савской.

При въезде царицы Савской во дворец царя Соломона ей нужно было пересечь небольшой ручей, через который был проложен деревянный брус, служивший мостом. Царица остановилась перед брусом и преклонила колени. Она знала, что этот брус был сделан из дерева, проросшего из ветви Древа познания Добра и Зла, вложенной Адаму в рот при его погребении .

Царь Соломон хотел этот брус использовать при строительстве Иерусалимского храма Господня. Но брус из-за своей массивности не подошёл, и его стали использовать как мост через ручей. Коленопреклонённая царица Савская предрекла, что Спаситель мира будет распят на этом брусе в воскресенье. И она не стала переходить ручей по этому брусу, а, разувшись, перешла вброд. При этом её козлиные копытца на ногах превратились в человеческие ступни.

Это наблюдал царь Соломон. Испугавшись увиденного, он приказал закопать брус. На этом месте, в будущем, был построен бассейн для омовения жертвенных животных при Храме Господнем, который Соломон строил 16-лет. Однако вода в бассейне перед Храмом прославилась своими исцеляющими свойствами, и его превратили в целебную купальню. Народ назвал её Силоамской купелью.

               Силоамская купель в наши дни.

Когда осудили Иисуса Христа, брус из купели всплыл. Из него сделали вертикальный несущий столб креста для распятия, который впоследствии стал называться Животворящим Крестом.

После распятия Христа и двух разбойников, все кресты тайно закопали, а на их месте возвели храм демона сладострастия Афродиты, чтобы скрыть все следы захоронения крестов. Через триста с небольшим лет все три креста были раскопаны святой равноапостольной царицей Еленой – матерью Византийского императора Константина Великого.

Царица Елена по надписи на одном из крестов:
– Иисус Назорей, царь Иудейский – нашла истинный крест и поклонилась ему. И было это в 326-ом году, мои девочки…
– Папуля, а царица Савская. Какова была её цель – неужели только лишь одно поклонение царю Соломону?
– Валькирия, целью царицы Савской была не только миссия поклонения мудрости царя Соломона, установление добрососедских отношений, но и испытание его собственной мудрости… Царица Савская была благосклонно принята царём Иудейским. Соломон принял её в своём тронном дворце.
Пол тронного дворца был стеклянным. Под стеклом плавали многочисленные диковинные рыбки. Царица Савская не заметила стекла и решила, что к трону царя Иудейского ей нужно перебраться по воде. Она ступила ногами на стеклянный пол, машинально приподняв подол своего платья, чтобы его не замочить. При этом ей пришлось оголить свои ноги выше колен. И тут все увидели, что ноги царицы Савской были волосаты, как у мужчин, что свидетельствовало о её причастности к демонической природе. Соломон это заметил и не галантно высказал царице Савской по этому поводу своё неудовольствие.
Царь Соломон, однако, ответил на все вопросы почётной гостьи, чем привёл её в полный восторг. Царица Савская воочию убедилась в мудрости царя Иудейского, о котором ходило в то время множество легенд. В свою очередь, она задала царю Соломону свои загадки, проверяя его мудрость. Загадки царицы Савской были очень трудные, и их было множество. Но Соломон ответил на все её загадки, подтвердив свою репутацию самого мудрого человека того времени.
– Папуля, а хоть какие-то загадки царицы Савской дошли до наших дней?
– Дошли загадки почти все, но я вам расскажу только о наиболее интересных:
1.Из земли исходит, землёю питается, льётся как вода, а разливает свет. Что это? – Нефть.
2.Какая земля лишь раз видела солнце? Та, которую покрыли воды в день творения,
расступившиеся лишь когда Моисей вёл по нему народ израильский — дно Чермного моря.
3.Что неподвижно, пока живо, но находится в движении после того, как ему
снесут макушку? — Дерево, из которого изготавливают корабль.
4.Мертвец живой, могила движется, а мертвец молится. Что это? — Иона в чреве кита.
5.Что не было рождено, хотя ему дали жизнь? — Золотой телец.
(идол, сделанный Аароном по просьбе народа, во время отсутствия Моисея).
6.Что хотя и производится землёй, делается человеком и питается
вышедшим из земли? — Фитиль.
7.В доме, полном смерти нет ни одного мертвеца, но и живым ни один из него
не выйдет? — История о Самсоне и филистимлянах.
(пленённый Самсон, будучи привязан во время пира к столбам, поддерживавшим
кровлю дома, сдвинул их и «обрушился дом на владельцев и на весь народ, бывший в нём»).
После окончания визита царицы Савской к иудейскому царю Соломону, последний щедро одарил свою именитую гостью, дав ей всё, что только она смогла пожелать. После этого визита царицы Савской в Израиле началось небывалое процветание. Многие цари также пожелали нанести визит царю Соломону, и это приносило в казну Израилеву до 666-ти талантов золота в год. И всё это было благодаря мудрейшей царицы Савской. Вот так-то, мои дорогие девочки.
– Папуля, ты всё это прочитал в книжках?
– Дочка, ты у меня совсем ещё глупенькая. Разве ты не знаешь, что я с моим Добрым старым Конём поставлен свыше затем, чтобы всё видеть, всё фиксировать для будущих потомков, и помогать всем хорошим людям, а порою даже и честным, порядочным демонам и ведьмам, чтобы на нашей Земле было больше добра, справедливости и Мира. Работа у меня такая с Конём.
Так что всё, о чём я вам, мои дорогие, рассказал, это я видел сам. Мой друг Старый добрый Конь был рядом со мною. Обычно мы присутствовали зримо, но иногда обстоятельства вынуждали нас присутствовать невидимо. Чаще всего мы были в своей обычной человеческой ипостаси, а иногда приходилось становиться нам Котом и Конём. Когда переговоры между Соломоном и Царицей Савской заходили в тупик, то без наших подсказок могла бы пострадать репутация как царя Соломона, так и царицы Савской.
– Папуль, так получается, что эти двое были не такими уж и мудрыми?
– Нет, дорогая! Они были мудры, но мудрость против мудрости противоестественна. И мы с Конём «сглаживали» углы, особенно на судах царя Соломона.
– Папочка, расскажи подробнее об этих судах. Говорят, будто бы это было что-то из ряда вон выходящее.
– О судах царя Соломона ходили легенды ещё при его жизни. Это были выдающиеся суды того времени, поражавшие своей справедливостью не только в Иудее, но и далеко за её пределами. Мудрость царя Соломона в судах проявилась в полной мере…
Лично мне запомнился больше всего суд при дележе младенца двумя матерями. Одна из матерей по какой-то причине задушила своего малолетнего ребёнка, а затем ночью подменила его на живого у своей соседки. Та утром обнаружила подмену и подала на неё в царский суд. Соломон, выслушав обеих женщин, сразу понял суть произошедшего. Он приказал принести меч, рассечь живого ребёнка пополам и отдать половинки каждой из матерей.

Одна из матерей воспротивилась решению царя Соломона:
– Отдайте лучше ей младенца, но не убивайте его!
Другая же мать настаивала:
– Рубите! Пусть не достанется ни ей, ни мне.
Соломон тогда распорядился:
– Не убивайте ребёнка! Отдайте его первой женщине: она его мать.
Народ восхитился мудростью царя Соломона.
– Папуль, расскажи ещё о кольце царя Соломона. Оно было волшебное?
– Нет, девочки. Кольцо было самое обыкновенное. Но историю эту я вам охотно расскажу… Царь Соломон вёл активную, беспокойную жизнь, наполненную многими событиями. Несмотря на процветание Иудеи, у Соломона частенько с возрастом стала проявляться меланхолия. Он часто жаловался на то, что по любому поводу стал выходить из себя, что он очень подвержен страстям, и это мешает ему жить.
И однажды Соломон обратился ко мне с просьбой помочь ему обрести покой и былую уверенность в себе. Мы с Конём посоветовались и решили обратиться к услугам одного из самых искусных ювелиров Иерусалима, объяснив ему, что нужно сделать для царя Соломона ювелирное изделие, которое веселило бы царя, когда ему было грустно, и успокаивало, когда на него находил гнев или чрезмерная радость.
Ювелир согласился выполнить заказ. Через три дня он принёс скромное золотое кольцо, ничем не примечательное. Мы с Конём удивились наивности ювелира. Но когда внимательно рассмотрели кольцо, то на его внешней стороне увидели надпись:
– Всё проходит.
                                                           
