Разное

Былина святогор и илья: Былина Илья Муромец и Святогор

Сказка Илья Муромец и Святогор читать онлайн полностью, Русские былины


На тых горах высокиих,
На той на Святой Горы,
Был богатырь чудный,
Что ль во весь же мир он дивный,
Во весь же мир был дивный.
Не ездил он на святую Русь,
Не носила его да мать сыра земля.
Хотел узнать казак наш Илья Муромец
Славнаго Святогора нунь[1] богатыря.
Отправляется казак наш Илья Муромец
К тому же Святогору тут богатырю
На тыи было горы на высокии.
Приезжает тут казак да Илья Муромец
А на тыи было горушки высокии
К тому же Святогору да богатырю,
Приезжает-то к ему да поблизёхонько,
А й поклон ведет да понизёхонько:
«Здравствуешь богатырище порный[2]
«Порный богатырь ты да дивный!»
- Ты откуда, добрый молодец,
- Как тя нарекают по отечеству?
«Я есть города нунь Муромля
«А села да Карачаева,
«Я старый казак да Илья Муромец.
«Захотел я посмотреть Святогора нунь богатыря:
«Он не ездит нунь на матушку сыру землю,
«К вам богатырям да он не явится.»
Отвечает богатырь было порный:
- Я бы ездил тут на матушку сыру землю,—
- Не носит меня мать сыра земля,
- Мне не придано тут ездить на святую Русь,

- Мне позволено тут ездить по горам да по
высокиим
- Да по щелейкам[3] по толстыим.
- А ты старый казак да Илья Муромец,
- Мы съездим же-ко нунечу по щелейкам,
- А поездим-ко со мной да по Святым Горам.
Ездили оны было по щелейкам,
Разъезжали тут оны да по Святым Горам,
Ездили оны да забавлялися.
Находили тут они да чудо чудное,
Находили тут они да диво дивное,
Находили площаницу[4] да огромную.
Говорит богатырь Ильи Муромцу:
- Ах ты старый казак да Илья Муромец!
- Ты ложись-ка в площаницу да в огромную:
- Поглядим-ка площаницы мы огромною,
- Что она тебе поладится-ль? –
Спускается казак да Илья Муромец,
Опускался тут казак да из добра коня
А ложился было в гроб в этот огромный, -
А этот гроб-то Ильи Муромцу да долог есть.
Опускается богатырь Святогорский
А с того было с добра коня,
А ложился в площаницу он во дивную, -
Та же площаница да по нем пришла,
Сам же с площаницы тут не выстанет:
- Ах ты старый казак да Илья Муромец!
- Ты повыздынь с площаницы да огромныи.-
Приставае тут казак да Илья Муромец
К Святогору да богатырю,-
Да не мог поднять он Святогора тут богатыря
А с того гроба глубокаго.
Говорит же тут богатырь Святогорский:
- Ты сломай-ко эти щелья да высокии
- А повыздынь-ко с гроба меня глубокаго.-
Старый казак да Илья Муромец
Как ударил своей палицей
Да по щелейки по толстыи,
А по той горы да по высокии,-
Ставился тут обруч да железый
Через тот да гроб еще великий,
Через тую площаницу было дивную.
Бьет тут Илья Муромец да другой раз,-
Что ударит, тут же обруч было ставится.
Отвечает тут богатырь Святогорский:
- Видно тут же есть богатырь да кончается!
- Ах ты старый казак да Илья Муромец,
- А ты съезди-тко к моему было родителю
- К древному да батюшку,
- К древному да темному,
- Ты проси-ка у мойого родителя у батюшка
- Мне-ка вечнаго прощеньца. –
Отправляется казак да Илья Муромец
От того же Святогора прочь богатыря
На ту гору Палавонскую
А к тому же старичку да было древному,
Хоть бы древному да темному.
Приезжае Илья Муромец
На ту гору Палавонскую
К древному да к темному:
«Здравствуешь, престарый да дедушка,
«Древный ты темный!
«Я привез тебе поклон да челом-битьицо
«От твоего сына любимаго
«От того же Святогора я богатыря:
«Просит он прощеньца да вечнаго.
«Как лег же в площаницу он в огромную
«Да во тот было во гроб во каменной,
«Я оттуль не мог его повыздынуть».
Разсердился тут старик да было темный,
Темный старик да было древний:
- Знать убил же Святогора ты богатыря,
- Приезжаешь нунь ко мне-ка-ва со ведома,
- Ты привозишь мне-ка весточку нерадостну.-
Как хватит ту же палицу да богатырскую
Да помахне во богатыря,
А й богатырь тут увернется,
Да старик тут образумится.
Дал ему да вечное прощеньицо
Святогору да богатырю,
Да и сыну да любезному.
Приезжает тут казак да Илья Муромец
К Святогору да богатырю,
Он привозит тут прощенье ему вечное.
С им же он да тут прощается,
Святогор же тут же он кончается.