Это была бесспорно мудрая надпись. С этим кольцом мы и пришли к Соломону.
Соломон сразу высоко оценил кольцо и тут же прокомментировал:
– Когда мне будет грустно, и грусть пройдёт – это замечательно!
Когда меня будет одолевать гнев, или чрезмерное веселье, и я знаю, что всё проходит! – то куда лучше?
– И он щедро наградил ювелира. С тех пор Соломон никогда не расставался с кольцом. В грустные минуты он смотрел на кольцо и веселел. Когда он был в дурном настроении, то кольцо его успокаивало.
Но тут умирает его любимая жена. Соломон в гневе бросает кольцо на пол и тут замечает, что и на внутренней стороне кольца блеснула какая-то надпись. Подняв кольцо, он прочёл эту надпись:
– Пройдёт и это.
И эта философская надпись смягчила ему боль утраты. – «Всё проходит», «Пройдёт и это» – такова жизнь, которую надо принимать такой, какая она есть. В этом и является мудрость изречений кольца царя Соломона.
– Папуля, а что это за первый Иерусалимский Храм, который построил царь Соломон? Мы хорошо знаем существующий Иерусалимский Храм Господин.
– Девочки мои, тот первый Иерусалимский храм, или Храм Соломона, был построен для упрочения единства всего еврейского народа. Это был самый грандиозный храм того времени. Построен он был по завету отца Соломона царя Давида, который всю свою жизнь провёл в войнах, и который только мечтал о постройке храма имени Господа Бога, но не имел ни времени, ни сил на постройку этого храма. Но царь Давид всю свою жизнь вёл подготовку к этому строительству. Он накопил огромное количество золота, серебра, железа и меди для постройки храма.
Это было беспрецедентное строительство того времени. Строили храм 30000 израильтян, 150.000 ханаанеев и финикиян. Руководили работами 3300 надсмотрщиков.

Храм Соломона был построен из огромных обтёсанных каменных глыб.

Во внутреннем дворе храма, перед входом в Притвор, стоял большой медный Жертвенник всесожжения, на котором совершались обряды жертвоприношения животных.

В стороне от жертвенника находилась огромная медная чаша для омовения священников перед обрядом. Её называли «медное море». Его диаметр равнялся 5-ти метрам, а высота была 2,5 метра. Толщина стенок медного «моря» составляла 7,5 сантиметров, а вес был около 33-ёх тонн. «Море» подпирали 12-ть медных быков.

Сам Храм был длиной 30-ть метров, шириной 10-ть метров, высотой 15-ть метров. Это были внутренние размеры Храма. Стены Храма достигали толщины 3-ёх метров. Крыша Храма была сложена из кедровых брёвен, причём без центральной опоры.

Внутри Храм был обшит кедровыми досками и покрыт золотом с выпуклыми изображениями херувимов, пальм и распускающихся цветов.

Притвор Храма был выше остальной его части и достигал 60-ти метров в высоту. При входе в Притвор стояли две медные колонны диаметром 2-ва метра и высотой 11,5 метров каждая. Внутри Храм денно и нощно освещался многочисленными семисвечными светильниками Менора.

В другом отделении Храма – Святая святых – находился Ковчег Завета, где хранились Скрижали Завета. У Ковчега стояли два гигантских херувима из оливкового дерева, покрытого золотом. Их высота была 5-ть метров, а размах их крыльев был у каждого более 5-ти метров. Великолепие Храма сделало его с самого начала центральным святилищем для всего Израиля.
Гора Мориа, на которой стоял Храм, стала почитаться Божией горой, а сам Храм – Жилищем Господним. Храм стал великим Святилищем не только для израильтян, но и для многих других народов на долгие века, пока его не разрушил Навуходоносор.

*** (22 иллюстрации)
Источник:http://parnasse.ru/prose/large/romance/nudiiskii-pljazh-5-car-solomon-i-carica-savskaja.html

Равноапостольные Мириа́н, царь Иверский и царица На́на

Краткие жития равноапостольных Мириана, царя Иверского, и супруги его, царицы Наны

Ца­ри­ца Ивер­ская На­на бы­ла ис­це­ле­на от тяж­ко­го неду­га свя­той рав­ноап­о­столь­ной Ни­ной, про­све­ти­тель­ни­цей Гру­зии, и, при­няв Свя­тое Кре­ще­ние, из идо­ло­по­клон­ни­цы ста­ла рев­ност­ной хри­сти­ан­кой. Несмот­ря на чу­дес­ное ис­це­ле­ние су­пру­ги, царь Ми­ри­ан (265–360/361), вни­мая на­у­ще­ни­ям языч­ни­ков, го­тов был под­верг­нуть свя­тую Ни­ну же­сто­ким му­че­ни­ям. «В то са­мое вре­мя, как вы­мыш­ля­ли казнь свя­той пра­вед­ни­це, по­мерк­ло солн­це и непро­ни­ца­е­мая мгла по­кры­ла ме­сто, где на­хо­дил­ся царь». Он вне­зап­но ослеп, а по­ра­жен­ная ужа­сом сви­та на­ча­ла умо­лять сво­их язы­че­ских идо­лов о воз­вра­ще­нии днев­но­го све­та. «Но Ар­маз, За­ден, Га­им и Га­ци бы­ли глу­хи, и мрак умно­жил­ся. То­гда устра­шен­ные еди­но­глас­но воз­зва­ли к Бо­гу, Ко­то­ро­го про­по­ве­до­ва­ла Ни­на. Мгно­вен­но рас­се­ял­ся мрак, и солн­це осве­ти­ло всё сво­и­ми лу­ча­ми».

Царь Ми­ри­ан, ис­це­лен­ный свя­той Ни­ной от сле­по­ты, при­нял Свя­тое Кре­ще­ние вме­сте со сво­ей сви­той. По про­ше­ствии несколь­ких лет хри­сти­ан­ство окон­ча­тель­но утвер­ди­лось в Гру­зии, а почитание языческих богов было запрещено.

Полные жития равноапостольных Мириана, царя Иверского, и супруги его, царицы Наны[1]

В на­ча­ле IV ве­ка по во­ле Бо­жи­ей и бла­го­сло­ве­нию Пре­свя­той Его Ма­те­ри про­по­ве­до­вать хри­сти­ан­ство в Карт­ли при­бы­ла свя­тая де­ва Ни­на. При­быв в Мц­хе­та, она по­се­ли­лась на окра­ине го­ро­да, в тер­нов­ни­ке цар­ских са­дов. Свя­тая Ни­на ста­ла рас­спра­ши­вать о Ри­зе Гос­под­ней, но ни­кто не пом­нил о ме­сте Её пре­бы­ва­ния. В по­ис­ках этой Ри­зы она по­зна­ко­ми­лась с по­том­ка­ми Ели­о­за — иудей­ским свя­щен­ни­ком Аби­а­та­ром и его до­че­рью. Свя­тая Ни­на об­ра­ти­ла их в хри­сти­ан­ство.

Свя­тая Ни­на по­лу­чи­ла от Гос­по­да дар ис­це­ле­ния. Она ис­це­ля­ла страж­ду­щих име­нем Рас­пя­то­го Спа­си­те­ля и бла­го­да­тью Чест­но­го Кре­ста, сде­лан­но­го из ви­но­град­ной ло­зы и пе­ре­вя­зан­но­го её соб­ствен­ной ко­сой. В это вре­мя в Карт­ли пра­вил царь Ми­ри­ан. Он по­кло­нял­ся идо­лу Ар­ма­зи, счи­тая его бо­же­ством сво­их пред­ков, но в глу­бине ду­ши тя­го­тел к ве­ре, про­по­ве­ду­е­мой свя­той де­вой. Од­на­жды он да­же тай­но спас от пре­сле­до­ва­ния иуде­ев свя­щен­ни­ка Аби­а­та­ра и его дочь Си­до­нию.

Од­на­жды за­бо­ле­ла ца­ри­ца На­на. Вра­чи не смог­ли её вы­ле­чить, и лишь мо­лит­ва­ми свя­той Ни­ны она спас­лась от неми­ну­е­мой смер­ти. По­сле ис­це­ле­ния ца­ри­цы царь Ми­ри­ан боль­ше за­ин­те­ре­со­вал­ся ис­тин­ной ве­рой и стал рас­спра­ши­вать но­во­об­ра­щен­но­го Аби­а­та­ра о Свя­щен­ных Пи­са­ни­ях Вет­хо­го и Но­во­го За­ве­тов.

Од­на­жды, во вре­мя охо­ты в окрест­но­стях Мц­хе­та, царь Ми­ри­ан вдруг стал одер­жим нечи­стой си­лой и за­го­рел­ся же­ла­ни­ем ис­тре­бить в Карт­ли хри­сти­ан и в первую оче­редь де­ву Ни­ну. Вдруг солн­це за­тми­лось и ца­ря оку­та­ла мгла. Пе­ре­пу­ган­ный Ми­ри­ан стал мо­лить сво­их бо­гов-по­кро­ви­те­лей спа­сти его от на­па­сти, но без­успеш­но. От­ча­яв­ший­ся царь стал мо­лить Рас­пя­то­го Бо­го­че­ло­ве­ка. Про­изо­шло чу­до: в тот же миг мгла от­сту­пи­ла и солн­це по­яви­лось вновь. Воз­ве­дя ру­ки к во­сто­ку, Ми­ри­ан вос­клик­нул: «Ты, Бог, ко­то­ро­го про­по­ве­ду­ет Ни­на, есть Бог пре­вы­ше всех бо­гов, Вла­ды­ка над все­ми вла­ды­ка­ми!» Вер­нув­шись в сто­ли­цу, царь Ми­ри­ан преж­де все­го от­пра­вил­ся в тер­нов­ник, где жи­ла свя­тая Ни­на, с по­че­стя­ми при­вет­ство­вал её и дол­го со­ве­то­вал­ся с ней. По со­ве­ту свя­той Ни­ны, он по­слал сво­их пред­ста­ви­те­лей в Ви­зан­тию — к им­пе­ра­то­ру Кон­стан­ти­ну с прось­бой при­слать свя­щен­ни­ков для кре­ще­ния Карт­ли и ар­хи­тек­то­ров для по­стро­е­ния церк­вей.

Это слу­чи­лось 24 июня 324 го­да, в день суб­бот­ний. Ко вре­ме­ни при­бы­тия свя­щен­ни­ков из Кон­стан­ти­но­по­ля царь Ми­ри­ан стал го­то­вить­ся к стро­и­тель­ству хра­ма. Из ки­па­ри­со­во­го де­ре­ва, рос­ше­го в цар­ском са­ду, из­го­то­ви­ли семь ко­лонн, шесть из них воз­двиг­ли бес­пре­пят­ствен­но, но седь­мую ни­как не уда­ва­лось сдви­нуть с ме­ста. Свя­тая Ни­на со сво­и­ми уче­ни­ка­ми мо­ли­лась всю ночь. На рас­све­те мо­ля­щи­е­ся уви­де­ли как с небес со­шел оза­рен­ный све­том и объ­ятый ог­нем юно­ша и под­нял ко­лон­ну. Ко­лон­на за­си­я­ла и оста­но­ви­лась в воз­ду­хе на вы­со­те 12-ти лок­тей. Из под ос­но­ва­ния Стол­па ста­ло ис­те­кать бла­го­вон­ное ми­ро. Все мц­хет­ское на­се­ле­ние устре­ми­лось на по­кло­не­ние к си­я­ю­ще­му Стол­пу. При­бли­зив­шись к нему, боль­ные ис­це­ля­лись, сле­пые про­зре­ва­ли, а па­ра­ли­зо­ван­ные ста­но­ви­лись на но­ги.

К то­му вре­ме­ни из Кон­стан­ти­но­по­ля при­был епи­скоп Иоанн со сви­той. Кон­стан­тин Ве­ли­кий при­слал в дар но­во­об­ра­щен­но­му ца­рю Ми­ри­а­ну и его на­ро­ду крест и ико­ну Спа­си­те­ля, а так­же ча­сти­цу Жи­во­тво­ря­ще­го Кре­ста Гос­под­ня и Гвоздь Гос­по­день.

У сли­я­ния рек Мт­ква­ри и Араг­ви кре­сти­лись царь с ца­ри­цей, весь цар­ский двор и вся Карт­ли. По­сле празд­нич­но­го кре­ще­ния епи­скоп Иоанн и со­про­вож­да­ю­щие его ли­ца, от­пра­ви­лись в юж­ную Гру­зию — Еру­ше­ти, по­стро­и­ли там церк­ви и оста­ви­ли в дар Гвоздь. За­тем на­ча­ли стро­и­тель­ство Ман­глис­ско­го хра­ма и по­ме­сти­ли там ча­сти­цу Жи­во­тво­ря­ще­го Кре­ста.

Царь Ми­ри­ан го­ря­чо же­лал, чтобы и в сто­лич­ном гра­де на­хо­ди­лись свя­ты­ни. Свя­тая Ни­на со­об­щи­ла ему, что во Мц­хе­та на­хо­дит­ся од­но из ве­ли­чай­ших свя­тынь — Хи­тон, в ко­то­рый был об­ла­чен Спа­си­тель. Царь по­звал свя­щен­ни­ка Аби­а­та­ра и по­дроб­но рас­спро­сил об этой свя­тыне и воз­ра­до­вал­ся, по­лу­чив от него под­твер­жде­ние.

На го­ре, воз­вы­ша­ю­щей­ся над го­ро­дом Мц­хе­та, рос­ло рос­кош­ное, бла­го­уха­ю­щее и чу­до­твор­ное де­ре­во. По пред­ло­же­нию епи­ско­па Иоан­на, ца­ре­вич Ре­ви при­ка­зал сру­бить это де­ре­во и сде­лать из него крест для по­кло­не­ния. Де­ре­во сру­би­ли и по­са­ди­ли ря­дом со стро­я­щим­ся хра­мом. В те­че­ние трид­ца­ти се­ми дней оно не ме­ня­ло об­ли­ка и да­же ли­стья его не вя­ли. Впо­след­ствии из это­го де­ре­ва из­го­то­ви­ли три кре­ста.

По­сле это­го в те­че­ние мно­гих дней мц­хет­ские жи­те­ли ви­де­ли од­но и то же яв­ле­ние: по но­чам над цер­ко­вью си­ял ог­нен­ный Крест, околь­цо­ван­ный звез­да­ми. К утру две звез­ды от­де­ля­лись от него и рас­хо­ди­лись од­на к за­па­ду, дру­гая — к во­сто­ку. Ог­нен­ный же Крест на­прав­лял­ся к се­ве­ру и оста­нав­ли­вал­ся над го­рой за ре­кой Араг­ви, а от­ту­да ис­че­зал. Свя­тая Ни­на по­со­ве­то­ва­ла ца­рю Ми­ри­а­ну воз­двиг­нуть один из этих трех кре­стов на За­па­де, на го­ре Тхо­ти, дру­гой — на Во­сто­ке, в го­ро­де Уджар­ма; царь Ми­ри­ан мо­лит­вен­но про­сил Гос­по­да ука­зать ему ме­сто воз­дви­же­ния тре­тье­го кре­ста. Гос­подь услы­шал его мо­лит­вы и через ан­ге­ла ука­зал ме­сто — ска­ли­стую го­ру к се­ве­ру от сто­ли­цы, у сли­я­ния рек Араг­ви и Мт­ква­ри. Ныне эта го­ра на­зы­ва­ет­ся Дж­ва­ри (Крест) и на ней воз­вы­ша­ет­ся ве­ли­ко­леп­ный храм муж­ско­го мо­на­сты­ря, так­же на­зы­ва­е­мый Дж­ва­ри. При воз­дви­же­нии это­го Кре­ста в Мц­хе­та па­ли и раз­би­лись все идо­лы.

Пе­ред смер­тью царь Ми­ри­ан бла­го­сло­вил сво­е­го на­след­ни­ка ца­ре­ви­ча Ба­ка­ра и за­ве­щал ему быть пре­дан­ным Свя­той Тро­и­це, неустан­но бо­роть­ся с идо­ло­по­клон­ни­че­ством, а за­тем мир­но по­чил в Бо­зе.

По за­ве­ща­нию, свя­то­го рав­ноап­о­столь­но­го ца­ря по­хо­ро­ни­ли в верх­ней церк­ви Сам­тав­ро, где ныне на­хо­дит­ся жен­ский мо­на­стырь име­ни свя­той Ни­ны. По сво­ей скром­но­сти и сми­ре­нию царь Ми­ри­ан не по­же­лал по­чи­вать в ниж­нем боль­шом хра­ме (Све­ти­ц­хо­ве­ли). Через два го­да по­чи­ла и ца­ри­ца На­на, ко­то­рую по­хо­ро­ни­ли ря­дом с му­жем.


При­ме­ча­ние

[1] Вклю­че­ны в ме­ся­це­слов Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви ре­ше­ни­ем Свя­щен­но­го Си­но­да от 14 мая 2018 го­да (жур­нал 27).