Теги: богатыри героическая про людей



Похожие сказки

Другие сказки автора

Сказка Илья Муромец и Святогор (2 былина) читать онлайн полностью, Русские былины


Как не далече‑далече во чистом во поли,
Тута куревка да поднималася,
А там пыль столбом да поднималася, ‑
Оказался во поли добрый молодец,

Русский могучий Святогор‑богатырь.
У Святогора конь да будто лютый зверь,
А богатырь сидел да во косу сажень,
Он едет в поле, спотешается,
Он бросает палицу булатную
Выше лесушку стоячего,
Ниже облаку да ходячего,
Улетает эта палица
Высоко да по поднебесью;
Когда палица да вниз спускается,
Он подхватывает да одной рукой.
Наезжает Святогор‑богатырь
Во чистом поли он на сумочку да скоморошную.
Он с добра коня да не спускается,
Хотел поднять погонялкой эту сумочку, ‑
Эта сумочка да не ворохнется;
Опустился Святогор да со добра коня,
Он берет сумочку да одной рукой, ‑
Эта сумочка да не сшевелится;
Как берет он обема рукам,
Принатужился он силой богатырской,
По колен ушел да в мать сыру землю, ‑
Эта сумочка да не сшевелится,
Не сшевелится да не поднимется.<>Говорит Святогор да он про себя:
«А много я по свету езживал,
А такого чуда я неbr / видывал,
Что маленькая сумочка да не сшевелится,
Не сшевелится да не сдымается,
Богатырской силы не сдавается».
Говорит Святогор да таковы слова:
«Верно, тут мне, Святогору, да и смерть пришла».
И взмолился он да своему коню:
«Уж ты, верный богатырский конь,
Выручай теперь хозяина».
Как схватился он да за уздечику серебряну,
Он за ту подпругу золоченую,
За то стремечко да за серебряно,
Богатырский конь да принатужился,
А повыдернул он Святогора из сырой земли.
Тут садился Святогор да на добра коня,
И поехал по чисту полю
Он ко тем горам да Араратскиим.
Утомился Святогор, да он умаялся
С этой сумочкой да скоморошноей,
И уснул он на добром коне,
Заснул он крепким богатырским сном.
Из‑под далеча‑далеча из чиста поля
Выезжал старой казак да Илья Муромец,
Илья Муромец да сын Иванович,
Увидал Святогора он богатыря:
«Что за чудо вижу во чистом поли,
Что богатырь едет на добром кони,
Под богатырем‑то конь да будто лютый зверь,
А богатырь спит крепко‑накрепко».
Как скричал Илья да зычным голосом:
«Ох ты гой еси, удалой добрый молодец!
Ты что, молодец, да издеваешься,
А ты спишь ли, богатырь, аль притворяешься,
Не ко мне ли, старому, да подбираешься?
А на это я могу ответ держать».
От богатыря да тут ответу нет.
А вскричал Илья да пуще прежнего,
Пуще прежнего да зычным голосом,
От богатыря да тут ответа нет.
Разгорелось сердце богатырское
А у старого казака Ильи Муромца,
Как берет он палицу булатную,
Ударяет он богатыря да по белым грудям,
А богатырь спит, не просыпается.
Рассердился тут да Илья Муромец,
Разъезжается он во чисто поле,
А с разъезду ударяет он богатыря
Пуще прежнего он палицей булатною,
Богатырь спит, не просыпается.
Рассердился тут старый казак да Илья Муромец,
А берет он шалапугу подорожную,
А не малу шалапугу – да во сорок пуд,
Разъезжается он со чиста поля,
И ударил он богатыря по белым грудям,
И отшиб он себе да руку правую.
Тут богатырь на кони да просыпается,
Говорит богатырь таково слово:
«Ох, как больно русски мухи кусаются!»
Поглядел богатырь в руку правую,
Увидал тут Илью Муромца,
Он берет Илью да за желты кудри,
Положил Илью да он к себе в карман,
Илью с лошадью да богатырскоей,
И поехал он да по святым горам,
По святым горам да Араратскиим.
Как день он едет до вечера,
Темну ноченьку да он до утра,
И второй он день едет до вечера,
Темну ноченьку он до утра,
Как на третий‑то да на денечек
Богатырский конь стал спотыкатися.
Говорит Святогор да коню доброму:
«Ах ты, волчья сыть да травяной мешок,
Уж ты что, собака, спотыкаешься?
Ты идти не мошь аль везти не хошь?»
Говорит тут верный богатырский конь
Человеческим да он голосом:
«Как прости‑тко ты меня, хозяйнушко,
А позволь‑ка мне да слово вымолвить.
Третьи суточки да ног не складучи
Я вожу двух русскиих могучиих богатырей,
Да й в третьих с конем богатырскиим».
Тут Святогор‑богатырь да опомнился,
Что у него в кармане тяжелешенько;
Он берет Илью за желты кудри,
Он кладет Илью да на сыру землю
Как с конем его да богатырскиим.
Начал спрашивать да он, выведывать:
«Ты скажи, удалый добрый молодец,
Ты коей земли да ты какой орды?
Если ты богатырь святорусский,
Дак поедем мы да во чисто поле,
Попробуем мы силу богатырскую».
Говорит Илья да таковы слова:
«Ай же ты, удалой добрый молодец!
Я вижу силушку твою великую,
Не хочу я с тобой сражатися,
Я желаю с тобой побрататися».
Святогор‑богатырь соглашается,
Со добра коня да опущается,
И раскинули они тут бел шатер,
А коней спустили во луга зеленые,
Во зеленые луга они стреножили.
Сошли они оба во белой шатер,
Они друг другу порассказалися,
Золотыми крестами поменялися,
Они с друг другом да побраталися,
Обнялись они, поцеловалися,
– Святогор‑богатырь да будет больший брат,
Илья Муромец да будет меньший брат.
Хлеба‑соли тут они откушали,
Белой лебеди порушали
И легли в шатер да опочив держать.
И недолго, немало спали – трое суточек,
На четверты они да просыпалися,
В путь‑дороженьку да отправлялися.