Царь Соломон и царица Савская

Царь Соломон (Мелех Шломо, от слова «Шалом», то есть «мир»), также известен, как Ядидья, был сыном Давида и Батшевы (Вирсавии) и царём Израиля, правящим с 970 до 931 до н.э. Царь Соломон построил первый Иерусалимский Храм. Священные писания гласят, что отец Соломона, царь Давид, однажды увидел купающуюся красавицу Вирсавию из окна своего дворца. Обольщённый её красотой, он приказал привести Вирсавию во дворец, а так как она была замужем за военным, то царь приказал поставить мужа возлюбленной, Урия, в первые ряды опасного сражения, чтобы его убили. Урий действительно погиб. В последствии первый ребёнок царя Давида от Вирсавии родился мёртвым. Давид осознал, что это было наказание Неба за его прелюбодеяние. Имя «Ядидья» (Возлюбленный Богом) было дано Соломону после того, как его отец глубоко раскаялся относительно прелюбодеяния с Вирсавией.

Царь Соломон известен, как мудрый правитель, обладающий большой славой, богатством и властью. Считается, что его мудрость была дана Небесами, и он мог видеть сердца людей, знал, как спрашивать вопрос, чтобы получить правдивый ответ. Царь Соломон понимал язык зверей.

3000 лет тому назад, под правлением мудрого Соломона, как и указывает его имя, народ Израиля жил в мире, как никогда до этого.


Легенда гласит, что у Соломона был гарем из 1000 женщин, родом из соседних государств. Некоторые учёные считают, что такой расклад не был простой прихотью царя, а политической стратегией с целью удерживать мир с соседними государствами, потому что правители не нападали бы на государство где живут их принцессы.


Царь Давид провозгласил Соломона своим преемником, когда ему было всего 12 лет, не смотря на борьбу других 17 братьев за трон. Уже после воцарения, один из единокровных братьев, пытался забрать у Соломона престол, из за это Соломон приказал его убить. Позже, молодой Соломон отправился на холм недалеко от Иерусалима чтобы принести жертву Богу. Той ночью Бог явился Соломону во сне.


Библия гласит, что Бог сказал Соломону, что он может пожелать всего, чего захочет. Соломон ответил Богу, что он всего лишь маленький ребёнок и просит Бога даровать ему мудрость, чтобы он смог различать добро от зла и видеть сердца людей. Бог сказал Соломону, что так как он пожелал всего лишь мудрость, хотя мог бы пожелать всё другое, то Бог даст ему не только мудрость, но и всё остальное.

Соломон, услышав щебет птиц и поняв, что они говорят, осознал, что сон был явью. Соломон не только понимал птиц и деревья, но даже шёпот отдельных травинок.


Одна из самых известных историй связанных с мудростью Соломона, это история о двух женщинах борющихся за право быть матерью младенца, пришедших к Соломону с просьбой их рассудить. Каждая женщина эмоционально доказывала, что является истинной матерью ребёнка. Тогда царь Соломон приказал принести меч, и разрубить ребёнка пополам, отдавая по части каждой из женщин.


Тогда одна из них взмолилась: «О, нет, лучше отдайте ребёнка ей». Истинная мать не может видеть, как разрубают её дитя, и Соломон признал её матерью ребёнка и приказал отдать ребёнка ей.

В Библии говорится, что у царя Соломона было 700 жён, и 300 наложниц, но в Библии нет упоминания детей от всех этих женщин, за исключением преемника Соломона.

Согласно Библии, Соломон построил множество крепостей для своей армии. Внутри безупречного дворца был построен священный храм. Стены Храма Соломона были покрыты чистым золотом. Внутри храма был помещён Ковчег Завета, в котором хранились скрижали с 10 заповедями данные Богом Моисею на горе Синай.

(Царь Соломон у порога Иерусалимского храма)


Строение монументальных построек потребовало колоссальной рабочей силы. Соломон требовал, чтобы даже фермеры покидали свои поля, когда понадобилась мужская сила. Высокие налоги и насильственный труд — такова была политика Соломона. Многие учёные считают, что именно потому, что Соломон сбился с правильного пути, это привело к упадку его государства.

Сегодня, археологи не могут найти и следа, ни дворца Соломона, ни священного Храма. Также мистически исчез сам Ковчег Завета, но последние исследования древних надписей на храме в Йемене, указывают на то, что Ковчег был перевезён в Эфиопию.

Достигнув срединного возраста, Соломон почувствовал то, что чувствуют многие современные люди, потратившие всю жизнь на погоню за материальными благами — пустоту, безрадостность и томление духа. Именно тогда в жизнь Соломона вошла та, чьё имя упоминается в одном из самых яркий любовных романов в Библии — царица Савская.

(Царица Савская у ног царя Солмона)

Уже много лет Соломон слышал слухи о земле Савей (Сава), на юге от Египта. Эту землю процветающей сделала царица, культивирующая специальное растение, используемое, как благовоние. В то время, оно было дороже золота. Царица была хороша собой.

Мнение учёных разделяется в отношении расположения этого мистического места Сава. В южной Аравии есть место под названием Сава, но Сава также имеет связь с Эфиопией. Стоит отметить, что Сава в Южной Аравии и Эфиопию разделяет красное море, и они находятся относительно не далеко друг от друга на карте, поэтому можно предположить, что в то время, это могло быть даже одно царство. В то время Эфиопия называлась государством Куш и была процветающей. В Эфиопии на месте храма царицы Савской, разрушенного в последствии испанцами, найден монолит на котором выгравирован древний шрифт Сава, место в Йемен, южной Аравии. Похожий монолит найден и в самом Йемене где также находятся останки дворца царицы Савской. Это означает, что царица Савская, действительно была из Савы, но её правление охватывало также и Эфиопию. В Коране сказано абсолютно точно, что она была из южной Аравии.

(Останки древного государства Куш)


Даже если бы царица Савская не пришла из Эфиопии, а из южной Аравии, она тем ни менее была темнокожей.

Автор считает, что связь между царём Соломоном и царицей Савской, заложила основу кармической связи между Израилем и потомками царицы Савской, и именно поэтому в Израиле такое большое количество эфиопов евреев.

Согласно эфиопским легендам, Соломон прислал царице Савской письмо привязанное к ногам птицы. Соломон не мог терпеть, что кто то, тем более женщина, на территории его правления, не признаёт его, как самого великого.

(Эфиопская фреска изображающая царицу Савскую)


В письме Соломон говорит царице Савской, что путешествие в Иерусалим займёт 7 лет. В Библии говорится, что когда царица узнала о мудрости Соломона, она решила испытать его загадками. Она проехала с караваном верблюдов, наполненным специями, фимиамом, богатством и разными дарами, по пустыне. Тем временем, Соломон услышал слухи, что царица может быть полу демоном, из-за своих связей с демонами тьмы, и что у неё не ноги обычного человека, а копыта.

Соломон в свою очередь, также решил испытать царицу и велел построить вместо пола застеклённый аквариум наполненный водой и рыбами. Царица прибыла раньше времени, и когда она подходила к трону, Соломон наблюдал каждое её движение. Подумав, что ей придётся пройти по бассейну с водой, царица приподняла подол платья и оголила ступни. Согласно Корану, у царицы действительно были деформированные ноги, но приняв истинную веру, Бог её исцелил во время её нахождения во дворце Соломона.

Целыми днями напролёт они озадачивали друг друга загадками; загадки Соломона были связаны с естественным миром, а загадки царицы были более личные и заманчивые. Согласно легендам, Соломон влюбляется в царицу, но так как она была очень праведной, ему приходится её соблазнить. Некоторые считают, что Песнь Соломона в Библии — серия эротических поэм в Библии описывающие желание Соломона овладеть царицей Савской.

«Я смугла, но собою прекрасна,
Как все девушки Иерусалима.
Как Кедара шатры я игрива,
Как завесы Твои в небе ясна.

Это солнце меня подглядело —
Осмуглило девицу слегка.
Виноградники я стерегла
Братьев милых, а свой… проглядела».
(Песнь Песней)


Проведя пол года во дворце Соломона, царица решает вернуться домой. Влюблённый Соломон просит её остаться ещё на один день. Библия гласит, что Соломон воплощал любое желание царицы. В день до отъезда царицы, Соломон приказывает устроить раскошенный пир, но в блюда для царицы приказывает подсыпать сильных специй. Соломон просит её остаться у него во дворце ночевать. Царица боится, что Соломон её соблазнит и отклоняет приглашение, но Соломон уверяет её, что если она не возьмёт ничего у него, то и он у неё не возьмёт ничего и распоряжается, чтобы царице была отведена отдельная кровать.