Как седлали они да коней добрыих,
И поехали они да не в чисто поле,
А поехали они да по святым горам,
По святым горам да Араратскиим.
Прискакали на гору Елеонскую,
Как увидели они да чудо чудное,
Чудо чудное да диво дивное:
На горы на Елеонския
Как стоит тута да дубовый гроб.
Как богатыри с коней спустилися,
Они ко гробу к этому да наклонилися,
Говорит Святогор да таковы слова
«А кому в этом гробе лежать сужено?
Ты послушай‑ка, мой меньший брат,
Ты ложись‑ка во гроб да померяйся,
Тебе ладен ли да тот дубовый гроб».
Илья Муромец да тут послушался
Своего ли братца большего,
Он ложился, Илья, да в тот дубовый гроб.
Этот гроб Ильи да не поладился,
Он в длину длинен и в ширину широк.
И ставал Илья да с того гроба,
А ложился в гроб да Свягогор‑богатырь.
Святогору гроб да поладился,
В длину по меры и в ширину как раз.
Говорит Святогор да Ильи Муромцу:
«Ай же ты, Илья да мой меньший брат,
Ты покрой‑ка крышечку дубовую,
Полежу в гробу я, полюбуюся».
Как закрыл Илья крышечку дубовую,
Говорит Святогор таковы слова:
«Ай же ты, Илюшенька да Муромец!
Мне в гробу лежать да тяжелешенько,
Мне дышать‑то нечем, да тошнешенько,
Ты открой‑ка крышечку дубовую,
Ты подай‑ка мне да свежа воздуху».
Как крышечка не поднимается,
Даже щелочка не открывается.
Говорит Святогор да таковы слова:
«Ты разбей‑ка крышечку саблей вострою».
Илья Свягогора послушался,
Берет он саблю вострую,
Ударяет по гробу дубовому.
А куда ударит Илья Муромец,
Тут становятся обручи железные.
Начал бить Илья да вдоль и поперек,
– Все железные обручи становятся.
Говорит Святогор да таковы слова:
«Ах ты, меньший брат да Илья Муромец!
Видно, тут мне, богатырю, кончинушка.
Ты схорони меня да во сыру землю,
Ты бери‑тко моего коня да богатырского,
Наклонись‑ка ты ко гробу ко дубовому,
Я здохну тебе да в личко белое,
У тя силушки да поприбавится».
Говорит Илья да таковы слова:
«У меня головушка есть с проседью,
Мне твоей‑то силушки не надобно,
А мне своей‑то силушки достаточно.
Если силушки у меня да прибавится,
Меня не будет носить да мать сыра земля.
И не надо мне твоего коня да богатырского,
А мне‑ка служит верой‑правдою
Мне старой Бурушка косматенький».
Тута братьица да распростилися,
Святогор остался лежать да во сырой земли,
А Илья Муромец поехал по святой Руси
Ко тому ко городу ко Киеву
А ко ласковому князю ко Владимиру.
Рассказал он чудо чудное,
Как схоронил он Святогора да богатыря
На той горы на Елеонскии.
Да тут Святогору и славу поют,
А Ильи Муромцу да хвалу дают.
А на том былинка и закончилась.

Теги: богатыри героическая про людей



Похожие сказки

Другие сказки автора

Святогор и Илья Муромец | История культуры

Есть здесь и ещё одна параллель. Понятно, что если Илья свободно помещается у Святогора в кармане или на ладони, то дело не в том, что он тяжёл для коня Святогора из-за размера – размер-то маленький. Это живой тяжёл для обитателей потустороннего мира, и как сам Святогор не может поднять эту сумочку, так и конь Святогора не может поднять Илью, не может нести Илью. Так у нас прослеживаются очень чёткие параллели между Ильёй и Микулой Селяниновичем. Не просто конь у Ильи — сын кобылки Микулы, но и связь с силой земли. Тем не менее, у Ильи ничуть не меньшая связь и со Святогором. Как я только что упомянула, узнав об этом любовном приключении Ильи со своей женой, Святогор казнит жену, а с Ильёй братается. В русских былинах женская неверность — дело не такое уж экзотическое. Довольно часто встречается. Но всегда, во всех случаях любовника муж казнит смертью. Не зависимо от того, был ли он жертвой соблазнения коварной женщины или сам был соблазнителем. Совершенно не важно, был любовником — значит умрёшь. Случай Ильи и жены Святогора единственный, где вся тяжесть наказания обрушивается на женщину. Это означает, что у Святогора есть какие-то экстраординарные причины не казнить Илью. А в древнем обществе эта былина, безусловно, отражает древние представления, такая причина может быть только одна. Они состоят в кровном родстве, и чуть позже мы увидим этому некоторые доказательства. В частности, есть обрывок былины, собственно, только завязка, о Илье, Святогоре и отце Святогора, где Святогор неизвестно зачем приводит Илью к своему отцу, слепому старику (слепота его, как мы знаем, это черта мира мёртвых). Святогор предупреждают Илью: будешь с ним здороваться — не протягивай руку, а протягивай раскалённую палицу (ну палицу, понятно, чтобы руку не повредил, но почему раскалённую, потому, что живое противостоит мёртвому, горячее — холодному). Слепой отец Святогора сжимает эту палицу, очень сильно корёжит и жалуется, что слабы стали на Руси богатыри. Зачем приводить Илью к отцу? Как мы увидим из финала былины, Илья уезжает из Святых гор, получив от Святогора силу, получив меч. Всё это в совокупности — то, что Святогор нарушает закон, не карая любовника жены, то, что он приводит Илью к своему отцу, то, что в итоге Илья оказывается одарен главными богатырскими качествами — силой и оружием, говорит о том, что былины в трансформированной форме, но всё же отражают обряд инициации, а как мы знаем, инициацию проводили родственники. И в эпосе всегда, чтобы пройти инициацию, герой должен попасть к своим родственникам, находящимся в потустороннем мире: подняться на Мировую Гору, обратиться к небесному Отцу или как-то иначе добраться до потусторонних сверхъестественных родственников. Таким образом оказывается очень существенная черта образа Ильи, что он имеет ряд черт, роднящих его с силой Земли, Микулой, но и роднящими со Святогором, силами потустороннего мира. И, забегая вперёд, получается, что сама былина может быть не о Святогоре, это былина об инициации. Отсюда вот она, выпавшая завязка из былины. Далее. Богатыри едут. Едут и видят белокаменный гроб и собираются выяснять, кому он впору, ложась туда. Но, очевидно, они снова стали одного роста, поскольку иначе как же это всё проверять. После инициации силы Ильи должны увеличиться, собственно, после того, как он в гроб и ляжет. В былине этого не происходит, Илья встаёт из гроба таким же, как он туда и лёг. В гроб ложится Святогор, на гроб иногда сама наскакивает крышка, или же Святогор говорит Илье, чтобы это сделали. Святогор пытается поднять крышку и не может, и тогда он просит Илью, чтобы тот разрубил крышку мечом — мечом Святогора. Илья не в силах поднять меч, тогда Святогор говори: приникни к щёлочке я на тебя дыхну своей силой. В более архаичных вариантах былины из гроба идёт кровь и пена и эту пену надо лизнуть (непосредственно от умирающего и получить от него силу). Илья дважды принимает силу от Святогора, третий раз отказывается, потому что если сила Ильи станет запредельной человеческой, то ему просто не будет места в мире людей. Святогор умирает. Илья с мечом и сверхъестественной силой возвращается к людям, возвращается в Киев. И здесь очень важный момент, что сила эпического героя — она может и должна превышать силу человеческую, но не беспредельно. То есть некий предел силы, после которого, выражаясь былинным языком, не может носить мать сыра-земля. И именно эту силу, в таких количествах, и получает Илья от Святогора.

Следующая страница

Основы эпического уровня

:: d20srd.org

Основы эпического уровня :: d20srd.org

Эпические персонажи - те, чей уровень персонажа 21-й или выше - обрабатываются немного иначе, чем непические персонажи. В то время как эпические персонажи продолжают получать большую часть преимуществ от получения уровней, некоторые преимущества заменяются альтернативными. Класс можно продвинуть выше 20-го уровня. Десятиуровневый престиж-класс может продвинуться дальше 10-го уровня, но только если уровень персонажа уже 20-й или выше.Класс с менее чем десятью уровнями не может развиваться дальше максимального для этого класса, независимо от уровня персонажа.