Ночью царица просыпается от жажды из-за пряной пищи и отхлебывает воды из бокала стоявшего рядом с её кроватью. Тем временем Соломон за ней наблюдает. Увидев, что она взяла что-то его (воду), он объявляет, что она нарушила своё обещание и юркает к ней в кровать.

(Царица Савская, династия Сафавид, Иран)


Долгое страстное томление наконец подошло к концу и влюблённые провели часы в объятьях друг друга. Под утро они засыпают и Соломону снится сон. Ему сниться, что солнце уходит из Иерусалима, и никогда не возвращается. Он ждёт и ждёт, но оно не возвращается. Возможно это было предвестие того, что царица уходит из его жизни. Утром Соломон провожает царицу и надевает ей на палец кольцо — в знак любви и с грустью наблюдает, как она покидает дворец.


Согласно легенде, спустя 9 месяцев у царицы Савской рождается сын и она называет его Менелек, и вместе они едут в свой дом.


Некоторые историки считают, что царица вернулась в Эфиопию со многими дарами, и эти дары включали также слуг и служанок, и вместе с Менелекем они стали основателями еврейского населения в Эфиопии. Но последние исследования расшифровки текста на стенах храма в Йемене и Эфиопии, указывают на то, что царица всё же была из Йемена.

Когда Менелек рос, царица часто рассказывала ему истории о великом царе правящем на Севере, но она знала, что сама никогда больше его не увидит. Когда мальчику исполнилось 13 лет, царица приказывает ему ехать в Иерусалим, чтобы встретить своего отца. Когда Менелек спрашивает мать, как он узнает отца, царица показывает ему зеркало и говорит: «Он выглядит в точь как ты, мой сын». Царица также даёт мальчику своё кольцо, дарованное Соломоном, и говорит, что отец узнает его по кольцу.


Неизвестно, если Менелеку удалось достичь Иерусалима. Некоторые считают, что Менелек всё же достиг Иерусалима, и домой вернулся с Ковчегом Завета. Эфиопы верят, что Ковчег Завета хранится в храме небольшого города Аксум. Когда Менелек узнал о том, что Иерусалим был захвачен, так как он обещал отцу охранять Ковчег Завета, то вывез его из Иерусалима. Позднее Менелек беседовал с Богом через Ковчег и ему было открыто будущее. Царица тем временем за ним наблюдала через маленькое отверстие и видела, как его тело бьётся в конвульсиях от силы исходящей от Ковчега. В последствии царица с Менелекем переместились жить в Эфиопию, и именно поэтому там оказался Ковчег Завета, а также создалась еврейская община.

(Храм в Аксум, где предполагается хранится Кавчег Завета)


Друге учёные считают, что Ковчег Завета исчез, или был разрушен, 400 лет спустя во время разрушения Иерусалимского Храма вавилонянами. Другие считают, что Ковчег находится в Йемене, где правила царица Савская. Но есть и те, кто считают, что Ковчег хранится где то под землёй в районе Иерусалима. Точно учёные не знают, где именно находится Ковчег Завета.

Сентиментальные учёные считают, что Соломон был несчастен из за того, что дал царице ускользнуть от него. После ухода царицы, Соломон написал книгу «Екклесиаст» из Библии.

«Всему свое время, и время всякой вещи под небом:
2 время рождаться, и время умирать; время насаждать, и время вырывать посаженное;
3 время убивать, и время врачевать; время разрушать, и время строить;
Иер 31, 4
4 время плакать, и время смеяться; время сетовать, и время плясать;
5 время разбрасывать камни, и время собирать камни; время обнимать, и время уклоняться от объятий;
6 время искать, и время терять; время сберегать, и время бросать;
Сир 20, 6 Лк 9, 21
7 время раздирать, и время сшивать; время молчать, и время говорить;
8 время любить, и время ненавидеть; время войне, и время миру.
9 Что пользы работающему от того, над чем он трудится?
10 Видел я эту заботу, которую дал Бог сынам человеческим, чтобы они упражнялись в том.
Прем 9, 16
11 Всё соделал Он прекрасным в свое время, и вложил мир в сердце их, хотя человек не может постигнуть дел, которые Бог делает, от начала до конца.
Еккл 2, 24 Еккл 8, 15
12 Познал я, что нет для них ничего лучшего, как веселиться и делать доброе в жизни своей.
Еккл 5, 18
13 И если какой человек ест и пьет, и видит доброе во всяком труде своем, то это — дар Божий.
Дан 4, 32 Сир 39, 21
14 Познал я, что всё, что делает Бог, пребывает вовек: к тому нечего прибавлять и от того нечего убавить,- и Бог делает так, чтобы благоговели пред лицем Его.
Еккл 1, 9
15 Что было, то и теперь есть, и что будет, то уже было,- и Бог воззовет прошедшее.
16 Еще видел я под солнцем: место суда, а там беззаконие; место правды, а там неправда.
Еккл 12, 14
17 И сказал я в сердце своем: «праведного и нечестивого будет судить Бог; потому что время для всякой вещи и суд над всяким делом там».
18 Сказал я в сердце своем о сынах человеческих, чтобы испытал их Бог, и чтобы они видели, что они сами по себе животные;
Пс 48, 13 1 Пет 3, 12
19 потому что участь сынов человеческих и участь животных — участь одна: как те умирают, так умирают и эти, и одно дыхание у всех, и нет у человека преимущества перед скотом, потому что всё — суета!»

Сорок лет правления Соломона были мирными. Старость он провёл в одиночестве во дворце, который построил для себя. Во время правления его сына Ровоам, народ восстал против дома Давида, и почти все колена Израиля отделились от дома Давида. Согласно Библии, это было наказанием за грехи Соломона.

Похоже, что ум без сострадания становится опасным оружием. То, что просил маленький Соломон у Бога, со временем переросло в ненасытные желания взрослого мужчины. Соломон не считался с нуждами народа и забыл, что он тоже ходит под Богом и миссия царя, служить Богу и служить народу.

Продолжение следует…

Сказка о золотом петушке — Пушкин. Полный текст стихотворения — Сказка о золотом петушке

Негде, в тридевятом царстве,
В тридесятом государстве,
Жил-был славный царь Дадон.
С молоду был грозен он
И соседям то и дело
Наносил обиды смело;
Но под старость захотел
Отдохнуть от ратных дел
И покой себе устроить.
Тут соседи беспокоить
Стали старого царя,
Страшный вред ему творя.
Чтоб концы своих владений
Охранять от нападений,
Должен был он содержать
Многочисленную рать.
Воеводы не дремали,
Но никак не успевали:
Ждут, бывало, с юга, глядь, —
Ан с востока лезет рать.
Справят здесь, — лихие гости
Идут от моря. Со злости
Инда плакал царь Дадон,
Инда забывал и сон.
Что и жизнь в такой тревоге!
Вот он с просьбой о помоге
Обратился к мудрецу,
Звездочету и скопцу.
Шлет за ним гонца с поклоном.

Вот мудрец перед Дадоном
Стал и вынул из мешка
Золотого петушка.
«Посади ты эту птицу, —
Молвил он царю, — на спицу;
Петушок мой золотой
Будет верный сторож твой:
Коль кругом все будет мирно,
Так сидеть он будет смирно;
Но лишь чуть со стороны
Ожидать тебе войны,
Иль набега силы бранной,
Иль другой беды незваной,
Вмиг тогда мой петушок
Приподымет гребешок,
Закричит и встрепенется
И в то место обернется».
Царь скопца благодарит,
Горы золота сулит.
«За такое одолженье, —
Говорит он в восхищенье, —
Волю первую твою
Я исполню, как мою».

Петушок с высокой спицы
Стал стеречь его границы.
Чуть опасность где видна,
Верный сторож как со сна
Шевельнется, встрепенется,
К той сторонке обернется
И кричит: «Кири-ку-ку.
Царствуй, лежа на боку!»
И соседи присмирели,
Воевать уже не смели:
Таковой им царь Дадон
Дал отпор со всех сторон!

Год, другой проходит мирно;
Петушок сидит все смирно.
Вот однажды царь Дадон
Страшным шумом пробужден:
«Царь ты наш! отец народа! —
Возглашает воевода, —
Государь! проснись! беда!»
— Что такое, господа? —
Говорит Дадон, зевая: —
А?.. Кто там?.. беда какая? —
Воевода говорит:
«Петушок опять кричит;
Страх и шум во всей столице».
Царь к окошку, — ан на спице,
Видит, бьется петушок,
Обратившись на восток.
Медлить нечего: «Скорее!
Люди, на конь! Эй, живее!»
Царь к востоку войско шлет,
Старший сын его ведет.
Петушок угомонился,
Шум утих, и царь забылся.