Таблица: эпические бонусы сохранения и эпические атаки
Уровень персонажа Эпический бонус сохранения Бонус эпической атаки
21-я +0 +1
22-я +1 +1
23-й +1 +2
24-я +2 +2
25-я +2 +3
26-я +3 +3
27-я +3 +4
28-я +4 +4
29-я +4 +5
30-я +5 +5
Эпический бонус сохранения

Базовый бонус спасброска не увеличивается после достижения 20-го уровня персонажа.Тем не менее, персонаж получает совокупный эпический бонус +1 ко всем спасброскам на каждом четном уровне после 20-го, как показано в Таблице: Эпические бонусы спасбросков и эпических атак. Каждый раз, когда подвиг, престиж-класс или другое правило относится к вашему базовому бонусу сохранения, используйте сумму вашего базового бонуса сохранения и эпического бонуса сохранения.

Бонус эпической атаки

Точно так же базовый бонус атаки персонажа не увеличивается после достижения 20-го уровня. Тем не менее, персонаж получает совокупный эпический бонус +1 ко всем атакам на каждом нечетном уровне после 20-го, как показано в Таблице: Эпические бонусы сохранения и Эпические атаки.Каждый раз, когда умение, престиж-класс или другое правило относится к вашему базовому бонусу атаки (за исключением получения дополнительных атак), используйте сумму вашего базового бонуса атаки и эпического бонуса атаки.

Максимальный уровень навыков класса

Максимальное количество рангов, которое может иметь персонаж в умении класса, равно его или ее уровню персонажа +3.

Максимальный уровень навыков кросс-класса

Для межклассовых навыков максимальное количество рангов составляет половину максимального для классового умения.

Feats

Каждый персонаж получает одно умение (которое может быть эпическим или непическим умением по выбору игрока) на каждом уровне, кратном трем.Эти умения добавляются к любым бонусным умениям, указанным в описании классов.

Повышение способности

При достижении любого уровня, кратного четырем, персонаж увеличивает одну из своих способностей на 1 очко. Игрок выбирает, какой показатель способности улучшить. Для мультиклассовых персонажей умения и увеличения способностей получаются в соответствии с уровнем персонажа, а не уровнем класса.

Хотя в большинстве таблиц отображается информация только до определенного уровня (часто 30-го), этот уровень никоим образом не является пределом продвижения персонажа.В целом можно предположить, что любые шаблоны на конкретном столе продолжаются бесконечно.

Характеристики класса

Многие, но не все, характеристики классов продолжают накапливаться после 20-го уровня. Следующие инструкции описывают, как развивается эпический класс.

Галерея Русского Лакового Искусства

Святогор - фигура Титаника, связанная с представлением о матери-Земле, довольно неуловимо неопределенная, определенно не человек во всех отношениях. Название выглядит как очевидное соединение Святой Горы, но популярная этимология превратила Святые Горы в Святых Егоров, Св.Григорий, Григорий Храбрый и так заразили легенду этим человеком, как Егор Святогор. Когда он движется, с севера доносится громкий шум, и темные леса дрожат, Мать, Серая Земля дрожит, и ручьи хлестают по крутым берегам. Он мог поднять землю, на его плече висит хрустальный сундук, в котором он несет свою молодую жену (о которой больше будет слышно под головой Ильи Муромца). Такой красоты, как ее, никогда не видели на земле: она была высокой, легконогой, с глазом, как пронзительный ястреб, с черными, как соболь, бровями, и с белоснежным телом.Она соблазняет Илью и погибает. Тогда Святогор отправляется на Северные холмы, к приготовленной могиле, и ложится в нее. Когда Илья разбивает крышу, чтобы спастись, искры сверкают, и стены крепкие, как железо, поднимаются, чтобы противостоять ему. Святогор дышит на Илью и придает ему магическую силу; третье дыхание было бы смертельным. Так Святогор навеки почивает в своей каменной гробнице и вкладывает в Илью свой острый меч. В этом есть что-то от скандинавского колорита; как в сказке о Торе, сражающемся со Скримиром, Великаном, в Утгарде и поселившемся там, как в особняке.Кроме того, по свидетельству Рамбауд, Святогор Кузнец (возможно, дальний родственник на Вейланде) имеет явные аналогии с финским «Кузнецом» Карелайненом или Ильмариненом из Калевалы; а некоторые расценивают эту сказку как сравнение Ночи с открытием Рассвета. Некий природный миф о северной зиме, безусловно, является частью этой истории. Встреча Святогора с Микулой, сыном сельчанина, наиболее удачна, когда мы разберемся с последним. Другая версия этой характерной сказки Святогора заставляет его поручить Илье купить крестьянину у белого орешникового моста за пятьсот рублей жеребенка: он превратится в героического коня.Святогор приглашает Илью в гости, согревает железки, но руки не протягивает. Святогор живет, как и все сказочные существа, за пределами Святой Руси. Теперь отец Святогора был слеп и хотел схватить Илью и испытать его силы, поэтому Илья вложил железо в руки слепого и так убедил его в его силе. Этот эпизод очень похож на ирландскую историю о Финне, который переодевается как собственное дитя и дает своему врагу, Великану, вместо хлеба сосать большой белый камень, тем самым ломая зуб, в котором заключена его сила; а также с устройством, с помощью которого Скримир обманывает Тора, когда он кладет горы, по которым Тор тщетно бьет молотом, между его головой и Мьёлльниром, молнией Тора.

svyatogor_team / Instagram / PandaRank

  • Instagram
    • Лучшие аккаунты
      • По подписчикам
      • По степени вовлеченности
      • по подписчикам за последнюю неделю
      • по подписчикам за последний месяц
      • По подписчикам за прошлый год
    • По языку
      • Английский
      • Русский
      • Испанский
      • Китайский
      • Арабский
      • Другое
    • По местонахождению
      • Соединенное Королевство
      • Китай
      • США
      • Россия
      • Саудовская Аравия
      • Другое
    • По категориям
      • Красота и мода
      • Автомобили и мотоциклы
      • Развлечения
      • Здоровый образ жизни
      • Спорт
      • Другое
    • Поиск сообщений
  • YouTube
    • Лучшие каналы
      • По подписчикам
      • По просмотрам
      • от подписчиков за последнюю неделю
      • по подпискам за последний месяц
      • По запасным частям за прошлый год
      • по просмотрам за последнюю неделю
      • по просмотрам за последний месяц
      • по просмотрам за прошлый год
    • По языку
      • Английский
      • Русский
      • Испанский
      • Китайский
      • Арабский
      • Другое
    • По стране
      • США
      • Россия
      • Германия

Epic | литературный жанр | Britannica

Эпос может касаться таких различных предметов, как мифы, героические легенды, истории, назидательные религиозные сказки, рассказы о животных, а также философские или моральные теории.Эпическая поэзия использовалась и продолжает использоваться народами во всем мире для передачи своих традиций от одного поколения к другому без помощи письма. Эти традиции часто состоят из легендарных повествований о славных подвигах национальных героев. Таким образом, ученые часто отождествляли «эпос» с определенным видом героической устной поэзии, которая возникает в так называемые героические века. Такие века пережили многие нации, обычно на той стадии развития, когда им приходилось бороться за национальную идентичность.Эти усилия в сочетании с такими другими условиями, как адекватная материальная культура и достаточно производительная экономика, имеют тенденцию к созданию общества, в котором доминирует могущественная и воинственная знать, постоянно занятая боевыми действиями, отдельные члены которой стремятся, прежде всего, к вечной славе для себя. и за их родословную.