Вот проходит восемь дней,
А от войска нет вестей;
Было ль, не было ль сраженья, —
Нет Дадону донесенья.
Петушок кричит опять.
Кличет царь другую рать;
Сына он теперь меньшого
Шлет на выручку большого;
Петушок опять утих.
Снова вести нет от них!
Снова восемь дней проходят;
Люди в страхе дни проводят;
Петушок кричит опять,
Царь скликает третью рать
И ведет ее к востоку, —
Сам не зная, быть ли проку.

Войска идут день и ночь;
Им становится невмочь.
Ни побоища, ни стана,
Ни надгробного кургана
Не встречает царь Дадон.
«Что за чудо?» — мыслит он.
Вот осьмой уж день проходит,
Войско в горы царь приводит
И промеж высоких гор
Видит шелковый шатер.
Все в безмолвии чудесном
Вкруг шатра; в ущелье тесном
Рать побитая лежит.
Царь Дадон к шатру спешит…
Что за страшная картина!
Перед ним его два сына
Без шеломов и без лат
Оба мертвые лежат,
Меч вонзивши друг во друга.
Бродят кони их средь луга,
По притоптанной траве,
По кровавой мураве…
Царь завыл: «Ох дети, дети!
Горе мне! попались в сети
Оба наши сокола!
Горе! смерть моя пришла».
Все завыли за Дадоном,
Застонала тяжким стоном
Глубь долин, и сердце гор
Потряслося. Вдруг шатер
Распахнулся… и девица,
Шамаханская царица,
Вся сияя как заря,
Тихо встретила царя.
Как пред солнцем птица ночи,
Царь умолк, ей глядя в очи,
И забыл он перед ней
Смерть обоих сыновей.
И она перед Дадоном
Улыбнулась — и с поклоном
Его за руку взяла
И в шатер свой увела.
Там за стол его сажала,
Всяким яством угощала;
Уложила отдыхать
На парчовую кровать.
И потом, неделю ровно,
Покорясь ей безусловно,
Околдован, восхищен,
Пировал у ней Дадон.

Наконец и в путь обратный
Со своею силой ратной
И с девицей молодой
Царь отправился домой.
Перед ним молва бежала,
Быль и небыль разглашала.
Под столицей, близ ворот,
С шумом встретил их народ, —
Все бегут за колесницей,
За Дадоном и царицей;
Всех приветствует Дадон…
Вдруг в толпе увидел он,
В сарачинской шапке белой,
Весь как лебедь поседелый,
Старый друг его, скопец.
«А, здорово, мой отец, —
Молвил царь ему, — что скажешь?
Подь поближе! Что прикажешь?»
— Царь! — ответствует мудрец, —
Разочтемся наконец.
Помнишь? за мою услугу
Обещался мне, как другу,
Волю первую мою
Ты исполнить, как свою.
Подари ж ты мне девицу,
Шамаханскую царицу. —
Крайне царь был изумлен.
«Что ты? — старцу молвил он, —
Или бес в тебя ввернулся,
Или ты с ума рехнулся?
Что ты в голову забрал?
Я, конечно, обещал,
Но всему же есть граница.
И зачем тебе девица?
Полно, знаешь ли кто я?
Попроси ты от меня
Хоть казну, хоть чин боярской,
Хоть коня с конюшни царской,
Хоть пол-царства моего».
— Не хочу я ничего!
Подари ты мне девицу,
Шамаханскую царицу, —
Говорит мудрец в ответ.
Плюнул царь: «Так лих же: нет!
Ничего ты не получишь.
Сам себя ты, грешник, мучишь;
Убирайся, цел пока;
Оттащите старика!»
Старичок хотел заспорить,
Но с иным накладно вздорить;
Царь хватил его жезлом
По лбу; тот упал ничком,
Да и дух вон. — Вся столица
Содрогнулась, а девица —
Хи-хи-хи! да ха-ха-ха!
Не боится, знать, греха.
Царь, хоть был встревожен сильно,
Усмехнулся ей умильно.
Вот — въезжает в город он…
Вдруг раздался легкой звон,
И в глазах у всей столицы
Петушок спорхнул со спицы,
К колеснице полетел
И царю на темя сел,
Встрепенулся, клюнул в темя
И взвился… и в то же время
С колесницы пал Дадон —
Охнул раз, — и умер он.
А царица вдруг пропала,
Будто вовсе не бывало.
Сказка ложь, да в ней намек!
Добрым молодцам урок.

Царь Соломон, царица Савская и Менелик. По следам Ковчега Завета

Царь Соломон, царица Савская и Менелик

«Царица Савская, услышав о славе Соломона во имя Господа, пришла испытать его загадками. И пришла она в Иерусалим с весьма большим богатством: верблюды навьючены были благовониями и великим множеством золота и драгоценными камнями; и пришла к Соломону и беседовала с ним обо всем, что было у нее на сердце.

И объяснил ей Соломон все слова ее, и не было ничего незнакомого царю, чего бы он не изъяснил ей.

И увидела царица Савская всю мудрость Соломона и дом, который он построил, и пищу за столом его, и жилище рабов его, и стройность слуг его, и одежду их, и виночерпиев его, и всесожжения его, которые он приносил в храме Господнем. И не могла она более удержаться и сказала царю: верно то, что я слышала в земле своей о делах твоих и о мудрости твоей; но я не верила словам, доколе не пришла, и не увидели глаза мои: и вот, мне и в половину не сказано; мудрости и богатства у тебя больше, нежели как я слышала. Блаженны люди твои и блаженны сии слуги твои, которые всегда предстоят пред тобою и слышат мудрость твою! Да будет благословен Господь Бог твой, Который благоволил посадить тебя на престол Израилев! Господь, по вечной любви Своей к Израилю, поставил тебя царем, творить суд и правду.

И подарила она царю сто двадцать талантов золота и великое множество благовоний и драгоценные камни; Никогда еще не приходило такого множества благовоний, какое подарила царица Савская царю Соломону…

И царь Соломон дал царице Савской все, чего она желала и чего просила, сверх того, что подарил ей царь Соломон своими руками. И отправилась она обратно в свою землю, она и все слуги ее» (3Цар., гл. 10).

Рис. 57. Визит царицы Савской к Соломону

Несмотря на широчайшую известность этого текста из Третьей Книги Царств (с некоторыми сокращениями данный сюжет изложен и в главе 9 Второй книги Паралипоменон), историки долгое время воспринимали его лишь в качестве красивой легенды, не имеющей никакой реальной исторической основы. Царица Савская считалась ими вымышленным персонажем, призванным лишь подчеркнуть положительные качества царя Соломона.

Однако ближе к концу ХХ века положение кардинально изменилось, и ныне большинство историков считают царицу Савской вполне реальным историческим лицом, хотя споры о том, где именно располагалось ее царство, продолжаются до сих пор.

На звание столицы государства царицы Савской претендует, например, древний город Мариб, руины которого располагаются на территории современного Йемена. И ныне имя прославленной царицы привлекает в Мариб массу туристов даже несмотря на то, что экскурсии туда проходят под вооруженной охраной – обстановка в Йемене уже долгие годы весьма далека от спокойной и стабильной.

Однако в отождествлении именно Мариба со столицей так называемого Сабейского Царства (то есть государства царицы Савской) есть одна весьма серьезная загвоздка – среди найденных тут имен правителей города имени царицы Савской нет!..

Рис. 58. Руины Мариба (Йемен)

Другой претендент на звание столицы Сабейского Царства расположен за сотни километров от Мариба в совсем другом государстве. Это – город Аксум в Эфиопии. Здесь есть, например, так называемая «купальня царицы Савской» – искусственный водоем, образованный двумя дамбами, перегораживающими небольшую речушку (см. Рис. 22-ц). В нескольких же километрах от «купальни» имеется и то, что считается бывшим дворцом царицы Савской (ее имя в эфиопских преданиях – Македа). От дворца, правда, мало что осталось, и какого-то сильного впечатления он не производит. Впрочем, для технологий, которыми обладали люди три тысячи лет назад – а именно на этот период приходится время правления царя Соломона и царицы Савской – это весьма приличное сооружение, которое вполне могло претендовать на звание дворца правительницы.

Рис. 59. Дворец царицы Савской в Аксуме (Эфиопия)

Визит царицы Савской в Иерусалим к царю Соломону хоть так пока и не нашел подтверждения в каких-то текстах, не относящихся к библейским, тоже фактически уже считается достоверным. По крайней мере, каменная кладка, обнаруженная в ходе продолжающихся раскопок к югу от горы Мориа (то есть Храмовой горы), считается археологами основанием дворца, который был построен Соломоном непосредственно для царицы Савской. Заметим попутно, что технологии строительства тут абсолютно аналогична тому, что можно наблюдать в эфиопском Аксуме.

Как уже упоминалось ранее, подобной чести и знака расположения в виде отдельного дворца удостаивалась только одна жена Соломона (которых у него было немало) – дочь египетского фараона Шешонка I. И по аналогии напрашивается вывод, что отношения между Соломоном и царицей Савской выходили далеко за рамки сугубо платонических отношений между почтенным мудрецом и венценосной почитательницей его талантов. Однако библейские тексты умалчивают об этом, хотя народная молва сохранила предание о царе и царице именно с подтекстом того, что их отношения переросли в настоящую любовь. Впрочем, Ветхий Завет умалчивает не только об этом.

Рис. 60. Дворец царицы Савской в Иерусалиме (Израиль)

Между тем существует документ, который не входит в число библейских текстов. Это – древняя эфиопская рукопись под названием «Кебра Нагаст» («Слава Царей»), которая датируется XIII-м веком нашей эры и составлена на основе местных легенд и преданий. Эта рукопись всегда чтилась очень высоко и, как полагает большинство эфиопов, содержит «правду, всю правду и ничего, кроме правды».

К счастью, ранее уже упоминавшийся известный писатель Грэм Хэнкок в конце ХХ века пользовался определенной благосклонностью правящих кругов Эфиопии и длительное время имел возможность работать с самыми разными документами – в том числе и с «Кебра Нагаст», благодаря чему мы имеем ныне информацию о содержимом этой очень важной рукописи.

Согласно «Кебра Нагаст», хотя отношения между царицей Савской и Соломоном не были доведены до уровня официального брака (вполне возможно, что из каких-то политических соображений), у них родился сын, который получил имя Менелик («Сын Мудреца»). Когда именно это произошло, первоисточник умалчивает. Но, судя по всему, царица родила Менелика уже по прибытии в Эфиопию, и Соломон не видел сына.

Однако когда Менелик вырос и достиг возраста двадцати лет, царица Савская отправила его в Израиль для того, чтобы он наконец познакомился с отцом. Согласно «Кебра Нагаст», это знакомство состоялось, Соломон очень благосклонно принял своего сына Менелика и довольно долго держал его при себе.

И вот тут начинается самое интересное для нас.

Из текста «Кебра Нагаст» можно понять, что Соломон не только принял Менелика, но и значительно к себе приблизил. Не исключено, что он даже мог рассматривать его в качестве преемника. Тем более, что, если полагаться на эфиопский текст, Менилик был не просто сыном Соломона, а его первенцем!..

Однако мать Менелика, царица Савская, была эфиопкой – мало того что «чужеземкой», но и вообще не еврейкой, то есть не входила в число представительниц «богоизбранного народа». И вполне естественно, что привилегированное положение Менелика вызывало недовольство старейших представителей еврейских родов. В конце концов они потребовали от Соломона, чтобы он удалил Менелика из дворца и отправил домой к матери в Эфиопию. Согласно «Кебра Нагаст», это произошло через год после прибытия принца Менелика в Иерусалим.

Соломон вынужден был уступить оказываемому на него давлению, но выдвинул встречное требование – вместе с Менеликом в Эфиопию должны были отправиться первенцы (!) старейших родов. Требование достаточно суровое, если учесть, какую роль играли первенцы в еврейских культурных традициях. Однако, видимо, перспектива восшествия на престол «инородца» была еще более удручающей, и старейшины согласились выполнить условие Соломона.

Среди таким образом составленной свиты Менелика оказался и Азария, сын Садюка – первосвященника Израиля. Поскольку Азария был первенцем Садюка, то он был и главным претендентом на то, чтобы занять после смерти отца место первосвященника. Отбытие же в Эфиопию лишало его такой возможности. Как, между прочим, лишались своих соответствующих возможностей и другие первенцы, отправляемые в чужеземную страну аж за две тысячи километров. Похоже, играя именно на этом, Азария подговорил своих молодых спутников украсть Ковчег Завета и унести его с собой в Эфиопию – один он с этим явно бы не справился.

«Кебра Нагаст» специально акцентирует внимание на том, что Ковчег из Святая Святых Иерусалимского Храма украл вовсе не Менелик, а Азария с товарищами. И в этом есть своя логика – ведь приближаться к Ковчегу могли только коэны и левиты…

Группа молодых людей, сопровождавших Менелика, рассказала ему о своей беспрецедентной краже только тогда, когда все они были уже далеко от Иерусалима. Когда они наконец сообщили ему о своей проделке, Менелик понял, что они не преуспели бы в столь наглой краже, если бы того не пожелал сам Бог, поэтому принц согласился оставить Ковчег у них, а не возвращать его назад.

И в этом, между прочим, тоже есть логика. Ведь Ковчег Завета, как указывалось ранее, имел некую систему внешнего управления и «передвигался по собственному желанию». Трудно сказать, какие мотивы могли быть у Яхве, но если внешнее управление Ковчега еще работало на тот момент, решение оставить Израильское государство без столь священной для него реликвии должно было быть принято именно Богом. Не исключено, что как раз эти же соображения легли в основу того, что при обнаружении кражи Соломон не послал погони вслед за Ковчегом и не попытался вернуть его назад.

В главе 60 «Кебра Нагаст» описываются долгие сетования Соломона, узнавшего о том, что Ковчег похищен из Святая Святых храма в Иерусалиме. В минуту величайшей печали ему явился ангел и спросил: «Почему ты так печален? Это же случилось по воле Бога. Ковчег… был отдан… твоему первенцу…» Царя эти слова успокоили, и он сказал: «Да исполнится воля Бога, а не воля человека».

«Кебра Нагаст» дает также вполне четкий ответ на вопрос, почему об этой краже нет ни слова в библейских текстах.

В главе 62 этой рукописи говорится, что когда Соломон собрался с мыслями, то обратился к старейшинам Израиля, также громко оплакивавшим утрату Ковчега Завета, и предостерег их: «Перестаньте, дабы необрезанные не глумились над вами и не могли сказать: «Их славу забрали, и Бог оставил их». Ничего не открывайте чужим…»

Старейшины же Израиля сказали ему в ответ: «Да исполнится воля твоя, как и воля Господа Бога! Что же до нас, то никто из нас не нарушит слово твое, и мы не сообщим кому-либо, что Ковчег был забран у нас». И к такому соглашению они пришли в доме Божьем – старейшины Израиля со своим царем Соломоном».

«Иными словами, если верить «Кебра Нагаст», было организовано массовое прикрытие. Ковчег был увезен в Эфиопию при жизни Соломона, но вся информация об этой трагической утрате скрывалась, и поэтому о нем не упоминается в Священном писании» (Г.Хэнкок, «Ковчег Завета»).

Справедливости ради следует отметить, что сам Хэнкок, приводящий эти свидетельства древней эфиопской рукописи, склонялся к совсем другой версии. Посчитав, что библейские описания событий по обороне Иерусалима от войска ассирийского царя Сеннахирима, которая имела место в 701 году до нашей эры, указывают будто бы на нахождение Ковчега Завета в это время в Иерусалимском Храме, он предпочел выдвинуть гипотезу о том, что Ковчег был вынесен из Храма лишь во времена правления царя Манассии (687-642 гг. до н.э.).

Рис. 61. Ассирийский царь и Манассия (Хроника Амартола)

«…виновным мог быть только Манассия, которого книжники безжалостно наказали за то, что он «делал… неугодное в очах Господних, подражая мерзостям народов… поставил жертвенники Ваалу… и поклонялся всему воинству небесному, и служил ему. И соорудил жертвенники в доме Господнем… всему воинству небесному… и провел сына своего чрез огонь… и ворожил, и завел вызывателей мертвецов и волшебников; много сделал неугодного в очах Господа, чтобы прогневать Его. И поставил истукан Астарты, который сделал в доме, о котором говорил Господь Давиду и Соломону, сыну его: «в доме сем и в Иерусалиме, который Я избрал из всех колен Израилевых, Я полагаю имя Мое навек…».