Использование эпоса

Основная функция поэзии в обществе героической эпохи, по-видимому, состоит в том, чтобы побуждать дух воинов к героическим действиям, восхваляя их подвиги и подвиги их прославленных предков, обеспечивая долгие и славные воспоминания об их славе и поддерживая их. с моделями идеального героического поведения.Одним из любимых развлечений знати в героические эпохи, в разные времена и в разных местах было собираться в банкетных залах, чтобы послушать героические песни, восхваляющие знаменитые дела в исполнении профессиональных певцов, а также самих воинов. Героические песни также часто пели перед битвой, и такие декламации имели огромное влияние на боевой дух сражающихся. Например, среди народа фулани (фульбе) в Судане, чьи эпические стихи были записаны, дворянин обычно отправлялся на поиски приключений в сопровождении певца ( мабо, ), который также служил его щитоносцем.Таким образом, певец стал свидетелем героических подвигов своего господина, которые он прославил в эпической поэме baudi .

Таким образом, аристократические воины героических эпох были членами прославленной семьи, звеном в длинной цепи славных героев. И цепь могла порваться, если воин не сумел сохранить честь семьи, тогда как, заработав славу своим героизмом, он мог придать ей новый блеск. Эпические традиции в значительной степени были традициями аристократических семей: старофранцузское слово geste , используемое для формы эпоса, процветавшей в средние века, означает не только историю известных дел, но и генеалогию.

Получите эксклюзивный доступ к контенту нашего 1768 First Edition с подпиской. Подпишитесь сегодня

Прохождение героической эпохи не обязательно означает конец ее героической устной поэзии. Устная эпическая традиция обычно продолжается до тех пор, пока нация остается в основном неграмотной. Обычно именно по прошествии героической эпохи повествования о его легендарных героях полностью разрабатываются. Даже когда аристократия, создавшая героический эпос, погибает или теряет к нему интерес, старые песни могут оставаться в народе как развлечение.На смену придворным певцам приходят популярные певцы, которые выступают на публичных собраниях. Однако эту популярную традицию следует отличать от традиции, которая по-прежнему является неотъемлемой частью культуры дворянства. Ибо, когда героический эпос теряет контакт с банкетными залами князей и дворян, он не может долго сохранять свою силу обновления. Вскоре он вступает в так называемую репродуктивную стадию жизненного цикла устной традиции, в которой барды становятся нетворческими воспроизводителями песен, заученных от певцов старшего возраста.Популярные устные певцы, такие как гуслари с Балкан, несомненно, изменяют свои песни до определенной степени каждый раз, когда они их декламируют, но они делают это в основном за счет переноса языка и небольших эпизодов из одной приобретенной песни в другую. Такие вариации не следует путать с реальным обогащением традиции последующими поколениями настоящих устных поэтов творческой стадии. Распространение грамотности, пагубно влияющее на устных певцов, приводит к быстрому искажению традиции.На этой стадии вырождения устный эпос быстро умирает, если он не записывается или не записывается.

Древнегреческий эпос представляет собой цикл устной традиции. Возникнув в конце микенского периода, греческий эпос пережил падение культуры типично героической эпохи ( c. 1100 г. до н. Геометрический период (900–750 гг. До н. Э.). После Гомера активность aoidoi , которые пели свои собственные эпические песни при дворянских дворах, постепенно пошла на убыль.В течение первой половины 7-го века aoidoi породили такие новые стихи, как стихи Гесиода и некоторые из более ранних стихов того, что впоследствии стало известно как Эпический цикл. Между 625 и 575 годами до нашей эры аоидов уступили место устным чтецов нового типа, называемых рапсодами или «сшивателями песен», которые декламировали для большой аудитории уже известные произведения Гомера, держа в руке посох ( рабдов ), который они использовали, чтобы подчеркнуть свои слова. Кажется вероятным, что эти рапсоды, сыгравшие решающую роль в передаче гомеровского эпоса, использовали какие-то письменные пособия для запоминания до того, как гомеровские декламации были приняты в Афинах 6-го века как часть Панафинейских фестивалей, проводимых каждый год в честь богини Афины.

Leave a Reply