… Манассия, сделавший «неугодное в очах Господних», внес идола в святая святых храма. Совершив такой возврат к язычеству, он просто не мог позволить ковчегу завета остаться на своем месте, ибо ковчег был знаком и печатью присутствия Яхве на земле и основным символом строго монотеистической иудейской веры. В то же время просто немыслимо, чтобы царь-вероотступник уничтожил священную реликвию: напротив, при его склонности к чарам и волшебству он наверняка посчитал бы это сверхнеразумным. Скорее всего, он приказал левитам вынести ковчег из храма прежде, чем установить свою «Астарту» во внутреннем святилище. И такой приказ левиты выполнили бы с большой радостью: будучи верными слугами Господа, они сделали бы все, что было в их силах, чтобы избежать осквернения предмета, который они считали «подножием к ногам» своего Бога, и они едва ли могли вообразить худшее осквернение, чем сосуществование в святая святых ковчега с долом чуждого божества. Будучи же священниками, они не были в состоянии оказать сопротивление такому могущественному монарху, как Манассия. Наилучшим выходом для них было покориться неизбежному и унести ковчег в безопасное место» (Г.Хэнкок, «Ковчег Завета»).

Однако ранее, опираясь на те же библейские тексты с описанием событий 701 года, было показано, что для гипотезы о нахождении в это время (и позднее вплоть до Манассии) Ковчега Завета в Храме нет оснований. Последнее прямое упоминание о Ковчеге относится именно к периоду правления Соломона. Таким образом, версия, излагаемая в «Кебра Нагаст», абсолютно не противоречит библейским текстам. А посему действительно совершенно не исключен вариант, что Ковчег Завета был похищен из Храма спутниками Менелика, направлявшегося в Эфиопию.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Очерки истории Любви.Царь Соломон и царица Савская

Это легендарная история любви происходила предположительно в 10 веке до н. э., и хотя существование главных героев исторически не доказано, но их имена в той или иной вариации отражаются в многочисленных источниках, в т. ч. в трех главных книгах иудаизма, христианства и ислама. Царь Соломон, или Иедиди, по преданию правил, объединённым Израильским царством, причем правил так, что его имя, стало синонимом мудрости и ума. Образ же царицы Савской, стал одним из самых легендарых образов различных культур и религий, именно благодаря своему визиту к царю Соломону.

Согласно текстам уже упомянутых книг, Соломон (евр.-Шломо, араб.-Сулейман), был сыном Давида, легендарного пастуха, который убил пращей гиганта Голиафа и стал народным героем, а позже и царем, объединившим разрозненные и порой вооющие между собой древнееврейские племена. Сам факт рождения Соломона, уже достоин упоминания. Давида, очаровала женщина, которую он увидел с крыши своего дворца. Женщину звали Бат-Шева (Bat Sheva), в русских источниках Вирсавия. Давид увидел Вирсавию, женщину редкой красоту, в момент когда она купалась и безумно влюбился в нее. Вирсавия была замужем, но Давид был царем, и он отправил ее мужа на войну. По его приказу была подстроена засада, и муж Вирсавии был убит. За это Давид и получил впоследствии осуждение своего же народа, часто упоминаясь как падший царь. Но так или иначе, он женился на этой женщине, от которой и родился Соломон. Любовь Давида к ней продолжалась до самой его смерти, и на смертном одре, несмотря на обилие других законных наследников, он объявил 16- летнего Соломона царем после себя. Соломону, практически еще мальчику, а не мужу, надо было доказать, что он достоин такой чести. И он очень успешно проходит первое же испытание. Этот эпизод из Ветхого Завета стал источником вдохновения для многих произведений искусства.

Приходят две женщины с маленьким ребенком на руках. Каждая из них утверждает, что является его матерью и никто не хочет уступить. Тогда Соломон приказывает своему охраннику разделить мечом ребёнка надвое и отдать каждой по половинке. Он прекрасно понимает, что истинная мать никогда не пожертвует свое дитя в угоду своим амбициям. Так и происходит. Когда охранник взмахивает мечом, одна из женщин бросается ему в ноги, и умоляет не делать этого, и говорит я согласна, отдайте его сопернице. Но царь приказывет вернуть его истинной матери и наказать лже-мать.

Всё дальнейшее правление характеризуется расцветом его страны, которого никогда более Израиль не смог снова достичь. Наибольшую славу ему приносит строительство великолепнейшего храма, упоминаемого как Первый Иерусалимский храм, имевшего огромное символическое значение.

Славу царя Соломона еще более возвеличивает другая легенда, на этот раз романтическая. В его гареме было около тысячи жен, от которых у него было несчетное количество наследников. Но самая главная история его любви не была связана с какой-либо женщиной из гарема. В те времена, предположительно где-то в глубинах Аравийского полуострова, существовало древнее государство Саба́ или Сава́ (Sheba).А правила этой страной прекрасная царица, имя которой в Ветхом Завете нигде не упоминается. Информация о её происхождении и внешности также отстутствует, но её образ стал источником вдохновения для огромного числа художественных произведений, в которых ее изображали и белокурой, и смуглой, и даже настоящей негритянкой, что и наиболее вероятно.

Соломон прослышал про красоту царицы, и послал ей свое приглашение. Царица Савская не смела отказать могущественному царю, собрала коллекцию загадок, для проверки мудрости Соломона, а также караван верблюдов с подарками и поехала к нему. Путешествие было долгим, но чем ближе она приближалась к конечной цели своего путешествия, тем больше слухов о ней распространилось. Она была настолько красива, что один из слухов, называл ее слугой дьявола, с копытами вместо ног.

Когда караван с желанной гостьей приблизился к городу, царь Соломон приказал сделать на входе небольшую канавку с водой. Когда царица вошла во дворец, то поняла что вынуждена пройти через канаву, поэтому решила разуться, благодаря чему Соломон убедился, что у нее нет копыт. С первой же минуты царь безотрывно смотрел на царицу, и в нем вспыхнула яркая и неугасимая любовь. Он уважительно относился к ней, как к равной, и его любовь была скорее платонической. Он посвящал ей стихи, оказываел ей всяческие знаки внимания, разгадывал ее загадки, но не смел даже прикасаться к ней.

Царица прожила в гостях почти год, любовь Соломона разгоралась все сильнее и сильнее, но вот пришел тот самый день, когда она заявила о том, что ей уже пора домой. Источники молчат о том, почему могущественный царь не пытался продлить срок пребывание своей гостьи. Так или иначе он не сопротивлялся отъезду, несмотря на то что всем своим нутром и телом он не хотел этого. Соломон назначил праздничный обед на следующий день, в день перед её отъездом. А в ночь перед этим он увидел сон, в котором Солнце, больше никогда не всходит над его страной, а он ждет и ждет его до бесконечности. Так он предчувствовал уход навсегда своей любви.

Перед обедом царь приказал своим слугам добавить как можно больше перца в еду. После обеда она направилась в свою спальню, и тут Соломон, впервые за все время ее пребывания, направился вместе с ней. Он сказал царице, что не прикоснется ни к чему принадлежащему ей, до тех пор пока она не прикоснется к чему-либо, принадлежащему ему, и она согласилась. Еще до обеда Соломон, приказал поставить рядом с её усыпальницей свою чашу с водой. Обилие перца в еде вызвало у царицы страшную жажду, и она вынуждена была выпить воду из чаши Соломона. После этого наступила его очередь прикоснуться к чему-то принадлежащему ей. Все источники опускают дальнейшие подробности, лишь описывая эту ночь, как полную страсти, огня и горячей любви.

Но даже такая, насыщенная ночь, не может быть бесконечной, и наутро прекрасная царица собралась в путь. Соломон проводил ее караван с крыши своего дворца, где после этого он и начал проводить большую часть своих оставшихся дней. Он часами всматривался в горизонт, который поглотил его самую пылкую любовь, как бы ожидая чуда. Но оно не происходило, ведь чудеса не происходят даже по воле самых могущественных владык. Соломон, все больше и больше увядал, пока наконец не умер…

Источники гласят, что через девять месяцев у царицы Савской родился ребенок. Предполагается что именно он и дал начало еврейскому населению Эфиопии. Происходило ли все это происходило ли именно так как описано в религиозных книгах, происходило ли вообще, историкам и археологам установить не удалось. Но в любом случае, эта яркая и неординарная история любви, возраст которой исчисляется не одним тысячелетием, всё ещё вызывает острый интерес историков всего мира и продолжает поражать воображение поэтов, писателей, художников, композиторов, хореографов, режиссеров и других людей искусства.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о